Читать онлайн Горячие сердца, автора - Хэган Патриция, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Горячие сердца - Хэган Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Горячие сердца - Хэган Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Горячие сердца - Хэган Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэган Патриция

Горячие сердца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Весна сменилась летом, и жара в госпитале стала нестерпимой. Постепенно число пациентов стало уменьшаться. Офицеры медицинской службы армии северян старались выписывать солдат-конфедератов как можно скорее. Китти однажды подслушала яростный спор с ними доктора Холта из-за нескольких пациентов, которые, как он утверждал, недостаточно оправились и набрались сил после ранения, чтобы их выпустили на улицу, на что северяне возражали – они не намерены кормить из милости никого, а тем более «проклятых мятежников».
Китти понимала, что нужда в ее услугах скоро отпадет. Хотя ей ничего не платили, по крайней мере, у нее были крыша над головой и еда, которой с каждым днем становилось все больше. Куда ей идти? Кто осмелится ее приютить? Она понимала, что придется долго хранить свою беременность в тайне. Тревис скоро вернется, и они обвенчаются. Он должен вернуться. Он был ее единственной надеждой.
Где он? Единственное известие о нем терзаемая беспокойством Китти получила от одного раненого кавалериста-янки, которого долго расспрашивала.
– Ну да, леди, я служил в кавалерии, – проговорил он с усмешкой, довольный вниманием, проявленным к его персоне. – Я был среди лучших из них. Мы наступали на пятки самому старику Джеффу Дэвису, когда какой-то мятежник, который не мог смириться с тем, что война уже окончена, пустил в меня пулю.
– Вы были в Голдсборо, когда сюда вошел генерал Шерман? – Китти едва сдерживала волнение. – Вы были вместе с его кавалеристами в сражении при Бентонвилле?
Он усмехнулся: ишь, как эту бабенку охватила дрожь, так она потрясена его словами. Его буквально раздувало от желания, и он даже не пытался скрыть от нее выпуклость на простыне. Пусть видит, пусть знает. Раз она так восхищается кавалеристами, то, возможно, не откажет ему в ласках. Рядом никого нет. Что ж, лихие всадники всегда производили впечатление на юных дам.
– Да, верно, милочка, я был там. – Протянув руку, он схватил ее за запястье, и привлек к себе, понизив голос до шепота: – Клянусь Богом, более прелестного создания я не встречал.
Она выдернула руку и поспешно отступила на шаг.
– Вы меня неверно поняли, сэр, – произнесла она ровно. – Мне нужны сведения о капитане, который отправился в рейд вместе с генералом Шерманом. Его имя Тревис Колтрейн. Вы знаете его?
Улыбка исчезла с лица солдата.
– До меня доходили слухи о женщине, за которой ухаживал Колтрейн. – Он вздохнул, жалея о том, что ничего не вышло. Какой же глупец Колтрейн, если оставил ее! – Он был моим капитаном. Сейчас он вместе с остальными преследует Дэвиса. Вероятно, они уже настигли его, но точно я не знаю.
– С ним все в порядке? – не отступала она.
– С Колтрейном? – усмехнулся он. – Думаю, даже гризли не мог бы задушить этого забияку. Мне бы сразу догадаться, что вы и есть та самая дамочка, о которой говорили солдаты. Волосы, словно лучи солнца на рассвете, глаза, в которых пляшут искорки огня, фигура, способная свести с ума любого мужчину.
Китти густо покраснела и отступила еще на шаг назад.
– Прошу прощения, – произнес он со всей искренностью. – Просто вы очень красивы, мисс. Что до капитана Колтрейна, то, будь я на вашем месте, я бы не тревожился. Он здоров и полон сил, как всегда. Недаром его считают одним из лучших офицеров Союза. Он не станет просить о демобилизации, чтобы уклониться от грязной работы, только потоку, что война официально считается законченной.
– Благодарю вас, – пробормотала она, щеки ее все еще горели. – А Сэм Бачер? С ним все в порядке? Он мой добрый друг.
– Будьте уверены, он следует за Колтрейном, не отходя от него ни на шаг. Да, прелестная леди, оба целы и невредимы.
– И вы намерены присоединиться к ним, как только поправитесь? Не могли бы вы тогда сказать ему, что видели меня и что я с нетерпением жду его возвращения?
Он покачал головой, на лице выразилось огорчение.
– Как только меня выпишут отсюда, я сразу же отправлюсь домой, в Пенсильванию. Там у меня жена и пятеро детей. Хватит с меня этой чертовой войны. Больше я Колтрейна не увижу.
Он окликнул ее, когда она, шатаясь, побрела прочь, но Китти не обернулась. Итак, нет никакого способа дать знать о себе Тревису. Как написать ему, если он в пути?
Утирая со лба пот, она прошла мимо рядов кроватей. Когда-то ей приходилось переступать через раненых, лежавших на полу, но теперь госпиталь уже не был забит до отказа. Однако в воздухе по-прежнему стоял запах смерти и разлагавшейся плоти. Одного из солдат, лежавших поблизости, стошнило, и затем он потерял сознание прямо посреди собственной рвоты. Она направилась к его кровати, понимая, что раненого придется вымыть. Вокруг его лица уже жужжали мухи, и от одного этого зрелища ее саму выворачивало.
Китти уже приблизилась к его кровати, когда у нее неожиданно закружилась голова и она пошатнулась. Жара, мухи, затхлый воздух – все обрушилось сразу на нее. Шаря вслепую рукой, она не нашла ничего, на что можно было опереться, и тяжело опустилась прямо на пол.
– Китти. Китти! Дитя мое, очнись.
Она, моргнув, открыла глаза. Кто-то слегка хлопал ее по щекам. Доктор Холт склонился над ней.
– Ох, извините, – слабо воскликнула она и попыталась сесть, но тут же мягкая рука доктора Холта опустила ее голову обратно на кровать, куда он положил ее. – Мне уже лучше, честное слово. Тут такая жара, и запахи, и…
– И еще то обстоятельство, что у тебя скоро будет ребенок, – произнес он тихо.
Глаза их встретились. Она была не в силах лгать этому человеку.
– Когда он должен родиться?
– Полагаю, это случилось сразу после битвы при Бентонвилле. – Она отвернулась к стене. – Значит, его рождения следует ожидать где-нибудь ближе к Рождеству. – Она совсем не по-женски фыркнула. – Смешно, да? Незамужняя мать, ожидающая появления младенца к Рождеству. Но зачат он был вовсе не от Святого духа.
Доктор похлопал ее по плечу:
– Китти, твой капитан вернется. Как он может не вернуться к такой красавице, как ты? Вы поженитесь, будете растить вашего ребенка, твоих губ снова коснется улыбка. Ты справишься со всем, вот увидишь, и хотя мне бы очень не хотелось покидать тебя в таком положении, я знаю, что ты выйдешь из него с честью.
Она резко повернула голову в его сторону:
– Что вы имеете в виду? Куда вы собираетесь?
Он беспомощно развел руками:
– Я не говорил тебе об этом до сегодняшнего дня, потому что не хотел расстраивать. Вот уже несколько недель тому назад я догадался, что ты носишь под сердцем ребенка. Врачи чувствуют такие вещи, моя дорогая. Офицеры медицинской службы Союза, на чьем попечении находится госпиталь, сообщили мне, что мои услуги им больше не требуются. Я волен вернуться домой, в Роли, к моей семье. Госпиталь скоро закроют, самое большее через несколько месяцев. Но мне искренне жаль оставлять тебя здесь, зная, что за тебя некому будет заступиться, не говоря уже о том, как горожане относятся к тебе. Почему бы тебе не поехать со мной? Ты полюбишь мою жену, и она примет тебя в нашем доме как свою родную дочь.
– Нет! – вырвалось у нее. – Я не могу уехать отсюда. Как Тревис узнает, где искать меня, когда вернется? Я дала слово, что буду ждать его.
Холт вздохнул:
– И что ты собираешься делать до того времени?
– Найду какой-нибудь выход. – Ее подбородок выдался вперед, и он понял, что лучше закончить разговор.
Тремя днями позже доктор Холт распрощался с Китти и отправился в Роли. Кровь, страдания, изувеченные тела – все это осталось позади. Китти не могла сдержать слез.
– Ты мне напишешь? – спрашивал он с тревогой в голосе. – Дашь знать, если передумаешь и захочешь погостить у меня и моей семьи?
Она кивнула, но оба они понимали, что им, скорее всего, уже никогда не суждено встретиться. Китти была твердо намерена ждать возвращения Тревиса. Теперь у них больше, чем когда-либо, оснований начать новую жизнь на земле, которая отныне принадлежала ей. Как счастлив был бы ее покойный отец, если бы мог видеть своего внука, подрастающего на ферме Райтов! Эта мысль вызвала улыбку на ее губах, заставила вспыхнуть ярким блеском глаза, и доктор Холт прошептал:
– Ты справишься со всем, дитя мое. Я знаю, так будет.
Его экипаж отъехал от крыльца.
Китти продолжала свою службу в госпитале. Она старалась носить платья самого свободного покроя, какие только могла найти, и самые большие фартуки – ее положение должно как можно дольше оставаться в тайне. Военные врачи Союза относились к ней терпимо, так как все знали, что она была возлюбленной всеми уважаемого кавалерийского офицера. Всех остальных добровольных помощниц из местных жительниц уже давно отпустили, кроме дам из церковного благотворительного кружка, которые время от времени являлись с корзинами снеди для раненых солдат-янки.
– Они нас ненавидят, однако приходят сюда, – как-то раз заявил один из солдат, после того как дамы покинули больницу. – Наверное, думают, будто быть милосердным к врагам своим – самый верный способ попасть на небеса. Но совершенно очевидно, в душе они нас презирают.
– Вы для нас больше не враги, – ответила ему Китти. – Разве вы забыли, что мы теперь снова считаемся единым государством? Мы больше не должны делить друг друга на две стороны, если хотим поддерживать мир.
Однажды утром шум женской болтовни заставил Китти, перевязывавшую руку раненому солдату, поднять глаза.
– Благотворительницы, – засмеялся солдат, – приходят сюда со своими корзинами, полными всякой дряни, которую все равно не станешь есть. Не подпускайте никого из них ко мне. Сегодня утром я не в том настроении, чтобы распевать псалмы.
– Ну, Линвуд, не будьте таким сварливым, – пожурила его Китти.
Она успела искренне привязаться к этому немолодому уже человеку, который потерял в сражении одну руку и половину другой. Он был родом из Род-Айленда и мечтал о том дне, когда сможет вернуться домой, а Китти, со своей стороны, делала все, чтобы ускорить его выздоровление. Она была единственной, кто мог заставить его каждый день вставать с постели и совершать прогулку по саду. Судя по тому негодованию, которое вызвал у него вид сновавших вдоль проходов и что-то кудахтавших женщин, сил у него заметно прибавилось.
– Терпеть их не могу, – возмущался он. – Сразу видно, им противно прикасаться к нам. Помните ту толстуху, которая на прошлой неделе выскочила из комнаты, вопя, что она, возможно, ухаживает за тем самым солдатом, который убил ее мужа? О Господи, ее визг до сих пор стоит у меня в ушах. Я не понимаю, зачем вообще доктора впускают сюда этих старых сплетниц?
– Некоторым из пациентов их приход приносит облегчение, – примирительным тоном произнесла Китти, заканчивая бинтовать ею культю – Той женщине, конечно, нечего было тут делать. Позже я слышала, что ее уговорил прийти сюда священник, потому что решил, будто она хотя бы отчасти избавится от чувства ненависти, увидев, что и северяне тоже пострадали в войне. Судя по всему, ей это не помогло.
– О да. Возможно, тот солдат, чей снаряд попал в меня, оставив калекой, и был ее мужем. Я же не закричал и не бросился бежать! – Он выплюнул на пол кусок жевательного табака, не обращая внимания на укоризненный взгляд Китти. – Пусть эти старые курицы держатся от меня подальше. Пусть распевают себе псалмы и раздают свою отраву кому-нибудь еще. Я лучше буду есть бурду, которую подают мне здесь.
Внезапно воздух пронзил крик:
– Это она! Боже мой, она! И, взгляните, она ждет ребенка! Его ребенка, тут не может быть сомнений. Того самого янки, который убил моего любимого племянника. О Господи!
Китти резко обернулась и даже приоткрыла от удивления рот, увидев тетушку Натана, Сью. Снова промелькнули воспоминания – воспоминания о роскошном особняке, где по настоянию Натана она осталась с его матерью, теткой и кузиной Нэнси Уоррен Стоунер, и о той ужасной ночи, когда в имение явились янки-фуражиры, – и Нэнси буквально бросила им на съедение Китти, чтобы спасти себя, толкнув ее тем самым на убийство. После этого, несмотря на данное Натану обещание, она покинула плантацию и вернулась в госпиталь, отказавшись жить под одной крышей с этими женщинами. Мать Натана вскоре умерла.
Теперь тетушка Сью пришла в госпиталь и, побелев от гнева, кричала:
– Как только смеет эта грешница – исчадие ада, приближаться к достойным христианам? Даже несмотря на то что эти янки – враги нам, они все же чада Господни, и некоторые из них уж верно родятся заново на небесах.
В воздухе раздались возгласы «Аминь» – некоторые со стороны пациентов, но самый громкий хор голосов со стороны женщин, бросавших сердитые взгляды на Китти. Тетушка Сью тем временем пробиралась к Китти.
– Я слышала, что ты работаешь здесь, и умоляла Бога дать мне силы хранить молчание, если мы когда-нибудь встретимся. Но увидев тебя здесь, выставляющей свой грех напоказ перед всеми, брюхатой от человека, который убил моего племянника… О Господи!
Прежде чем Китти осознала, что происходит, короткая пухлая рука женщины взметнулась в воздух, со всех сил ударив ее по лицу. Китти пошатнулась и упала на кровать, совершенно ошеломленная.
– Сатанинское отродье!
Удары сыпались на нее один за другим. Все в комнате, похоже, были потрясены. Никто не пошевелился, чтобы помочь ей, пока до Китти не донесся чей-то слабый крик:
– Ты, идиотка! Перестань, тебе говорят! – Линвуд, тяжело ступая, приблизился к отчаянно вопящей, махавшей руками женщине и с силой, о существовании которой Китти даже не подозревала, отшвырнул ее на пол. – Как ты посмела ударить эту девушку, старая ханжа! Ты не достойна даже ступать по одной земле с ней!
– В чем дело? – прогремел властный голос, и Китти, подняв лицо в ссадинах, увидела направлявшегося к ним широкими шагами доктора Теодора Малпасса, в сопровождении трех солдат.
Доктор Малпасс сделал знак одному из своих людей проводить Линвуда обратно к его кровати, и затем наклонился к тетушке Сью, помогая ей подняться.
– Не будете ли вы так любезны объяснить мне, что здесь происходит? – мрачно спросил он.
Китти потирала щеку тыльной стороной ладони, а тетушка Сью разразилась очередной тирадой.
– А я еще полагала, что некоторые из вас, янки, родятся заново на небесах. Посмотрите на нее! Она носит под сердцем ребенка от человека, который виновен в смерти моего племянника, лучшего офицера армии конфедератов, а он его зверски убил. А теперь передо мной стоит любовница его убийцы, его шлюха.
Доктор Малпасс подхватил Китти под локоть и передал ее на руки одному из своих людей:
– Отведите ее в мой кабинет и ждите меня там. Я сам все улажу.
Оцепеневшая Китти безропотно позволила увести себя. В ушах ее все еще звенели слова тетушки Сью. Все, что она сказала, было ложью, от начала до конца, но какое это теперь имело значение? Весь город поверил сплетням, которые распускала Нэнси Уоррен Стоунер, и теперь все кругом ненавидели ее не меньше, чем когда-то ее отца. «Ох, Тревис, Тревис, – беззвучно взывала она к нему, – где ты сейчас, ты мне так нужен. О Господи, Тревис, где же ты?»
По ее щеке стекла слеза, и она рассердилась на себя за слабость. Она терпеть не могла ноющих женщин.
– Хватит, – сказала она самой себе вслух, и солдат, который вел ее за собой по коридору, остановился и бросил на нее удивленный взгляд. – Я не позволю им сломить меня. Я прошла через четыре года крови и страданий и не дам этому проклятому городу растерзать меня на части.
– С вами все в порядке, мисс Китти? – спросил он сочувственно. – Может быть, я налью вам бренди или чего-нибудь еще? – Он чувствовал, как дрожала ее рука.
– Ничего страшного, – пробормотала она. – Небольшая сцена внизу только напомнила лишний раз, как мне на самом деле повезло. Я не позволю им растоптать меня. Ни за что на свете.
– Вот и чудесно, – произнес он неуклюже. – Я не понял, из-за чего поднялся весь шум, но рад, что вам уже лучше. – Он был доволен, когда они, наконец, добрались до кабинета доктора Малпасса, где он усадил ее в кресло и вышел, закрыв за собой дверь. Пусть доктор Малпасс разбирается с этим. Ему нет никакого дела до женских ссор.
Доктор Малпасс не замедлил появиться.
– Ну, как она? – спросил он охранника, глаза его сверкали гневом.
– Она говорит, что с ней все в порядке, и она не собирается позволить этому проклятому городу растерзать ее на части… сэр, – добавил он неловко. – Не могли бы вы объяснить мне, в чем, собственно, дело?
– Нет, не могу, – последовал резкий ответ доктора. – Вас это не касается.
Он открыл дверь в кабинет и захлопнул ее за собой.
– Итак, мисс Райт, священник, который пришел вместе с дамами, любезно увел отсюда вашу обидчицу. Я сожалею о случившемся. До меня уже доходили слухи о вас и капитане Колтрейне, а также о тех обстоятельствах, которыми была окружена смерть одного из местных мятежников. Все это весьма прискорбно. Я никогда не предполагал, что эти люди в своей враждебности к вам могут зайти так далеко.
– Это тетушка Натана Коллинза, – отозвалась Китти вяло. – Она немного не в своем уме и к тому же подвержена истерикам. Вероятно, в город уже просочились слухи о том, что я жду ребенка от капитана Колтрейна. Мне казалось, что я до сих пор скрывала свою беременность… Впрочем, теперь это уже не важно…
– Да, пожалуй, пока что вам удавалось это скрыть, – произнес доктор, несколько смущенный тем, что ему приходилось обсуждать столь деликатную тему, да к тому же с незамужней женщиной. – По крайней мере, мне об этом никто не упоминал. Позвольте вас спросить, что вы намерены делать в вашем… э-э… положении?
Китти, моргнув, взглянула на него:
– А, по-вашему, что я намерена делать, сэр? Произвести на свет ребенка! Именно это обычно делают все беременные женщины. В положенный природой срок у женщины начинаются роды, и она дает жизнь младенцу. Вы ведь доктор, не так ли? Неужели мне нужно объяснять вам, как рождаются дети?
Он покраснел и напрягся.
– Я прекрасно знаю, как появляются на свет дети, мисс Райт. Мне самому не раз доводилось принимать роды. Но я также знаю и то, как младенец оказывается во чреве женщины. В большинстве случаев она зачинает его от своего мужа. Вы обвенчаны с капитаном Колтрейном? – Не дожидаясь ответа, он быстро добавил: – Нет? Я так и знал. Очень жаль. Следовало бы подумать об этом, прежде чем…
– Избавьте меня от ваших нравоучений, доктор. – Китти, вся дрожа, поднялась на ноги. – Я нисколько не стыжусь того, что ношу под сердцем ребенка капитана Колтрейна, и мы поженимся сразу же, как только он вернется с задания, на которое отправил его ваш генерал Шерман. А теперь, извините, я вернусь к делам. Там, за дверью, меня ждут пациенты.
– Пациенты! – вспылил он, вскочив на ноги и в ярости подергивая ус. – Пациенты, которым вовсе ни к чему видеть перед собой женщину, чьи моральные устои более чем сомнительны. Я вынужден просить вас немедленно покинуть госпиталь – не только ради наших пациентов, но и ради установления большего взаимопонимания между правительством Соединенных Штатов и гражданами этого города. Теперь, когда ваше состояние всем известно, о вас будут много говорить. Генерал Скофилд издал строгий приказ нашим оккупационным силам поддерживать по возможности более дружеские отношения с жителями Голдсборо и всего графства Уэйн. Учитывая положение, в котором вы оказались, ваше присутствие здесь крайне нежелательно.
Она знала, что рано или поздно этот момент настанет, но молила Бога, чтобы Тревис возвратился раньше.
– Я уйду сразу же, как только соберу свои вещи, – заявила она ледяным тоном и устремилась к двери так стремительно, что муслиновая юбка зашуршала. – Это не займет много времени.
Она уже миновала дверь и сделала несколько шагов по коридору, когда доктор бросился за ней следом:
– Мисс Райт, подождите!
Обернувшись, Китти испытующе взглянула на него, заметив, что охранник с любопытством прислушивается. Пусть знает хоть целый свет. Какая разница?
– От имени армии Союза позвольте мне выразить вам благодарность за оказанные вами услуги. Я знаю, как самоотверженно вы ухаживали за ранеными, не обращая внимания на то, на чьей стороне они воевали. Вы работали без отдыха даже на полях сражений.
Она насмешливо взглянула на него:
– Удостаиваете меня похвалы, сэр? Меня, блудницу, которая осмелилась делить ложе с мужчиной до замужества? Полагаю, если бы я носила под сердцем ребенка конфедерата, вы бы не стали расточать мне любезности. Что ж, я позабочусь о том, чтобы капитан Колтрейн узнал, как вежливо и благородно вы повели себя с бедной, всеми презираемой женщиной – Она посмотрела сначала на охранника, потом на доктора и присела в реверансе. – Всего хорошего, господа.
Она исчезла за углом, а охранник, подавшись вперед, быстро прошептал:
– Простите, сэр, если я сую нос не в свое дело, но неужели вы в самом деле решили вышвырнуть ее на улицу? Она скорее доктор, чем простая сиделка. Я знаю все о том, что она сделала для нас, и если она носит под сердцем ребенка капитана Колтрейна и весь город ненавидит ее, как я о том слышал, то ей придется очень туго. По крайней мере, здесь у нее было хоть какое-то убежище. Как она теперь будет жить?
Доктор Малпасс окинул солдата взглядом с ног до головы:
– Я бы посоветовал тебе, солдат, оставить свои мысли при себе. Мы не уверены в том, что она ждет ребенка от капитана Колтрейна. Мы даже не уверены в том, знает ли она сама, от кого он зачат. Нас заботит лишь одно: исполнение приказа, данного генералом Скофилдом.
– И все равно совестно, чертовски совестно, – пробормотал охранник себе под нос.
Доктор вздохнул:
– Солдат, лучше держи язык за зубами и никому не рассказывай о том, что слышал сегодня. Иначе тебе не миновать взыскания. Ясно?
– Да, сэр, – тотчас отозвался он, щелкнув каблуками.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Горячие сердца - Хэган Патриция


Комментарии к роману "Горячие сердца - Хэган Патриция" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100