Читать онлайн Цвет ночи, автора - Хэган Патриция, Раздел - 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Цвет ночи - Хэган Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.57 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Цвет ночи - Хэган Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Цвет ночи - Хэган Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэган Патриция

Цвет ночи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

9

Дэнси проснулась и села на кровати, ошалело оглядываясь по сторонам, не понимая, где она. Затем вспомнила все, что было, и улыбнулась. Снова откинувшись на подушки, она смотрела на грубые балки потолка и наслаждалась чувством, что все кругом знакомо. Как будто время повернуло вспять, и она снова маленькая, а впереди чудесный день, который она проведет с любимым дядей Дули.
Но, вспомнив все, что произошло накануне, вспомнив Клинта, тут же строго сказала себе: она больше уже не ребенок, и это непростительно – попусту тратить драгоценное время, когда впереди так много работы; а главное – это первый день ее новой жизни.
Полная энтузиазма, она вскочила с постели. Рядом с камином стоял умывальник.
Освежившись холодной водой, Дэнси зачесала волосы назад и стянула их узлом на затылке. Платье, в котором она спала, выглядело еще более помятым, чем когда она вытащила его из сумки, но больше у нее ничего не было, если не считать дорожного костюма, который тоже был в плачевном состоянии.
Увидев в комнате какой-то чемодан, Дэнси поспешно открыла его: в нем была старая одежда дяди Дули. Конечно, все вещи были велики и болтались на ней, как на вешалке, но все-таки в них она будет чувствовать себя удобнее, чем в этом несчастном платье.
Засучив рукава и подвернув брюки, она напялила на голову старую соломенную шляпу и выбежала из дому, намереваясь заглянуть в сарай, чтобы разбудить Клинта. Солнце было высоко, и Дэнси решила, что уже около полудня; она умирала от голода. Сейчас нужно приготовить вкусный, сытный завтрак, чтобы хорошенько поесть, прежде чем браться за дела, – слава Богу, накануне купила яиц и хорошей ветчины, так что… И тут она запнулась в удивлении – Клинт был уже давно на ногах и весь в работе. Видно было, как за сараем он обрубает сучья с соснового пня.
Подойдя поближе, Дэнси увидела, что изрядное количество деревьев уже срублено, пни выкорчеваны, немалый участок земли расчищен. Но прежде чем она успела спросить его, с какой стати он взялся за эту работу, Клинт поднял голову и, увидев ее, приветливо помахал рукой.
– Пора, соня, пора, – крикнул он, размахивая топором. – За работу!
Стараясь не смотреть на его широкие плечи, на бугры мускулов, перекатывающиеся на руках, на брюки, натянутые на упругих бедрах, Дэнси спросила:
– С какой стати ты занялся вырубкой? Надеюсь, ты еще не продавал древесину?
– Нет еще, – ответил он, ритмично взмахивая топором. Щепки отскакивали, ударялись о его обнаженную грудь, пролетали, едва не попадая в лицо, но он не обращал на них внимания. – То, что я срубил, я распилил на дрова, но теперь нам этого хватит на зиму, так что можно начинать продавать.
– Я же тебе сказала, – с нарастающим раздражением заметила она, – я не намерена вырубать лес на своей земле.
Клинт почувствовал, как напряглись нервы и сжались челюсти. Ее земля, черт побери! Проклятый Джордан, мысленно ругнулся он, яростно вскидывая топор. Ну почему, скажите на милость, именно он должен объяснять ей, как на самом деле обстоят дела?
Стараясь говорить спокойно, он пояснил:
– Я хочу завести небольшое стадо скота, а для скота необходимо пастбище. Вот теперь, когда я расчистил этот кусок земли, можно обмозговать и твою идею – насчет скипидара.
– Скот, – медленно проговорила Дэнси, подумав, что действительно было бы неплохо завести немного на мясо и на продажу. – Ну хорошо, – решила она наконец, – только немного, чтобы не расширять порубку. Хватит того, что ты уже расчистил.
Чувствуя, как нарастает в нем злость, Клинт изо всех сил ахнул топором. Ему нужно втрое больше земли под посев кормовых трав, а для того, чтобы справиться с этим до наступления зимы, надо как можно скорее избавиться от Дэнси.
– Вообще, – продолжала она, – нам надо поскорее браться за производство скипидара. Только сначала давай позавтракаем. Я просто умираю от голода. Вчера вечером не ужинала…
– Некогда, – пробормотал он сквозь стиснутые зубы. – Я уже несколько часов на ногах, и мне одному не справиться. Так что, если не возражаешь, давай немного поработаем, а потом сделаем перерыв и поедим.
Желудок Дэнси издал раскатистый вопль протеста.
– Ну хорошо, – сказала она. – Я только сбегаю чего-нибудь перехвачу – и сразу приду.
Клинт опустил топор и, насмешливо взглянув из-под полуопущенных век, язвительно осведомился:
– Как это ты намерена управляться с фермой, если не хочешь работать?
– Я хочу, – заверила Дэнси, – только…
– Только есть тебе хочется больше. Понятно, – он тихо рассмеялся. – Ну ладно, иди. Как я понимаю, от женщины нельзя ожидать, чтобы она работала на голодный желудок.
И снова принялся за работу, ритмично взмахивая топором. Дэнси с минутку постояла, наблюдая за ним, и, собравшись с духом, заносчиво, с вызовом бросила:
– Хорошо, что ты хочешь, чтобы я делала?
Он снова разогнулся – на этот раз, чтобы жестом обвести участок порубки.
– Вот эти ветки и щепки, что тут кругом валяются, надо собрать и сложить в кучу – на топку. Надеюсь, ты с этим справишься? А я буду колоть пни.
Дэнси поморщилась: царивший вокруг разгром был, наверное, похуже, чем на поле сражения. Вечером, в темноте при непогоде, она ничего этого не видела, а если бы увидела, ей бы это ой как не понравилось.
– У меня только один вопрос, – сказала она сухо, – с чего ты решил, что имеешь право на землю Дули? По-моему, это-то как раз мы вчера не обсудили.
– Так хотел бы сам Дули. Он хотел бы, чтобы эта земля досталась мне, – возразил Клинт, оправдываясь перед самим собой. – Откуда ему было знать, что ты в конце концов получишь это письмо и, если получишь, захочешь сюда приехать? Ведь он ни разу не получил ответа на свои письма.
И, переходя в наступление, добавил:
– Ты вообще собираешься работать или нет?
Дэнси принялась таскать сучья. Это была нелегкая работа. Солнце нещадно палило, она вся взмокла – а тут еще докучливые комары и мошка, облепившие потное тело и звенящей тучей роившиеся вокруг. Но она знала, что Клинт наблюдает за ней, и была полна решимости доказать, что у нее хватит характера работать с ним наравне.
Час, а может, и больше, прошел в молчании, но потом, когда Дэнси проходила мимо, волоча особенно громоздкую ветку, Клинту стало жаль ее, и он заметил:
– Работенка не из легких, что поделаешь! Не думаю, чтобы тебе когда-нибудь приходилось делать что-либо подобное. Интересно, а что обычно делают женщины в Ирландии? То же, что и тут? Готовят еду и штопают белье?
Он изо всех сил старался, чтобы слова его прозвучали сочувственно и заинтересованно, но по сути в них была скрытая издевка.
– Не знаю, как другие, – раздраженно ответила Дэнси, – а я целый день скоблила и чистила дом деда, а вечером прислуживала сквернословящим пьянчугам в его таверне. Откровенно говоря, я предпочитаю то, что делаю сейчас.
Его поразило, сколько горечи прозвучало в ее голосе – а ведь она еще такая молодая! Только все равно он не может позволить себе разжалобиться: чем скорее она поймет, что сыта по горло, и захочет уехать, тем лучше.
– Ты знаешь, наверное, на севере тебе было бы лучше, – осторожно сказал он. – После войны я некоторое время пробыл в Вашингтоне. Неплохое место. Ты могла бы открыть там пансион или небольшое кафе.
Дэнси уже почти дотащила ветку до быстро растущей кучи, но его слова заставили ее остановиться. Она бросила ветку и обернулась, яростно подбоченившись.
– Откуда я возьму деньги, чтобы открыть пансион или кафе? И с какой стати, если у меня есть вот это?
Маленькая испачканная рука ее вскинулась в негодующем жесте, и Клинт увидел кровь. Отбросив топор, он кинулся к Дэнси. Она пыталась вырваться, но сильные пальцы сомкнулись на ее запястьях и повернули руки ладонями вверх.
– Господи, Дэнси, что же ты ничего не сказала? – вырвалось у него при виде царапин и волдырей, покрывавших эти бедные ладошки. – Надо было надеть перчатки. Я просто не подумал…
– Я тоже, – призналась она. – Глупое упрямство, вот что это было. Захотела, видите ли, доказать, что могу работать не хуже любого мужчины. Глупо, да? – Она подняла на Клинта огорченные глаза.
– Пойдем, надо промыть ранки.
Взяв за локоть, Клинт повел ее с вырубки домой, усадил на крыльцо, вынес из хижины ведро с водой и чистые тряпки для перевязки, все это время повторяя себе, что это именно то, чего он хотел: измучить ее, сделать несчастной, заставить страдать, чтобы она с радостью ухватилась за предложение, которое он намерен ей сделать, когда назреет время, и убралась отсюда подобру-поздорову. Не важно, что она недурна собой и он с удовольствием подумывал, как все могло бы сложиться при иных обстоятельствах. Факты есть факты. Средний Теннесси не место для одинокой женщины, особенно когда кругом кипят страсти между янки и жаждущими мести южанами, освобожденными черными рабами и белыми бродягами, пришлыми карпетбеггерами
type="note" l:href="#n_2">[2]
и местными скалавэгами
type="note" l:href="#n_3">[3]
. Оставаться здесь небезопасно: есть основания предполагать, что дальше будет еще хуже. Если для того, чтобы заставить ее уехать, надо, чтобы она как следует намаялась, – пусть будет так! И нечего ее жалеть.
Дэнси молча наблюдала, как он бережно, осторожно обмывал царапины и ранки. Подхлестываемая желанием показать, на что она способна, Дэнси и не заметила, в каком состоянии ее руки, и теперь оставалось только терпеть, сдерживая стоны и охи. Потом Клинт смазал ранки какой-то мазью, и сразу стало легче. Она спросила, что это.
– Это листья лаконоса, сваренные с мукой, оливковым маслом, медом и яйцами. Когда-то эту мазь делал один из рабов отца и научил меня. Я всегда ее держу на всякий случай.
Заботливость Клинта произвела на Дэнси должное впечатление. Когда он закончил бинтовать ее руки, она поблагодарила и, оглядев плоды его трудов, сказала:
– Надеюсь, за несколько дней заживет. В следующий раз буду умнее и надену перчатки. А пока похозяйничаю в доме и…
– Похозяйничаешь в доме? – скептически отозвался Клинт. – Дэнси, нельзя же из-за нескольких волдырей изображать из себя инвалида. Повязки хорошие и плотные – вполне можно продолжать работу. Надо закончить расчистку поля.
Он направился к двери, но на пороге нетерпеливо оглянулся:
– Ну, ты готова? Похоже, что снова надвигается гроза, надо поторопиться, чтобы как можно больше успеть.
Дэнси понимала, что он прав, но она так устала, ей так хотелось есть и она чувствовала себя такой несчастной!
– Может, поедим чего-нибудь? – робко предложила она. – Я просто умираю от голода…
– Делай, что хочешь, – сказал он нарочито нетерпеливо и вышел, хлопнув дверью.
Ему даже не надо было оглядываться: он и так знал, что она идет за ним по пятам.
День клонился к вечеру. Клинт не переставал твердить себе, что делает именно то, что нужно: надо измотать ее настолько, чтобы она рада была унести отсюда ноги. И в то же время ему было как-то не по себе: чем дольше они работали вместе, тем больше она ему нравилась. И дело было не только в том, что девушка хороша собой, – она оказалась очень славным товарищем. С ней можно было говорить о чем угодно, и они говорили, работая бок о бок.
Дэнси рассказывала об Ирландии, о том, что, хотя это прелестная страна, свежая, зеленая, с таким воздухом, словно там царит вечная весна, она все равно не переставала мечтать о возвращении в Америку.
А Клинт рассказывал о войне и о том, что, хотя эта война была призвана покончить с бесчеловечным отношением человека к человеку, он все равно бесконечно рад, что она уже позади.
Временами они начинали говорить о Дули и о том, как он, умирая, признался, что всю жизнь любил Идэйну.
– Знаешь, ты очень на нее похожа, – заметил Клинт. – Насколько я ее помню. Те же рыжие волосы. Зеленые глаза. Я помню, как моя мачеха закатила скандал, когда отец сказал, что Идэйна очень красива. С тех пор он даже глянуть в ее сторону не смел, когда они встречались на улице.
– Помню, мы твою мачеху звали ведьмой, – хихикнула Дэнси.
Несмотря на изнурительную работу, она получала истинное удовольствие.
– Представляю, как ты был счастлив, когда вырос и избавился от нее.
– Не знаю, – сказал он задумчиво. – Понимаешь, как ни плохо она ко мне относилась, мне почему-то было ее жаль. Так и не знаю почему. До сих пор не знаю. Было в ней что-то такое, что заставляло думать, будто не одна она виновата в том, что стала такой.
Дэнси кивнула, вспомнив, что однажды дядя Дули сказал ей почти то же самое.
– Но почему ты хочешь остаться тут после того, как она выставила тебя из родного дома? Ты говоришь, мне было бы лучше попробовать начать новую жизнь где-нибудь в другом месте. Почему бы и тебе не попробовать то же?
Клинт почувствовал, как все в нем напряглось. Черт побери, ничего бы этого не случилось, если бы Джордан просто сказал ей правду. Клинт уплатил налоги, все законно, чин чином, и земля эта принадлежит ему – и вот, пожалуйста, он здесь, запутался в этом обмане, который чем дальше, тем хуже, и будет еще горше, если только он не поторопится выдворить Дэнси отсюда.
– Я мужчина, – сказал он резко, – и мое место здесь. А ты совсем другое дело. Если Дули и хотел, чтобы ты владела его землей, это было только потому, что он надеялся – с тобой приедет мать. Ему и в голову не могло прийти, что ты будешь тащиться в такую даль одна, чтобы тебя ограбили или изнасиловали. Был бы он жив, он первый посоветовал бы тебе поскорее сматывать удочки и уезжать куда-нибудь, где поспокойней.
Они сделали маленькую передышку, чтобы попить воды и отдышаться, и теперь стояли в прохладной тени сарая, настороженно поглядывая друг на друга. Голод и усталость разжигали в них злость.
– Знаешь, что я думаю, – сказала Дэнси, не в силах долее сдерживаться. – Ты и не собирался обрабатывать эту землю. Ты просто браконьерствовал, понемножку вырубая деревья на продажу.
Клинт проглотил готовый сорваться с языка сердитый ответ. Спорить с ней бессмысленно – он бы ничего этим не добился. Очевидно, ему все-таки удалось загонять ее, но не до такой степени, чтобы она решила сдаться.
– Послушай, – сказал он, – ты не права, и…
Он вдруг замолк, округлившимися глазами уставившись на что-то позади нее.
Обернувшись, Дэнси обнаружила причину, вызвавшую у него шок: возле сарая стояла молодая женщина и наблюдала за ними. Даже издали было видно, что она красива – только, пожалуй, слишком броской красотой. Льняные волосы струились из-под зеленой шляпки из перьев, низко вырезанный лиф яркого, золотисто-желтого атласного платья открывал глубокую ложбинку. На щеках ее рдел оранжевый румянец, а губы пламенели помадой цвета спелой черешни.
На минуту все трое застыли, но Дэнси тотчас поняла, что перед ней та самая женщина, которую Клинт ожидал найти в своей постели, и это пробудило в ней внезапную, нетерпеливую злость.
– Я полагаю, гостья, которую ты ждал вчера, явилась наконец. Правда, поздновато, ты не находишь?
На лице женщины отразилось мягкое удивление. С легким вздохом она повернулась и, стуча каблучками, направилась к своему экипажу.
Не говоря ни слова, Клинт последовал за ней.
Дэнси не тронулась с места, наблюдая. Она знала: сейчас Клинт сообщит своей гостье, что та больше не должна приезжать сюда и ждать его в постели. Теперь они будут встречаться где-то в другом месте.
Дэнси уговаривала себя, что это не ее дело. В конце концов, кто такой Клинт? Просто наемный работник – и больше ничего. Пусть себе спит с кем захочет.
Но уговаривай не уговаривай, а жгучая ревность все равно переполнила ее, когда эти двое скрылись в хижине.
Они пробыли там недолго, всего несколько минут, а затем женщина уехала, даже не взглянув в сторону Дэнси.
Клинт торопливо подошел, беспечно бросил:
– Извини.
Дэнси не ответила. Она вдруг испугалась, что, если заговорит, все тайное вырвется и станет явным. Поэтому она просто пожала плечами, как будто это было совсем не важно, и направилась к дому.
Клинт задумчиво смотрел ей вслед.
Ему стоило немалого труда убедить Лайлу уехать, не требуя объяснений. В присутствии Дэнси она не поднимала шума, но, как только они вошли в дом, взвилась до небес, требуя, чтобы ей сказали, кто такая эта девица Дэнси и что она тут делает. Клинт не хотел вдаваться в подробности. Лайла знала, что эта земля принадлежит ему, и сгоряча могла его выдать. Он не мог рисковать.
До сих пор он не отдавал себе отчета, насколько серьезно это все для Лайлы. Она пришла в такую ярость, застав его с другой женщиной! И не важно, что обстоятельства были отнюдь не романтичными. Главное для Лайлы – то, что он был с другой! Ей это очень не понравилось. Она настаивала, что им необходимо поговорить. О многом!
Он обещал, что попозже приедет в город, чтобы все обсудить, и только так ему удалось убедить ее уехать, но все равно она была вне себя.


Никогда еще Дэнси не чувствовала себя такой усталой. Работа в таверне тоже была не из легких, но разве ее можно сравнить с этой многочасовой пыткой под жгучим солнцем! Единственное, о чем она сейчас мечтала, – это забраться в постель и уснуть, но она знала, что Клинт тоже голоден, как черт. Надо готовить ужин.
Так, значит, картошка и лук на суп, размышляла она устало, умываясь. Может быть, пара кусочков поджаренного бекона. Что угодно – лишь бы наполнить пустой желудок. Позже, когда она попривыкнет к работе на солнце, она будет готовить что-нибудь повкуснее.
Припомнив, что видела мешки с овощами под крышей, где прохладнее, она вышла из дому – и как раз вовремя, чтобы увидеть, что Клинт уезжает.
Обернувшись на топот копыт, донесшийся от дороги, она узнала жеребца, с которым целый день воевала в поле, и поняла: Клинт едет в город, к той женщине. И чертыхнула себя за то, что ей это ох как небезразлично.


Эдди с такой силой ударила зонтиком по столу Джордана, что чернильница подскочила и перевернулась, заливая темной густой жидкостью бумаги, над которыми он работал.
– Господи, мама, что ты делаешь? – воскликнул он, откатываясь назад, чтобы чернила не забрызгали брюки. – Успокойся, ради Бога! С какой стати ты так разбушевалась?
Эдди посинела от злости.
– Ты знаешь, что эта паршивая девчонка вернулась, и нарочно мне ничего не сказал. Я должна была услышать об этом от Эмметта – и как он был доволен, что первым сообщает мне, что дочь Идэйны О'Нил возвратилась в Теннесси! Я чувствовала себя такой идиоткой, а все за моей спиной смотрели и смеялись. Ты уже знал, – продолжала бушевать она, – но, когда я приехала из Нэшвилла вчера вечером, ты нарочно ничего мне не сказал.
Джордан подавил желание признаться, что, если бы все было, как он хотел, она бы до сих пор ничего не знала, потому что, уезжая из города за два дня до появления Дэнси, она собиралась целую неделю погостить у своей кузины. Он рассчитал, что времени было вполне достаточно, чтобы Дэнси успела сразиться с Клинтом и примчаться к нему за помощью. Даже накануне, когда Эдди вдруг неожиданно вернулась, он еще надеялся, что с самого утра Дэнси первым долгом ворвется к нему в офис и даст ему шанс приступить к выполнению своего плана прежде, чем мать обо всем узнает.
Эдди снова ударила зонтиком по столу, и Джордан, потеряв терпение, крикнул:
– Прекрати, пожалуйста, мама! Я хотел тебе сказать, но забыл. Просто выскочило из головы.
– Не ври! Кто-кто, а ты такого забыть не мог, сам знаешь. Где она сейчас? Я должна выяснить, что она здесь делает. Пусть не воображает, что может претендовать на мою лавку или еще на что-нибудь, что раньше принадлежало ее отцу. А где ее мать? Идэйна никогда не отпустила бы ее одну.
– Она умерла.
Джордан стал рассказывать все, что знал, понимая, что теперь уже бесполезно что-либо утаивать.
Эдди слушала, опустившись в ближайшее кресло, а когда он закончил, возмутилась.
– Почему ты не сказал ей, что Клинтон уплатил налоги и завладел этой землей? Зачем ты ее туда послал? Почему не дал ей денег, чтобы она вернулась туда, откуда приехала? Ей тут нечего делать!
Джордан раскинул руки в беспомощном жесте.
– Она такая упрямая! Считает, это ее земля, и что бы я ни говорил, все было бы бесполезно. Вот я и решил, что самое лучшее – это предоставить ей самой во всем убедиться, а после того, как Клинт выставит ее полной дурой, ей больше ничего не останется, как уехать.
Эдди секунду постояла, глядя на него прищуренными глазами, затем решительно втянула воздух и угрожающе взмахнула зонтом.
– Ну, это было вчера. Твой дурацкий план, очевидно, не сработал, и вот что я сделаю: завтра же с утра поеду туда и посмотрю, дошло ли до нее, что она попусту тратит время. Ничего из того, чем когда-либо владели О'Нилы в этой округе, ей не достанется.
– Мама, постой, подожди, – отчаянно крикнул Джордан, но было поздно.
Эдди уже испарилась, хлопнув дверью.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Цвет ночи - Хэган Патриция

Разделы:
1234567891011121314151617181920212223242526Эпилог

Ваши комментарии
к роману Цвет ночи - Хэган Патриция



Мило и отважно.... Романтикам понравится. 8/10
Цвет ночи - Хэган ПатрицияЛилия
17.05.2013, 13.29





Прочитала 14 глав....и поняла это не мое!!! На мой взгляд нет никакой изюменки,нет страсти....! Моя оценка 6/10.
Цвет ночи - Хэган ПатрицияО.П.
13.03.2014, 20.56





Очень хороший роман 10 из 10
Цвет ночи - Хэган ПатрицияЛюбовь Владимировна
29.04.2014, 9.30





По христианским канонам, вдова не может выходить замуж за брата мужа - это инцест и тяжкий грех. Поэтому правильно, что мать Дэнси убежала назад в Ирландию. Сама Дэнси мне очень понравилась. Одним словом - Бой Баба! И молодец, что много не думает в секс вопросах: нравится мужик - сразу спит с ним. Так и надо в жизни. Лови грача сгоряча!!!
Цвет ночи - Хэган ПатрицияВ.З.,67л.
31.08.2015, 14.46





Вдове выйти замуж за брата мужа - тяжкий грех? Инцест? Что за бреееед. Какая дикая тупая догма. В жизни разные обстоятельства бывают, причем здесь кровосмешение. В очередной раз радуюсь, что в меня в детстве не вбивали этот религиозный маразм. Эх, Хитченса на вас нет, догматики вы наши...
Цвет ночи - Хэган ПатрицияBright
31.08.2015, 15.25





Отличный роман мне очень понравился
Цвет ночи - Хэган ПатрицияНАТА
9.01.2016, 18.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100