Читать онлайн Знакомство по объявлению, автора - Хупер Кей, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Знакомство по объявлению - Хупер Кей бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.93 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Знакомство по объявлению - Хупер Кей - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Знакомство по объявлению - Хупер Кей - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хупер Кей

Знакомство по объявлению

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8

Слова Пеппер явно произвели впечатление на Тора. Он улыбнулся.
— Ясно. Ты что, ограбила музей?
Пеппер тоже улыбнулась:
— Не совсем так. Время от времени я работаю курьером — вожу ценности в кейсе, пристегнутом цепью к руке. Я не нуждаюсь в деньгах, а занимаюсь этим просто… хм… ради интереса. Обычно я перевожу нечто мелкое, но ценное, то, что владелец не желает доверять никаким средствам пересылки. Коллекции марок, старинные монеты, украшения.
Беспомощно разведя руками, Пеппер спросила:
— Посмотри на меня. Можно предположить, что кто-нибудь доверит мне какие-либо ценные вещи?
— Нет, — сухо ответил Тор.
— В этом и есть секрет моего успеха. У меня еще ни разу ничего не отобрали.
Тор кивнул, указывая на ее шрам:
— Но кто-то едва не ограбил тебя?
— Едва — не считается, — возразила Пеппер.
— Что же произошло?
— Хочешь, чтобы я рассказала с самого начала?
— Хочу.
— Один богатый американский коллекционер ювелирных изделий продал несколько предметов из своего собрания не менее состоятельному английскому коллекционеру. В то время по обе стороны Атлантики то и дело грабили курьеров, перевозивших драгоценности. И мои коллекционеры решили запутать следы. Они послали несколько курьеров различными маршрутами: все, кроме одного, ехали с пустыми руками. А драгоценности были у меня.
Тор подошел поближе, определенно заинтригованный рассказом.
— И что же было дальше? — в нетерпении спросил он.
— Произошла утечка информации. О том, кто везет камни, должен был знать только один курьер да коллекционеры. Однако дворецкий англичанина решил повести свою игру. Я пропускаю замечание о том, как трудно в наше время найти преданных слуг. Как бы там ни было, мне удалось благополучно добраться до Лондона. Но там, как в кино, был туман, являвшийся превосходным прикрытием для грабителя. А я, как назло, потеряла дорогу.
Я обежала весь город, а злоумышленник преследовал меня по пятам. Наконец я нашла дом моего клиента. И если за два часа я не встретила ни одного полицейского, то теперь наконец типичный английский «бобби» стоял почти перед входом в этот дом. Вот и все.
Тор крепко сжал трепещущую ручку с маленьким белым шрамом.
— А кроме этой раны, он не нанес других?
— Ему не удалось, — широко улыбнулась Пеппер. — Я маленькая, но юркая.
Не разделяя ее веселья. Тор серьезно заметил:
— Опасная работа.
— Да нет, на самом деле не такая уж она и опасная. Я работаю курьером уже шестой год. Эта история случилась в прошлом году. А за все время моей работы меня только дважды пытались остановить.
Тор сжал ее пальцы еще сильнее:
— А что же случилось в первый раз?
Пеппер вдруг рассмеялась, вспоминая происшествие:
— Все было, как в водевиле. Ты бы получил много удовольствия от такого приключения. Бедняга, напавший на меня, вовсе не интересовался коллекцией марок, которую я везла. Это был самый заурядный грабитель. Я везла коллекцию из Лос-Анджелеса в Нью-Йорк и остановилась переночевать в небольшом городке, где жили мои друзья.
Я пошла навестить друзей, и на пути к ним грабитель затащил меня в темную аллею, где и поджидал жертву. В руках у него был кусок ржавой водопроводной трубы, которым он приготовился огреть меня по голове. Не знаю, отчего он замешкался. Впоследствии он объяснял, что только тогда заметил, какая я маленькая. Во всяком случае, этих нескольких секунд мне хватило, чтобы прийти в себя, разозлиться и выхватить пистолет.
— А у тебя есть пистолет?
В голосе Тора восхищение смешивалось с ужасом.
— У меня имеется лицензия на ношение оружия, но я, конечно, не беру пистолет, когда выезжаю за границу Штатов. Я выяснила: ничто не производит такого впечатления на грабителя, как вид очень маленькой женщины, которая судорожно размахивает рукой, в которой сжимает пистолет.
— А ты не умеешь стрелять?
— Разумеется, умею, но он-то этого не знал!
— Хм, — других слов у Тора не нашлось.
— В общем, увидев пистолет, он уронил свою трубу и весь затрясся. Я кричала на него во все горло, и чем больше я расходилась, тем больше он трясся — это было ужасно смешно.
— Чем же все кончилось? — спросил Тор тоном человека, который не уверен, что хочет получить ответ.
— Я накормила его гамбургером, — серьезно ответила Пеппер.
— Что ты сделала? — изумился Тор.
— Он был голодный. Мы немного прошлись, поговорили, потом я купила ему гамбургер, он съел, и мы еще немного поговорили. Потом я взяла его к своим друзьям, и он переночевал у них на диване. Назавтра, до того, как объявили посадку на мой рейс, он успел устроиться на работу — тренером в местную конюшню. Его зовут Генри. Приблизительно раз в год я заезжаю в Канзас-Сити — он теперь там живет — проведать его. Он уже всем разболтал эту историю и называет меня маленькой Немезидой, которая не дает ему сойти с пути истинного.
— Не верю! — воскликнул Тор, не сводя с нее глаз.
— Не понимаю, почему ты мне не веришь. Грабитель из него был никудышный, а вот с лошадьми он прекрасно справляется.
— Сваха и утешительница несчастных сердец. Кевин был прав: ты действительно тайна, завернутая в секрет, скрывающийся в головоломке, после которой следует вопросительный знак.
— Это слова Кевина?
— Да, так он охарактеризовал тебя после десяти лет знакомства.
Пеппер попробовала рассмеяться, но это не слишком ей удалось.
— А я и не подозревала, что я такая сложная натура.
— Но это так! — сказал Тор, отодвигая прядь серебристых волос от ее чистого лба. — Ты для меня правда тайна.
С каким-то приглушенным отчаянием в голосе она воскликнула:
— Но я не хочу быть сложной для тебя, Тор! Я самая обыкновенная.
— Я понял, что ты склонна преуменьшать вещи, еще в тот момент, когда ты назвала свой трейлер «фургончиком», — пробормотал Тор, улыбаясь.
Пеппер не ответила на его улыбку. В переводе на язык охоты это означало бы, что охотник добровольно отпустил дичь, попавшую к нему в руки.
— Я просто женщина, Тор. Ни больше — ни меньше. Да, я, конечно, многое повидала на своем веку. Я видела много такого, чего никак не хотела бы увидеть вновь. Я понимаю, леди не разъезжают по свету с пистолетом и не занимаются обращением грабителей в тренеры, но это не говорит о сложности моей натуры. Я плачу и смеюсь, и прихожу в ярость, как все другие женщины, и, черт побери, что здесь такого сложного?
Тор понял, что этот вопрос не риторический, Пеппер действительно ждала ответа. Как он мог растолковать ей, что она — неповторима?
Вместо того чтобы пускаться в бессмысленные объяснения, он вдруг улыбнулся и попросил:
— Скажи, как тебя зовут?
Пеппер невольно рассмеялась:
— А у Кевина ты не спросил?
— Я не хотел признаваться в своем невежестве.
Пеппер ощущала, как пальцы Тора легонько поглаживают ее шею под волосами. От этой ласки ее тело все напряглось, затрепетало, но в то же время она действовала на нее успокаивающе.
— Пахита Елизавета Патриция Елена Рейнольдс.
Хотя Тор много раз давал себе слово не удивляться никаким словам Пеппер, на этот раз он явно растерялся.
— Такое длинное имя?
Пеппер хмыкнула.
— Приблизительно двадцать восемь лет назад, когда я родилась, среди моей родни разгорелась ужасная склока по поводу имени. Мои тетушки, сестра моей матери Пахита Елизавета, как и Патриция Елена, сестра моего отца, желали, чтобы меня назвали непременно в их честь. Обе были старыми девами и, как я слышала, всю жизнь враждовали между собой. Спор зашел очень далеко;
и моим родителям пришлось скомбинировать мне имя, чтобы ни одна из теток не осталась в обиде. Они действительно бросали монетку, чтобы решить, чье имя будет стоять первым. Потом одну из них — неизвестно которую, каждая утверждала, что именно ее, — осенило: если взять по первой букве от каждого имени и добавить еще одно «п», получится «Пеппер» — благозвучно и значение приятное — «перец». Так меня с тех пор и величают.
— Но в твоих именах как будто нет ни одного английского?
— Пожалуй, так, — небрежно кивнула Пеппер, которую, должно быть, не слишком впечатляло это нагромождение эффектных иностранных имен.
— Значит, ты стала неповторимой с самого рождения, — подытожил Тор.
Глядя в его улыбающиеся серые глаза, Пеппер внезапно подумала: «Я здесь дома».
Но почему именно он? Потому что она смотрела в его глаза и чувствовала, как покрывается мурашками, а сердце выстукивает: «до-ма, до-ма». Она и прежде знала, что любит его, только не понимала почему.
В этот момент тревога и смятение, неотступно сопутствовавшие ей во всех ее странствиях и приключениях, улеглись. До их встречи Пеппер планировала зимой посетить необжитые территории Австралии, а весной съездить в Венецию. Но теперь страсть к перемене мест словно оставила ее.
Тор заметил какую-то перемену в лазурных глазах Пеппер. В них появилось новое сияние, исходящее из самой глубины, странное, таинственное. Заговорив и услышав свой голос, он почувствовал, что в нем что-то откликнулось на этот взгляд.
— Я не могу просить тебя изменить правилам, — хрипло сказал он.
— И не надо меня просить, — твердо ответила она.
Пеппер улыбнулась, у нее не было ощущения, что она терпит поражение.
— Я хочу постоянства, Тор, — сказала она. — Но сейчас я знаю, как должна жить сегодня, завтра. Этого мне будет довольно.
— Правда?
— Во всяком случае, мне придется этим довольствоваться. Кроме того, я давно убедилась, что правила иногда приходится нарушать. Иначе с ними никак не справишься.
— Пеппер… — У Тора пресекся голос.
— А тебя когда-нибудь кто-нибудь соблазнял?
Он задумался:
— Какой многозначительный вопрос…
— Я спрашиваю серьезно. Тебя когда-нибудь соблазняли?
— Пожалуй, нет.
Высвободив руку из его крепких пальцев, она стала расстегивать его рубашку:
— Все когда-то бывает в первый раз. На рубашке оставались три нерасстегнутые пуговицы.
— Ты не сознаешь, что делаешь, — сдавленно проговорил он, мягко отводя ее руки за запястья.
Пеппер предпочла его не услышать.
— Должна признать, что прежде мне не приходилось этого делать, но еще в каком-то классическом романе я читала, что в каждой женщине живет блудница. По-моему, это верно. Например, я в этот момент чувствую себя совсем не так, как всегда.
Тор не мешал ей возиться с пуговицами. Он провел пальцами по ее рукам и стал поглаживать тонкие ключицы. Его пальцы двигались едва уловимо, и Пеппер сквозь фланель рубашки ощущала исходившее от них тепло.
Когда Пеппер добралась до последней пуговицы, расположенной над ремнем, ее руки вдруг стали неловкими и как будто онемели.
Непонятно, то ли Тор ощутил ее замешательство, то ли потерял терпение, но он ей помог. Издав странный низкий звук, родившийся где-то в глубине, он резко привлек ее к себе, с жадностью впившись губами в ее рот.
Она поглаживала густые золотистые волосы на его обнаженной груди, ощущая напряжение сильных мускулов его тела. Все ее чувства были до болезненности обострены. Терпкий запах его одеколона, треск огня в камине, жар его требовательных губ, удары собственного сердца — все наполняло ее волнением.
Она с жадностью отвечала на его поцелуи и как будто обращалась к нему с неясной мольбой.
Она чувствовала, как у нее набухают груди, прижимаясь к его плечу, ощущала горячие властные руки, скользившие по ее спине к бедрам. Ее тело пронзила беспредельная страсть, сильная, более похожая на расплавленную ярость.
Когда губы Тора наконец оторвались от нее, Пеппер решилась открыть глаза. Она ощутила невесомость, совершенную неспособность сопротивляться, будто у нее не было больше своей воли. Когда он поднял ее на руки, будто перышко, ее пальцы были сомкнуты у него на затылке. Она долго, как зачарованная, смотрела в его бездонные глаза. Потом сильнее сжала объятия и зарылась лицом в его шею. Пеппер чувствовала, как от его прерывистого дыхания у нее колеблются волосы на макушке.
— Пеппер, — в его голосе звучала страсть. — Если ты не уверена…
Подняв голову, нежно глядя на него своими вдруг потемневшими глазами, она пролепетала:
— Я готова, Тор.
Быстро поцеловав ее в шею твердыми, жесткими губами, Тор понес ее вверх по лестнице. Взглянув назад, через его плечо, она заметила, что собаки остались в комнате. Две пары собачьих глаз провожали ее взглядом. Но ни одно из животных не пошло следом.
«Какой такт!» — мелькнуло в голове Пеппер, но, тут же забыв про собак, она полностью сосредоточилась на своем ощущении — в руках мужчины, этого мужчины, она чувствовала себя невесомой. Но у нее не было чувства беспомощности, она сознавала, что окружена нежностью и заботой.
Тор внес ее в свою спальню и на ходу закрыл дверь ногой. Он бережно поставил Пеппер на ноги около кровати и нагнулся, чтобы зажечь лампу на ночном столике. Когда комната осветилась приглушенным золотистым светом, он обхватил ее лицо руками и пристально заглянул в глаза.
В ее ответном взгляде не было ни сомнения, ни тревоги. Она доверчиво и безмятежно смотрела на него. Его губы вернулись к ее губам. Если раньше он сомневался, хочет ли она близости с ним, теперь все его сомнения улеглись. Осторожные движения его языка нашли отклик в таких же ее движениях, ее желание отозвалось желанием в нем;
обдавая жаром ее тело, он испытывал ее жар.
Его руки, неуверенные, нетерпеливые, теребили пуговицы у нее на рубашке. Спустив рубашку с ее плеч, Тор стал покрывать поцелуями шею. Пеппер сама освободилась от рубашки и стала вынимать из джинсов его рубашку, помогла ему освободиться от нее. Рубашка Тора упала на пол рядом с ее. Пеппер сбросила туфли, каким-то образом ухитрившись одновременно избавиться и от носков. Расстегнув джинсы, она освободилась и от них.
Потом ее руки немедленно занялись его поясом, который расстегнулся неожиданно легко. Она потянула за «молнию» и стала спускать его джинсы. В этот момент Тор со стоном отвел ее руки. Очевидно, он считал, что она действует слишком медленно, он быстро освободился от остатков одежды, ни на секунду не отводя от нее взгляда.
Пеппер будто завороженная, забыв все на свете, смотрела, как он раздевается. У нее мелькнула мысль, что он действительно похож на языческого бога.
«Именно такие боги выходили к нашим предкам из ритуального огня», — подумала Пеппер.
Когда он предстал перед ней, сильный, полный жизни, каким и назначено быть мужчине, она заговорила, едва ли сознавая это:
— Я знала, что обернуться полотенцем для тебя — преступление.
В его глазах засверкал странный блеск — то ли это был отблеск восхищения, то ли смеха.
— А я спрашивал себя, что ты могла подумать в тот вечер? — пробормотал он, подступая к ней вплотную. — Ты же изо всех сил старалась отвести глаза.
Пеппер затаила дыхание, когда он стал снимать с нее тонкое белье.
— Это меня испугало, — мягко сказала она. — Я испугалась собственных чувств. Они нахлынули так внезапно, все случилось так быстро, — она замолкла на полуслове.
Когда последнее изделие из кружев и шелка упало на ковер, его глаза, сверкающие стальным блеском, потемнев, подернулись дымкой.
— А теперь? — выдохнул он, обхватывая пальцами узкую талию и прижимая Пеппер к себе.
— А теперь я ничего не боюсь.
В словах Пеппер трепетало неукротимое желание.
Она обвила его за талию, уничтожая последнее разделявшее их расстояние.
Он нагнулся, в нетерпении отыскивая ее губы. Глаза Тора были открыты, но он уже ничего не видел.
— Боже, как ты красива! — тем не менее пробормотал он, наслаждаясь запечатлевшимся в сознании образом. — Знаешь, я даже боюсь тебя держать: мне кажется, что ты испаришься от прикосновения.
— Я из крови и плоти, Тор, — заверила Пеппер.
Она с удовольствием, более того, с восторгом ощупывала мышцы его спины.
— Я настоящая женщина. Тор. Сделай меня своей женщиной!
Тор подтолкнул ее к кровати, не отпуская ее, одной рукой откинул белое покрывало и, легко приподняв, положил Пеппер на середину, немедленно опустившись подле нее. Прижав одной ногой ее не находящие покоя ноги, он запустил пальцы в серебристую массу волос, откуда посыпались шпильки. Поблескивающие искорками пряди разлетелись по подушке. Ее руки сомкнулись у него на шее, а его руки скользнули вниз по ее спине.
Медленно проводя рукой по ее телу, он задержался на груди. Большим пальцем ритмично поглаживая затрепетавшую полную грудь, он чувствовал, как сосок твердеет под его прикосновением, словно прося о более интимных ласках.
Пеппер почувствовала, что в ее глотке рождается какой-то звериный крик, когда его губы вдруг сомкнулись вокруг ее соска. Движения его языка отзывались волнами жгучего первобытного восторга во всем ее теле. Она впилась ногтями в напрягшиеся мышцы его плеч. Она не могла лежать неподвижно, это было невыносимо, огонь пожирал каждую клеточку, каждый нерв ее тела.
Прижимая Тора, наслаждаясь прикосновениями его губ к трепещущей груди, Пеппер рассеянно перебирала рыжие волосы у него на затылке. Она слышала, как тревожно бьется пульс у нее в виске, каким прерывистым и хриплым стало дыхание, как щемит сердце от непреодолимого желания.
— Тор…
— Ты — красивая, — шептал Тор, покрывая ее шею, грудь, живот короткими, мимолетными поцелуями. — Бог мой, как я тебя хочу!
Его ласки перешли на нежные и чувствительные участки кожи под грудью, рука спускалась все ниже. Пеппер вздрагивала от каждого прикосновения его ищущих пальцев, а когда почувствовала его горячие влажные губы в самых потаенных местах своего тела, все в ней всколыхнулось в безумном, беспредельном наслаждении, и сознание словно провалилось в пустоту. Лишь в глазах замелькали, меняя форму, яркие цветные пятна, да откуда-то из глубины ее тела — или души — вырвался сдавленный, нечеловеческий вопль.
В ней что-то росло, билось, скручивалось, готовясь лопнуть. Это что-то было одновременно горячее и холодное, яркое и тусклое, невыносимо приятное. Это ощущение прокатывалось по телу, словно ком снега или шаровая молния со склона горы, набирая скорость и разрастаясь, заполняя всю ее и в то же время создавая внутри пустоту.
— Тор!
В ее голосе билась мольба. Она услышала свой голос, словно он исходил от кого-то другого, словно какая-то другая женщина взывала в отчаянном нетерпении:
— Прошу тебя. Тор!
Ее ресницы, неожиданно отяжелев, дрогнули, когда Тор поднялся над ней, Лазурные, темные от желания глаза неотрывно смотрели на него. Она видела близко над собой его внезапно осунувшееся лицо с заострившимися чертами, похожее на античную маску, выражающую страсть. Глаза были полуприкрыты, взгляд стал отрешенным. Но Пеппер заметила в нем сомнение.
— Я не хочу причинять тебе боль, — прошептал он прерывисто, словно в забытьи. Пеппер притянула его к себе за шею.
— Мне не будет больно! Люби меня, Тор! Ты так мне нужен!
Пеппер чувствовала его так, словно он всегда принадлежал ей. Их тела были созданы для того, чтобы соединиться. Ее глаза округлились, выражая радостное изумление женщины, впервые безоглядно отдавшейся своей страсти. Из ее уст вырвался краткий удивленный возглас, а руки инстинктивно крепче сжали тело возлюбленного.
Словно этого первого момента окончательного сближения было довольно. Тор на секунду застыл неподвижно, пристально всматриваясь в ее глаза. Тревога и боль, несколько мгновений назад прочитанные в его взгляде, рассеялись, он улыбнулся и приподнял голову Пеппер, чтобы ей было удобнее ответить на его поцелуй. Их губы слились на секунду, показавшуюся им блаженной вечностью.
Когда Тор начал двигаться, его нежность стала для Пеппер почти невыносимой. Инстинктивно отвечая на все его движения, подстраиваясь под его ритм, она так же владела им, как он — ею.
Напряжение снова начало нарастать, сжиматься, как стальная пружина, вот-вот готовая вырваться на свободу. Желание захватило их, мучая беспощадно, толкая в бездну, подобно той силе, что влечет к огню ночных бабочек. А их пламя разгоралось неудержимо, электризуя их тела и опаляя чувства.


— Кто из нас кого соблазнил? — выдохнул Тор, которому изменил голос.
— Не знаю, — прошептала Пеппер, теснее прижимаясь к его груди и блаженно улыбаясь.
— И я не знаю, — отозвался Тор, натягивая одеяло и мимоходом нежно погладив Пеппер по бедру.
Пеппер утомленно зевнула, обдав его шею теплым дыханием.
— Будем считать, что это было достигнуто совместными усилиями, а?
— Мне такое объяснение подходит. Он замолк, поигрывая ее волосами, словно не в силах до нее не дотрагиваться. Наконец он спросил:
— Поймала меня, Диана?
Пеппер подняла голову, заглянула в его глаза.
— Ты знаешь, что это не так!
Тор встретился с ней взглядом. При этом он бережно склонил ее голову к себе на плечо.
Пеппер устроилась поудобнее, она хотела что-то ему объяснить, ощутив неловкость.
— Я не отказываюсь от своих слов, — сказала она. — Я могу уехать хоть сегодня. Не беспокойся за меня. Тор.
— Я не могу за тебя не беспокоиться. Я обязан о тебе беспокоиться. Особенно теперь.
Она снова приподнялась, погладила руку, теребившую ее волосы.
— Нет, Тор, это ни к чему.
Тор нахмурился.
— Я — взрослая женщина, Тор, и давно привыкла отвечать за свои поступки. И если ты чувствуешь ответственность за меня, забудь о ней.
В его глазах не было прежнего блаженного спокойствия.
— Как, по-твоему, а могут быть… — Он замялся.
— Последствия? — подсказала Пеппер и, улыбнувшись, покачала головой: — Нет. Вряд ли я из числа тех немногих женщин, с которыми таблетки могут сыграть злую шутку. Мой врач прописал их мне в шестнадцать лет. Он предполагал еще тогда, что моя жизнь… хм… будет полна приключений.
— Вот как?
Пеппер удивилась. У нее создалось впечатление, что Тор разочарован ее ответом. Неужели он ищет предлога, чтобы продлить их отношения? А вдруг он хочет, чтобы обстоятельства загнали его в угол, вдруг он желает, чтобы у него не осталось возможности расстаться? Интересно, что по этому поводу гласят его правила?
Мысль о том, что когда-то им придется разлучиться, была для Пеппер нестерпимо мучительна, но она никогда бы не прибегла к главной женской уловке, чтобы удержать его при себе. Он будет принадлежать ей, если сам так решит, или они расстанутся. В этом она была непреклонна.
— Так что на тебе нет никаких обязательств, — подытожила она.
Он попытался поймать ее взгляд.
— Но ты назвала себя моей женщиной, — медленно, задумчиво сказал он.
Поколебавшись, Пеппер кивнула.
— Я твоя, пока ты этого хочешь, — ответила она.
Тор нахмурился:
— Но при этом я не должен чувствовать ответственности за тебя?
Она снова попробовала объяснить ему свою позицию:
— Тор, я думаю, большинство женщин отвергают мысль, что могут кому-то «принадлежать», потому что они никогда не принадлежали себе. В большинстве случаев девочка сначала была чьей-то дочкой, а потом становится чьей-то женой, у нее нет промежутка, в который она — это просто она. Но я долго принадлежала только самой себе. Я жила одна и сама заботилась о себе. Повторяю, я принадлежала только себе.
Тор внимательно слушал.
— Разве ты не понимаешь. Тор? Теперь я принадлежу тебе, но не потому, что ты меня взял, а потому, что я сама отдала себя в твои руки. Ты не несешь за это ответственности и не отвечаешь за меня.
Он с шумом выдохнул:
— Итак, я должен принять дар, ничего не предлагая взамен?
Пеппер сменила положение и нежно поцеловала его.
— Перестань себя мучить, — сказала она ему, как будто утешала маленького мальчика. — Я ни о чем не жалею. И не заставляй меня сожалеть.
Тор крепко обхватил ее обеими руками, он как будто хотел извиниться:
— Прости, но…
Он внезапно осекся, а потом, когда вновь заговорил, Пеппер показалось, что он говорит уже не то, что намеревался сказать:
— Прости, Пеппер. Если бы я получил от бога полторы извилины и щепотку здравого смысла, я был бы счастлив, что ты все видишь в черно-белом свете. Если отношения без обязательств не вызывают у тебя возражений, пожалуй, я не должен тебя переубеждать. И поскольку ты удовлетворена…
Он взглянул на нее с наигранной беспечностью.
Она слегка улыбалась.
— Я не собираюсь попадать в эту ловушку, — к Пеппер возвращалось ее ехидство. Тор с улыбкой возразил:
— Тебе следовало бы заметить, что я перестал расставлять ловушки и забрасывать удочки. С тобой это бесполезно.
— Это отрадно, — ответила Пеппер. Тор как будто развеселился, но его не оставляло недоумение.
— Так ты не предпримешь попытку прибрать меня к рукам?
— И не подумаю.
— Не забросишь петлю мне на шею?
— О чем ты говоришь! — возмутилась Пеппер.
Он сощурился:
— А если я предложу тебе уехать немедленно?
— Надеюсь, я смогу остаться до утра? А едва рассветет — уеду.
— И не выскажешь мне ни одного упрека?
— Ни слова не скажу.
— И не прольешь ни слезинки.
— Тебе не видать моих слез, — торопливо ответила Пеппер.
— Просто так возьмешь и уедешь?
— Только соберу вещи. Казалось, Пеппер отвечала вполне искренне.
Тор сказал неожиданно мрачно:
— На твоем месте я не говорил бы о сборах с такой готовностью.
Пеппер расхохоталась, пытаясь сообразить, насколько серьезно он ее расспрашивал, но не желая испытывать его чувства. Атмосфера разрядилась, она и должна была оставаться легкой и непринужденной. Иначе они начнут нервничать, подгонять ход событий, а окончательно решать исход их отношений было еще рано.
— Это не готовность. Это — смирение, с которым женщина встречает желания своего господина.
Он просиял:
— Значит, я господин?
— Только пусть это тебе не вскружит голову! — предостерегла Пеппер.
— Так какой же властью я наделен?
— Безграничной… в разумных пределах.
— Ты допускаешь противоречие в определении.
— В моем словаре эти понятия не противоречат друг другу.
— Может быть, в виде исключения, ты объяснишься поподробнее? — игриво потребовал Тор.
— Не вздумай просить, чтобы я почистила тебе ботинки.
— Понятно. А если я прикажу готовить?
— Пожалуй. Только лучше меня попросить.
— А если захочу, чтобы ты для меня танцевала?
— Ты в душе — турок? — удивилась Пеппер.
— Почему турок?
— Гаремы, — кратко пояснила она.
— Я задал вопрос, — напомнил Тор.
— Зависит от того, какой тебе нравится танец и как ты мне «прикажешь».
— Теперь я понимаю, что значит «в разумных пределах».
— Я была уверена, что ты в этом разберешься, — одобрила Пеппер.
— Значит, просить, а не приказывать.
— Такой уж у меня нрав, — пожала плечами Пеппер.
— Значит, плетку придется выбросить?
— Это будет самое разумное.
— Послушай, Диана…
— Что, Тор, мой повелитель?
— У меня уже есть просьба.
— Не забудь сказать «пожалуйста».
Наклонившись над ней. Тор что-то прошептал ей на ухо.
Взгляд Пеппер затуманился, казалось, она смотрела внутрь себя.
— По крайней мере, ты сказал «пожалуйста», — пробормотала она.


Прошло еще много времени, прежде чем Тор погасил лампу. Пеппер свернулась клубочком, уютно устроившись подле него.
— Спокойного… утра, — пробормотала она в полусне.
— Спи-спи, — отозвался Тор, засыпая.


Пеппер приснилось, что у нее над ухом жужжат пчелы. Она машинально подняла руку, чтобы отогнать назойливых насекомых, но ее рука наткнулась на сильную мужскую руку, и, когда жужжание смолкло, она решила предоставить Тору расправляться с пчелами. Глубже погружаясь в сон, она услышала, как он полушепотом разговаривает с насекомыми, что было смешно, так как с насекомыми не разговаривают.
Прошло еще некоторое время. Пеппер не знала, сколько именно. Но она знала: что-то не так, чего-то не хватает, холод и одиночество опустевшей постели заставили ее проснуться. Она резко открыла глаза, пробудившись внезапно и окончательно. В комнате было темно, часы со светящимися стрелками показывали пять.
На огромной кровати она была одна.
Пеппер села и огляделась.
Дверь в ванную была открыта. Дверь в коридор тоже была приоткрыта. Оттуда брезжил слабый свет. Пеппер потрогала место рядом с собой. Постель была еще теплая. Значит, Тор только что ушел.
Но куда?
Пеппер была не из тех, кто станет долго сидеть и раздумывать. Не включая лампу, она выскользнула из постели и подняла свою фланелевую рубашку с пола. Застегиваясь на ходу, она вышла в коридор и прислушалась.
Снизу, из маленькой гостиной, до нее донесся приглушенный голос.
Она направилась к лестнице, легко ступая по ковру босыми ногами. Тор сидел вполоборота к ней и разговаривал по телефону. Он был полностью одет, рядом с ним на диване лежала куртка. Его лицо, повернутое к ней в профиль, было непроницаемым, лишенным привычного оживленного выражения и как будто чужим.
— Венесуэла. Да. Они не знали. Готовьте самолет. Я приеду через час. Правильно.
Он повесил трубку.
Пеппер смотрела на него молча.
«Не сегодня! Боже, пожалуйста, только не сегодня!» — билась в ее голове единственная мысль.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Знакомство по объявлению - Хупер Кей

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Знакомство по объявлению - Хупер Кей



мне очень нравятся произведения этого автора, мистикой, приключениями,но это произведение меня разочаровало,скучновато
Знакомство по объявлению - Хупер Кейарина
1.04.2012, 17.19





"Такой бред..."
Знакомство по объявлению - Хупер КейНИКА*
1.04.2012, 21.26





не понравилось.
Знакомство по объявлению - Хупер Кейирина. 14.07.2012.
14.07.2012, 2.41





Этот роман выходит из общей линейки произведений автора. Он более философский и лишен детективной жилки. Если читать в расчёте на развлекательное чтиво, то да - роман покажется пресноватым. Но если читать вдумчиво, то можно увидеть достаточно глубокое содержимое. Поддерживаю девиз романа - "Не надо бояться жить! Надо делать это с удовольствием и находить в каждом дне что-то новое и интересное!"
Знакомство по объявлению - Хупер КейИрина
3.09.2013, 17.02





Этот роман выходит из общей линейки произведений автора. Он более философский и лишен детективной жилки. Если читать в расчёте на развлекательное чтиво, то да - роман покажется пресноватым. Но если читать вдумчиво, то можно увидеть достаточно глубокое содержимое. Поддерживаю девиз романа - "Не надо бояться жить! Надо делать это с удовольствием и находить в каждом дне что-то новое и интересное!"
Знакомство по объявлению - Хупер КейИрина
3.09.2013, 17.02





Нет мистики и детективного жанра, но читается легко и интересно.
Знакомство по объявлению - Хупер Кейольга
23.06.2015, 12.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100