Читать онлайн Горячие сердца, автора - Хэган Патриция, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Горячие сердца - Хэган Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Горячие сердца - Хэган Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Горячие сердца - Хэган Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэган Патриция

Горячие сердца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Китти бросила недоверчивый взгляд на толстую пачку купюр, которую передал ей через стол сержант Джесси Брэндон.
– Это… это и есть деньги янки, – запинаясь проговорила она. – Так много! Вы уверены, что правительство осталось должно моему отцу такую крупную сумму?
– Неужели вы думаете, что мы выплатили бы вам столько денег, если бы это было не так? – проворчал Джесси, который во все время разговора сидел понурив голову. Он понимал, что деньги нужно передать как можно скорее. Неизвестно, когда генерал Скофилд вернется в штаб, а двое солдат, которых он отослал сразу же при появлении Китти, посмотрели на него с явным подозрением, видимо, решив, что он собрался за ней приударить.
– Поставьте вашу подпись вот здесь. Нам нужна расписка, подтверждающая получение вами полной суммы. – Он швырнул ей через стол подложные документы. – И пожалуйста, побыстрее. У меня и без того хватает забот.
Нацарапав свое имя дрожащими пальцами, Китти глубоко вздохнула и отступила, все еще исполненная благоговейного трепета.
– Просто не верится. Я ожидала получить сотню долларов или около того, но тут гораздо больше, чем…
– Тут тысяча с небольшим, – перебил сержант. – Мы выяснили, что ваш отец не брал ни единого цента из своего жалованья и оставил распоряжение, по которому все деньги должны быть положены на хранение на имя его дочери. Раз вы его дочь, то теперь они ваши.
Китти схватила толстую пачку ассигнаций Союза и прижала ее к груди. Несколько купюр упали на пол, и ей пришлось наклониться, чтобы подобрать их.
– Я бы попросил вас поторопиться, – волновался Джесси, утирая выступивший на лбу пот.
Будь проклят этот Кори Макрей, из-за которого он попал в такую переделку! Если только генерал обо всем узнает, ему вполне может грозить расстрел.
– Я подожду генерала, чтобы лично поблагодарить его, – сказала Китти, засунув деньги в мешочек, который передал ей сержант – Он был так любезен, ускорил прохождение моего дела.
– Вам лучше не делать этого, – сказал Джесси быстро, даже слишком быстро, и она бросила на него удивленный взгляд. С трудом выдавив из себя улыбку, он добавил. – Мне пришлось действовать в обход официальных каналов, понимаете? У меня есть друзья, которые многим мне обязаны, и пришлось поднажать на них, чтобы поскорее уладить дело. Генералу это может не понравиться. Я хочу сказать: он становится по-настоящему строгим, когда речь идет о неукоснительном следовании законам и уставу. Вам ясно, мисс Китти? Через неделю я сообщу ему, что вопрос решен, но, если он прямо сейчас узнает, что я так быстро все провернул, у него может возникнуть множество вопросов, и тогда не только я сам, но и мои друзья попадут в беду. Вам ведь не хочется этого, не правда ли?
– О нет, нет, что вы! – Она покачала головой. – Я отнесу деньги в банк и никому не скажу ни слова. Впрочем, мне все же придется заплатить налоги. Спасибо вам, сержант! Большое спасибо!
Он виновато покраснел, когда она обогнула стол, поцеловала его в щеку и поспешила прочь из штаба, прижав к груди мешочек с деньгами.
Джекоб стоял снаружи у старого фургона. Китти бросилась к нему на шею.
– Джекоб, ты видишь этот мешок? – Она покачала им перед самым носом негра. – Здесь больше тысячи долларов. Тысяча долларов янки. Я сейчас собираюсь в налоговое управление, затем мы вместе пойдем покупать древесину и сразу же начнем отстраивать заново ферму отца. Запасемся семенами, засеем поля, и у тебя с твоими друзьями появится крыша над головой. Джекоб, я знала, что наши молитвы будут услышаны. Мы со всем справимся. Я уверена!
Она вертелась вокруг него, подставив лицо жаркому июльскому солнцу, до тех пор, пока у нее не закружилась голова, и звонко рассмеялась, когда старый негр поднял ее на ноги.
– Джекоб, давай приступим к делу поскорее. Сегодня я собираюсь ночевать на своей земле. Своей собственной земле! И у нас будет еда, настоящая еда. Завтра мы посадим кукурузу и батат, купим корову и цыплят. Джекоб. Бог так добр к нам! Жизнь так прекрасна!
Слуга, усмехаясь, последовал за ней к зданию налогового управления, где она уплатила долг, после чего помахала в воздухе полученной распиской. Сборщик налогов нахмурился. Он был янки, специально приставленным к этой работе, и уже по одному его виду Китти могла судить, до какой степени ему было неприятно то, что кому-то из южан удалось оставить свою землю за собой. Не удержавшись, она даже потрясла распиской перед самым его носом, а заодно и мешочком с деньгами, В сопровождении Джекоба она чуть ли не вприпрыжку вышла из конторы на улицу.
Зайдя на продовольственный склад, они приобрели там все необходимое для посадок в саду и огороде. Затем Китти отправилась покупать продукты – муку, сахар, кофе. Она даже взяла отрез материала, чтобы сшить несколько новых платьев взамен муслинового, которое уже порядком обтрепалось. Как только с этим было покончено, они вдвоем направились покупать строительный лес, потребовав, чтобы в тот же самый день его доставили на землю Райтов.
Когда они уже вернулись к фургону, Китти внезапно остановилась:
– Джекоб, подожди меня здесь. Куплю еще ткани, начну готовить приданое для ребенка.
– Мисс Китти, и куда же вы собираетесь положить все это? – Джекоб обеспокоенно посмотрел на нагруженный до отказа фургон. – Вы сами сказали, что хотите спать этой ночью на своей земле, а что, если пойдет дождь? Все в фургоне может сгнить. Почему бы не подождать, прежде чем делать новые покупки?
– Мне нужны вещи для ребенка, – стояла на своем она. – Иди и жди меня в фургоне. Я скоро вернусь.
Повернувшись, Китти снова направилась к складу. Однако не успела она сделать и нескольких шагов, как путь ей преградил Кори Макрей. Он появился словно ниоткуда, но у нее возникло ощущение, что все это время он оставался поблизости, наблюдая за каждым ее движением. Как всегда, щегольски одетый, он стоял, с улыбкой глядя на нее и вертя в руках соломенную шляпу.
– Доброе утро, мисс Райт. Кажется, сегодня у вас много дел. Я видел, как ваш черномазый грузил вещи в фургон. Вы вдруг оказались женщиной со средствами?
– Это вас не касается, – отрезала она гневно, отступив в сторону, чтобы его обойти, однако Кори, сделав быстрое движение, снова оказался прямо перед ней. Она вздохнула. – Может быть, вы дадите мне пройти? Нам больше нечего сказать друг другу.
– О нет, мисс Райт, ошибаетесь. Я хочу извиниться перед вами за все беспокойства или неудобства, которые причинил вам в прошлом. Я был не прав и хочу загладить свой промах, предложив вам свою дружбу.
Она смотрела на него с подозрением, чуть склонив голову.
– Что вы на этот раз задумали, Кори Макрей? Я, кажется, ясно дала понять, что не желаю иметь с вами никаких дел.
– Как я уже сказал, – он отвесил ей любезный поклон, улыбнувшись и сняв шляпу, – я хочу перед вами извиниться. Вы, видно, вернули долг налоговой службе и собираетесь вновь отстроить свою ферму. Поскольку мы соседи, думаю, что простое приличие требует, чтобы мы были, по крайней мере, вежливы друг с другом. Раз вы хотите начать все заново, вам понадобится помощь, а у меня есть люди и необходимые припасы…
– У меня тоже, – резко перебила она. – Я не нуждаюсь в вашей помощи. К счастью, вы живете достаточно далеко от меня, и я сомневаюсь, что нам часто придется сталкиваться друг с другом. Ну а теперь, с вашего позволения, я займусь дедами.
– Ах, Китти, Китти! – Он закатил глаза и вздохнул. – Ну что прикажете с вами делать? Никогда не встречал такой упрямой женщины. Я предложил вам вполне почтенный брачный союз, от которого вы высокомерно отказались. Теперь предлагаю дружбу и помощь, как требует долг соседа, но и от этого вы отказываетесь. Что вы от меня хотите?
Глаза ее удивленно округлились.
– Вы глухой, сэр? Я прошу вас оставить меня в покое. Не хочу иметь с вами ничего общего.
– Неужели вы думаете, что я оставлю такую красивую женщину в покое? – рассмеялся он. – Нет, моя прелесть, просто я понял, что шел к цели неверным путем. Пытался навязывать вам свои ухаживания, но вы, по-видимому, принадлежите к числу тех женщин, расположения которых нужно долго добиваться. Именно так я и намерен поступить. Меня нисколько не смущает то, что вы не замужем и ждете ребенка. Я нахожу вас чрезвычайно соблазнительной и по-прежнему собираюсь рано или поздно жениться на вас.
– А я нахожу вас сумасшедшим! Ну а теперь, сэр, если вы не дадите мне пройти… – Она засунула руку в карман юбки, нащупав лежавший там пистолет.
Он беспомощно развел руками:
– Ради всего святого, давайте сегодня обойдемся без оружия, миледи! Сдаюсь, но ненадолго. Я не перестану преследовать вас до тех пор, пока вы не отдадите мне свою руку.
Китти обеими руками толкнула его в грудь, застав врасплох. Он пошатнулся и отступил. Только она хотела проскользнуть мимо него, как он крепко сжал пальцами ее запястья. Наклонившись близко-близко к ее гневному лицу, он прошептал:
– Китти Райт, запомните хорошенько: настанет день, когда вы поймете, что разумнее всего принять ту жизнь, которую я предлагаю вам. Я приложил усилия, чтобы узнать о вас как можно больше, и знаю, что капитан Колтрейн покинул город раздраженным, потому что вы не захотели отправиться вместе с ним. Он не желает жить здесь, в графстве Уэйн. Ему не понять, как много значит для вас земля вашего отца. Но я-то понимаю это! Я ценю в вас многое, и прежде всего неукротимый нрав, который и делает вас столь привлекательной и желанной в моих глазах. Вы будете моей. На свете нет ничего, чего я не мог бы получить, раз уж твердо решил. Вы станете моей рано или поздно, клянусь жизнью!
Губы Китти приоткрылись, но тут раздался чей-то высокий, визгливый голос:
– Как это прикажешь понимать, Китти Райт? Бросаешься на шею мужчинам прямо на улице при свете дня? Я-то думала, что особы вроде тебя знают свое место и торгуют собой, прикрываясь ночным мраком.
Перед ней стояла Нэнси Уоррен Стоунер, на ее лице застыло злобное выражение. На ней было платье из клетчатой ярко-желтой ткани, в руках она держала зонтик того же самого цвета, защищавший ее от безжалостно палившего солнца. Постукивая каблуком, она бросила раздраженный взгляд на Кори:
– Ты ведь собирался позавтракать вместе со мной в гостинице, не помнишь? Почему ты унижаешь меня, появляясь на людях с этой… этой шлюхой? Я знаю, как она кидается на мужчин, но…
– Нэнси, ты заходишь слишком далеко! – Китти выпрямилась, едва пальцы Кори отпустили ее запястье. – Я не потерплю, чтобы ты осыпала меня ругательствами. Я не хочу ссориться. Я желаю только мира.
– Мира! – фыркнула Нэнси, в ее сузившихся в щелочки глазах мелькнул злобный огонек. – И ты смеешь говорить о мире? Ты, по чьей вине Натан тлеет в могиле! Ты – предательница, и таких, как ты, следовало бы обвалять в смоле и перьях, а потом изгнать из города. Жалкое и никчемное создание, как и твой бездельник-папаша.
Это было уже чересчур. Схватив Нэнси за плечи, Китти швырнула ее с тротуара в корыто, из которого поили лошадей. Пока Нэнси беспомощно барахталась в грязной воде, Китти наклонилась и уставилась на нее сверху вниз, положив руки на талию:
– Я сказала, Нэнси, что ты заходишь слишком далеко. В следующий раз я ткну твою физиономию прямо в грязь, где ей и место. У меня ничуть не меньше прав жить в этом городе, чем у любого другого. И я собираюсь остаться здесь, не обращая внимания на издевки.
– Кори, Кори, не стой как вкопанный! – вопила Нэнси, пока вокруг собралась целая толпа любопытных. Они от души смеялись, несмотря на то, что были настроены против Китти. – Кори, поскорее уведи меня отсюда!
Кори, сам с трудом удерживавшийся от смеха, протянул ей руку, а Китти между тем направилась обратно к фургону.
Теперь даже покупка необходимых вещей для младенца не радовала ее. Придется заняться этим в другой раз. О, она терпеть не могла, когда ее выводили из себя подобным образом!
Китти замедлила шаги, заметив негров, собравшихся вокруг фургона, и Джекоба, в глазах которого застыл страх, его губы дрожали. Подобрав юбки, Китти бросилась бежать и, едва оказавшись в гуще толпы, локтями проложила себе путь к фургону:
– В чем дело? Джекоб, что с тобой?
Какой-то человек в лохмотьях, с поникшими плечами и седыми волосами, словно припорошенными снегом, произнес, запинаясь:
– Мисси, у нас большая беда. Горстка чернокожих парней прошлой ночью угнала нескольких лошадей. Они украли… оружие, еду…
Теперь все вокруг взволнованно заговорили хором:
– Горожане в ярости. Сегодня утром они побывали у генерала Скофилда и потребовали, чтобы этих черномазых повесили.
– Кто-то уверял, будто они подстрелили старого Джеда Уэсли.
– Говорят, будто линчеватели собираются устроить набег.
– Кто-нибудь непременно убьет этих негров, и тогда у всех нас будут крупные неприятности.
– Да. Белые господа начнут стрелять во всех чернокожих без разбора, лишь бы отомстить.
Китти в раздражении прикусила губу. Гедеон и его группа все-таки осуществили свою угрозу. Она увидела, как на глаза Джекоба от страха навернулись слезы.
– Поедем отсюда, – прошептала она, коснувшись его руки. – Сейчас мы ничего не можем сделать.
К ним приблизились двое вооруженных солдат. Один из них скомандовал:
– А ну, расходитесь! Сегодня утром и так много забот, без сборища черномазых.
– Белые горожане возмущены набегами прошлой ночью, – поддержал его другой солдат. – Для вас сейчас лучше всего не появляться на улицах. – Он быстро перевел взгляд на Китти: – А вы что делаете посреди этой толпы, мисс?
Китти не понравился презрительный тон его голоса, к тому же она чувствовала себя утомленной после похода по лавкам, столкновения с Кори и перепалки с Нэнси.
Бросив на солдата усталый взгляд, она произнесла:
– А вот это вас, черт возьми, совсем не касается. Сейчас же уйдите с моей дороги!
Пораженный, он отступил на шаг, а Джекоб помог Китти забраться в фургон, быстро сел сам, дернул за вожжи, и старые мулы поволокли фургон прочь из города.
– Это Гедеон, – произнес Джекоб, едва они миновали городские предместья и направились в сторону реки. – Он дождется, что его пристрелят, помяните мое слово. Гедеон не остановится на краже одеял и еды, с такой горячей головой он зайдет далеко. А расплачиваться за все придется мне и моим соплеменникам.
– Не придется, если вы будете заниматься своим делом и соблюдать законы, – убежденно сказала Китти. – Ну же, Джекоб, не надо так тревожиться. Ты и Ноли пытались его отговорить, и я тоже. Однако ни Гедеон, ни те, кто последовал за ним, не стали нас слушать. Так что теперь им придется расхлебывать все последствия своего поступка. Мы ничем не можем им помочь, разве молиться за них.
– Гедеон всегда отличался мятежным духом. Он не мог смириться с тем, что родился рабом, не мог простить белым господам того, что они надругались над его сестрой. Меня нисколько не удивило, когда он убежал с плантации, чтобы присоединиться к янки. И нет ничего странного в том, что он вернулся сюда и заварил эту кашу.
– Весь Юг сейчас в смятении, – попыталась утешить его Китти, хотя, судя по выражению лица старика, вряд ли ее слова успокоили его. – Сегодня, пока я была в лавке, мне удалось подслушать разговоры о том, что негры повсюду чинят беспорядки. Линчеватели делают то, от чего уклоняются федеральные войска, – выслеживают их и убивают без суда. Похоже, негры рады представившейся возможности отомстить белым людям за долгие годы рабства, а белые, в свою очередь, сопротивляются изо всех сил, возмущенные тем, что больше не могут, как прежде, держать чернокожих в своей власти. Не думаю, Джекоб, что над нашей землей подуют мирные ветры, – во всяком случае, нам до этого дня не дожить. Но постарайся не забывать о том, что ни твоей, ни моей вины в этом нет. Пусть хотя бы это служит нам утешением.
– Да, мэм, – кивнул он в ответ, немного успокоившись. – Я за многое благодарен судьбе. Ваш батюшка освободил меня и моих родных много лет назад, но не прогнал нас со своей земли, а платил, когда мог, и всегда следил за тем, чтобы мы не голодали. Зимой у нас всегда были дрова, а если кто-то из нас заболевал, вы или старый доктор Мастрейв лечили нас. Мы всегда любили вас и масса Джона за вашу доброту, и я горд тем, что могу хоть чем-то вам отплатить сейчас.
– Не будем передавать им городские слухи, – обратилась Китти к Джекобу, когда они приблизились к болотам. – Очень скоро они сами обо всем узнают. Пусть уж лучше разделят с нами радость – ведь теперь у нас наконец-то есть настоящий дом.
– Пожалуй, вы правы, – кивнул Джекоб. – Верно, они сами скоро все узнают. Незачем разбивать сердце Ноли. Видите ее? Стоит в стороне от остальных, плачет и заламывает руки – молится, чтобы я не принес дурных вестей. Да простит меня Бог, но я солгу ей и скажу, что не слышал, ни слова.
Они вылезли из фургона, но никто из собравшихся вокруг не сделал ни единого движения в их сторону.
– Эй, что с вами такое? – весело крикнула им Китти. – Идите, посмотрите, что мы привезли! Еда. Запасы семян. Древесину должны сегодня днем доставить на мой участок. Вечером у нас будет большой праздник, а завтра приступим к постройке дома и севу. Я даже купила корову и нескольких цыплят…
Голос ее прервался, едва она поняла, что никто не обращал на ее слова ни малейшего внимания. Ноли выступила вперед, из ее опухших глаз струились слезы.
– Джекоб! – простонала она и пошатнулась, прижав руки к груди.
Кто-то поддержал ее.
– Ноли, что с тобой? – Джекоб бросился к ней. – Что ты хочешь сказать, сестренка?
Она отвела глаза и стиснула перед собой руки, словно в молитве.
– О Господи, Джекоб! Случилось то, чего я боялась. Гедеон вернулся с лошадьми и ружьями.
Он обнял ее и мягко потряс за плечи, сам не в силах удержаться от слез:
– Ноли, мы с мисс Китти слышали об этом, когда были в городе, но не хотели говорить тебе, чтобы не расстраивать понапрасну. Мы ничего не сможем сделать для Гедеона. Он попал в беду, но по своей вине. Мы не в силах помочь ему. Нам надо думать о себе и о той новой жизни, которую предлагает нам мисс Китти. Ну же, держи себя в руках. Бог позаботится о Гедеоне и заставит его вернуться на путь истинный. Мы будем молиться за него. Становитесь за колени, и мы все вместе прочтем молитву.
Он окинул взглядом негров, опустился на колени и сделал им знак последовать его примеру. Никто не пошевелился. Джекоб посмотрел на Ноли, и та со стоном упала на колени рядом с ним, обняла его:
– О Боже мой! Джекоб, Гедеон забрал с собой Лютера. Он сказал, что убьет каждого, кто попытается его остановить. А Лютер так и рвался за ним следом. Он ушел, Джекоб. Оба наших мальчика ушли – и твой, и мой.
И два старых негра, обняв друг друга, зарыдали. Один за другим остальные преклонили колени, стали раскачиваться из стороны в сторону и громко молиться о спасении Гедеона, Лютера и всех тех, кто уехал вместе с ними.
Китти сжала губы и отошла подальше, чтобы не видеть этой картины. Она не могла позволить себе плакать. Слезами делу не поможешь. Слезы – проявление слабости, а в эти суровые времена только сильный духом вправе рассчитывать на выживание.
Молодая женщина шла по голым, бесплодным полям, высоко подняв голову к небу. Ветер развевал ее локоны. Она продолжала идти до тех пор, пока рыдания и стоны негров не превратились в отдаленное эхо.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Горячие сердца - Хэган Патриция


Комментарии к роману "Горячие сердца - Хэган Патриция" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100