Читать онлайн Семейное проклятие, автора - Хупер Кей, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Семейное проклятие - Хупер Кей бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.82 (Голосов: 61)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Семейное проклятие - Хупер Кей - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Семейное проклятие - Хупер Кей - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хупер Кей

Семейное проклятие

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

— Вам понравился лабиринт, деточка? — спросила Эмили, когда девушка закончила рисовать ее на фоне мраморного камина в парадной гостиной.
Лаура, которая все это время отчаянно старалась не думать о своей модели как об убийце мужа, ответила рассеянно:
— Очень понравился. А беседка просто чудо.
— Вы так быстро нашли путь к центру?
— Нет. Я потерялась.
— Значит, это Дэниел проводил вас к центру?
Хотя тон леди Килбурн оставался таким же благожелательным, что-то в самом вопросе выдавало ее недовольство.
— Собирался дождь, — объяснила Лаура. — И ближайшим укрытием была беседка.
Чувствуя, что оправдывается, девушка добавила:
— Я собираюсь сама найти дорогу к центру. Хотя мне и понравилось блуждать по лабиринту, но прямой путь к центру имеет свои преимущества. Это замечательный лабиринт, Эмили.
— Да, Дэвид очень любил его, — сказала леди Килбурн. — Я не входила туда уже много лет.
Вывод напрашивался сам собой: Эмили не желала проводить время в том месте, которое нравилось ее покойному мужу. Лаура посмотрела на леди Килбурн поверх мольберта, вглядываясь в постаревшее, но все еще прекрасное лицо, загадочные темные глаза и легкую печальную улыбку и попыталась представить, какой была Эмили сорок лет назад. Возможно, как Энн, — недовольная и раздражительная? Могла ли она прийти в такую ярость, чтобы разбить голову собственному мужу?
И могла ли она после этого долгие годы носить траур?
Лаура закрыла папку и поспешно, боясь передумать, спросила:
— Эмили, почему вы предостерегали меня насчет Дэниела?
— Потому что я забочусь о вас, деточка, — быстро ответила Эмили, но в ее глазах промелькнуло беспокойство. — Вы красивая молодая женщина, и Дэниел не может остаться к вам равнодушен. Но он жестокий человек, Лаура. Он использует людей, а я не хочу, чтобы вас постигло разочарование.
На первый взгляд это выглядело довольно убедительно: пожилая женщина заботится о молодой подруге. Но Лаура не поверила ей. Предостережение Эмили в оранжерее прозвучало так серьезно и так пугающе, что речь могла идти только о серьезной опасности, а отнюдь не о неудачах в любовных делах. Теперь же леди Килбурн утверждает, будто волновалась, что ее внук может соблазнить и бросить Лауру. Явная ложь. Скорее всего Эмили решила изменить свои доводы — более интимное предупреждение, по ее мнению, вернее приведет к цели.
Помолчав, Лаура сказала, смягчая вежливым тоном резкость своих слов:
— Благодарю вас за заботу, Эмили, но мне уже двадцать восемь, а не восемнадцать, и я не девственница.
Эмили выглядела теперь еще более взволнованной.
— Я уверена, что вы считаете себя взрослой и опытной, деточка. Но сомневаюсь, что вам приходилось раньше встречаться с таким человеком, как Дэниел. Уверяю вас, он не остановится ни перед чем, чтобы получить желаемое. Он вовсе не хочет считаться с чувствами других людей. Просто… будьте осторожны. Это все, что я хочу вам сказать. И не верьте всему, что он говорит.
Она слегка успокоилась и мягко добавила:
— Питер добивался своего с помощью обаяния. Дэниел более жесткий. Он никому не позволит встать на своем пути.
Маловероятно, что вы окажетесь у него на пути.
Лауру не удивило, что слова были теми же, она теперь была уверена, что Эмили и Дэниел стремятся к какой-то цели и ведут «тихую» войну. И каждый из них использует в этой борьбе ее, Лауру.
Она никак не могла понять, из-за чего идут эти военные действия, столь скрытны они были, и какова в этом ее роль — роль постороннего человека. Кто она: орудие или просто заложница?
Или все это игра ее воображения?
Но надо было ответить заботливой леди Килбурн.
— Хорошо, Эмили, я буду осторожна. — Лаура улыбнулась. — Но мне кажется, что вы преувеличиваете и мою привлекательность, и интерес Дэниела ко мне. Я здесь только для того, чтобы писать ваш портрет. Вот и все.
Эмили вежливо кивнула, оставаясь, как видно, при своем мнении.
Лаура уже собралась сказать, что хочет отправиться домой, но как раз в этот момент гроза, которая бушевала в отдалении, подобралась к дому. В окнах засверкали молнии, сопровождаемые грозными раскатами грома, мощные порывы ветра раскачивали деревья в саду.
— Лаура, — озабоченно сказала Эмили, — вы не можете ехать домой в такую бурю. На дороге сейчас опасно. Почему бы вам не остаться у нас на ночь? Комната для вас готова.
— Спасибо, Эмили, но я надеюсь, что гроза скоро пройдет и…
Следующий раскат грома помешал Эмили ответить, столь оглушителен он был.
— Если верить прогнозу погоды, — продолжила она, — гроза продлится до самой ночи. Останьтесь, Лаура, прошу вас. Хотя бы для моего спокойствия.
Лаура действительно не любила ездить в дождь, тем более в грозу. Кроме того, отказаться от любезного — и разумного — приглашения Эмили было бы невежливо. И хотя Лаура и считала, что дом излишне мрачен и в нем душно, ей не хотелось показывать это хозяйке.
Наконец она сдалась:
— Благодарю вас, Эмили, вы очень добры ко мне.
— Что вы, деточка. Я с самого начала хотела, чтобы вы остановились у нас, вы это прекрасно знаете.
Эмили встала, и, как обычно, ее грациозные движения не выдавали усталости от долгого сидения в одной позе.
— А теперь я покажу вам вашу комнату. Вы сможете немного отдохнуть, если захотите. Мы ужинаем в шесть.
Лаура выразительно посмотрела на свои слаксы и вязаную кофточку — эта одежда могла сойти для обеда. Но ужин в семье Килбурн… Ведь они наверняка переодеваются к ужину в вечерние туалеты. Но она не успела ничего сказать, потому что Эмили продолжала беззаботным тоном:
— У вас с Кэрри примерно один размер, я думаю, что мы сможем найти для вас что-нибудь на ночь. Кстати, мы все переодеваемся к ужину, и я попрошу ее подобрать вам нарядное платье.
Лауре была неприятна мысль, что ей придется надевать вещи вдовы Питера, но она решила вести себя разумно. Если, конечно, Кэрри не будет возражать против решения Эмили.
— А как к этому отнесется Кэрри? — спросила она.
— Кэрри — очень добрая девочка, она с удовольствием нас выручит. Я зайду к ней после того, как покажу вам комнату.
И Лаура покорно последовала за леди Килбурн. Десять минут спустя она осталась одна в самом большом из четырех «номеров» для гостей, который находился на втором этаже в основной части дома. Девушка смотрела вокруг с ощущением нереальности происходящего. «Номер» состоял из большой спальни, гостиной и ванной, имелся отдельный телефон. Чтобы гостям было удобно, как пояснила Эмили. Телевизор в гостиной был, естественно, подключен к кабелю.
Ничего подобного этим комнатам Лаура в доме не видела. Много света и пространства, более светлый орнамент на обоях, изящная легкая мебель, прозрачные занавеси на окнах и настоящий камин в гостиной.
Никогда в жизни Лаура не видела таких апартаментов для гостей в частном доме. Она даже не представляла, что такое может существовать.
Впрочем, какие частные дома окружены такими великолепными садами? А лабиринт, занимающий четыре акра?
Покачав головой, Лаура почувствовала, что ее потянуло к зеркалу, висящему над столиком у стены. Как всегда. И, как всегда, она изучала отражение комнаты за своим правым плечом. Но ничего особенного она не увидела, и комната показалась ей странно пустой.
Наконец она стряхнула наваждение, посмотрела на часы. Половина пятого. Подумав немного, Лаура решила позвонить Кэссиди и оставить ей сообщение на автоответчике.
— Привет, Кэсс, это я. Угадай, где я сегодня ночую?..
В пять часов послышался тихий стук. Когда Лаура открыла дверь, она увидела на пороге Кэрри — в махровом халате, пахнущую душистым мылом и с охапкой вещей в руках.
— Привет, Лаура. — Она смущенно улыбнулась.
— Привет, Кэрри. — Лаура жестом пригласила гостью войти и виновато добавила: — Я прошу прощения, дело в том, что Эмили…
— Не надо извиняться.
Кэрри положила одежду на спинку стула.
— Думаю, что Эмили не оставила вам выбора, я имею в виду — насчет моей одежды. Она может быть очень… настойчива.
— Вы совершенно правы.
— Она требует сохранения традиций. Вы, наверное, уже это заметили. И для общего покоя в доме лучше с ней соглашаться.
Лаура смотрела на доброжелательное лицо Кэрри, заглянула в ее милые карие глаза, и ей неожиданно захотелось подружиться с молодой женщиной. Она подумала, что из всех женщин в доме Кэрри самый непростой и самый интересный человек.
— Мы встречаемся в шесть часов в парадной гостиной, — сообщила она Лауре. — Ужин начинается в шесть тридцать. Эмили ввела такой порядок — перед ужином она выслушивает нас, как мы провели день. И она требует, чтобы мы одевались, как на прием. Независимо от того, как каждый из нас чувствует себя в вечернем туалете.
— Я понимаю. Большое вам спасибо, — ответила Лаура, размышляя, какой стиль одежды предпочла бы Кэрри, если бы у нее был выбор.
— Я принесла несколько вариантов, чтобы вы могли подобрать то, что вам понравится, — продолжала Кэрри, указав на заваленный одеждой стул. — Длинные юбки, мне показалось, скорее пойдут к вашим ботинкам. Мои туфли, к сожалению, на два размера больше.
Лаура взглянула вниз и убедилась, что туфли Кэрри действительно на один или два размера больше.
— Вы очень предусмотрительны, — с благодарностью сказала она. — Мне только что пришло в голову, что мои ботинки — это не то, что нужно к вечернему туалету.
Кэрри улыбнулась.
— Сейчас женщины носят армейские бутсы с элегантными платьями, так что ваши ботинки будут смотреться нормально. И не смущайтесь. Эмили уже несколько лет пытается добиться, чтобы я прилично одевалась, но, похоже, мне пока не удалось ей угодить. Но она не сдается и продолжает работать над моей внешностью.
В мелодичном голосе Кэрри не чувствовалось смущения. Скорее, молодую женщину смешило ее несоответствие стандартам Эмили. Лаура снова подумала, что ей хотелось бы познакомиться с молодой вдовой поближе.
«Но ведь меня подозревали в убийстве ее мужа. И в том, что я была его последней любовницей», — грустно подумала Лаура.
— Думаю, многие люди не оправдывают ожиданий Эмили, — сказала она вслух.
— Более или менее, — согласилась Кэрри с улыбкой. — А теперь, простите, пора приводить себя в порядок к ужину. Если вам что-нибудь понадобится, не стесняйтесь, пожалуйста. Моя комната в западном крыле, первая справа. — Спасибо, Кэрри.
Оставшись одна в гостиной, Лаура стала рассматривать одежду, которую принесла ей Кэрри. Очень красивая длинная ночная рубашка и халат в тон. Простое черное платье из тонкой ткани, доходящее до щиколоток. Юбка и блузка темно-зеленого цвета и ярко-синее платье. Все вещи были выбраны с безупречным вкусом. И стиль и цвета подходили именно ей, Лауре.
Удивительно, но Кэрри выбрала из своего гардероба вещи, которые могли прекрасно смотреться на Лауре, но совсем не шли к бледному лицу и худощавой фигуре хозяйки. Другими словами, она проявила замечательный вкус, такт и благожелательность, одевая другую женщину в свои собственные туалеты.
Лаура решила, что неумение Кэрри «угодить» Эмили скорее результат молчаливого бунта, чем отсутствия вкуса. На женщине, которая двигается так грациозно, одежда должна сидеть, как вторая кожа, если только она сама не приложит усилия, чтобы добиться обратного эффекта. Еще одно свидетельство сложного характера Кэрри.
Размышляя над этим, Лаура отправилась в ванную и с удовольствием обнаружила там все, что может потребоваться женщине: от новенькой зубной щетки, кремов, шампуней, лосьонов для любой кожи до полного набора расчесок и щеток для волос. Либо Килбурны — то есть Эмили — всегда готовы принять гостя без вещей, либо Эмили была уверена, что Лаура рано иди поздно останется на ночь.
Девушка решила не предаваться этим мыслям. Она приняла душ и оделась, выбрав для сегодняшнего вечера черное платье — к ее черным ботинкам, кроме того, этот цвет всегда ей шел. Надо быть полностью уверенной в себе — решила Лаура.
Она расплела длинную косу и расчесала волосы. Их было очень много — хватило бы на троих, как говорил ей парикмахер. Лаура очень редко распускала волосы, но к черному платью в восточном стиле шла именно эта прическа. В своей сумочке она нашла только тон для лица и губную помаду, но обычно она ничем другим и не пользовалась.
Без десяти шесть Лаура собралась с духом и вышла из своих комнат, чтобы спуститься вниз. Ее снова поразила тишина в доме, особенно по контрасту: у нее в гостиной работал телевизор, она включила его, чтобы не чувствовать себя одинокой. Интересно, мертвая тишина в доме — это тоже требование Эмили?
Лаура спустилась по широкой лестнице и пересекла холл. Парадная гостиная находилась как раз напротив библиотеки. Она думала, что почти все члены семьи уже в сборе. Но нет. Здесь находился только один человек.
Дэниел.
Он стоял у мраморного камина, в котором весело полыхал огонь, согревающий прохладную комнату и создающий ощущение уюта: за окнами по-прежнему бушевала гроза. Он не заметил Лауру, и у нее появилась возможность незаметно понаблюдать за ним.
Элегантный темный костюм и со вкусом подобранный галстук — «униформа» джентльмена — не могли скрыть или замаскировать мощи его тренированного тела: он был скорее похож на переодетого античного воина, чем на бизнесмена. Да, Дэниел Килбурн будет выделяться в любом окружении, его нельзя не заметить. Особенно женщинам. По крайней мере, именно так Лаура пыталась объяснить это мучительное чувство, которое появлялось у нее при виде Дэниела.
Именно так.
Он смотрел вниз, на огонь. Тени, отбрасываемые языками пламени, плясали на его лице, делая его похожим на маску. Сейчас он не был таким спокойным, каким обычно видела его Лаура. В первый раз она заметила напряженно сжатый рот и легкую морщинку между бровей. Девушка почувствовала, что ответственность, которая лежит на нем, тяжело давит на его плечи.
Наконец он увидел ее, и так же, как в лабиринте, ей стало трудно дышать. Лаура не могла отвести глаз от его лица, ее сердце стучало в груди, и шум крови заглушал порывы ветра за окнами. Ее так тянуло к нему, что ей хотелось ухватиться за что-то. И она могла бы поклясться, что он чувствует то же самое: в светлых глазах Дэниела горел такой же яркий и живой огонь, как и в камине, потрескивающем за его спиной. Она могла бы поклясться, что он готов ринуться ей навстречу.
Но вот Дэниел повернул голову, и все исчезло.
— Добрый вечер, Лаура, — сказал он ровным, любезным тоном.
«Я должна перестать выдумывать! Прекратить это…» — строго сказала себе девушка.
— Добрый вечер. — Ее голос тоже был спокойным, и она надеялась, что ей удалось не выдать своих чувств.
— Остальные скоро спустятся. Выпьете что-нибудь? — Он указал на бар, устроенный в углу около двери.
— Нет, спасибо.
Лаура прошла в комнату и, обойдя диваны и кресла, встала у окна за спинкой одного из диванов. Подсознательно она выбрала место так, чтобы за ней была стена, а большая часть комнаты находилась перед глазами. И Лаура поняла, насколько скованно она себя чувствует.
Дэниел, казалось, не обратил на это внимания, а если и обратил, то предпочел не комментировать ее состояние.
— Хорошо, что вы остались у нас, — сказал он после очередного разряда молнии и мощного громового раската.
Интересно, это Эмили информировала его, или он сам догадался, увидев ее здесь в вечернем платье, но Лаура не стала задавать ему этот вопрос.
— Признаюсь, избегаю во время грозы находиться на улице, — сказала она. — Точнее, вести машину.
— Многие поступают так же. — Он говорил с ней вежливо — равнодушно. Не более того.
Лаура почувствовала раздражение. Сколько можно поддерживать эту пустую светскую беседу? Глядя на Дэниела, Лаура с трудом могла бы поверить, что этот же человек несколько часов назад рассказывал ей о своей уверенности в том, что его родная бабушка убила своего супруга.
«Господи! Неужели все это только плод моего воображения?» — с тоской подумала Лаура.
— Привет, я думал, буду последним. А где остальные?
В гостиную вошел Алекс. Его строгий вечерний костюм был безукоризненным, но галстук пестрел изображением ярко-зеленых лягушек в разных позах. Он кивнул Лауре, не выразив удивления по поводу ее присутствия.
Не ответив на его вопрос, Дэниел спросил:
— Поработаешь барменом?
— С удовольствием. Чего тебе налить?
— Шотландского.
Алекс кивнул.
— А вам, Лаура?
— Спасибо, ничего.
Алекс прошел к бару и принялся готовить напитки. Вскоре появились Джози и Кэрри.
— Леди, ваше желание? — сказал Алекс, входя в роль бармена.
Джози отрицательно покачала головой. Кэрри попросила немного виски. Пришедшая сразу вслед за ними Энн предпочла, как и Дэниел, шотландское виски.
— Мэдлин спустится сегодня? — спросил Алекс у Дэниела.
— Думаю, да. Ей немного лучше.
Джози устроилась на диване, ближайшем к Лауре; Кэрри — рядом с ней, а Энн — на диване напротив. В отличие от других женщин Энн была одета небрежно: майка, длинная ситцевая юбка и армейские ботинки, именно о такой обуви и говорила Кэрри. На Джози было очень красивое длинное темно-зеленое платье с глубоким треугольным вырезом. Свои длинные рыжие волосы она убрала в высокую прическу, которая придавала ее облику благородный и неприступный вид.
Кэрри надела длинную черную шелковую юбку и темно-синюю блузку. Этот наряд выглядел бы прекрасно, если бы сверху его не украшал вязаный жилет довольно странного фасона.
— Я была уверена, что это платье пойдет вам, — сказала она, поворачиваясь к Лауре.
Так как девушка не могла ответить ей комплиментом, она коротко сказала:
— Еще раз спасибо, Кэрри.
— Как вам понравился лабиринт, Лаура? — обратилась к ней с вопросом Джози.
— Там потрясающе. — Лаура старалась не смотреть на Дэниела, но знала, что он слышит их разговор. — Он завораживает. А центр просто прекрасен. — Она взглянула на Кэрри. — Особенно беседка.
С видимым удовольствием Кэрри заметила:
— Я меняю интерьер весной и поздней осенью. Примерно в это время. Для зимы нужны более темные и теплые тона.
Джози вздохнула.
— Если бы я могла, то ежедневно проводила бы там долгие часы. Даже когда уже знаешь разгадку, прогулка к центру всегда увлекательна, и оттуда не хочется уходить.
— Для меня это самое любимое место на земле, — сказала Кэрри.
— Заросли обычного кустарника, — дерзко бросила Энн, вертя в руках бокал. — Лучше бы использовали это место под теннисные корты.
Глядя на эту темноволосую молодую женщину, Лаура подумала: всегда ли Энн была такой резкой или на нее так повлияло убийство Питера, которое она переживает сильнее, чем другие? Она расстроена, вся напряжена, тон настолько резкий, что одной ее реплики было достаточно, чтобы нарушить общий разговор.
Когда в гостиную вошла Мэдлин, там царило молчание. В своем простом черном платье до колен она выглядела безукоризненно. Мэдлин слабо улыбнулась в знак приветствия и сказала:
— Как мило. А где же Эмили?
Сегодня ее глаза были более ясными, чем накануне, а манеры казались естественнее. Но Лауре показалось, что ее реплика и вопрос заключают в себе какой-то дополнительный смысл.
Ей ответил Алекс, беззаботно и чуть иронично:
— Думаю, наш капитан немедленно появится, раз вся команда в сборе. Налить тебе что-нибудь, Мэдлин?
— Нет, спасибо, доктор не разрешил мне, — сказала она и села в дальнем углу того же дивана, на котором устроилась Энн.
Затем тем же светским тоном Мэдлин добавила:
— Ты не должен так говорить об Эмили, Алекс. Ей это не понравилось бы.
— Все нормально, Мэдлин. Мы с Эмили прекрасно понимаем друг друга.
Эмили, как всегда во всем черном, вошла в гостиную, слегка опираясь на свою трость с серебряным набалдашником.
— Ты уверен в этом, Алекс? Ты тут иронизировал надо мной?
Алекс запротестовал с обиженным видом:
— Никогда, Эмили. Я только восхищаюсь тобой. Коньяк?
— Да, спасибо.
Леди Килбурн села в одно из кресел, лицом к камину, и окинула взглядом присутствующих, как генерал перед битвой.
— Все очень мило, — вынесла она наконец свой вердикт, очевидно, не желая обращать внимания на вызывающий вид Энн. — Кэрри, дорогая, только не этот жилет!
— Мне очень жаль, Эмили, — мягко сказала Кэрри.
Алекс успел принести Эмили коньяк и уже возвращался к бару, когда раздался звонок в дверь.
— Кто бы это мог быть в такой вечер? — пробормотал он. —Эмили, мне открыть?
Этот вопрос показался Лауре немного странным. Но остальные восприняли его как должное. Эмили нахмурилась и решительно заявила:
— Их пропустили в воротах, так что у нас нет выбора. Посмотри, кто там, Алекс.
Алекс вышел, остальные молча ждали. Послышались звуки мужских голосов, затем Алекс вернулся в гостиную, на его лице было написано явное неудовольствие. Алекс сказал, обращаясь одновременно ко всем:
— Боюсь, это не светский визит.
Вошедший за ним человек был высок, широкоплеч, но строен. Его темные волосы блестели от дождя. Привлекательное в общем лицо с проницательными серыми глазами излучало уверенность. Видимо, он снял плащ в холле, так как его костюм был сухим.
— Привет, Брент, — первым поздоровался с гостем Дэниел.
— Дэниел, дамы, — приветствовал тот собравшихся легким поклоном.
Его взгляд упал на Лауру, и он добавил:
— Здравствуйте, мисс Сазерленд. Не знаю, помните ли вы меня, но…
— Я вас прекрасно помню, лейтенант.
Как она могла его забыть? Она недолго разговаривала с этим полицейским, пытаясь оттереть чернила с подушечек пальцев. Это было в понедельник, после убийства Питера. Брент Ландри, лейтенант отдела по расследованию убийств, задал ей всего несколько вопросов, довольно вежливо, но он тогда все же не поверил в невиновность Лауры.
Эмили, сидящая спиной к двери и, следовательно, к гостю, не сделала ни малейшей попытки изменить позу. Она резко заявила:
— Мне претит эта новая мода бесцеремонно являться в дом во время ужина, чтобы застать всю семью дома.
Казалось, реплика леди Килбурн никого не удивила. Лишь Лаура с удивлением заметила, что Брент Ландри вопросительно приподнял бровь, глядя на Дэниела; тот же в ответ уступил ему место у камина и присоединился к Лауре, по-прежнему стоявшей у окна. Теперь Ландри мог видеть всех, находящихся в гостиной. И Эмили теперь прекрасно его видела.
— Ну? — нахмурилась леди Килбурн.
— Извините за несвоевременный визит, миссис Эмили, — с серьезнейшим видом проговорил Ландри. — Но полицейским иногда приходится проявлять бесцеремонность.
— Твоя бабушка перевернулась бы в гробу. Она тебя этому не учила. Как дела у мамы?
— Все в порядке, миссис Эмили. Извините, но, как сказал Алекс, это не светский визит.
Из этого обмена репликами Лаура кое-что уяснила. Прежде всего то, что Эмили, очевидно, относится к Бренту Ландри как к человеку своего круга, а не как к обычному полицейскому, поскольку хорошо знает его семью. Брент же вежливо, но твердо пресек попытку Эмили обращаться с ним как с дурно воспитанным подростком. Он не собирался уступать леди Килбурн контроль над ситуацией, даже если она прекрасно знала его покойную бабушку.
Твердость Брента, похоже, подействовала на Эмили, по крайней мере, вызвала уважение, потому что ее интонации смягчились, когда она сказала:
— Что ж, если это официальный визит, перейдем к делу. Что вам от нас нужно?
— У меня к вам несколько вопросов, миссис Эмили, только и всего. Мне показалось, будет лучше, если я приду сюда, чтобы задать их.
— Полагаю, это касается убийства Питера?
Мэдлин тихонько вскрикнула.
— Вы узнали, кто?..
После секундного колебания Ландри с сочувствием в голосе ответил:
— Пока еще нет. Просто я хотел задать несколько вопросов.
— Тогда задайте свои вопросы! — выпалила Эмили. — Хотя ваши люди уже задали достаточно вопросов. Кстати, я тоже спрошу вас кое о чем, если вы не возражаете.
Ландри вопросительно взглянул на леди Килбурн.
— Почему вы оказались замешаны в это дело, Брент? К нам приходили полицейские после убийства Питера, но вас среди них не было.
— Мне приказали заняться этим расследованием несколько дней назад, — объяснил Ланд-ри. — Причина известна только начальству.
Лаура посмотрела на Эмили и заметила, что ее тонкие губы тронула едва заметная улыбка. Может быть, именно дружба леди Килбурн с комиссаром полиции и являлась той самой причиной, по которой Бренту Ландри приказали заняться убийством Питера? Значит, Эмили решила, что другу семьи легче докопаться до истины? Или им будет легче манипулировать, если подозрение падет на кого-нибудь из Килбурнов?
Но если это Эмили добилась назначения Ландри — значит, она допускала, что в убийстве могут заподозрить кого-нибудь из членов семьи?
Получив требуемые объяснения, Эмили кивнула и сказала:
— Ну что ж… Если теперь ты этим занимаешься, то почему ты здесь, а не в городе? Ведь именно там следует искать убийцу…
— Я сейчас уйду, миссис Эмили, обещаю вам. Между прочим, кое-что мы уже нашли… некоторые улики. Вы, конечно, желаете узнать подробности?
— Разумеется.
Глаза Эмили сузились; губы превратились в тонкую линию.
— Что ж, если так…
Ландри обвел глазами комнату. Скользнул взглядом по лицам всех присутствующих. Потом с невозмутимым видом продолжил:
— В мотеле, в номере, где убили Питера, мы нашли несколько рыжих волосков, один из них был зажат в кулаке убитого. Похоже, это дополнительное доказательство того, что убийство совершила рыжеволосая женщина, которая, по свидетельству менеджера, приехала в мотель вместе с Питером.
— Пока мы не услышали ничего нового, — заметил Дэниел.
Ландри покачал головой. Его пронзительные глаза по-прежнему следили за всеми, кто находился в комнате. Воцарилась тишина — даже гроза утихла, так что теперь был слышен только голос Брента.
— Пока нет, — кивнул он, глядя на Дэниела. — Новое — в результатах анализов. Эти волосы вырваны из парика.
Лаура почувствовала облегчение. Действительно, зачем рыжеволосой женщине надевать рыжий парик? Теперь-то они перестанут ее подозревать?
Но тотчас же возникли вопросы… Если женщина из мотеля носила рыжий парик, то число подозреваемых только расширилось? И зачем ей парик? Чтобы не быть узнанной? Или Питеру больше нравились рыжие?
Алекс, стоявший у дивана, тихо проговорил:
— Хорошо, ты нас заинтриговал. Но что у тебя за вопросы?
— Сейчас я их задам.
Ландри немного помолчал. Потом вновь заговорил:
— Оказалось, что эти волосы вырваны из очень дорогого парика. Париков такого цвета и качества не так уж много. Еще меньше продано в нашем городе. На это ушло много времени и сил, но нам удалось выяснить: существуют лишь три таких парика. Два принадлежат людям, которых нельзя заподозрить в убийстве Питера.
— А третий? — спросил Дэниел.
Ландри снова помолчал — очевидно, нагнетал напряжение.
— А третий парик был продан всего месяц назад, и его приобрела Энн Ралстон.
«Это невозможно: она же его кузина!» — тотчас же промелькнуло у Лауры. Но, увидев бледное лицо Энн, она поняла: Энн Ралстон не только что-то знает об этом, но и смертельно напугана.
— Но… зачем мне парик? — спросила она, разглядывая свой бокал.
— Ты купила его, Энн. Владелец магазина опознал тебя по фотографии.
Энн криво усмехнулась.
— Хорошо… Я купила парик. И что из того?
Алекс, нахмурившись, заметил:
— Как адвокат семьи, я должен сказать Энн, что она не обязана отвечать на твои вопросы. Лучше всего ничего больше не говорить, Энн. И я не слышал, чтобы ты сообщил ей о ее правах.
— Я не собираюсь ее арестовывать, — сказал Ландри. — Просто хочу, чтобы она ответила на несколько вопросов. Это поможет мне в расследовании.
— Может, и поможет, Брент. Тебе лучше знать.
Ландри посмотрел на юриста, затем снова повернулся к Энн:
— Чем скорее мы это выясним, тем скорее я смогу… перейти к следующей улике.
Эмили пристально смотрела в глаза Энн.
— Мы должны узнать все, — решительно заявила она. — Энн, это ты убила Питера?
— Нет! — Энн судорожно сглотнула. — Господи, Эмили, клянусь, я его не убивала!
— А где ты была в тот вечер, когда убили Питера? — спросил Ландри.
Энн потупилась. Затем обвела взглядом комнату. Лауре подумалось, что сейчас Энн напоминала дикую кошку, запертую в клетке.
— Я была в гостях, — прошептала она наконец. — Я уже говорила в полиции… Была на вечеринке. Я говорила им…
— Вечеринка началась в девять, — сказал Ландри. — Никто тебя не видел там раньше полуночи.
«Питер был убит около полуночи», — вспомнила Лаура.
Энн всхлипнула. По ее бледным щекам покатились слезы. Она закричала:
— Я не убивала его! Это не я!
— Но это ты была с ним в мотеле? — настаивал Ландри. — И тебя видели в его машине. Это подтверждает менеджер мотеля. Я показал ему твою фотографию, Энн. Что он сказал, как ты думаешь?
Энн медленно подняла голову и посмотрела на Брента. С дрожью в голосе прошептала:
— Я была с ним. Это правда, я была с ним, но я не убивала его…
Лаура, задержав дыхание, перевела взгляд на Кэрри. Но вдова Питера оставалась невозмутимой. И тут Лаура почувствовала себя лишней в этой комнате. Действительно, почему она должна слушать все это?.. .
Ей захотелось незаметно выскользнуть из комнаты, оставив этих странных людей с их горем. Но не успела она сделать и шага, как почувствовала, что ее запястье обхватили пальцы Дэниела. Лаура взглянула на него с удивлением. Дэниел по-прежнему смотрел на Энн. Похоже, никто не заметил, что он сжал ее запястье, так как их руки находились за спинкой дивана. Лаура не хотела привлекать к себе внимание, поэтому не пыталась вырваться. Впрочем, было совершенно очевидно, что ей в любом случае не удалось бы освободиться.
Тягостное молчание нарушил резкий голос Эмили:
— Энн, ты хочешь сказать, что спала со своим кузеном? Со своим женатым кузеном?
Бледные щеки Энн покрылись багровыми пятнами. Она с вызовом взглянула на Эмили.
— Я его не насиловала! Я даже его не соблазняла! Почему ты не винишь в этом самого Питера? Это он сделал первый шаг. Он говорил, что запретный плод сладок. Почему бы тебе…
— Питер умер, Энн, — ледяным тоном проговорила Эмили. — Умер и все свои грехи унес с собой в могилу.
И тут Ландри снова заговорил. Он был по-прежнему невозмутим:
— Скажи, Энн, как долго длилась ваша связь?
— Это была не связь.
Энн взглянула на Ландри. Похоже, она действительно считала, что их с Питером отношения были чистейшей случайностью.
— Это произошло только во второй раз, клянусь. Когда я уходила из мотеля в половине двенадцатого, Питер был жив. Он принял душ, и шофер такси, наверное, видел его, потому что он проводил меня до двери, и на нем было только полотенце…
— Ты вызывала такси? — перебил ее Ландри. Энн кивнула.
— Я не помню, какой компании, но эта фирма первая в справочнике. И шофер должен был видеть Питера, должен был видеть, как он стоял в дверях, живой, когда я уходила…
— Хорошо, Энн. Я это проверю.
Ландри обвел взглядом гостиную и с вежливой улыбкой добавил:
— Думаю, я слишком долго испытывал ваше терпение. Не надо меня провожать, я сам найду выход.
Когда он проходил мимо Алекса, адвокат сквозь зубы проговорил:
— Приходи, когда у тебя появится еще одна бомба. Чтобы взорвать ее здесь.
Ответом Ландри было прощальное «до свидания», адресованное всем присутствующим. Никто не произнес ни слова, пока не раздался стук входной двери. Мэдлин первая нарушила молчание.
— Боже мой! — воскликнула она. — Это так… неприятно.
Мэдлин старалась не смотреть на Энн.
— Я бы сказала, что это омерзительно. — Эмили пристально взглянула на внучку. — Как ты могла?..
Энн вздрогнула. Однако промолчала.
— Я хочу знать только одно, — вмешался Алекс. — Зачем понадобился парик?..
— А что? — усмехнулась Энн. — Прекрасная маскировка. И весело. К тому же Питер любит… любил рыжих.
— Господи помилуй! — не выдержала Джози.
Вскочив на ноги, Энн закричала:
— Вы все смотрите на меня так, как будто я…
— Я бы на твоем месте помолчал, — пробормотал Алекс.
Энн обвела глазами гостиную.
— Вы не понимаете, — сказала она. — Никто из вас не знает, как все произошло. Питер заставил меня почувствовать…
— Избавь нас от подробностей, — поморщилась Эмили. — Если в тебе нет ни капли стыда, постарайся, по крайней мере, не оскорблять нас. Здесь находятся вдова и мать Питера.
Лаура внимательно наблюдала за Энн. Казалось, та начинала понимать, насколько слабы ее позиции. Теперь она уже не сомневалась: здесь никто не сочувствует ей. Шок, за этим последовавший, являлся прекрасным свидетельством ее эгоизма.
Энн швырнула бокал в каминную решетку и с криком выбежала из комнаты. Протопала по ступенькам лестницы. Затем наступила тишина.
— Я уберу, — сказала Джози, вставая.
— Нет, оставь это. — Эмили поднялась, опираясь на трость. — Нам пора ужинать, — сказала она.
Лауре не верилось, что после разыгравшейся сцены кто-нибудь сможет проглотить хотя бы кусочек. Однако все последовали за Эмили. Кроме Дэниела. Он по-прежнему держал Лауру за руку. Они стояли у окна и смотрели, как семейство покидает комнату. Только Алекс, выходя, с любопытством взглянул на них.
— Почему вы не дали мне уйти? — спросила Лаура. — Почему вы не отпустили меня?
Дэниел нахмурился.
— Вы же хотите узнать, кто убил Питера, не так ли, Лаура? Поэтому вы не должны были уходить. Вы не сможете убежать от этого.
Он все еще держал ее за руку, и Лаура не пыталась освободиться. Она взглянула ему в лицо.
— Вы думаете, что это сделала Энн? Вы ее подозреваете?
Дэниел медлил с ответом. Наконец сказал:
— Я знал об их отношениях.
— И знали, что она способна на убийство?
— Допускал такую возможность. Но, как я говорил, подозрение — не доказательство.
Он выпустил запястье Лауры. Его рука тут же скользнула ниже, и их пальцы переплелись.
— Но вы не почувствовали облегчения, когда узнали, что Энн, возможно, будет оправдана, если ее вспомнит шофер такси. Почему?
— Потому, что это еще не конец.
Он легонько пожал ее руку. Затем выпустил.
— Идите ужинать, Лаура. Если Эмили обо мне спросит, скажите, что я остался, чтобы убрать осколки.
— Дэниел…
— Идите.
Она направилась к выходу. У двери оглянулась и увидела, что Дэниел смотрит ей вслед с тем же выражением, какое было у него на лице, когда он ждал, что она подаст ему руку. Терпение. Бесконечное терпение…
Не понимая, почему она так нервничает, Лаура поспешно вышла из гостиной, надеясь догнать Эмили раньше, чем та заметит, что они с Дэние-лом какое-то время оставались наедине.
После полуночи опять началась гроза. Лаура проснулась и выбралась из постели. Подошла К окну, выходящему в сад. Она еще раньше заметила, что бесчисленные огоньки освещали дорожки, а также некоторые кусты и деревья. Это придавало саду странный вид: капли дождя отражали свет, а ветер раскачивал деревья. Контраст уюта и бури. Тени метались, как живые. Казалось, они трепещут от страха, когда гремит гром и сверкает молния.
Лаура всегда любила наблюдать за грозой. Опершись на подоконник, она смотрела в сад, машинально поглаживая левую руку, чтобы унять боль. Гроза вскоре прекратилась. Несколько минут спустя дождик уже едва моросил, а ураганный ветер превратился в легкий бриз. Правда, где-то в отдалении еще гремел гром, и редкие стрелы молний освещали темное небо, но было видно: гроза и там идет на убыль.
Лаура собралась вернуться в постель, но тут какое-то движение внизу, неподалеку от оранжереи, привлекло ее внимание. Кто-то вышел из дома, прошел по веранде и спустился в сад. Лауре показалось, что это была женщина.
Незнакомка была закутана в длинный широкий плащ, поэтому Лаура не поняла, кто перед ней. А темный силуэт мелькнул между деревьями и исчез,
Кто-то из обитателей этого дома отправился на ночное свидание. Но кто? И где именно должно состояться свидание?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Семейное проклятие - Хупер Кей



обалденно не могла оторватся
Семейное проклятие - Хупер Кеймария
13.01.2011, 1.14





захватывающий сюжет. очень понравился!
Семейное проклятие - Хупер Кеймарианна
30.10.2011, 13.52





Хорошая книга.Только мне кажется много смертей.
Семейное проклятие - Хупер КейНаташа К
5.02.2012, 11.16





здесь все, отличный сюжет, интрига, нет любовных соплей,зато есть любовь, все ненавязчиво главное ни за что не догадаетесь кто убийца
Семейное проклятие - Хупер Кейарина
11.03.2012, 8.04





Ne kajdamu dano dojdatsya svoey polovinki , i ne razmenivatsya v puti... Nastoyashaya lyubov , ona vse je est , ne vsegda viglyadit romantichno, no deystvitelno dve polovinki eto chuvstvuyut .... Deystvitelno otlichniy syujet . I chitaetsya legko
Семейное проклятие - Хупер Кейlyudmila
12.03.2012, 12.53





Замечательный роман с детективным сюжетом.Очень радует,что попадаются такие вещи между ширпотребом.Очень не плохо,мне понравилось.9/10
Семейное проклятие - Хупер КейNikitoska
25.04.2012, 12.28





Немного не понятны предыдущие восторженные комментарии. Мне все таки больше нравится когда сюжет развивается более динамично, а тут первая глава вроде бы ничего заинтересовала, а потом все в основном было посвящено внутри семейным отношениям и скандалам и никакого напряжения, опасности и попыток покушения на главных героев и так до 3 последних глав,а потом вроде опять стало интересно, но должна признать что финал действительно неожиданный, красочный и пожалуй это самое интересное за все события в романе. В принципе 8 поставить можно.
Семейное проклятие - Хупер КейМари
5.09.2012, 2.04





Увлекательный роман.
Семейное проклятие - Хупер Кейren
30.08.2014, 20.23





Читать можно конечно,но меня он немного утомил.Автор через чур затянул с концовкой
Семейное проклятие - Хупер Кейesperanza
31.08.2014, 1.00





Очень понравился роман! интригующий сюжет, загадочные герои и события, хотелось скорее дочитать до конца, чтобы узнать развязку!семейные тайны и кто за всем этим стоит! Не могла оторваться до самого конца!
Семейное проклятие - Хупер КейАнна
31.08.2014, 11.17





Очень понравился роман! интригующий сюжет, загадочные герои и события, хотелось скорее дочитать до конца, чтобы узнать развязку!семейные тайны и кто за всем этим стоит! Не могла оторваться до самого конца!
Семейное проклятие - Хупер КейАнна
31.08.2014, 11.17





Мне показался немного затянутым в некоторых местах, перемалывается одно и тоже. Сюжет необычный, даже мистический. Я думаю это роман для молодых романтических девушек. 7 из 10
Семейное проклятие - Хупер КейВасилиса
6.12.2014, 23.58





Прочитала несколько книг этого автора. Эта немного слабовата на мой вкус. Но прочитать можно.
Семейное проклятие - Хупер Кеймарго
23.08.2015, 23.14





Понравился роман. Сюжет интересный. 10 баллов.
Семейное проклятие - Хупер КейЮля
13.02.2016, 16.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100