Читать онлайн Цвет ночи, автора - Хэган Патриция, Раздел - 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Цвет ночи - Хэган Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.57 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Цвет ночи - Хэган Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Цвет ночи - Хэган Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэган Патриция

Цвет ночи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

10

Заглянув поутру в сарай, чтобы разбудить своего работника, и обнаружив, что его там нет, Дэнси решила, что он, как и вчера, проснулся раньше и, наверное, где-то уже трудится. Однако его нигде не было видно, – по всей вероятности, он дома не ночевал. Дэнси пыталась убедить себя, что злится только потому, что сдуру заключила с ним сделку. Уж если он нанялся к ней работником, так должен каждый день с утра быть на работе. Ей нет дела до его личной жизни! Пусть только появится – она ему так и скажет! Прямо и нелицеприятно!
Раздраженная, теряясь в догадках, Дэнси заметила подъехавшую карету, только подходя к дому. Наверное, это Джордан – кто бы еще это мог быть! Она ускорила шаги, радуясь, что он приехал посмотреть, как у нее идут дела. Конечно, чтобы приступить к осуществлению ее планов и начать добычу живицы и производство скипидара, придется просить взаймы изрядную сумму. Дэнси была намерена принять его великодушное предложение. Тогда, в его офисе, она была слишком потрясена всем услышанным, чтобы говорить о своем финансовом положении.
Однако, приблизившись и увидев, что в карете никого нет, а дверь в хижину открыта, она поняла, что приехал кто-то другой. Джордан – калека, он не мог бы сам выбраться из кареты. Одолеваемая недобрым предчувствием, она подошла к крыльцу, на ходу расстегивая кобуру. Слава Богу, что у нее вошло в привычку брать с собой оружие, выходя из дому! Она медленно вытащила пистолет и…
Эдди Мак-Кейб выступила на крыльцо и уперлась взглядом в дуло пистолета. Вот еще глупости! Она перевела глаза на Дэнси и насмешливо бросила:
– Послушай, девочка, убери эту штуку, пока ты кого-нибудь не изувечила. – И затем, склонив голову набок, ехидно добавила: – Вообще-то можно было предвидеть, что ты будешь бегать с пистолетом, когда вырастешь. Ты и маленькой была хуже мальчишки.
В незваной гостье было что-то смутно знакомое – с этими яркими белыми и желтыми перьями, свисающими со шляпки по одну сторону лица, – ни дать ни взять бантамский бойцовый петух!
Дэнси вложила пистолет в кобуру – и вспомнила!
– Эдди Мак-Кейб, – воскликнула она в удивлении, – ну, конечно же, вы Эдди Мак-Кейб! Я вас помню.
– Маленькая бандитка. Выросла – и стала большой бандиткой. Как ты смела приехать сюда и порочить доброе имя покойного мужа моей кузины?
– Мужа вашей кузины?
О чем она говорит? Дэнси ничего не понимала.
– После того как твоя мать сбежала с тобой, твой отец образумился и женился на женщине, на которой ему надо было жениться с самого начала, – на моей кузине Оливии. Таким образом мы с ним породнились, и я не позволю тебе вторгаться в наше общество и позорить мою родню.
– Позорить? Я вас не понимаю.
Глаза Эдди сузились.
– Нечего притворяться, ты, маленькая шлюшка! Мне известно, что ты поселилась тут с моим пасынком и живешь с ним во грехе. И вот что я тебе скажу, – тут она угрожающе потрясла кулаком, – добрые христиане Пайнтопса не потерпят такого беспутного поведения! Где Клинтон? – Эдди дико оглянулась, словно ожидая, что он вдруг выглянет из укрытия. – Я ему скажу пару слов. Мало того, что он имел наглость вернуться сюда, так он еще похваляется вопиющим грехом передо мной и перед всеми остальными в нашей христианской общине!
Дэнси, нервничая, попыталась урезонить свою гостью.
– Вы не поняли. Все совсем не так. Просто Клинт согласился тут жить и работать у меня. Он спит в сарае, я в доме. Уверяю вас, мы не делаем ничего плохого. Ему больше некуда деваться.
– Ах, так он работает у тебя? – презрительно процедила Эдди. – Он же так рвался захватить эту землю! Черта с два он уступит ее тебе без схватки в суде, не говоря уже о том, чтоб у тебя работать! В жизни не слышала ничего нелепее!
Дэнси пришлось рассмеяться.
– С какой стати Клинту спорить со мной в суде? Он тут жил только потому, что вы вышвырнули его из родного дома и ему некуда было деться, и, кроме того, он знал, что дядя Дули хотел бы, чтобы он тут присматривал за хозяйством, пока я вернусь. Так что он рад был остаться здесь моим работником, – добавила она, дерзко вздернув подбородок. – Я уверена, он скажет вам то же самое, когда вернется. Только я не знаю, где он сейчас, потому что, когда я пришла его будить, его уже в сарае не было. Обещаю вам, как только я его увижу, я пошлю его в город, и он вам скажет то же самое: что он у меня работает и между нами нет ничего предосудительного. А вообще, я буду нанимать еще работников, как только смогу обеспечить их жильем.
– Еще работников? – насторожилась Эдди. – Каких работников?
Дэнси ужасно жалела об этой стычке. Меньше всего ей хотелось, чтобы между ней и матерью Джордана возникла вражда или просто натянутые отношения, потому что та могла бы отговорить Джордана предоставить ей заем. Стараясь загладить возникшую шероховатость, Дэнси предложила:
– Вы знаете, мисс Эдди, у меня есть кое-какие планы. Если вы позволите, я бы заехала к вам и рассказала обо всем…
– Таких, как ты, я не принимаю, – холодно перебила Эдди, – и Клинтона ко мне тоже незачем присылать. Мне с ним не о чем говорить. Вообще не о чем. Можешь передать ему, что я считаю неприличным, что он позволил тебе с ним поселиться. Он только усугубляет положение своим безрассудным поведением.
– Я же сказала, – еще раз попыталась втолковать ей Дэнси, – Клинт спит в сарае.
Эдди решительно протопала вниз по ступенькам крыльца, взгромоздилась на сиденье кареты, прежде чем обернуться и ледяным тоном возразить:
– Ты недооцениваешь мои умственные способности, Дэнси О'Нил, если думаешь, что я не понимаю, что здесь происходит. Клинтон ни за что не уступил бы тебе эту землю только потому, что ты вдруг возникла и заявила, что Дули О'Нил оставил ее тебе в наследство. Он хитрил и интриговал, чтобы заплатить за нее налоги буквально за несколько часов до того, как я собиралась это сделать: он же знал, как она мне нужна! Он просто мстил мне за то, что я не встретила его с распростертыми объятиями после того, как он предал свой народ.
Разгневанная гостья уже собиралась уезжать, но Дэнси остановила ее, схватив за узду лошадь, которая стояла рядом.
– О чем вы говорите?
– Как ты смеешь перехватывать мою лошадь!
Эдди выхватила зонтик и принялась размахивать им, стараясь достать Дэнси, но не могла дотянуться.
– Ты, маленькая хулиганка, убирайся с моей дороги! Я предупреждаю: ты еще нарвешься на беду!
– Я не отпущу вас, пока не скажете, что вы имели в виду, заявляя будто Клинт отнял у вас эту землю.
– Я не говорила, что он ее у меня отнял. Он украл ее у меня из-под носа – вот что он сделал. Спроси у Джордана, он тебе расскажет. В тот день, когда привезли все архивы и объявили, что можно уже платить налоги, как только дверь у сборщика налогов открылась, Клинт был уже тут как тут. Первым ворвался и заплатил, чтобы я не успела этого сделать.
Дэнси понимала: Эдди не стала бы ехать в такую даль только для того, чтобы рассказать какую-то басню. Кое-что начинало проясняться: почему Клинт на свой страх и риск принялся вырубать лес, почему он строил планы на будущее.
– Объясните мне, пожалуйста, – сказала она медленно и спокойно. – Это собственность Клинта? Он здесь хозяин?
– Конечно.
– Джордан мне ничего об этом не говорил.
– Наверное, он считал, что это его не касается.
Дэнси рассудила, что, наверное, Джордан отлично помнил, какой строптивой девчонкой она была, и решил, что лучше предоставить ей самой поехать и убедиться, как обстоят дела. Предложив ей денег, он дал понять, что готов помочь и всегда охотно придет на выручку, доказав, что он настоящий друг.
– Отдай мне поводья, – жестко сказала Эдди, протягивая свободную руку, а другой по-прежнему размахивая зонтом.
Дэнси отпустила поводья и отступила назад.
– Дуреха, – крикнула Эдди, прежде чем пустить лошадей крупной размашистой рысью. – Клинтон тебя использовал, как он использовал эту потаскуху, Лайлу Коули. Когда ты ему наскучишь, он избавится от тебя, как избавился от Лайлы. Говорят, вчера вечером начальнику полиции пришлось поехать в бордель, в котором она работает, потому что она там разбушевалась и швыряла в своего красавчика бутылками. Лучше собери свое барахло и уезжай, откуда приехала, – продолжала кричать Эдди, уже отъехав. – Тебе тут не место, как когда-то твоей матери…
Дэнси смотрела ей вслед, и жгучая ярость захлестывала ее с головы до ног.
Будь он проклят, этот Клинт, твердила она себе, сжимая кулаки и дымясь от гнева. Он сделал из нее дурочку, и весь округ об этом знает.
Но больше это ему не удастся, нет, клялась она себе, ускоряя шаг, пускаясь бегом. За то, что по праву должно принадлежать ей, она будет драться не на жизнь, а на смерть, и Клинт скоро об этом узнает. А когда он это поймет, она обратится к Джордану и попросит его о помощи. Конечно, Джордан даст ей денег, чтобы откупиться от Клинта и раз и навсегда убрать его с дороги. А потом она встретится с Эдди и как-нибудь постарается найти путь к примирению.
Только сначала она оседлает лошадь, найдет Клинта, и тогда он увидит, кто будет смеяться последним.


Клинт погрузил в повозку последние срубленные сосны. В ту ночь, когда была большая гроза, в ночь, когда он принял Дэнси за Лайлу, он слышал, что молния ударила где-то на горной гряде. Он оказался прав: упало большое дерево, увлекая за собой несколько стволов поменьше, как раз подходящих для ограды. Оставалось только обрубить ветки и ободрать кору.
Надвинув пониже шляпу, чтобы защитить лицо от безжалостного солнца, он подумал, что работа, может быть, и не была бы такой тяжкой, если бы ночью удалось как следует поспать. Но после этой сцены с Лайлой он никак не мог расслабиться. Не желая топить огорчение в вине, он ввязался играть в покер у Суини, и когда блюстители закона удалились, играл до самого рассвета. И вот результат: вялый, измученный, с мутными глазами – а впереди целый день работы!
Он потрогал лоб под копной спутанных темных волос и поморщился от боли. Порез не был глубоким, но чертовски болел. Лайла таки хорошо его огрела: первая бутылка, которую она в него швырнула, застала его врасплох.
Надо быть большим дураком, чтобы думать, будто Лайла могла приехать, застать его в обществе другой женщины и отнестись к этому спокойно, без скандала, но надо быть полным идиотом, чтобы надеяться, что он сумеет все объяснить и она поймет. И только потом, после того как приехал начальник полиции и укротил ее, пригрозив, что посадит в тюрьму, Клинт наконец понял, что это не просто ревность: Лайла бросилась ему на шею, вся в слезах, и призналась, что любит его.
Клинту стало очень не по себе: меньше всего он хотел причинить ей боль. Он повторял это снова и снова, и Лайла сказала, что все понимает, он ни в чем не виноват, потому что с самого начала сказал ей, что она ему очень нравится, но это не любовь. Она извинялась и сказала Суини, что возместит все убытки. Но Клинт сказал: нет, какого черта, возместить эти дурацкие убытки – это самое меньшее, что он может для нее сделать. И тогда Лайла пошла работать или по крайней мере притворилась, будто идет, и последнее, что Клинт видел, – как она поднималась в свою комнату, ведя очередного клиента.
Ну, ничего, решил в конце концов Клинт, с ней все будет в порядке, и, наверное, это к лучшему. Сейчас его занимало только одно: как избавиться от Дэнси.
Судя по тому, что он слышал, тут скоро опять станет жарко. Ходили упорные слухи о какой-то тайной организации, созданной бывшими солдатами и офицерами армии конфедератов, имеющей целью поддерживать превосходство белой расы. Офицер, который ему об этом рассказывал, сообщил по секрету, что федеральное правительство очень озабочено недавними нападениями и вылазками, опасаясь, что это не продолжение стихийных партизанских рейдов мародерствующих конфедератов, а плановые террористические акции, цель которых – запугивать и держать всех в страхе.
Клинту припомнился инцидент в другом округе, когда нашли жестоко избитого бывшего раба. Бедняга утверждал, что с ним расправились духи мертвых солдат-конфедератов. Они предупредили его, что он должен покинуть маленькую ферму, которую ему удалось приобрести, уплатив налоги, не выплаченные прежним владельцем, иначе они вернутся и убьют его. Офицер, рассказавший Клинту эту историю, смеялся над бывшим рабом, который в страхе повторял, что на него напали призраки, он их сам видел. Однако Клинт не находил в этом ничего забавного. Он знал – большинство негров суеверны – и подозревал, что некоторые вполне живые бывшие солдаты облачались в костюмы привидений, чтобы сеять эти страхи.
Клинт решил, что пора сказать Дэнси правду. Может быть, он сумеет ее убедить в том, что, если Дули и хотел, чтобы земля досталась ей, из этого ничего не выйдет.
Он повернул повозку и направился домой. Раз с этим покончено, ему следует нанести визит своему сводному брату и высказать все, что он думает о его жестокой проделке. Братья никогда не ладили, а после войны их отношения еще ухудшились, причем Клинт отнюдь не был уверен, будто это вызвано его переходом на сторону северян. Изменился Джордан. Он не мог ходить, и Клинт понимал, как это мучительно. Но после того, как Эдди сделала сына управляющим банком, он стал настоящим тираном. По сплетням, которые Клинт слышал в заведении Суини, – а это было единственное место, где с ним еще разговаривали, забыв после пары стаканчиков о ненависти, – Джордан упивался нищетой и страданиями людей, которых знал всю свою жизнь.
Да, Эдди и Джордан – два сапога пара. Оба стремятся к богатству и к власти, и оба ни перед чем не остановятся, чтобы заполучить то, чего хотят.
Но на этот раз – пусть единственный в жизни – Клинт их все-таки обошел и был несказанно горд этим.
Он только выбрался на вершину гряды, как увидел Дэнси, крупной рысью несущуюся навстречу. Удивительно, подумал он рассеянно, где она научилась так управляться с лошадью – сидя по-мужски, без седла, с легкостью преодолевая канавы и рытвины, она была похожа на бесстрашного кавалериста, скачущего в атаку.
Девушка приблизилась, и Клинт, увидев искаженное бешенством лицо, остановил повозку.
– Ради Бога, Дэнси, что…
Это было все, что он успел сказать. Дэнси осадила коня так резко, что тот взвился на дыбы, храпя и молотя воздух передними ногами, готовый продолжать бег.
– Говори сколько, ты, хитрый ублюдок? – процедила она сквозь стиснутые зубы.
– Что сколько? – Он понимал, о чем она, но все еще надеялся, что ошибается.
– Сколько ты заплатил налога? И не притворяйся, что не понимаешь, о чем я говорю. Только что здесь была твоя мачеха. Налетела, как гроза, обвинила меня в том, что я поселилась здесь, чтобы жить с тобой во грехе. Ах, с каким удовольствием она разъяснила мне, какая я дура! Я не знаю, каковы твои мотивы, и не хочу знать, – горячо продолжала она. – Если ты мне не скажешь, сколько ты уплатил, я пойду к сборщику налогов и узнаю у него, так что ты свое получишь.
– Мне не надо твоих денег, Дэнси, – возразил он. – Если ты можешь меня выслушать спокойно, я все тебе объясню, попытаюсь объяснить…
– А что тут объяснять? Мне и так ясно. Тебе просто доставляло удовольствие делать из меня дурочку и заставлять работать до седьмого пота, до полусмерти, чтобы мне все осточертело и я сдалась, уехала. Ты ведь и не собирался говорить мне правду, что – нет? Ты надеялся украсть у меня эту землю.
Он собрал все свое терпение.
– Земля не твоя, Дэнси. Она моя. Но ее мог бы получить кто угодно – кто первым пришел и заплатил налоги, не внесенные прежним владельцем. Кто угодно. Эдди, Джордан. Любой карпетбеггер. А насчет того, что я хотел заставить тебя сдаться и уехать, – да, это правда, – признался он. – Я надеялся, что так можно избежать той боли, которую причинила бы тебе правда, после того как Джордан послал тебя сюда, ничего не сказав. Но я все же решил рассказать все, как есть, и как раз собирался это сделать.
Дэнси хмыкнула.
– И ты надеешься, я в это поверю?
– Послушай, ты же надеешься, что я поверю, будто Дули оставил все тебе, – хотя у тебя нет никаких доказательств.
– Верно, – коротко кивнула она. – А сейчас я хочу, чтобы ты убрался с моей земли. Немедленно.
По тому, какой решимостью горели ее глаза, было ясно, что убеждать ее бесполезно. Но он должен был попытаться.
– Во-первых, ты выслушаешь одну вещь, которую должна знать.
Он стал рассказывать, какие опасности грозят сейчас на каждом шагу; напомнил, что, хотя война официально закончилась, есть люди, которые будут продолжать ее другими средствами, и она окажется в самой гуще этих грозных событий.
– Я помогу тебе обосноваться где-нибудь в другом месте, – закончил он. – Денег у меня немного, но все, что я имею, – твое.
– Ах, какой ты великодушный, Клинтон Мак-Кейб! И как я могла хоть на минуту подумать, будто ты изменился? Как был хулиганом, так и остался. Горбатого могила исправит Теперь моя очередь сказать тебе кое-что, – она ткнула его пальцем в грудь, подкрепляя свои слова. – Я не за тем приехала сюда из-за океана, чтобы позволить тебе украсть у меня из-под носа мое наследство. Я буду за него драться, если понадобится.
– Одна ты ничего не сможешь сделать. Тебе нужна помощь.
– Джордан мне поможет.
– Еще бы, – рассмеялся Клинт, – обязательно поможет – угодить к нему в постель. Но это и все – на большее не надейся. Банк принадлежит Эдди, как и сам Джордан. А ей эта земля нужна так же, как тебе.
Дэнси покачала головой, упершись руками в бедра и расставив ноги с видом решительным и вызывающим.
– Мне надоело твое вранье, я больше не хочу слушать. Собирай свои вещи и убирайся, а я позабочусь, чтобы ты получил свои деньги.
– Я уже говорил: мне не нужны эти деньги. Мне нужно, чтобы ты позволила мне помочь тебе наладить жизнь где-нибудь в другом месте.
– Я никуда не уеду.
Глаза их встретились, и в этот бесконечный миг упрямого молчания Клинт понял, что перед ним самая своевольная женщина, какую он когда-либо видел.
– Ну ладно, – сказал он наконец. – Видно, единственное, что мне остается, – это предоставить тебе убедиться во всем самой. Но земля будет по-прежнему числиться за мной, потому что я буду ждать, когда ты уедешь.
– Когда рак свистнет и рыба запоет, – быстро отпарировала Дэнси.
– Посмотрим. Тем временем, ради Дули, я позабочусь, чтобы ты не попала в слишком уж большую беду.
– Знаешь что, ты лучше мне не попадайся, – предупредила она. И, уже готовясь вскочить на коня, добавила: – Кстати, может быть, Лайла пустит тебя к себе?
Вот оно что, подумал он, улыбаясь, – значит, Эдди ей что-то наговорила про Лайлу, потому что сам он точно не называл ее имени.
– О ней можешь не беспокоиться, – заверил он. – Когда она узнала о тебе, она так разозлилась, что можно подумать, я пытался утопить ее куклу.
Разъяренная, Дэнси обернулась и крикнула:
– Ну, Клинт, ты…
Он заглушил ее возглас жгучим поцелуем, сжав в объятиях так, что ей показалось, будто у нее хрустнули кости.
Захваченная врасплох, Дэнси потерялась, растворилась в водовороте сладкого безумия, в восхитительном вихре страсти, охватившей ее в следующую минуту. Ее так потрясло это незнакомое ощущение, что она просто не могла противиться его ищущему, настойчивому языку, сплетающемуся с ее собственным, и его губам, медленно и нежно поглощавшим все ее существо.
И только когда руки его скользнули вниз по спине и, приняв в ладони ягодицы, прижали ее к чему-то угрожающе твердому, она очнулась и, упершись ладонями ему в грудь, крикнула, вырываясь:
– Пусти, сейчас же отпусти меня!
Он отпустил ее с тихим смешком.
– На этот раз обойдемся без подбитого глаза?
Дэнси ответила не сразу. Она молча вскочила на коня. Несмотря ни на что, приходилось признать, что Клинт действительно законный владелец этой земли и имеет полное право отослать ее отсюда. И хотя сейчас он великодушно уступает ей и уходит, Дэнси знала, что он уверен – она сдастся и примет его предложение. Однако ее смущало не только это: она должна была сознаться, что где-то в глубине души потрясена его поцелуем. Ее неизъяснимо влечет к нему, только он не должен ничего знать. Она будет бороться с этим чувством.
Подавляя нервную дрожь, все еще пробегающую по телу, Дэнси обернулась и произнесла ровным голосом:
– Обойдется без подбитого глаза. Только не попадайся мне на пути, Клинт.
– Ты, конечно, больше не хочешь, чтобы я у тебя работал?
– Найду кого-нибудь другого. Да, еще, – сказала она, указывая на повозку, – можешь выпрячь своего коня и ехать, куда тебе надо. Я позабочусь об остальном.
– Нет уж, я доведу до конца то, что начал, – сказал он и посмотрел ей прямо в глаза. – Поверь мне, Дэнси, я всегда все довожу до конца.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Цвет ночи - Хэган Патриция

Разделы:
1234567891011121314151617181920212223242526Эпилог

Ваши комментарии
к роману Цвет ночи - Хэган Патриция



Мило и отважно.... Романтикам понравится. 8/10
Цвет ночи - Хэган ПатрицияЛилия
17.05.2013, 13.29





Прочитала 14 глав....и поняла это не мое!!! На мой взгляд нет никакой изюменки,нет страсти....! Моя оценка 6/10.
Цвет ночи - Хэган ПатрицияО.П.
13.03.2014, 20.56





Очень хороший роман 10 из 10
Цвет ночи - Хэган ПатрицияЛюбовь Владимировна
29.04.2014, 9.30





По христианским канонам, вдова не может выходить замуж за брата мужа - это инцест и тяжкий грех. Поэтому правильно, что мать Дэнси убежала назад в Ирландию. Сама Дэнси мне очень понравилась. Одним словом - Бой Баба! И молодец, что много не думает в секс вопросах: нравится мужик - сразу спит с ним. Так и надо в жизни. Лови грача сгоряча!!!
Цвет ночи - Хэган ПатрицияВ.З.,67л.
31.08.2015, 14.46





Вдове выйти замуж за брата мужа - тяжкий грех? Инцест? Что за бреееед. Какая дикая тупая догма. В жизни разные обстоятельства бывают, причем здесь кровосмешение. В очередной раз радуюсь, что в меня в детстве не вбивали этот религиозный маразм. Эх, Хитченса на вас нет, догматики вы наши...
Цвет ночи - Хэган ПатрицияBright
31.08.2015, 15.25





Отличный роман мне очень понравился
Цвет ночи - Хэган ПатрицияНАТА
9.01.2016, 18.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100