Читать онлайн Вещие сны, автора - Хупер Кей, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вещие сны - Хупер Кей бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.27 (Голосов: 55)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вещие сны - Хупер Кей - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вещие сны - Хупер Кей - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хупер Кей

Вещие сны

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Она сидела на стуле для посетителей в его кабинете.
— Что подумают люди? Что вы меня арестовали? — спросила она, просто чтобы что-нибудь сказать. На самом деле ее не слишком это волновало, и его, по-видимому, тоже.
— Это просто ближайшее место, где можно спокойно поговорить, — повторил он то, что уже говорил четверть часа назад, ведя ее сюда, и закрыл дверь, чтобы их никто не беспокоил.
— Вы спровоцируете новый тур сплетен, — предупредила она. — А со мной-то уже после этого никто не будет разговаривать. Вид у вас был очень свирепый.
— По-моему, мне было от чего разозлиться, — резко заявил он.
— Я уже сказала — мне очень жаль. Повторяю, мне очень жаль, что я раньше не рассказала вам всего, но я просто не хотела показаться ненормальной. — Задумчиво посмотрев на него, она нахмурилась. — И поскольку, кажется, вы все-таки не вполне мне поверили, я была права.
— Я не знаю, верить или не верить. — Гриффин без улыбки покачал головой. — Никогда не слышал ничего более удивительного. Согласитесь, совершенно невероятное совпадение — чтобы вы и Кэролайн, столь похожие друг на друга, в разных концах страны попали в автомобильную катастрофу примерно в одно и то же время…
— Точно в одно и то же время, — твердо поправила Джоанна. — Вы сказали, врач не смог определить время смерти Кэролайн точнее, чем между полуднем и часом дня. Но когда высоковольтный провод попал в мою машину, мои часы остановились — одновременно с сердцем, — и это было в три тридцать пять. По тихоокеанскому времени это тридцать пять минут первого. — Она хотела продолжать, но, увидев на его лице удивление, запнулась. — Что?
Гриффин кашлянул, выглядел он совершенно ошеломленным.
— У Кэролайн были часы. На них не осталось следов повреждений, поэтому мы не могли считать это точным временем смерти, но… часы остановились в двенадцать тридцать пять.
Джоанна сплела пальцы на коленях и опустила глаза. Хотя это и не было полной неожиданностью, все же подтверждение догадки ее потрясло. Она и Кэролайн действительно умерли одновременно.
— Я никак не могла этого знать, — осторожно заметила она. — Этого ведь не было ни в одной газете.
— Да, не было.
— Мы с Кэролайн были похожи, мы родились с разницей всего в три дня и через двадцать девять лет после этого в один и тот же день попали в автомобильную катастрофу. Я выжила и вдобавок без единой царапины — но тут случился обрыв высоковольтной линии, провод угодил прямо в мою машину, и в три тридцать пять меня убило током. Весьма вероятно, в тот же момент умерла и Кэролайн. Мне повезло — меня вернули к жизни — рядом была «Скорая помощь». А Кэролайн не повезло.
— И в эту же ночь вам начал сниться сон?
Джоанна уже рассказала ему свой кошмар, сейчас она просто кивнула.
— В ту же ночь. И все время потом повторялся. Через несколько недель я поняла, что с этим надо что-то делать. — Она даже не пыталась рассказать ему о своих странных ощущениях — словно какая-то сила вынуждала ее ехать сюда, о сводящем с ума беспокойном томлении. Гриффин и так, кажется, думал, что она несколько не в себе. Стоит ли усугублять это впечатление? — И когда я искала Клиффсайд, какая-то женщина — я полагаю, Лисса Мейтленд — уже во второй раз в Атланте окликнула меня: «Кэролайн». А потом я наткнулась на некролог Кэролайн и…
— И решили приехать сюда. Из-за сна.
— Из-за всего этого.
— Вы действительно верите, что Кэролайн обратилась к вам с того света?
В его голосе звучал такой откровенный скептицизм, что Джоанна стиснула зубы — она и сама до сих пор избегала столь определенных формулировок.
— Я не знаю, что значит «с того света». Может быть, ничего. До первого июля я считала, что смерть — это конец, и не верила, что существует какой-то там «тот свет», какие-то неизвестные мне формы жизни после смерти. Может быть, дело вообще не в этом. Может быть, между нами просто возникла какая-то связь вследствие внешнего сходства или сходства обстоятельств смерти. Может быть, каждый из нас имеет в этом мире двойника и соединен со своим двойником каким-то непонятным образом. Я не знаю. Я только знаю, что первого июля я вернулась с так называемого «того света», а она нет. И если до того мы никак не были связаны, то в тот день каким-то образом соприкоснулись. Я не могу объяснить понятнее, шериф!
Он никак не отреагировал на холодность ее тона.
— Но вы думаете, что она чего-то от вас хотела?
— Я думаю, что ей было страшно. Я думаю, что она много страдала и задолго до того, как машина разбилась о скалы. Я думаю, что в вашем милом городке не все так гладко. — Джоанна перевела дыхание. — Но у меня нет никаких доказательств этого.
Гриффин покачал головой и сказал по-прежнему недоверчиво:
— Предположим, вы правы. Предположим, Кэролайн действительно была запугана и несчастна. Но ее уже нет, Джоанна. И ни вы, ни я — никто не сможет ничего сделать, чтобы вернуть ее. Так чего же вы хотите добиться?
— И все же здесь что-то не так, — настойчиво повторила она. — Я не понимаю, что именно. Я не знаю, кто виноват. Я не знаю, почему я не могу собрать вещички и уехать отсюда восвояси. Но я твердо уверена, что я должна остаться здесь и постараться понять, кто такая Кэролайн и как она жила. У меня просто нет выбора.
— Выбор есть всегда, — резко сказал Гриффин.
— В чем-то есть. Но не в этом. И не сейчас. У меня никогда в жизни не было такого сильного чувства. Простите, что не могу растолковать вам все до тонкости. Я сама не понимаю этого.
— А как я могу понять?! Вы оперируете совершенно субъективными понятиями: чувства, ощущения, представления… Ничего такого, что можно было бы взять в руки и сказать: да, это действительно существует.
Джоанна подалась к нему через стол.
— Я здесь. Я действительно существую. Ну объясните мне это.
Гриффин не мог предложить другого объяснения, кроме ею же построенной цепочки невероятных совпадений. Факт остается фактом — если она приехала сюда не случайно, что-то помогло ей сузить круг поисков Кэролайн. В противном случае как бы она нашла этот богом забытый городок? Он бы охотно не поверил ни одному ее слову, но зачем тогда Джоанне было так стремиться сюда, приносить разного рода жертвы — например, изрядно подмазать управляющего гостиницей, где жили Дилан и Лисса, чтобы узнать, откуда они? Он не мог придумать, как подтвердить — или опровергнуть — все то, что наговорила Джоанна.
— Ладно, — сказал он наконец едва ли не с облегчением. — Я готов принять на веру, что вы приехали сюда, руководствуясь надписью на указателе в вашем сне. Не очень правдоподобно, но бог с ним. Далее: вам казалось, что здесь что-то не так — или было не так. И вот вы здесь, вы много говорили о Кэролайн с людьми; вы заметили хоть что-нибудь определенное, а не существующее лишь в вашем воображении?
Джоанна колебалась, борясь с желанием спросить, не он ли запретил жителям города разговаривать с ней о Кэролайн. Но не спросила — может быть, потому, что не желала услышать подтверждение своих подозрений.
— Нет, ничего определенного. Ничего такого, что можно взять в руки. Риген казалось, что мама чего-то боялась, — но не трудитесь объяснять мне, что бедный ребенок вне себя от горя. Пожалуй, кое-какие высказывания о Кэролайн меня насторожили, но опять-таки — ничего ужасного. Может быть, она была не слишком счастлива в браке, а может быть, просто не слишком сближалась со многими здешними людьми — но у меня сложилось впечатление, что она очень любила свою дочь и что она жила полной жизнью.
— Ну и что?
— Не требуйте от меня логики, — сказала она, стараясь не показать, насколько взволнована. — У меня нет ясного ответа. Но я уверена, что он существует, просто еще не найден. Может быть, потому, что не там искали. — Помолчав, она откинулась на спинку стула и все же проговорила, хотя и с явной неохотой:
— И потом, вы. Он встрепенулся.
— Я? А что я?
— Вы любили Кэролайн? — Джоанна внимательно смотрела на него.
Он не обиделся, не рассердился и даже, кажется, не удивился. Он посмотрел на нее, словно ожидал этого вопроса, и сказал:
— Нет.
Джоанне очень хотелось поверить.
— Тогда должна быть другая причина.
— Причина чего?
— Когда вы говорите о ней, у вас меняется лицо, голос. Гриффин, я не слишком хорошо вас знаю, но мне кажется, вы страдаете. Мне кажется, что-то, связанное с Кэролайн — или с ее смертью, — глубоко задевает вас. — Она не стала задавать прямой вопрос, просто смотрела на него и ждала. Ей казалось, что он не ответит, но он ответил.
— В то утро Кэролайн прислала мне записку, в которой просила встретиться с ней в старой конюшне у прибрежного шоссе. В полдень.
Ровный голос и темные глаза не выдавали его чувств, но Джоанна напряглась и, переведя дыхание, осторожно спросила:
— Как обычно?
— Да нет же, черт возьми. У нас не было связи.
Она все еще ему не верила. Слова говорили одно, а голос и эти темные непроницаемые глаза — совершенно другое.
— Тогда почему же она назначила вам встречу в таком странном месте?
— Не знаю.
— Она не объяснила…
— Я с ней не встретился. — Гриффин замолчал, стараясь взять себя в руки. — Я не видел острой необходимости туда идти. Кроме того, оказаться там я мог только значительно позже двенадцати, и, подумав, что она, конечно, не станет ждать меня так долго, я просто не пошел.
— Если я правильно поняла, — по-прежнему осторожно сказала Джоанна, — вы не придали большого значения записке.
— Вы правильно поняли. — Его рот горько искривился.
— Но ведь вы не знали, о чем она хочет поговорить…
— Место для встречи чрезвычайно странное, но лишь на первый взгляд. Если подумать, то ей это было по пути — когда она ехала в Портленд или куда-то еще. А о чем она хотела поговорить? Ну, боже мой, она состояла в полудюжине разных комитетов и не в первый раз обращалась ко мне по поводу какого-нибудь зонального постановления или чтобы спросить, чье разрешение нужно для организации карнавала.
— Но разве для этого не нужно приходить сюда, в ваш официальный кабинет?
— Пожалуй, что так. Господи, да откуда я знаю, о чем она хотела поговорить?!
Джоанне послышались в его голосе нотки вины.
— Вам кажется, что если бы вы пошли туда, то она не погибла бы?
— Мне кажется… — горько усмехнулся Гриффин. — Я должен был туда пойти! Если бы в двенадцать мы встретились, разве могла бы она слететь с шоссе в половине первого.
— Кто знает.
— Конечно, нет, я уверен в этом.
— А ведь вас волнует что-то еще, — внимательно посмотрев на него и немного поразмыслив, заметила Джоанна. — Что же?
Гриффин вздохнул.
— Если начать вспоминать… Вроде бы в последнюю неделю или две перед этой проклятой аварией Кэролайн нервничала сильнее обыкновенного. Гораздо сильнее.
Джоанна выпрямилась.
— То есть вы согласны со мной — здесь что-то не так?
— Нет, этого я не говорю. Джоанна, оставьте, не было никакого страшного заговора против Кэролайн. Она нервничала — вот все, что я хотел сказать. Должно быть, у нее было о чем со мной поговорить. Может быть, что-то…
— Что-то такое, отчего она как раз и нервничала больше обыкновенного?
— Джоанна, еще раз прошу, прекратите, я не заметил ничего необычного, ничего угрожающего; слышите, никаких признаков чего-либо серьезного. Черт, и не только я — никто ничего не заметил! Все шло как всегда…
— А человек, упавший со скал незадолго до этого? — напомнила она.
— Я уже говорил, раз в несколько лет такое случается. Почему вы связываете его с Кэролайн?
— Это ведь произошло незадолго до ее гибели. Я пытаюсь выстроить сюжет этой драмы. Может быть, именно он подтолкнул события к развязке? — Джоанна вспомнила свой сон о девушке, падающей со скал, и подумала, что, возможно, трактует его не правильно. Возможно, важно не то, что женщина падает со скал, а то, что ее столкнули. — Ничто не указывало на то, что его смерть не была несчастным случаем. Я имею в виду, возможность убийства не рассматривалась? — внезапно спросила она.
Гриффин некоторое время смотрел на нее — в его глазах теперь было куда меньше недоверия, чем несколько часов назад.
— Нет, — ответил он.
— Так спокойнее?
— Но с какой стати? Только потому, что он погиб в Клиффсайде?
— Гриффин…
— Он был турист, жил в «Гостинице»; подошел слишком близко к краю обрыва и упал. Вот и все.
Джоанна слегка помассировала виски — у нее заболела голова. Что неудивительно. Она постаралась сосредоточиться.
— Турист. Он приехал один?
— Да. Что в этом дурного? Вы тоже одна.
Она не позволила себе ответить на его сарказм.
— И вел себя так, как подобает туристам?
— У всех свои привычки. Он, например, не покупал кованых бобров.
— Гриффин!
— А как, на ваш взгляд, подобает вести себя туристам?
— Ну, чем обычно занимается мужчина на отдыхе? Пешие прогулки, рыбная ловля… Были у него удочки?
— Не знаю. Послушайте, насколько я помню, в этом человеке вообще не было ничего необычного. Он ни с кем не вел серьезных разговоров; у него было достаточно документов, удостоверяющих личность, и, когда я позвонил в Сан-Франциско его сестре, она приехала и опознала тело. Никаких тайн.
— Он не был знаком с Кэролайн?
— Он ни с кем здесь… — Гриффин вдруг замолчал на полуслове и нахмурился.
— Что?
Он нахмурился сильнее и забарабанил пальцами по столу. Потом покачал головой.
— Господи, вы заставляете меня усомниться в самых обычных вещах. Но если Скотт что-то сказал этому человеку, за неделю или около того до его смерти, в этом не обязательно кроется дьявольский смысл.
— Скотт Маккенна?
Гриффин с недовольной миной кивнул.
— Они столкнулись в городе, возле какого-то магазина; кажется, обменялись несколькими словами. Я был слишком далеко, чтобы уверенно утверждать это — даже если бы я обратил тогда на это большее внимание.
— Вот, ниточка к Кэролайн, — заметила Джоанна.
— Да?! А если он просто спросил Скотта, который час? Это тоже ниточка?! И именно к Кэролайн?!
— Но вы же не знаете, что он сказал.
— Не знаю, но скорее всего что-нибудь совершенно обыкновенное из того набора, что обычно может спросить турист у местного жителя.
Джоанна собралась было спорить, но вдруг шериф помрачнел.
— О чем вы подумали? — не замедлила она с вопросом.
— Батлер был из Сан-Франциско, — пробормотал он. — Бизнесмен из Сан-Франциско. Скотт родом из Сан-Франциско, и у него до сих пор остались там какие-то дела.
Перед Джоанной впервые с тех пор, как она приехала, забрезжил проблеск надежды.
— Ведь этого достаточно, чтобы проверить, не связаны ли они, правда?
Гриффин не успел ответить — зазвонил телефон. По-видимому, ему доложили, что с ним хочет говорить майор.
— Пожалуйста, попросите его минутку подождать, — ответил наконец Гриффин, положил трубку и встал из-за стола. — Джоанна…
Она тоже поднялась.
— Ничего, мне все равно пора идти. Возвращать гвозди, знаете ли. Культивировать паранойю.
— Я вовсе не считаю вас сумасшедшей, — сказал он.
— Нет, конечно, просто у меня мания преследования: мне кажется, что за мной в некотором смысле охотятся, а вы думаете, что мне мерещится — в лучшем случае, а в худшем — что я безумна. Итак, вы выбрали меньшее из зол?
Он положил руки ей на плечи.
— Перестаньте. Обещаю вам отнестись ко всему этому максимально серьезно. Но пока у нас нет ничего, кроме вашего сна и моего чувства вины, Джоанна.
— Понятно. — Она натянуто улыбнулась. — Ладно, может быть, мне повезет, и я вовремя задам нужный вопрос нужному человеку. А сейчас вас ждет разговор с начальством.
— Да. — Он вздохнул и быстро коснулся ее щеки. — Увидимся позже. — Он наконец отпустил ее плечи и проводил Джоанну до дверей.
— Увидимся.
Гриффин медленно подошел к столу. Сняв телефонную трубку, он, вместо того чтобы ответить майору, набрал номер одного из своих помощников.
— Шелли? Подними, пожалуйста, дело туриста, который погиб этим летом… Да, разбился о скалы за «Гостиницей». Посмотри, что там есть о его бизнесе в Сан-Франциско, и выясни, нельзя ли узнать об этом подробнее. И еще. — Он поколебался. — Вытащи все, что у нас есть о Скотте Маккенна, и обрати особое внимание на то, с кем у него деловые контакты в Сан-Франциско… Нет, не срочно. Спасибо.
Он чуть не забыл о звонке начальства.
Начальство осталось недовольно шерифом.


Если бы Джоанну спросили, почему она вдруг, когда до темноты оставалось чуть больше часа, устремилась в беседку Кэролайн, она не смогла бы ответить внятно. По многим причинам. Потому что ей необходимо было прогуляться, подышать соленым бризом. Потому что она не знала, куда еще идти и о чем еще спрашивать. Потому что образ Риген, беспомощной, подавленной горем, преследовал ее так же настойчиво, как и ее сон, и ей хотелось снова увидеться и поговорить с девочкой.
Потому что шериф Кавано дотронулся до ее щеки.
Она быстро шагала по лесу, держась подальше от края обрыва и стараясь ни о чем не думать. Голова побаливала, несмотря на выпитый в отеле аспирин, — сказывалось напряжение последних дней. Но остановить череду мыслей и вопросов, возникавших в голове, было так же трудно, как легким движением руки удержать уходящий поезд.
Она вошла в беседку и, не отдавая себе в этом отчета, стала задумчиво гладить нарисованную челку карусельной лошадки. «Это у меня нервное, — подумала она, — пока мысли блуждают, руки ищут себе занятие. Интересно, Кэролайн тоже так считала?» И почти не удивилась, немедленно услышав ответ.
— И мама обычно так делала.
— Здравствуй, Риген.
Девочка медленно вошла в беседку, прислонилась к одному из столбиков и посмотрела на Джоанну.
— Вы помните мое имя?
— Конечно, помню. А ты мое?
— Джоанна. Я думала, вы придете раньше, Джоанна.
В ее голосе Джоанне послышался укор.
— Извини, я считала, что тебе будет легче, если я буду держаться подальше, — тихо ответила она.
— Почему?
— Потому что я только похожа на твою маму.
Риген немного подумала, ее большие темно-голубые глаза были печальны. Потом кивнула.
— Не волнуйтесь, Джоанна. Я понимаю, что маму уже не вернуть.
Девочка сунула руки в карманы джинсов и опустила плечи — кажется, это была ее любимая поза.
— Ты тоскуешь по ней, Риген, — это естественно.
— А папа нет, — неожиданно произнесла девочка.
— Некоторые люди просто стесняются показывать свои чувства, — сказала Джоанна. — Но это не значит, что они ничего не чувствуют. Может быть, и твой папа такой.
Риген пожала плечами.
— Может быть. Но я однажды слышала, мама сказала ему, что у него нет сердца. Это как у Железного Дровосека, да? А как же чувствовать без сердца?
— Сердце есть у всех. — Джоанна не боялась говорить банальности, лишь бы разубедить Риген. — Просто некоторые люди не умеют его открыть другим.
— Я думаю, мой папа меня не любит. — Голос Риген вдруг задрожал.
— Разумеется, любит, малышка.
— Откуда вы знаете? — сердито спросила она.
— Папы всегда любят своих дочек. Так же, как и мамы.
— Даже если дочки плохие?
Джоанне захотелось подойти и обнять эту девочку — она с трудом удержала себя от этого.
— На самом деле они совсем не такие плохие, как им кажется, — ласково уговаривала она девочку, поняв, что Риген почему-то винит себя в смерти матери и очевидной холодности отца.
— Я плохая, Джоанна. Я ужасно плохая.
— Милая, да ты просто не в силах сделать ничего настолько плохого, чтобы папа и мама перестали тебя любить. Клянусь тебе!
Правда это или нет, но ты должна в это верить, черт возьми!
Риген слушала, затаив дыхание, лицо ее просветлело, и Джоанна похвалила себя за то, что сказала это. А еще за то, что не стала выяснять, что же такого ужасного совершил бедный ребенок. Скорее всего, ничего серьезного — что можно натворить в восемь лет! — и чем скорее Риген преодолеет это, тем лучше.
Что же до других вопросов, то, как ни сильно было искушение, единственный человек в Клиффсайде, которого Джоанна ни в коем случае не собиралась расспрашивать о Кэролайн, была эта девочка. И Джоанна сменила тему.
— А не слишком ли позднее время для прогулки?
— Иногда я прихожу сюда посмотреть на закат. Красиво, правда?
Отсюда действительно хорошо было видно, как горизонт на западе наливается багровым светом. Джоанна кивнула, соглашаясь.
— Очень! И вода гладкая, как стекло.
— Да. Мама говорила…
— Риген.
Обе вздрогнули, услышав этот голос. Джоанна увидела, что к беседке приближается красивый темноволосый мужчина. Его лицо ничего не выражало, только брови были чуть сдвинуты. Он в упор, изучающе посмотрел на Джоанну — если его и поразило сходство с Кэролайн, то он ничем не выдал этого, — затем перевел спокойный взгляд на Риген.
— Миссис Эймс зовет ужинать, Риген. Пора домой.
Риген посмотрела на этого человека, который не мог быть не кем иным, как только ее отцом, без тени страха, и это успокоило Джоанну. Девочка была его точной копией, но в женском варианте — только глаза темнее и брови тоньше.
Она больше похожа на него, чем на Кэролайн, — даже выражением лица, не говоря уже о чертах.
— Мне нужно идти, Джоанна. — Риген вдруг улыбнулась ей.
— Тогда до свидания, Риген.
— Ладно. До свидания. — Снова сделавшись серьезной, Риген вышла из беседки и скрылась среди деревьев. Проходя мимо отца, она даже не взглянула в его сторону.
— Удивительное сходство, — наконец отметил Скотт Маккенна.
Джоанна уже заранее составила о нем мнение, и мнение отрицательное. Возможно, предвзятое. Так что когда он снова пристально посмотрел на нее, она впервые после приезда в Клиффсайд почувствовала настоящую враждебность.
— Различий больше, нежели сходства, — сухо сказала она.
Скотт прищурился.
— Да, я вижу.
— В самом деле?
Он кивнул.
— Кэролайн почти всегда была сдержанной и очень редко обнаруживала свои чувства, что о вас никак не скажешь. В ваших глазах отражается все, что вы думаете.
Джоанна решила не уточнять, что же именно видит он в ее глазах, и, предвидя необходимость объяснения, облокотилась о карусельную лошадку.
— Позавчера я познакомилась здесь с Риген. Надеюсь, вы не возражаете против моих вторжений.
— А если возражаю?
— Я учту это. В следующий раз, когда приду сюда.
— Я могу вызвать шерифа.
— Да, конечно. Он уже предупреждал меня, что проникновение в частные владения запрещено.
— Стало быть, — спросил Скотт, — вы пренебрегли его предупреждением?
— Да.
Его лицо осветилось внезапной улыбкой — точь-в-точь как у Риген.
— Я вам не очень нравлюсь, Джоанна, не правда ли? Интересно, почему — ведь мы знакомы от силы десять минут.
— Боюсь, я склонна к поспешным суждениям.
— Ну-ну… — все еще улыбаясь, сказал Скотт. — Постороннему взгляду, знаете ли, трудно проникнуть в суть некоторых вещей — особенно если это касается брака.
Джоанна не могла не согласиться — она и сама недавно говорила кому-то нечто очень похожее. Но спросить-то она могла.
— Разве я пытаюсь во что-то проникнуть?
— По-моему, да. Вы слышали, что Кэролайн была несчастна, ибо я… холоден. Вы видели, что Риген смотрит мимо меня, как будто я не существую. На ваш взгляд, я безразличен к несчастному ребенку. Из всего этого вы и сделали вывод, что я виноват бог знает в чем. Я монстр! Чудовище из сказки.
— А вы не чудовище? — прервала она его довольно темпераментное высказывание.
Улыбка Скотта Маккенны стала еще шире.
— Отчего же? Чудовище. Если все вокруг говорят, что я жестокий негодяй, это ведь не значит, что все говорят не правду.
Едва ли не в первый раз в жизни Джоанна не нашла, что ответить.
Скотт посмотрел на заходящее солнце.
— Скоро стемнеет. В темноте скалы особенно опасны. Вам пора возвращаться в «Гостиницу». Рад был познакомиться. — Он повернулся и ушел.


Воскресенье выдалось ветреным и дождливым, и Джоанне некуда было деться от томительного беспокойства. На улице невозможно было находиться больше десяти минут; комната казалась маленькой и невыносимо тесной, стены давили, нервы были натянуты до предела. Мало этого. Звуки ее сна обретали нестерпимую реальность.
Тик-так. Тик-так. Тик-так. Часы из сна теперь тикали у нее в голове — постоянное напоминание о том, что время уходит. И ей казалось, что они тикают быстрее, чем вчера и позавчера, — призывая ее, заставляя ее… что-то делать.
Непонимание, что именно делать, сводило с ума.
Наконец она вышла из комнаты посмотреть, не играет ли в покер с постояльцами отеля кто-нибудь из незнакомых ей жителей города, как это часто бывало. Это дало бы ей возможность поговорить с новыми людьми, порасспросить о Кэролайн. Наверное, это самое лучшее, что можно сделать в такой ситуации.
Ей не повезло — если иметь в виду новые сведения о Кэролайн. Она выиграла довольно-таки впечатляющую сумму, но чрезвычайно приятные люди, с которыми она заговаривала, так и не сообщили ей нужных сведений. Причем с явной преднамеренностью — они умело обходили тему Кэролайн, как только Джоанна ее затрагивала. Широкие улыбки — и настороженные глаза, и предложение взять еще карту.
Джоанна поймала себя на том, что опять грызет ногти.


Никогда в жизни еще Амбер не было так скучно. В этом богом забытом месте было совсем нечего делать. Она поерзала в кресле и тяжело вздохнула.
Ее мать оторвалась от книги и терпеливо сказала:
— Радость моя, пойди займись чем-нибудь.
— Чем, например? Утопиться? Если ты заметила, здесь хорошо живется только уткам.
— Амбер, я же не предлагаю тебе пойти прогуляться. Уже восемь, выходить поздновато. Но игровая комната, я думаю, работает, гимнастический зал тоже. Кстати, есть же еще бассейн. Дома ты очень любила плавать.
— Исключительно из-за спасателей, — язвительно заметил отец, не отрываясь от телевизора. — А здесь никто не пялится на ее формы, едва прикрытые этим, с позволения сказать, купальником.
Амбер вспыхнула: он был прав. В закрытом бассейне гостиницы был только один спасатель, лет тридцати-сорока, и он следил за порядком из окошка своего кабинета. Это было отвратительно, дома гораздо лучше: там в бассейне спасателями работают мальчики из колледжа.
— Ну, тогда почему бы не сходить в игровую комнату? — чуть плаксиво настаивала мать. — Там много интересного, Амбер. Паззлы, настольный теннис, компьютерные игры. Можно…
Амбер вскочила, всячески показывая, что пойдет куда угодно, лишь бы не слышать этой изрядно надоевшей ей ноты в материнском голосе.
— О, ладно! Ухожу, ухожу.
И подумала, что разыграла все как по нотам.
— Возвращайся не позже одиннадцати, — напутствовала мать.
Из гостиной их номера с двумя спальнями Амбер прошла в свою и хлопнула дверью. Взяла с туалетного столика ключи и опустила в карман, размышляя, зайдут ли к ней родители, перед тем как ровно в одиннадцать лечь спать.
Да, конечно, мама непременно заглянет.
Выходя из номера, Амбер мечтательно улыбнулась. О'кей, значит, она будет в своей комнате, как велено, к одиннадцати. Чиста, как свежевыпавший снег. Она примет ванну и надушится, чтобы все нужные места хорошо пахли. А когда родители заснут, она наденет прелестное платьице, которое купила вчера, прозрачное, с короткой юбочкой, и незаметно выскользнет в двери террасы. Ее никто не увидит. И она уйдет. И никогда не вернется! Никогда!
А пока она и вправду пошла в игровую комнату. Она пребывала в таком возбуждении, что сама не знала, засмеется или заплачет в следующую секунду. Она была взвинчена до предела. В этот вечер весь мир для нее изменился; она приветливо поздоровалась с несколькими соседями по отелю, забавляясь их удивлением — они не привыкли к подобному дружелюбию с ее стороны.
Они не знают! Никто не знает!
Как замечательно иметь такую сладкую тайну! Она с высокомерной жалостью смотрела на этих скучных, обыкновенных людей — ведь у них никогда, никогда не было таких чувств, как у нее! Что они понимают в жизни, что они знают!


Загрохотал гром. Ей нравилось, что разыгралась непогода, но к полуночи шторм, конечно, утихнет. Должен утихнуть. Это ее ночь, а ее ночь должна быть прекрасна!
Она сыграла в пинг-понг с какой-то женщиной средних лет, причем позволила той обыграть себя. Щедро предложила еще одну игру и опять проиграла. Посидела за столом, где кто-то не закончил складывать паззл. Полчасика поиграла на компьютере. Но ей никак не сиделось на месте.
Она бесцельно слонялась из угла в угол, наблюдала, как за карточными столами играют в покер, часто подходя к двери террасы и вглядываясь в темноту, где ревел и грохотал шторм. Потом взяла коктейль и продолжала бродить, прихлебывая из бокала.
В одиннадцатом часу она наконец отправилась к себе в комнату. Потому что в одиннадцать мама должна увидеть, что она невинно спит в своей постели. Амбер хихикнула про себя.
В вестибюле она оглянулась еще раз на этих невозможно скучных людей — оглянулась с презрением и жалостью к их серой и невзрачной жизни. И попутно увидела нечто незапланированное. Возможно, она бы и не обратила внимания, не будь в этот вечер ее чувства особенно обострены, — но она заметила.
— Интересно, зачем это ему понадобилось? — пробормотала она и, пожав плечами, пошла к своему номеру. Наплевать! Гораздо интереснее было думать о том, которые из трех любимых духов лучше подойдут сегодня.


Поздно вечером, когда дождь вовсю хлестал в окна, гром грохотал почти непрерывно, а ноготь большого пальца был изгрызен до основания, Джоанна наконец легла спать.
В эту ночь сон немного изменился. Все символы, из которых он состоял, остались, но в преувеличенном и искаженном виде — как в комнате смеха. Отражение большого дома дробилось бушующими волнами океана, с роз облетели лепестки, картина — теперь было окончательно ясно, что это картина Кейна с девочкой среди поля цветов, — покосилась на мольберте. Громко тикали часы, жалобно плакал ребенок. Раскрашенная карусельная лошадка бешено крутилась на штыре, бумажный самолетик промок и упал. А еще в этот раз кричала чайка, кричала громко, надсадно, и этот мучительный звук повторялся снова и снова, как эхо…
Джоанна проснулась. За окном брезжил серенький свет пасмурного утра, но, хотя часы показывали чуть больше семи, она не стала даже пытаться заснуть опять — сна не было ни в одном глазу, и всегдашнее напряжение и беспокойство достигли такой силы, что она поймала себя на том, что подбирается к следующему ногтю. Она потянулась, откинула одеяло и встала. Лучше все, что угодно, чем вот так лежать в постели и чувствовать себя раздавленной.
Пусть она и чувствует себя точно так же, но хотя бы в вертикальном положении.
Она решила не заказывать завтрак в номер, а спуститься пить кофе вниз. Горячий душ никак не повлиял на ее нервозное состояние; она стала сушить волосы феном, решив сегодня оставить их распущенными, в основном потому, что она была слишком издергана, чтобы заниматься еще и прической. В громком гудении фена ей пару раз послышался ночной крик чайки. Вдруг ей пришло в голову, что, возможно, на самом деле это был звук сирены.
В Атланте такой звук был привычен, но здесь эта мысль показалась ей исключительно странной и даже нелепой. Пожар? «Скорая помощь»? «Блейзер» Гриффина?
Выйдя из ванной, она прислушалась, но было тихо. Джоанна все же оделась очень быстро. Джинсы и свитер с высоким воротом, а поверх — свободная фланелевая рубашка; кроссовки, потому что после завтрака она твердо решила пойти гулять, даже если придется гулять под дождем.
Одевшись, она вышла на балкон. Дождь кончился, но небо было пасмурным. С океана дул сильный ветер, пропитанный влагой и солью. И, если не считать всегдашнего яростного грохота прибоя, было по-прежнему странно тихо. На веранде не было ни души, но зато вдалеке зачем-то собралась целая толпа. Кроме того, там стояло множество машин: спасательная, пожарная, «Скорая помощь». «Блейзер» Гриффина!
Ни в коридоре, ни в лифте — никого, и вестибюль тоже был пустынен. Джоанна поспешила на веранду. Там под крышей пили кофе гости отеля и обслуживающий персонал: они встали еще раньше и, вероятно, уже знали, что произошло.
Среди них Джоанна заметила Холли и ее помощницу Дану — обе выглядели подавленными. Собственно, как и все остальные. Одна женщина даже плакала. Джоанна направилась было к ним, но вдруг поймала взгляд Гриффина, устремленный на нее из-за гостиничного газона.
Должно быть, всех уже предупредили, что проход запрещен, но Джоанна, не задумываясь, спустилась с веранды и побежала по мокрой траве газона, прямо к Гриффину. В это утро он был в длинном черном дождевике, с непокрытой головой — в отличие от своих помощников, которые работали ближе к краю обрыва в таких же дождевиках и широкополых покрытых пластиком шляпах. Холодный ветер ерошил его волосы; и только подойдя ближе, Джоанна поняла, насколько он устал.
— Гриффин?
Он обернулся. И хотя его лицо осталось мрачным, при виде Джоанны темные глаза, казалось, чуть просветлели. Он не шагнул к ней навстречу, но крепко взял ее за руку, когда она оказалась рядом.
— Что случилось? — спросила она.
— Джоанна, здесь находиться запрещено, — сказал он как-то вскользь. — Мы просим всех уйти отсюда. — Но при этом руки ее не отпускал.
— Но что…
— Грифф! — От края обрыва к ним шел высокий худощавый мужчина с мокрыми темными волосами; длинные полы дождевика хлопали его по ногам. Джоанна не сразу поняла, что спасатели только что подняли его снизу на тросе.
— Ну что, док? — спросил его Гриффин.
Врач чуть удивленно посмотрел на Джоанну усталыми голубыми глазами и потряс головой.
— Ты видел то же, что и я. Что я должен тебе сказать?
— Не была ли она пьяна?
«Она»? Джоанна похолодела.
— Грифф, ты же понимаешь, ее нашли в воде. Она настолько вымокла, что, выпей она до этого хоть галлон, запаха все равно бы не осталось. Я не могу ответить без лабораторных анализов.
— От чего она умерла?
Врач снова посмотрел на Джоанну и сухо сказал:
— От падения с такой высоты — если только потом я не найду чего-нибудь неожиданного, что маловероятно. Господи, Грифф, она летела с высоты сто тридцать футов!
— Ее столкнули? — спросил Гриффин почти равнодушно.
— Не знаю, — ответил врач. — Даже если и так, будет трудно это доказать. Но я посмотрю, может, удастся что-нибудь обнаружить.
— Спасибо, док.
Высокий мужчина прощально поднял руку и снова направился к краю обрыва, где спасатели в очередной раз поднимали трос.
— Гриффин, кто это? — спросила Джоанна.
— Сначала я подумал, что это вы, — ответил он тем же лишенным выражения голосом и чуть сильнее стиснул ее руку. — Но это оказалась Амбер Уэйд.
Джоанна потрясенно оглянулась на обрыв — в этот самый момент наверх вытащили спасательную корзину с телом. Тело было завернуто в ярко-оранжевое одеяло, из-под которого выбилась только одна прядь длинных светлых волос.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вещие сны - Хупер Кей



Женский детектив с элементами страсти и любви
Вещие сны - Хупер КейАнна
5.10.2011, 16.20





мистика, любовь без пошлостей,отличный роман как и все этого автора
Вещие сны - Хупер Кейарина
15.03.2012, 22.09





Интересный роман и читается легко. 10 из 10.
Вещие сны - Хупер КейМари
9.09.2012, 3.45





отличный роман.Интересно читать,без глупости и пошлости.10/10
Вещие сны - Хупер КейЛеля
20.04.2013, 23.34





отличный роман! и детективная часть отлично написана, и любовная. очень достоверные чувства, очень убедительная мотивация, хороший перевод. 10 баллов из 10. очень рекомендую!
Вещие сны - Хупер КейГалина
30.03.2014, 13.43





Очень даже хороший детектив.И любовь так сказать симпатишная))10/10
Вещие сны - Хупер Кейнастя
23.01.2015, 18.53





Прекрасно .читала на одном дыхании
Вещие сны - Хупер КейКсю
25.01.2015, 13.49





10/10
Вещие сны - Хупер КейОльга
12.06.2015, 22.04





Определённо понравился этот роман, сюжет интереснейший, развитие романа и события удерживают внимание до конца. Чуть затянуто в середине, но это интрига. А еще немного прослезилась.
Вещие сны - Хупер КейАнна
26.06.2015, 9.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100