Читать онлайн Лестница в рай, автора - Хэган Патриция, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лестница в рай - Хэган Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.72 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лестница в рай - Хэган Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лестница в рай - Хэган Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэган Патриция

Лестница в рай

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Мелани закрыла за собой дверь и окинула взглядом комнату, в которой ей предстояло жить. На тяжелой старинной мебели с искусной резьбой толстым слоем лежала пыль. Огромную двухспальную кровать покрывало выцветшее расшитое тонкое одеяло. На ночном столике стояли старинный кувшин и таз для умывания. Краска на трюмо сильно облупилась, а зеркало совсем потемнело от времени.
Мелани немного полежала, но отдохнуть ей мешали тревожные мысли. Наконец тишина комнаты показалась девушке совсем непереносимой, она пошла вниз, к Марку. Не найдя его, Мелани стала бесцельно бродить по первому этажу дома.
Внизу, под гостиной, располагалась парадная столовая. Детям позволяли обедать здесь вместе со взрослыми только в особых случаях. Обычно Мелани и ее кузены ели на кухне с Хильдой.
Кухня была огромная, с громадным очагом и духовкой. Обеда, приготовленного здесь, хватало, чтобы накормить всю плантацию. Мелани закрыла глаза и вызвала в памяти картину из прошлого – Хильда подкладывает дрова в огонь, а в огромном котле булькают куски жирной курицы и большие, сочные клецки. Позже с черного входа сюда потянутся рабочие, и каждый получит свою порцию аппетитного блюда, а также тарелку розового сладкого картофеля, смазанного свежевзбитым, тающим маслом. А на десерт будут хрустящие домашние бисквиты и горячий пирог с яблоками, только что собранными в саду. Мелани улыбнулась своим воспоминаниям. Счастливые были времена, когда дядя Бартли был жив.
Девушка вышла из кухни и направилась в тесную дальнюю комнатку дома. Здесь никогда не было особенно много вещей, а после того как Хильда покинула дом, комната и вовсе казалась нежилой, словно здесь прежде никто и не обитал.
Рядом была комната для рукоделия, где по вечерам собирались женщины со своими корзинками с шитьем, в то время как их мужья с бокалами бренди и сигарами сидели у камина в гостиной и беседовали о политике и видах на урожай. Теперь эта комната казалась такой же заброшенной, как и весь дом.
Мелани стало грустно. Она вернулась в гостиную и принялась греть руки у камина. Она улыбнулась, увидев, что флаг конфедератов над камином, по-прежнему на месте, правда, сильно выцвел. Девушка хорошо помнила историю, которую ей когда-то рассказал дядя Бартли о своем отце, Верноне Бичере.
Во время гражданской войны Вернон Бичер был слишком молод, чтобы идти воевать вместе с другими мужчинами из их округи, но в отсутствие отца он не покладая рук работал на плантации, помогая матери. Однажды ночью на плантацию пришли янки. Вернон, его мать и младшие брат с сестрой в страхе сбились в кучку у камина в гостиной. Янки не стали затруднять себя тем, чтобы стучать, они просто высадили входную дверь и ворвались в дом с саблями наголо. Трое солдат в голубых мундирах остались в гостиной и стали задавать вопросы матери, а остальные бросились обшаривать дом в поисках еды и вражеских солдат.
Один из янки увидел флаг над камином и указал Вернону на него саблей.
– Сними это, парень! – приказал он. – Сейчас же сними!
Охваченный яростью и негодованием, Вернон вскочил на стул, стоявший у камина. Этот флаг сюда повесил его отец перед тем, как ушел сражаться за Конфедерацию. Он, Вернон, никогда не станет его снимать! Никогда! Скорее он умрет!
– Нет, чертов янки! Я лучше помашу им над твоей головой! – гневно крикнул мальчик и, схватив флаг, действительно стал размахивать им.
Удивление врага быстро сменилось злобой. С потемневшим от ярости лицом янки взмахнул саблей, но, перед тем как он успел с силой опустить ее, в дверях появился офицер.
– Отставить! – прогремел он. – Мы не убиваем детей, солдат!
Хотя тогда янки забрали все съестное, что было в доме, Вернон Бичер чувствовал, что сохранил нечто более ценное. Много лет спустя Бартли, его сын, с гордостью рассказывал эту историю своим детям.
– Опять задумалась?
Мелани повернулась и увидела Марка, который стоял в дверях и смотрел на нее.
– Я вспомнила историю о флаге. Мне очень нравилось, как дядя Бартли рассказывал ее. Он прямо раздувался от гордости.
Марк пожал плечами:
– Скорее всего он ее выдумал. Тодд никогда в это не верил.
– Тодд никогда никому не верил, – недовольно заметила Мелани. – Он всегда хотел сам быть в центре внимания. Видимо, по его мнению, никто другой этого не заслуживал.
Во взгляде Марка читалось, что он согласен со своей кузиной, но тем не менее он промямлил:
– Тодд мертв, Мелани. Не нужно так о нем говорить.
– Да-да, прости меня, – отступила Мелани. – Прости меня, пожалуйста. Просто о покойном кузене у меня остались не самые лучшие воспоминания. Он ненавидел меня, потому что тетя Адди всегда носилась со мной. Тетя дарила мне подарки, и Тодду это не нравилось. Он изводил меня, дразнил меня тем, что я приемный ребенок. И еще обзывался мерзкими словами. Тогда я не понимала, что они значат, но по его тону чувствовала, что они очень обидные.
Мелани вздернула подбородок. Нет, теперь все это уже не важно. Прошлое есть прошлое. Да, у нее есть грустные воспоминания, но и счастливые тоже есть – о Роберте, о том, как они были счастливы вместе. О любви – такой большой любви! Память о ней навсегда останется в ее сердце и согреет в минуты холодного отчаяния и боли.
– Хватит копаться в прошлом, – нервно проговорил Марк. – Да, Тодд иногда бывал злым, но…
– Что – но?! – взвилась Мелани. – Я хочу спросить тебя кое о чем, Марк. Почему ты столько лет терпел все его выходки? Он сваливал на тебя вину за свои проделки, а ты молчал. Почему Тодд обладал такой властью над тобой? Я никогда не могла понять, как можно было быть таким бесхребетным, Марк.
Его глаза яростно блеснули, лицо покраснело. Какое-то время Марк смотрел на кузину с бешеной злобой. Затем он, по-видимому, успокоился, потому что его злобный взгляд сменился потерянным выражением.
– Я не знаю, Мелани, – начал он путано объяснять. – Было в Тодде нечто, что заставляло меня пасовать перед ним. Пару раз я пытался протестовать, тогда мы были еще совсем маленькими. Я то ли наябедничал на него, то ли отказался взять его вину на себя. Тогда он здорово меня отколотил. Чем больше я сопротивлялся, тем сильнее он меня бил. В конце концов Тодд так запугал меня, что я решил – от папы с мамой мне никогда так не влетит, как от Тодда. А он однажды даже паука мне в кровать подбросил. – Марк горько рассмеялся. – Наверное, я и правда бесхребетный.
– Ну-ну, успокойся, все это уже позади. – Мелани вздохнула и решила переменить тему: – Отвезешь меня в город за продуктами?
– Конечно. Я хотел, чтобы мы вместе зашли наверх к Кэйлу, но он спит. Он так ждал тебя!
Марк подогнал к подъезду «шевроле» 1952 года выпуска. Это был великолепный автомобиль, и, усевшись на мягкое сиденье, Мелани почувствовала себя королевой. Ей еще никогда не доводилось ездить на такой новой машине. Когда она похвалила автомобиль, Марк ответил, что это Кэйл уговорил тетю Адди купить такую машину.
– Этот парень обожает автомобили, – пояснил он. – Он убедил тетушку, что, если она купит машину, он быстрее научится ходить, чтобы скорее сесть за руль.
– Разве доктора не знают, почему он не может ходить? – У Мелани сжалось сердце от жалости к своему двадцатичетырехлетнему кузену, которому приходится лучшие годы своей жизни проводить в инвалидной коляске. – Может, ему поможет операция?
Марк покачал головой:
– Врачи сделали все, что могли. Его спинной мозг был поврежден в аварии, но доктора считают, что со временем все пройдет. Возможно, в один прекрасный день он снова сможет ходить, а возможно, и нет. Никто не знает этого наверняка.
Мелани знала о Кэйле не очень много. Приезжая сюда, она никогда не видела его на плантации. У Кэйла была своя печальная история. Его отец, Джон Бичер, был единственным сыном Бартли и Адди. Как-то – тогда Джону исполнилось девятнадцать – в город приехал бродячий цирк, и молодой человек скоропалительно женился на одной из танцовщиц. Бартли и Адди пришли в такое негодование, что лишили его наследства. Они заявили, что непослушный сын не переступит порога их дома, пока эта распутница остается его женой. Вскоре родился Кэйл, но даже весть о появлении внука не тронула их. Даже после смерти Бартли Адди не искала встречи с сыном.
– Для меня Джон умер, – холодно заявляла она.
Однажды в цирке произошел несчастный случай. Шатер загорелся, началась паника. Фургон с животными перевернулся, звери разбежались. Толпа людей и животные затоптали мать Кэйла насмерть. Джон, решив, что она находится в горящем шатре, бросился за ней. В тот же день он умер от полученных ожогов.
Так в двенадцать лет Кэйл остался сиротой.
Адди взяла Кэйла к себе только потому, что мальчику некуда было податься. Но полюбить его так и не смогла, по крайней мере тогда. Адди послала внука в закрытый пансион, потом в колледж. Позже она захотела, чтобы Кэйл вернулся и взял на себя управление плантацией. Старуха немного оттаяла, но у самого Кэйла оказались другие планы. В наследство от матери ему досталась любовь к приключениям и автомобилям. Молодой человек стал участвовать в автогонках.
А потом случилась катастрофа. Чудо, что Кэйл остался в живых. В конце концов он оказался в доме своей бабки в инвалидном кресле.


Городок Линвилл ничуть не изменился – все та же квадратная площадь в центре, каменное здание суда и позеленевший памятник какому-то давно забытому герою. Все по-прежнему. И всегда останется таким. Это ведь Линвилл.
Марк подвез Мелани к бакалейной лавке. Ей не терпелось увидеть тех, кого она знала с самого детства. Она радостно поздоровалась с миссис Дэбнем, которая когда-то была ее учительницей в воскресной школе. Но миссис Дэбнем лишь натянуто улыбнулась в ответ:
– Рада вас видеть, дорогая Мелани. Так мило с вашей стороны приехать погостить у тетушки пару дней.
– Да нет, я, наверное, приехала надолго, – ответила Мелани, обескураженная холодным приемом.
Миссис Дэбнем, вскинув брови, негромко воскликнула «о» и, не прощаясь, пошла прочь.
Так же прохладно к возвращению Мелани отнеслись и другие знакомые.
Мистер Проктор, хозяин магазина, выполнил заказ, но держался отчужденно. Тогда девушка не выдержала.
– Мистер Проктор, что здесь происходит? – со смешанным чувством обиды и гнева спросила она. – У меня что, чума или что-то в этом роде? Я так ждала встречи со старыми друзьями и думала, что они тоже будут рады меня видеть.
Проктор несколько секунд молча смотрел на нее, потом, вздохнув, проговорил:
– Мелани, деточка, просто люди уже не такого хорошего мнения о Бичерах, как раньше… Сначала была эта грязная история, потом Тодд повесился, а ваша тетушка совсем обезумела. Наши стараются держаться подальше от Бичер-хауса. Наверное… и от вас тоже.
– Не понимаю. – Голос Мелани дрогнул. – Моя тетушка вовсе не обезумела, а если мой кузен покончил с собой, то ни к ней, ни ко мне, ни к остальным членам семьи это отношения не имеет. Многие кончают с собой. Обычно это больные, задерганные, несчастные люди.
– И все же ваша тетушка – сумасшедшая, Мелани, – тихо сказал Проктор. Хотя ему не хотелось спорить с этой милой девочкой, которую он знал с детства, все же он считал, что она должна узнать правду. От нее, видимо, все скрыли, иначе она не совершила бы такую глупость – не приехала бы сюда.
Проктор перегнулся через прилавок и зашептал тихо, чтобы никто не услышал. Мелани поймала себя на мысли, что это просто глупо – пытаться сказать по секрету то, о чем знают все вокруг.
– Хильда Хатчинс, экономка, как вы знаете, давно работала у вас, – мягко начал Проктор. – Она была там, когда Тодд повесился. После этого она ушла. Хильда долгие годы сносила и ворчание вашей тети, и ее вздорный нрав. Но, когда она застала Адди Бичер распростертую на полу в амбаре, вопящую, задыхающуюся, а Тодд висел на веревке над ней, это было уже слишком.
– Для тети это тоже было слишком. – Голос Мелани звучал резко и жестко. – Она перенесла удар.
Проктор пожал плечами и стал раскуривать свою трубку. Дождавшись, пока из нее поплыли вверх кольца дыма, он сказал:
– Может, и так, девочка. Может, у нее и правда был удар и она не сознавала, что говорит Хильде.
У Мелани почему-то появилось чувство, что ей не понравится то, что она сейчас услышит. Но мистер Проктор уже не мог остановиться, он горел желанием выложить все подробности.
– Ваша тетя сказала, что нашла Тодда в петле уже мертвым. Не веря своим глазам, она подняла его предсмертную записку и стала ее читать. Но тут вдруг Тодд поднял в петле голову, посмотрел на нее, засмеялся и сказал, что еще доберется до нее, так как «это она заставила его сделать это». Потом Тодд снова умер.
– Не верю, – выдохнула Мелани.
– Теперь понятно? – удовлетворенно сказал Проктор. – Старая леди сошла с ума. Она ненавидела того парня, он, конечно, был самым законченным мерзавцем на земле. Но, живи я с этой старой ведьмой, я бы тоже был не прочь удрать при первой возможности и хотя бы ненадолго избавиться от ига тетушки!
– Я говорила с тетей сегодня утром. Мне она показалась совершенно разумной, – с негодованием возразила Мелани. – Если все это было на самом деле, то, по-видимому, Тодд был еще жив, когда тетя его нашла. Она рассказывала мне о его смерти, о том, что нашла его, но не упомянула о том, что покойник с ней разговаривал. Может, она подсознательно вытеснила все это из своей памяти, ведь это такой ужас.
– Не мог он тогда быть жив. По крайней мере так говорит Люк Уокер, а уж он-то немало повидал покойников на своем веку. Ему ли не знать, – возразил мистер Проктор.
– Люк Уокер! Ну конечно! Этот старик позорит свою профессию. Его давно следовало бы выгнать. Понять не могу, почему его из года в год выбирают коронером.
type="note" l:href="#n_1">[1]
– Мелани, стараясь успокоиться, огляделась вокруг. – А что сказал доктор Эмброуз? – спросила она.
– Ну, Марк тут же привез вашу тетушку прямо к нему в кабинет. Она была без сознания, и к тому времени когда доктор Эмброуз отправил ее в больницу, Люк уже вынес заключение, что Тодд мертв, и забрал тело. Я-то думаю, что Адди всегда была немного с приветом. А что до наших здесь, в городе, то они просто-напросто стараются держаться подальше и от Адди, и от ее домочадцев.
– Но это глупо! И очень жестоко.
– Деточка, послушайте меня. – Он дружески тронул Мелани за плечо. – Вы молодая, у вас были свои горести. Не лучше ли вам просто уехать отсюда и не ждать новых бед?
– Мне не нужны ваши советы, мистер Проктор! – отстранившись, ледяным тоном ответила Мелани. – Дайте мне мой заказ.
Проктор с жалостью посмотрел на девушку.
Сидя в машине, Мелани рассказала Марку все, что говорил ей бакалейщик. Но если она ожидала от него поддержки, то жестоко ошиблась.
Марк бросил на нее взгляд, потом перевел глаза обратно на дорогу. Они ехали к Бичер-хаусу.
– Проктор прав, Мелани, – наконец сказал Марк. – У тети Адди с головой не все в порядке. Тодд был действительно мертв, когда она нашла его. Когда я перерезал веревку и снял его, он был уже холодный. А когда Люк забирал тело, он сказал, что покойник уже коченеет. А довела Тодда до самоубийства именно Адди. Ты даже представить себе не можешь, как она третировала беднягу. Может статься, именно из-за сознания своей вины старухе померещилось, что Тодд посмотрел на нее и пригрозил отомстить. Но я не удивлюсь, если так оно и будет! Тодд ненавидел старуху.
– Тогда почему он не уехал? – сердито спросила Мелани. – Почему он не убрался отсюда и не пошел в армию, на войну, как многие его ровесники, кто похрабрее? Он оставался тут и вытягивал деньги из тети.
– У него была больная спина, – ответил Марк. – К тому же он считал, что у него есть право оставаться здесь. Это был его единственный дом.
Мелани в неудобной позе застыла на сиденье. Поездка в этой машине больше была не в радость. Да и ничто другое уже не радовало, все казалось мрачным.
– Все равно я не считаю, что тетя теряет рассудок. Думаю, она просто перенесла сильное нервное потрясение и скоро все пройдет.
Марк вдруг остановил машину на обочине. Мелани удивленно посмотрела на кузена – он так сжал руль, что у него побелели костяшки пальцев. Девушка заметила еще, что Марк закусил губу и его рот нервически подергивается.
Она молча ждала.
– Мелани, уезжай отсюда. Я понимаю, ты хочешь отдать дань благодарности тете Адди, но ты должна подумать и о себе. Если ты останешься, то получишь лишь беды и страдания. Скажи тете Адди, что тебе предложили прекрасную работу и ты не можешь отказаться…
– Нет! – негодующе бросила Мелани. Почему все так стараются выжить ее отсюда?! – Я приехала, чтобы помочь тете Адди, и все сделаю для этого.
Марк устало покачал головой и вырулил обратно на шоссе. До дома они ехали в полном молчании. Мелани не решалась заговорить. Марк ей нравился, но она всегда относилась к нему с некоторой жалостью, как к ребенку. Кузен – слабый человек, в отличие от нее. Мелани не позволит, чтобы ее вынудили уехать теперь, и решения своего не изменит. Будь что будет, но она нужна тете Адди и будет жить здесь столько, сколько захочет тетя!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лестница в рай - Хэган Патриция



Детектив. Прочитать можно9 из 10
Лестница в рай - Хэган ПатрицияЛюбаня
29.04.2014, 14.41





Полностью согласна!Больше на детектив похоже чем на роман!
Лестница в рай - Хэган ПатрицияЕкатерина
12.05.2014, 8.18





Полностью согласна!Больше на детектив похоже чем на роман!
Лестница в рай - Хэган ПатрицияЕкатерина
12.05.2014, 8.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100