Читать онлайн Горячие сердца, автора - Хэган Патриция, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Горячие сердца - Хэган Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Горячие сердца - Хэган Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Горячие сердца - Хэган Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэган Патриция

Горячие сердца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Когда Дульси утром раздвинула голубые портьеры на окнах, Китти, едва проснувшись, попросила принести к ней в комнату сына. Накормленный и выкупанный, он свернулся калачиком у нее на руках, и она любовалась его прелестным, словно у маленького ангела, личиком.
Скоро Джон заснул, и Дульси отнесла его в детскую, после чего помогла Китти переодеться.
Еще одна служанка принесла поднос с завтраком. Китти заставила себя отведать кукурузных лепешек с патокой и свежим маслом, но кусок копченой ветчины оказался слишком жирным для ее все еще слабого желудка. Выпив вторую чашку чая, она вернулась в постель, заново заправленную Дульси. Спустя некоторое время в комнату явился Хьюго со списком приглашенных на прием.
– Я не могу назвать тебе никаких имен, – резко сказала ему Китти. – Кого пригласил мистер Макрей, меня нисколько не заботит.
– Но ведь прием устраивается по случаю вашей свадьбы.
Хьюго выглядел раздосадованным. Китти явно его недолюбливала. Во всем его облике было что-то очень неприятное. Скорее всего, его безоговорочная преданность своему хозяину.
Она быстро отпустила его.
– Устраивайте прием так, как угодно вам с мистером Макреем, Хьюго. Я не хочу сейчас этим заниматься. Я устала и хотела бы отдохнуть.
Он отвесил ей легкий поклон:
– Как угодно, мадам, но должен вас предупредить, что после завтрака прибудет миссис Ривенбарк снять с вас мерки для платья.
– Какого платья? Я не заказывала никаких новых туалетов.
– Мерки для бального наряда, мадам.
В его тоне чувствовалось раздражение. Хьюго был обыкновенным полевым рабочим, пока Кори случайно не увидел его и позже не дал ему образование, и ей было неприятно наблюдать его высокомерие по отношению к остальным неграм, окружавшим его.
– Хорошо. Как только приедет миссис Ривенбарк, проводи ее наверх. – Китти бросила на него холодный взгляд. – Пожалуй, мне действительно понадобится модный наряд для такого случая. Хьюго, что бы я делала без твоей опеки? – добавила она язвительно.
Он нахмурился, отвесил ей еще один поклон и вышел из комнаты с мрачным, непроницаемым выражением на лице Дульси, не сдержавшись, хихикнула:
– Вы поставили его на место, мисс Китти. Вы не представляете, как он всех нас изводит своими придирками.
– Могу представить, Дульси. Похоже, что жизнь в этом доме ли для кого не сладка. Но я сумею со всем справиться, лишь бы моему сыну было хорошо.
– О, не беспокойтесь за ребенка. Я за ним ухаживаю, мэм. Он такой милый малыш. Для меня он все равно что родной.
– Я бы хотела, чтобы его колыбель принесли сюда, и я могла сама за ним присматривать.
На лице Дульси мгновенно появилось выражение испуга.
– Мисс Китти, мистер Макрей этого не позволит. Он приказал мне смотреть за ребенком, потому что у вас и без того будет много хлопот.
– Хлопот? – эхом отозвалась Китти. – Что он имеет в виду?
– О, наверное, хочет, чтобы вы почаще устраивали у себя приемы, ужины с чаем и…
– Ладно, там будет видно. Я не собираюсь порхать по дому, подавая чай старым сплетницам, которые в глубине души терпеть меня, не могут. Я хочу проводить как можно больше времени со своим сыном. Он единственное мое счастье в этом мире. Принеси сюда его колыбель, как я тебя просила, а также все его вещи. Я буду сама ухаживать за ним. И как только миссис Ривенбарк уедет, пошли кого-нибудь за Джекобом. Я уже давно его не видела и хочу с ним поговорить.
Дульси уставилась себе под ноги.
– Ну? – нетерпеливо спросила Китти. – В чем дело?
Дульси пробормотала в ответ, опуская голову все ниже и ниже:
– Мистер Макрей не разрешает пускать в дом ни одного негра с полей, мэм. Джекоб несколько раз приходил к черному ходу и спрашивал о вас, но Фанни, кухарка тут же посылала за мной, и мне приходилось давать ему от ворот поворот. Хьюго сказал, что, если он еще раз появится у той двери, его вышвырнут вон с плантации, и что Джекобу, мол, лучше хорошенько об этом подумать, потому что ему больше некуда идти.
– И ты позволяешь ему так обращаться со своим дядей? А его внуки?
– За ними приглядывает Фанни. Ох, мне бы хотелось сказать что-нибудь, но от этого всем стало бы только хуже. Хьюго может выгнать мальчиков вместе с Джекобом, и что ему тогда делать? Никто не даст работу старику, мисс Китти.
– Я сама отправлюсь на поля и разыщу его. И если не перенесешь в эту комнату Джона и его вещи, я и это сделаю сама. По правде говоря, Дульси, я надеялась, что мы с тобой станем ближе, что я смогу тебе доверять. Разве я не просила тебя отнести в город письмо к капитану Колтрейну? Я понимаю, ты опасаешься Хьюго и мистера Макрея, но теперь я хозяйка этого дома и, значит, должна иметь право голоса.
Она остановилась, заметив выражение лица Дульси. По щекам негритянки струились слезы, плечи дрожали. Страшная догадка охватила Китти, словно обдавая огнем.
– Ты не отправила мое письмо? – вскричала она. – Боже, Дульси, ведь я доверяла тебе!
Негритянка продолжала всхлипывать, и Китти сказала с презрением в голосе:
– Не важно. Джекоб относил мои письма в город, и я знаю, что несколько все же были отправлены. Но мне больно сознавать, что ты предала меня. Что ты сделала с письмом, которое я передала тебе? Лучше скажи мне правду.
– Я, я отдала его мистеру Макрею, – простонала она чуть слышно. – И если он узнает, что я рассказала об этом вам, он наверняка прикажет спустить с меня шкуру. Выгонит из дома, и мне больше некуда будет пойти.
– Ты можешь подыскать себе другую работу, Дульси, ты молода, сильна, ловка. Все это останется между нами, но я твердо намерена дать понять Кори, что раскрыла его обман. О, будь он проклят! – Она соскочила с кровати и принялась мерить шагами комнату. – Трижды проклят! Я все больше и больше убеждаюсь в том, на какие бесчестие уловки он способен.
Дульси продолжала стоять неподвижно, держа в руках ночной горшок. По лицу ее все еще текли слезы. Испытывая внезапный прилив жалости к девушке, которая лишь исполняла чужой приказ, Китти обняла Дульси за плечи.
– Если мистер Макрей прогонит тебя, Дульси, ты найдешь работу и заживешь лучше прежнего. Слава Богу, не все люди в этом мире такие же порочные, как Кори Макрей. Жаль, что я не могу уехать отсюда.
Она уже собиралась отойти от нее, но Дульси зарыдала еще сильнее, и Китти резко обернулась, охваченная тревогой.
– Что такое, Дульси? Я не позволю ему бить тебя. А если Хьюго только попробует к тебе притронуться, сейчас же беги ко мне, слышишь?
– Дело не в этом, – проговорила девушка, всхлипывая – Меня не возьмут ни на какую работу, мисси, ни в один дом. Меня отправят трудиться на поля, а я не смогу выдержать работу на полях, у меня скоро будет ребенок.
– Ребенок? – Китти даже приоткрыла рот от изумления. – Чей ребенок?
– Хьюго! – презрительно фыркнула она. – Первый раз он овладел мной, когда я только попала сюда. Тогда я потеряла ребенка и была этому рада. Но он снова взялся за свое, а я успела так привязаться к маленькому Джону, что мечтаю завести своего малыша, даже если он от Хьюго. Я не хочу потерять его на этот раз, но, если меня выгонят отсюда и отправят в поле, чтобы я там ползала целыми днями в грязи на четвереньках, так оно и случится. – Она снова всхлипнула.
– Какая трогательная сцена!
Обернувшись, они увидели Кори, который стоял в проеме двери, отделявшей его комнату от спальни Китти. Он может подкрадываться незаметно, как кот, подумала Китти, и по спине у нее пробежали мурашки.
Он подошел к ним ближе:
– Дульси, не стоит беспокоиться. Когда-нибудь миссис Макрей будет признательна тебе за то, что ты помогла мне спасти ее от себя же самой. Ей намного лучше живется в качестве моей супруги, и она сама это поймет, как только сумеет побороть свое упрямство.
Он обвил рукой талию Китти, и все ее тело напряглось, когда он поцеловал ее в щеку.
– Доброе утро, моя прелестная жена, – прошептал он. Она ничего не ответила, и тогда он снова обернулся к Дульси:
– Ты останешься здесь, и я сам позабочусь о том, чтобы облегчить твои обязанности, когда приблизится срок родов. Мы не допустим, чтобы ты потеряла ребенка. Ни в коем случае! Если ты научишься читать и писать, и сможешь вести хозяйство в доме вместе с Хьюго, я сделаю все, чтобы он женился на тебе.
– Я не хочу за него замуж! – закричала Дульси и тут же сжалась, поняв, какую ошибку совершила, противореча своему хозяину.
– Хьюго не так уж плох. Он пытается делать то, что я от него требую. Иди, вынеси горшок и передай Фанни, чтобы она приготовила к полудню закуску и освежающие напитки. Я уверен, что на примерку уйдет много времени.
Дульси уже собиралась уйти, но он снова окликнул ее. Она остановилась, но не решилась обернуться, понурив в страхе голову.
– Я слышал, как моя жена просила тебя принести сюда ребенка. Так вот, я это запрещаю. Кроме того, я не хочу, чтобы этот старый болван Джекоб появлялся здесь. А теперь можешь идти по своим делам.
Дульси поспешила прочь из спальни. Китти в ярости обернулась к мужу:
– Как ты смеешь говорить, что я не могу перенести сына в свою собственную комнату? А Джекоб – мой самый старый и близкий друг. – Она вся дрожала от гнева.
Он схватил ее за плечи и сильно встряхнул.
– А теперь послушай меня, женщина, и послушай внимательно. Ты испытываешь мое терпение. Я заправляю всем в этом доме. Неужели нужно задать тебе хорошую трепку, чтобы ты раз и навсегда вбила это себе в голову? Я не потерплю подобных сцен, тем более в присутствии слуг. Я запрещаю переносить сюда ребенка, потому что у меня есть другие планы на твой счет, помимо ухода за ним. Тебе предстоит занять видное положение в свете, дорогая. И я не допущу, чтобы моя жена принимала в моем доме черномазого с полей. Ясно?
Он отпустил ее. У Китти кружилась голова, она пошатнулась и чуть не упала, но он снова подхватил ее, впившись пальцами в нежную кожу на ее плечах.
– Я уже получил почти все, что хотел, от твоего пылкого нрава, Китти.
Она оправилась от своего замешательства и в ярости набросилась на него:
– Как ты смеешь разговаривать со мной, как с рабыней? Я перенесу сюда своего сына и повидаюсь с Джекобом, даже если мне придется самой отправиться на поля. И теперь, когда я знаю, что это ты помешал Дульси отправить мое письмо, я ненавижу тебя еще больше! Если я найду какой-нибудь способ уехать отсюда, я сделаю это.
Он ударил ее по щеке. Китти попятилась и, потеряв равновесие, упала на пол. Прежде чем она успела пошевелиться, Кори рывком поднял ее за волосы. Затем снова ударил, на этот раз отшвырнув на кровать. Набросившись на нее, он задрал ей юбки и разорвал белье. Китти извивалась и стонала, сопротивляясь что было сил, но он без труда справился с ней. Грубо разведя ее ноги, он проник в нее, неистово двигая бедрами и не обращая внимания на то, что она кричала от боли.
Издав громкое урчание, он отодвинулся от Китти и взглянул с торжествующей ухмылкой на лице:
– Тебе нравится, дорогая? Приятно, когда тебя осыпают ударами и берут силой? Конечно, да. И не беспокойся по поводу твоего прелестного личика. Я прикажу Хьюго сейчас же принести какую-нибудь примочку. А теперь приведи себя в порядок. Скоро придет миссис Ривенбарк.
– Негодяй! – раздалось в тишине комнаты ее шипение. – Грязный подонок! Ненавижу тебя! И найду способ избавиться от тебя!
Никогда еще она не видела Кори таким взбешенным. Он резко обернулся и снова рухнул прямо на нее. Его пальцы сжались у нее на горле, пока ей не показалось, что она вот-вот провалится в бездонную пропасть.
– Если ты когда-нибудь захочешь меня покинуть, я прикажу убить твое отродье. Слышишь меня. Прикончу его и отделаю тебя до полусмерти так, что потом ни один мужчина даже не взглянет на тебя. Предупреждаю, Китти, перестань испытывать мое терпение!
Его голос доносился как будто издалека, и когда ей показалось, что смерть уже протягивает к ней свои щупальца, он ослабил хватку. Китти закашлялась, чуть не подавившись глотком свежего воздуха. Кори направился к своей комнате, с шумом захлопнув за собой дверь.
Китти все еще лежала неподвижно, когда вернулась Дульси.
– О мисси! – Она выронила ночной горшок, который со стуком упал на пол, и бросилась к кровати. – Этот человек сделал вам больно, да? Мне бы следовало догадаться: когда вы вывели Хьюго из себя, он сейчас же бросился к хозяину и сказал, что вы на него сердиты, а потом стоял по другую сторону двери и подслушивал. О Господи, Господи! – причитала она снова и снова.
Китти попыталась сесть, в смущении оправляя юбки. Итак, ее изнасиловал собственный муж.
– Пожалуйста, принеси мне бренди, Дульси, – прошептала она в отчаянии. – Это сейчас то, что надо.
Он готов убить Джона, в ужасе думала Китти, оставшись одна. Он потерял рассудок и не остановится ни перед чем!
Дульси вернулась с бутылкой бренди. Китти быстро осушила первую рюмку и попросила налить ей еще одну.
– Мисс Китти, умоляю вас, не выводите его из себя. У него… у него есть свои способы заставить женщину страдать, – прошептала Дульси.
Китти бросила на нее резкий взгляд:
– Что ты хочешь сказать?
– Та, другая, женщина… эта самая Стоунер… когда оставалась здесь по ночам, то часто ее крики разносились по всему дому. И кроме нее, были еще женщины, и я слышала, как они тоже кричали. – Дульси понизила голос, и Китти пришлось напрячь слух. – У мистера Макрея есть комната, а верхнем этаже, и он не разрешает никому из нас заходить туда. Еще ни один человек в доме не переступал ее порога, кроме него самого. Он все время держит ее на замке. Туда-то он и отводил тех женщин, и именно оттуда доносились крики.
Китти в беспокойстве прикусила губу:
– А потом с ними все было в порядке? На следующее утро, я имею в виду.
– Мы оставляли для них подносы с едой у двери. Иногда мы даже не замечали, как они приходили или уходили. Мисс Нэнси выглядела как всегда, разве что немного уставшей. Даже Хьюго не раз говорил, что хотел бы знать, что происходит в той комнате. По-видимому, мисс Нэнси не слишком против этого возражала, раз так стремилась женить на себе хозяина.
– Жаль, что она в этом не преуспела, – пробормотала Китти и затем спросила: – А как запирается та дверь? На ключ, как все остальные двери в доме?
Дульси кивнула.
– Но ключ есть только у мистера Макрея.
– Ладно, мы найдем способ пробраться туда. Темнокожая девушка испуганно вздрогнула:
– Только не просите меня помочь вам, мисс Китти, пожалуйста! Я знать не хочу о том, что находится в той комнате. Вам нужно молить Бога, чтобы вам не пришлось испытать это на себе, и чтобы он никогда не заставил вас подняться туда.
Когда Дульси, наконец, оставила ее, Китти попыталась отдохнуть, но ум ее пребывал в полном смятении. Появился Хьюго, чтобы осмотреть ее лицо, и она поморщилась, едва он прикоснулся к ней. Убедившись в том, что никаких шрамов или синяков не осталось, он ухмыльнулся и, с дерзким видом поклонившись, покинул комнату. Дульси вернулась, неся поднос с ленчем, однако Китти не хотелось есть. Потом доложили о прибытии миссис Ривенбарк.
Она вплыла в комнату – полная краснощекая дама с седыми буклями, выбивавшимися из тугого пучка на затылке. Миссис Ривенбарк обходилась с ней очень любезно, и Китти не могла удержаться от улыбки, вспомнив, как эта женщина когда-то переходила на другую сторону улицы, лишь бы не проходить мимо нее.
Миссис Ривенбарк трещала без умолку, а Китти тем временем думала о своем, пока не почувствовала прикосновения руки к своему плечу.
– Миссис Макрей, вам приглянулся какой-нибудь из этих набросков?
– Вот этот, по-моему, просто великолепен. – Она ткнула наугад в лист бумаги, лежавший перед ней.
– Это одно из моих лучших творений. – Портниха явно обрадовалась выбору Китти. – Уверена, пышные юбки с кринолином будут сидеть на вас бесподобно. Для этой модели как нельзя лучше подойдет розовый шелк. Начнем с того, что набросим бледно-розовый газ на нижний чехол более густого оттенка. Заметьте, декольте довольно низкое, и потому я предусмотрела к нему шаль, которая будет ниспадать глубокими, изящными складками. Никаких рюшей, складки на юбке и плечах будут поддерживаться крошечными букетиками роз из шелка. Белыми или розовыми?
Китти снова впала в задумчивость.
– Какой шелк выбрать для роз: белый или розовый? – раздраженно повторила миссис Ривенбарк.
– Не имеет значения. Делайте, как сочтете нужным.
– Вот и превосходно. – Она, похоже, пришла в замешательство. – Мистер Макрей предупредил, что вы должны выглядеть на этом приеме обворожительно, и мне кажется, что это платье станет одним из моих лучших творений. Кстати, вы позволите мне уложить ваши волосы тоже? Я приду пораньше и сама помогу вам одеться.
– Да, да, конечно.
Миссис Ривенбарк суетилась вокруг Китти, снимая с нее мерки и осыпая ее лестными замечаниями по поводу тонкой талии и бесподобной формы груди.
– Вам даже не нужен корсет.
Затем она упомянула о том, что вернуло Китти к действительности.
– Вы что-то говорили насчет Мэтти Гласс. – спросила Китти.
Я сказала, что бедняжка в полном отчаянии. Эти звери чуть не разорвали ее на части. С ума можно сойти. Как раз сегодня утром я разговаривала с доктором Поупом. Прежде чем приехать сюда, я побывала в больнице, но он не разрешил мне повидаться с ней. Судя по его словам, хотя она и оправилась физически, у него есть серьезные основания беспокоиться за ее рассудок. Она целыми днями лежит в кровати, уставившись в потолок, и ее приходится кормить через силу. У одного ее сына сломана челюсть и выбиты почти все зубы. Другой серьезно пострадал от ушибов. Положение просто ужасное, все графство кипит от негодования.
– Пожалуйста, передайте ей мой самый теплый привет. Я очень понимаю ее.
Миссис Ривенбарк приподняла брови, и затем ее красные, словно яблоки, щеки покрылись еще более густым румянцем.
– Да, я… я слышала о ваших злоключениях во время войны. Мне искренне жаль.
– Доктор ничего не говорил о том, как долго ей придется пробыть в больнице?
– Несколько недель Я и другие дамы из церкви не намерены оставлять попыток увидеться с ней. Надеюсь только, что негодяи, виновные в этом преступлении, будут пойманы. Пока они на свободе, ни одна женщина не может чувствовать себя в безопасности. Мне не верится, что ку-клукс-клан имел к этому отношение. Я слышала от пастора, что кто-то ночью прибил к двери больницы записку, автор которой назвался одним из членов ку-клукс-клана и заявил перед лицом Бога, что их группа ни в чем не виновна. Там даже говорилось, будто они собираются сами отыскать тех, кто несет за это ответственность, и проследить за тем, чтобы преступники понесли заслуженную кару.
Закончив снимать мерки, портниха принялась убирать рулоны ткани и наброски в большую матерчатую сумку.
– Я, со своей стороны, буду только рада, если сюда прибудут федеральные уполномоченные. Жители города твердо намерены в первую очередь обратиться к ним с требованием принять меры для поимки этих людей. Слава Богу, Джо Пол и Уильям Эрл были убиты. То, что случилось с вашей матерью, ужасно.
– Да, разумеется, – согласилась Китти. – А шериф? Не пытается их найти?
Миссис Ривенбарк фыркнула в ответ.
– У него и без того хватает забот. В городе полно нахальных черномазых, и мы не собираемся дальше с этим мириться. Мой муж, Джош, держит все время ружье рядом с кроватью. Ему пришлось спрятать его, когда янки вступили в город, иначе они бы непременно его забрали. Господи, как я радовалась, когда эти янки ушли! Некоторые из них, правда, еще здесь, не делают ровным счетом ничего, только напиваются в салуне и путаются с продажными девками. Остались якобы для того, чтобы поддерживать порядок, но я что-то его не вижу. Для порядочной женщины небезопасно появляться на улицах без сопровождения даже днем. – Она вздохнула. – Так, значит, я приду через день или два и тогда начну шить. Все в графстве будут говорить о вашей красоте. Я слышана, будто многие влиятельные люди уже приглашены, и даже сам губернатор. Это правда? – полюбопытствовала она.
– Не знаю. – Китти пожала плечами. – Я еще не видела списка приглашенных. Я оставляю все на усмотрение Кори.
Гостья удивленно взглянула на нее.
– Я же была больна, – добавила Китти.
Миссис Ривенбарк кивнула:
– Ах да, верно. Пожалуй, вы еще не вполне окрепли, чтобы со всем справляться. Как я слышала, меню будет роскошным – жареные перепела и утки, поросята и оленина. Фрукты и овощи привезут прямо из Роли. А пирог! Говорят, свадебный пирог ожидается вот такой величины! – Она развела в сторону руки на целый ярд.
– Похоже, вы знаете о предстоящем приеме больше, чем я сама.
Щеки портнихи снова вспыхнули густым румянцем.
– Об этом толкует весь город. И каждый надеется получить приглашение, не исключая и меня.
– Хорошо, я посмотрю, что могу для вас сделать.
– Правда? – Лицо маленькой женщины просияло. – Таким же удовольствием будет для меня стоять у подножия лестницы, когда вы совершите свой торжественный выход в наряде, сшитом мной! Да, этот вечер запомнится мне навсегда!
Китти сошла вниз и проводила миссис Ривенбарк до самого экипажа. Муж последней уже ждал там и, едва увидев Китти, поклонился ей с ослепительной улыбкой на лице. Она помнила и его. Джош Ривенбарк относился к ней с открытым пренебрежением. Теперь же, как и предсказывал Кори, он вел себя до крайности подобострастно.
Китти с наслаждением вдыхала в себя свежий воздух. Скоро нагрянет весна – повсюду уже ощущалось ее приближение. Бутоны на кизиловых деревьях вот-вот распустятся, она впервые уловила легкий пряный запах дикой жимолости, побеги которой уже расползались по краю веранды.
Пока Джош Ривенбарк усаживал свою жену в экипаж, из-за угла дома появился Кори вместе с Рэнсом и Койотом. Китти терпеть не могла его головорезов, которые нагло расхаживали повсюду с оружием, надвинув пониже шляпы, чтобы скрыть уродливые, потемневшие от загара лица. Койота она особенно недолюбливала, потому что он напоминал ей о Люке Тейте. И каждый раз, когда Кори не было рядом или он отворачивался в сторону, и Койот, и Рэнс бросали на нее плотоядные взгляды, так что у нее возникало желание убежать.
– А, миссис Ривенбарк… мистер Ривенбарк. – обратился к ним Кори, пустив в ход все свое обаяние. – Добрый день. Вы уже сняли мерки? Надеюсь, она выбрала самое лучшее платье, достойное ее несравненной красоты? – Он бросил на Китти полный обожания взгляд, от которого ту чуть не стошнило.
– Да, да, разумеется. – Миссис Ривенбарк, уже сидевшая в экипаже, порылась в своей сумке и протянула Кори набросок вместе с отрезом розового шелка.
Кори с глубокомысленным видом изучил набросок и принялся рассматривать шелк. Китти между тем следила краешком глаза за Рэнсом и Койотом и заметила на их лицах то же самое похотливое выражение. Она смерила их уничтожающим взглядом, и они смущенно отвернулись, впрочем, она успела заметить гнев в глазах Койота.
– Фасон великолепен.
Миссис Ривенбарк просияла.
– Мне особенно нравится декольте. Я хочу, чтобы все достоинства, которыми природа щедро наградила мою жену, были выставлены в самом выгодном свете, как редкие драгоценности.
Китти покраснела, Рэнс и Койот хмыкнули, а Джош Ривенбарк смутился.
– Но эта материя не подойдет. Я хочу видеть мою жену в платье из зеленою шелка, миссис Ривенбарк. Изумрудно-зеленого оттенка, под цвет дорогих украшений, которые я собираюсь ей подарить.
Он взглянул на Китти с притворной улыбкой, ожидая ее реакции. Она не проявила никакого восторга, и он, нахмурившись, снова обернулся к миссис Ривенбарк:
– Она наденет ожерелье с изумрудами и алмазами и серьги к нему. Когда прибудете в город, зайдите в ювелирную лавку Гидденса и взгляните на них сами. Я еще не успел забрать их оттуда. Постарайтесь, чтобы оттенок ткани точно соответствовал зелени изумрудов.
– Но для меня затруднительно… – начала она.
– Тогда поезжайте в Роли, – перебил он ее, отклоняя возражения. – Вам заплатят за все затраченное вами время и усилия.
– Да, конечно, как скажете, – быстро отозвалась она. – Кроме того, ваша жена согласилась, чтобы я сама уложила ей волосы, мистер Макрей.
– Вот и чудесно. Всего вам хорошего. – Протянув руку, он схватил Китти за запястье, увлекая за собой вверх по ступенькам.
– Я бы хотела остаться и подышать свежим воздухом, если ты не против, – попросила она.
– Я против. Нечего бродить без сопровождения, а у меня неотложное дело к Койоту и Рэнсу, которое нам нужно обсудить, и потому нет времени разгуливать с тобой под руку.
– В любом случае я бы не отправилась на прогулку ни с одним из вас. Уж лучше буду безвыходно сидеть у себя в комнате, и гнить заживо.
Кори открыл перед ней дверь, за которой уже стоял Хьюго, готовый проводить ее наверх.
– Хьюго, проследи за тем, чтобы миссис Макрей не выходила из дома без сопровождения, – произнес он холодно. – Я хочу, чтобы она как следует отдохнула перед обедом.
Кори многозначительно улыбнулся ей:
– Тебе лучше прилечь, дорогая. Я с нетерпением жду вечера, чтобы провести его вместе с тобой.
Развернувшись на пятках, он поспешил обратно к своим людям, а Хьюго крепко взял Китти за локоть. Резким движением она освободилась от его пальцев и бросилась бежать. Подобрав юбки, она взлетела вверх по ступенькам и, остановившись у первого поворота, перегнулась через перила из полированного красного дерева и крикнула:
– Не смей больше ко мне прикасаться, Хьюго! Никогда!
Его хохот эхом разносился за ее спиной, пока она бежала до своей комнаты, заливаясь слезами.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Горячие сердца - Хэган Патриция


Комментарии к роману "Горячие сердца - Хэган Патриция" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100