Читать онлайн Семейное проклятие, автора - Хупер Кей, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Семейное проклятие - Хупер Кей бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.82 (Голосов: 61)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Семейное проклятие - Хупер Кей - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Семейное проклятие - Хупер Кей - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хупер Кей

Семейное проклятие

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Лаура, стоя у окна, смотрела в сад. Было десять вечера, и свет фонариков расплывался в тумане. Временами ветер усиливался, и слышались его тихие стоны — это давала о себе знать приближающаяся гроза.
Неприятная ночь.
Лаура четверть часа назад покинула гостиную, сказав, что собирается поработать над эскизами. Поскольку Энн в этот момент тоже решила уйти к себе, девушка не могла бы заглянуть по дороге в библиотеку к Дэниелу, даже если бы хотела.
Только не думать о том, как ей этого хотелось. Стараясь отвлечься, Лаура решила позвонить Дане. Удобно устроившись на мягком диване, набрала номер. Она ожидала услышать автоответчик. Разве студентка может сидеть дома в пятницу вечером? Но Дана сняла трубку.
— Привет, Лаура. Я звонила тебе, но…
— Я не дома. Поэтому решила сама позвонить и узнать, есть ли новости.
— Сколько угодно. Подожди минутку, сейчас возьму свои записи.
Вернувшись, Дана заговорила:
— Значит, так… нам снова повезло. Мне просто не верится, что бывает такое везение. Но это я, кажется, уже говорила.
— Да, ты уже удивлялась по этому поводу. Продолжай.
— Так. Я говорила тебе, что у Фэйс Кенли была сестра, состоятельная вдова, имеющая определенное положение в обществе. Она получила это зеркало в наследство после смерти Фэйс. Эта женщина умерла в 1897 году, и ее имущество было продано на аукционе в Нью-Йорке в 1898 году. На этом аукционе присутствовала замужняя женщина тридцати одного года, которую звали Шелби Хадден. Она, если тебе это интересно, коллекционировала зеркала.
— Как ты узнала об этом? — спросила Лаура.
— В заметках аукционера она отмечена как коллекционер, и об этом упоминалось в нескольких письмах, относящихся к этому периоду ее жизни. Похоже, ее коллекция пользовалась известностью в то время. Но потом о ней забыли. Эта женщина была настоящей фанатичкой. В одном из своих писем, за год до аукциона, ее муж пишет, что его очень огорчает столь нелепая страсть.
Лаура спросила:
— Как же ты добыла эти письма?
— С помощью подруги из Нью-Йорка. Она имеет доступ к архивам. У меня для тебя куча факсов. Письма самой Шелби, ее мужа и письма еще одного человека, о котором я тебе сейчас расскажу, плюс вырезки из газет. Это был большой скандал, Лаура.
— Она встретила на аукционе мужчину? — догадалась девушка.
Дана искренне удивилась:
— Как ты догадалась? Она встретила мужчину чуть старше ее, его звали Брет Галвин. Не знаю, как им удалось познакомиться. Ведь Шелби была на аукционе с мужем. Но имеется письмо, написанное несколькими днями позже, из которого следует, что они тайно встречались.
— Понимаю. — Лаура затаила дыхание. — Кто купил зеркало? Шелби?
— Да. Она пишет в первом письме к Брету, что это, наверное, судьба, что они оба искали в этот день зеркало, но именно она его купила. В общем, они стали любовниками, и эта связь была такой страстной, что ее не удалось сохранить в тайне. Ни одно из писем Брета этого периода не сохранилось, наверное, их уничтожил муж Шелби.
— Он все узнал?
— Да. Хотя и не сразу. Из писем Шелби к Брету ясно, что он хотел, чтобы она развелась с мужем и вышла за него замуж. Она хотела того же, но у нее была маленькая дочь, которую она обожала. А она прекрасно знала: муж не отдаст ей девочку. Она могла бы просто убежать с Бретом, захватив дочку, но боялась, что муж их выследит. Кроме того, Брет хотел жениться на ней, а для этого требовался развод.
— Бедняжка, — прошептала Лаура. — Она разрывалась на части.
Дана вздохнула.
— Все это следует из ее писем. Если бы не дочь, Шелби не колебалась бы, но она не хотела потерять девочку. В конце концов выбор был сделан за нее. Муж узнал о ее связи — неизвестно как — и выставил жену из дома. Он отдал ей только одежду и личные вещи, среди которых было и зеркало. Кстати, он швырнул его на тротуар перед домом.
Так вот как оно было разбито.
— И она пошла к Брету?
— Ей больше некуда было идти. Родные — за сотни миль, друзья же не торопились протянуть ей руку помощи. Это было в конце прошлого века, не забывай. Тогда посторонние не вмешивались в такие дела. Брет пытался защитить ее, как мог. Он принял ее в дом, но для соблюдения приличий пригласил также и свою сестру. Но это никак не повлияло на общественное мнение. Возможно, они не спали в одной постели, но подобные слухи ходили. В глазах общества Шелби была виновна, и ее заставили заплатить за свои грехи. Муж отсудил себе ребенка, смешал репутацию Шелби с грязью и, получив развод, уехал из Нью-Йорка, не сказав, куда увозит девочку. Больше Шелби не видела свою дочь.
— Господи, как ужасно! Кто из нас сказал, что это зеркало проклято? — спросила Лаура, бросив взгляд на зеркало, лежащее на журнальном столике около мольберта.
— Не помню. Хочешь узнать, что было дальше?
— Только если ты скажешь, что у этой истории счастливый конец.
— И да, и нет. Шелби и Брет переехали в Сан-Франциско скорее всего из-за скандала и поженились там в 1900 году. Несколько лет они жили счастливо. Правда, Шелби очень тосковала по дочери, но она обожала своего нового мужа, и вскоре у них появились два сына.
— Несколько лет? — Лаура нахмурилась, пытаясь поймать ускользающую мысль. — Подожди минуту. Не в это ли время случилось землетрясение, которое почти разрушило Сан-Фран-циско?..
— Вот именно. В 1906 году. Их дом был разрушен, а младший сын погиб. Шелби получила травму: у нее что-то случилось с рукой, точно выяснить не удалось. В нескольких письмах она жалуется, что не может заснуть от боли, но нет никаких сведений о том, что она потеряла руку или перестала ею владеть. Во всяком случае, они с Бретом продолжали жить вместе и растить старшего сына. Было много хорошего и плохого, но их любовь не угасала. Ему приходилось часто уезжать по делам, поэтому они писали друг другу. И несколько писем я скопировала для тебя. Они настолько страстные, что я чувствовала себя неловко, когда их читала. Это со мной в первый раз в моих исследованиях.
Лаура немного помолчала, затем спросила:
— И что же случилось потом?
— Они прожили вместе почти тридцать лет и умерли почти в один день во время эпидемии гриппа. Шелби было шестьдесят, Брету — шестьдесят один.
Дана замолчала. Потом продолжала:
— Знаешь, я никогда не задумывалась о романтической любви. Ходила на свидания, радовалась, разочаровывалась. Но никогда не любила. Может быть, я даже не верила в любовь. Но жизни людей, которые отражаются сейчас в этом зеркале… Мне кажется, что они любили друг друга так, как я даже представить себе не могу.
— Я тебя понимаю, — тихо сказала Лаура, чувствуя боль в груди.
Они помолчали, Дана неожиданно рассмеялась:
— А ты никого не встретила, когда покупала зеркало на распродаже? Руки, протянувшиеся к одной вещи, встретились, глаза сказали друг другу, что это судьба…
Лаура заставила себя рассмеяться в ответ и порадовалась, что не поделилась с Даной всеми обстоятельствами. Она не рассказывала ни о приходе к ней Питера Килбурна, который в тот же вечер был убит, ни о встрече с Дэниелом. Как хорошо, что Дана не интересуется современностью и читает лишь старые газеты.
— Никого не случилось рядом, когда я нашла зеркало, — проговорила Лаура беззаботным тоном.
— Жаль. Я надеялась, что ты продолжишь любовную традицию, связанную с этим зеркалом.
С этим зеркалом связана моя встреча с Дэниелом. И мои чувства, когда я увидела его…
Лаура постаралась отбросить мысли, не дававшие ей покоя. Она сказала:
— Ты же еще не знаешь, продолжалось ли все это после Шелби и Брета. Или уже знаешь?
— Нет, пока не знаю, — ответила Дана. — Сын Галвинов Эндрю унаследовал все после смерти родителей. Он жил в Сан-Франциско. Женат не был. Утонул в 1952 году в возрасте пятидесяти лет. Пока я узнала лишь то, что его имущество разделили, большая часть ушла на благотворительность. Куда делось зеркало, пока неизвестно, так как оно не было упомянуто в его завещании.
— Спасибо, Дана. Ты проделала огромную работу.
— Подожди аплодировать, пока я не выясню дальнейшую судьбу зеркала. Кстати, ты не будешь возражать, если я оставлю все материалы у охраны в твоем доме?
— Отлично.
— Я позвоню, когда откопаю еще что-нибудь. Спокойной ночи, Лаура.
— Спокойной ночи, Дана.
Лаура положила трубку. Некоторое время она сидела в задумчивости, глядя в пространство. Затем ее взгляд упал на зеркало, лежащее рядом на журнальном столике. Симпатичная, но вполне заурядная вещица. Никакого намека на особое предназначение или какое-то проклятье. Ей показалось, что Дэниел даже не взглянул на зеркало, когда был у нее в комнате, он смотрел только на нее. Лаура наклонилась и взяла зеркало в руки. Посмотрела в него, как всегда, сосредоточившись на отражении комнаты за своим плечом.
Даже теперь, когда я знаю, что искала его, я не перестаю смотреть. По-прежнему ожидаю, что увижу его в зеркале. Как будто он должен быть рядом. Как будто комната пуста без него. Когда я увидела его в зеркале, у меня появилось такое чувство… словно меня притягивало что-то.
Лаура положила зеркало на столик и провела пальцем по замысловатому узору на обратной стороне. Тихонько вздохнула. «Не сходи с ума. Думай о самых обычных вещах», — приказала она себе.
В истории зеркала, такой захватывающей и трогательной, пока не появилось ничего, что связывало бы эту вещь с семьей Килбурн. Насколько она могла судить, исследования Даны пока что давали пищу лишь ее и без того разгоряченному воображению. Все ее мысли были далеки от реальности.
Нереально…
Лаура встала и снова подошла к окну. Она слишком нервничала, чтобы долго усидеть на одном месте. Будет гроза, она в этом не сомневалась. И очень сильная гроза. Через час или через два.
Приходи ко мне сегодня, я буду ждать.
Он солгал ей, когда говорил, что был в Шотландии. Зачем ему понадобилось лгать? Ведь это такие мелочи… Но больше всего ее волновал сам факт: он мог солгать даже в мелочах. А ведь у нее есть к нему и серьезные вопросы. Кроме того, Лаура больше не могла полагаться на свою способность отличать правду от лжи. Она не сомневалась, когда Дэниел сказал, что был в Шотландии…
Господи, сколько вопросов! Правду ли он говорил о своей борьбе с Эмили? Действительно ли он пытался защитить семью, а Эмили эгоистично и расточительно тратила общее достояние? Может, он допустил ошибку, позволив ей сохранить формальное положение распорядительницы, что и явилось причиной постоянной борьбы? И всё ли он рассказал об этой борьбе? И как это связано с убийством Питера Килбурна?
И, наконец, какое все это может иметь отношение к ней? Был ли Дэниел прав, когда сказал, что Эмили пригласила ее в дом, чтобы отвлечь его? Если это так, то почему у нее такое ощущение, что он проявляет осторожность, общаясь с ней? Может, скрывает что-то очень важное? Приходи ко мне сегодня, я буду ждать. Нет, она не сомневалась в его желании. Его лицо оставалось сегодня таким же бесстрастным, как всегда, но она чувствовала на себе его взгляд, полный страсти. Несколько раз ей показалось, что она читает его мысли: он вспоминал их близость. Ей потребовалась вся сила воли, чтобы остаться спокойной, вести себя, как будто между ними ничего не произошло.
Но, может, его отношение к ней — это лишь физическое влечение. Обычное влечение мужчины к новой женщине. Интерес к новой любовной связи. Любовь… Он сказал, что они занимались любовью. Возможно, это просто слова, которыми он пользуется для описания физической близости с женщиной, пользуется независимо от испытываемых чувств. При его воспитании и замкнутости он едва ли мог употребить более грубые слова или медицинские термины. Так что, возможно, это ничего не значит.
Приходи ко мне.
Его голос постоянно звучал в ее ушах. Голос низкий и страстный. Разве это может быть притворством? Разве он мог бы так притвориться, если бы не чувствовал того же, что и она?
Приходи ко мне.
Лаура отошла от окна и заметалась по комнате. Было уже около одиннадцати. Слишком рано, чтобы ложиться спать. Пытаясь чем-то занять себя, она приняла душ и помыла голову. На это ушло всего десять минут. Еще двадцать минут она сушила волосы и расчесывала их, пока они не заблестели.
Затем протерла лицо лосьоном. После чего надела свою самую красивую ночную рубашку изумрудного цвета и шелковый халат ей в тон.
Лишь после этого Лаура поняла, что собирается идти к Дэниелу.
Нет, надо подождать… Она сидела на диване и слушала шум ветра. Гроза приближалась. Несколько раз мимо ее двери кто-то проходил. Возможно, кто-то из членов семьи собирался провести этот вечер в городе, но непогода сорвала эти планы. Все находились дома, и вряд ли они рано отправятся спать.
Эмили говорила Лауре, что всегда уходит к себе в полночь. Она не так уж много спит. К тому же у нее всегда находятся дела. Надо написать письма, почитать книгу или просто побыть наедине со своими мыслями.
Лаура слышала, как часы на камине пробили полночь. Несколько секунд спустя разразилась наконец гроза. Громовые раскаты, казалось, гремели прямо над крышей дома. Слепящие стрелы молний ударяли в сад. Потоки воды струились по окнам. То и дело в стекла ударяли порывы ветра.
Лаура подождала еще немного, уговаривая себя потерпеть. Ведь было бы очень неприятно встретиться с кем-нибудь в коридоре в таком виде. Но даже эта мысль ненадолго задержала ее. В четверть первого она встала и вышла за дверь.
Пустынный холл освещала лампа, висящая на верхней площадке лестницы. Лаура, тихо ступая в легких тапочках, направилась в западное крыло дома. Она быстро шагала по коридору, шагала, затаив дыхание и глядя на дверь комнаты Дэниела.
Ей оставалось пройти всего несколько футов, когда дверь неожиданно отворилась и на пороге появился Дэниел. Почувствовал ли он ее приближение или просто ожидал ее прихода, она не знала. Но Дэниел, казалось, не удивился, увидев ее.
Он окинул ее взглядом — от тапочек до сверкающих рыжих волос. Когда Лаура проскользнула в его комнату, поспешно запер дверь.
Лаура не обратила внимания ни на обстановку, ни на огонь в камине. Она видела только его, Дэниела. Он уже снял пиджак и галстук и подвернул до локтей рукава белой рубашки. Его волосы были слегка растрепаны, словно он несколько раз провел по ним ладонью. Казалось, он немного нервничал.
— Я не могу остаться на всю ночь, — пробормотала Лаура, пытаясь настоять на своем хотя бы в этом.
Дэниел обнял ее и привлек к себе.
— Тогда давай не будем терять времени, — прошептал он, гладя ее по спине.
Лаура задохнулась — и обняла его за шею.
— Ты ведь знал, что я приду?
— Откуда я мог это знать? Просто надеялся.
Его губы ласкали ее шею.
Лаура вдруг почувствовала, как ноги ее оторвались от пола. Дэниел уложил ее на кровать, и она закрыла глаза. Он целовал ее, и эти поцелуи все дальше уносили ее от реальности. Лаура послушно поворачивалась, помогая ему раздевать себя. Одновременно ее пальцы расстегивали пуговицы на его рубашке, на брюках…
— Посмотри на меня, — проговорил Дэниел внезапно охрипшим голосом.
Лаура с трудом заставила себя открыть глаза. Лампа у кровати заливала половину его лица золотистым светом. Другая половина оставалась в тени и казалась вытесанной из черного мрамора.
Это как нельзя лучше соответствовало ощущениям Лауры. Незнакомец, к которому она стремилась, — вот кем был для нее Дэниел…
Дэниел приподнялся на локтях и посмотрел ей в лицо.
— Можешь кричать, моя радость. Это старый дом, и здесь толстые стены, — прошептал он.
Наконец эта сладкая пытка закончилась. Но она все еще не отпускала его плечи — бессознательно притягивала Дэниела к себе.
Он повалился на нее всем своим весом, но она не ощущала тяжести. «Природа — лучший дизайнер», — неожиданно пришло ей в голову. Они так подходили друг другу, что образовали как бы одно существо. Ей нравилось чувствовать его вес, ощущать его теплое дыхание на своей шее. И когда же наконец Дэниел поднял голову и посмотрел на нее, Лауре показалось, что он прочел ее мысли.
Дэниел улыбнулся. Его светлые глаза казались темными в свете ночника.
— Мне не хочется покидать тебя, — прошептал он. — Но если тебе тяжело…
— Нет-нет, — поспешно ответила Лаура. Его пальцы гладили ее лицо; он по-прежнему лежал на ней. Лауре хотелось стонать от удовольствия. За окнами же по-прежнему бушевала гроза. Или та гроза кончилась? Может, это уже следующая?
— Как хорошо. — Дэниел нежно поцеловал ее в мягкие податливые губы. — Может бить, я смогу удерживать тебя так всю ночь?
— Но я не могу остаться, — проговорила Лаура с сожалением в голосе.
Он снова поцеловал ее, и она тихонько застонала.
— Но ты еще здесь. — Его голос дрогнул. Лаура хотела напомнить ему, что у него с утра дела и что завтра днем им придется изображать людей, которые благополучно проспали восемь часов. И что Эмили обязательно что-нибудь заподозрит. Но она промолчала. Он вновь принялся покрывать поцелуями ее лицо. Когда же эта пытка прекратилась, она уже не в силах была говорить.
Они спали, поняла Лаура, проснувшись от раскатов грома. Приподнявшись на локте, она взглянула на часы, стоящие на ночном столике. Половина четвертого. Лаура перевела взгляд на Дэниела. Она долго смотрела на него. Во сне он казался моложе, его черты как бы разгладились. Только сейчас она заметила, что у него длинные густые ресницы.
Он лежал на спине, обнимая ее одной рукой; пальцы другой его руки переплелись с пальцами правой руки Лауры. Ей стало любопытно: кто из них боится отпустить другого даже во сне? Ей пришлось признать, что это именно она. Разжав, пальцы, Лаура без труда высвободила руку.
«Я цепляюсь за него даже во сне. Надо положить этому конец», — решила она.
Лаура еще не собиралась уходить в свою комнату и не хотела его будить, но спать ей уже не хотелось, и она была слишком взволнована, чтобы спокойно лежать рядом. Ей о многом следовало подумать. Она решила встать с постели и дождаться пробуждения Дэниела.
Ей удалось выскользнуть из ослабевшего объ-ятия Дэниела, не разбудив его, и она опустилась на колени среди разбросанной по полу одежды. Лаура аккуратно поставила свои тапочки и его ботинки рядом с кроватью. Затем подняла его одежду и положила на стул у постели. Подержала в руках свою рубашку и халат, но в итоге повесила все это на ручку кресла и надела рубашку Дэниела.
Когда Лаура занималась в художественном колледже, они рисовали обнаженную натуру. И вообще, она не слишком стеснялась своей наготы, так что могла бы прекрасно обойтись в темной комнате Дэниела без всякой одежды. Но все же надела его рубашку, сама удивляясь этому.
«Интересно, почему в кино и в романах женщины всегда надевают мужские рубашки?» — подумала девушка.
Поскольку у нее никогда не было любовника в подлинном смысле этого слова, она не понимала подобных вещей. Лаура склонила голову набок, потерлась подбородком о воротник и почувствовала легкий мужской запах.
«Теперь, кажется, понимаю». — Она вздохнула.
Несколько минут Лаура стояла на коленях, вдыхая запах Дэниела. Ее глаза были полузакрыты, и она бы еще долго так простояла, если бы раскат грома не вернул ее к действительности. Почувствовав, что устала стоять на коленях, Лаура поднялась на ноги.
Она окинула взглядом комнату. Массивная тяжелая мебель красного дерева, пушистый темный ковер… Полки с книгами — в основном романы и толстые тома, посвященные менеджменту и финансам. И причудливые восточные статуэтки, наверное, из Гонконга.
Лаура рассматривала подобранные со вкусом картины на стенах, но ни одна из них не вызвала у нее особого интереса. Ни одна, кроме портрета, висевшего у окна. Джон Килбурн, отец Дэниела. Немного старше, чем его сын сейчас: на висках седина, тени под глазами гуще и морщины глубже.
Странно. Дэниел — подобие отца, а Мэдлин говорила, что Питер — это все, что у нее осталось от дорогого Джона. Может быть, Дэниел унаследовал внешность, а Питер характер отца?
Решив, что спросит об этом у кого-нибудь, Лаура подошла к окну, выходящему в сад. Спальня и ванная Дэниела находились в торце дома и имели окна на три стороны, но самый лучший вид открывался именно отсюда.
Лаура облокотилась о подоконник. Из спальни Дэниела был прекрасно виден лабиринт. Внизу горели фонарики, как, наверное, они горели каждую ночь. Это было фантастическое зрелище. Расплывавшиеся в тумане огни освещали извилистые дорожки, дождь смягчал все линии, и время от времени молнии подсвечивали всю картину.
Именно вспышка молнии привлекла ее внимание, но она не понимала почему. Потому что она заметила что-то в этот момент?
— Лаура?
Она повернула голову и затаила дыхание. Похоже, Дэниел тоже не смущался своей наготы. Он шел к ней, двигаясь с грацией дикой кошки, сильный, большой; узлы мышц перекатывались под кожей.
Лауре внезапно пришло в голову, что именно так должен мужчина подходить к женщине: обнаженный, при свете костра. Не успел Дэниел приблизиться, а дна уже почувствовала, что ее пульс участился, а дыхание стало неровным. Словно на нее действовала сила, ей неподвластная.
Да, это ты. Ты всегда был таким. И я всегда…
— Я подумал, что ты ушла, — сказал он, обнимая ее.
— Я должна идти, уже почти четыре.
У Лауры возникло чувство, казалось, еще немного — и она поняла бы что-то очень важное, может быть, самое главное в ее жизни. Но теперь это ушло.
Дэниел наклонился, поцеловал ее.
— Я должен отпустить тебя, — сказал он. — Ноя не хочу тебя отпускать. Останься еще ненадолго, прошу тебя.
Возможные возражения были мгновенно забыты. Ее руки обвились вокруг его шеи, и она шепнула:
— Я останусь.
После этого Лаура снова оказалась в его постели. Когда же она взглянула на часы, было уже около пяти. Гроза, наверное, закончилась — воцарилась тишина.
Дэниел с легкой улыбкой, смягчавшей его «гранитные» черты, гладил ее по волосам.
— Уже очень поздно, — сказала она. — Или рано. Тебе ведь через несколько часов нужно быть в офисе?
— Около десяти.
Лаура кивнула и попыталась решить: стоит ли сейчас задавать вопрос, который не давал ей покоя? Ей не хотелось разрушать гармонию этих минут, но она опасалась, что у нее не скоро появится другая возможность узнать правду.
— Что, Лаура? Что-то не так?
— Не так? Ничего. Просто… — Она покачала головой, затем выпалила: — Ты обманул меня, когда сказал, что был в Шотландии?
— Нет, — ответил Дэниел. — Кто тебе говорил, что я там не был?
— Я спросила у Джози, — призналась Лаура. — Она сказала, что ты не был в Шотландии.
— В последние пять лет — нет, не был, — подтвердил Дэниел. — Это было до того, как Джози переехала в этот дом.
Он погладил ее по щеке.
— Почему ты мне не веришь, Лаура? Я бы хотел, чтобы ты научилась доверять мне.
— Я тоже хочу этого. Но ты… Ты ведь не всегда говоришь мне правду?
— Например? — Глаза его потемнели и стали чужими.
Лаура огорчилась. И решила, что впредь будет следить за собой. Ей не хотелось показывать, что ее оскорбляет его неискренность.
— Например, о зеркале.
Дэниел вздохнул.
— Лаура, послушай меня. Мне нечего сказать тебе о зеркале. Я не верю, что оно как-то связано с убийством Питера. Я знаю только одно: это старая вещь, которая хранилась на чердаке. Но она привела тебя сюда, и я очень рад этому. Вот и все.
— Понятно.
Дэниел обнял ее и привлек к себе.
— Нет, не понятно. — Его голос стал резким. — Ты ускользаешь от меня.
«Только после того, как ты меня обманул», — подумала Лаура. Но она не сказала этого вслух, чтобы не признаваться, как ей больно чувствовать его отчужденность. Стараясь держать себя в руках, она проговорила:
— Я не знаю, чего ты хочешь от меня, Дэниел. Если это только секс без обязательств и вопросов с обеих сторон, так и скажи. Я не смогу играть в твою игру, если не буду знать правил.
Его руки напряглись, он нахмурился. В это мгновение Лаура поняла: Дэниел способен на жестокие поступки, хотя эта его способность скрыта под маской любезности. Но она также поняла и другое: к ней он никогда не будет жесток.
— Это не игра, — возразил Дэниел. — Ты знаешь это, Лаура. Ты должна знать.
Она это знала, по крайней мере, чувствовала. Но не смогла не сказать:
— Наверное, ты называешь это по-другому, Дэниел… Я не хочу требовать от тебя обещаний в постели, но надеюсь, что ты не станешь мне лгать. Так что если есть какие-то вопросы, на которые ты не хочешь отвечать, так и скажи. Скажи, что ты не хочешь говорить со мной об этом. Только не обманывай меня.
Дэниел долго смотрел на нее с непроницаемым выражением лица. Его пальцы поглаживали ее шею. Неожиданно он сказал:
— А если существуют вещи, о которых я не хочу говорить с тобой сейчас? Если существует нечто, чего я не хочу касаться? Отвечай мне, Лаура. Только говори правду.
Она помедлила. Затем сказала:
— Я не знаю. Знаю только одно: правда предпочтительнее лжи. Даже если правда в том, что ты не хочешь говорить со мной о некоторых вещах.
— Но что изменится, если я скажу, что существуют вещи, которые я пока не хочу обсуждать с тобой? Когда напряжение этих дней спадет, когда найдут убийцу Питера и моя… война с Эмили закончится, тогда не останется между нами недомолвок. Ты получишь ответы на все свои вопросы, обещаю тебе.
Лаура подумала, что ей, возможно, было бы легче, если бы все осталось как есть.
— Лаура, я понимаю, что это не тот ответ, которого ты ждала, — продолжал Дэниел. — Но это все, что я могу сказать тебе сейчас.
Она осторожно отстранилась от него и села на постели, обхватив колени руками.
— Я бы хотела знать, что все это значит, — прошептала она.
Дэниел тоже сел. Обнял ее и поцеловал в плечо.
— Это не от недоверия к тебе, — сказал он.
— Но выглядит именно так.
— Нет. Я доверяю тебе. Но пока мне приходится держать все под контролем. Иначе нельзя. Тебе придется доверять мне, Лаура. Прошу тебя, верь мне. Потерпи еще немного.
— Ты просишь слишком много.
— Я знаю. Но ведь ты согласна?
Лаура повернулась и посмотрела на него:
— Есть вопросы, на которые я хочу знать ответ сейчас. Кое-что очень беспокоит меня. Беспокоит с первого моего появления в этом доме. Скажи, ты как-то используешь меня в своей борьбе с Эмили?
— Нет, — ответил он, не задумываясь.
Она покачала головой:
— Я почувствовала — в тот день и потом, — что это так. Что вы оба использовали меня… как заложницу.
— Эмили использовала. Может быть, пытаясь отвлечь меня — точно не знаю. Но клянусь тебе, все, что я пытался… Я просто хотел удержать тебя здесь. И позволил Эмили заманить тебя в дом. Позволил только по одной причине. Потому что хотел, чтобы ты была рядом.
— А когда ты последовал за мной на чердак? Это не было частью хладнокровно обдуманного плана?
Дэниел издал какой-то звук — то ли хохотнул, то ли застонал.
— План? Я безумно хотел тебя, так, что у меня голова кругом шла, — а ты говоришь о каких-то планах… А что касается хладнокровия, то рядом с тобой моя кровь закипает в жилах.
Слова Дэниела зажгли в Лауре ответный огонь, но она попыталась взять себя в руки. Он просил доверять ему, хотя признал, что существуют вещи, о которых он пока не хочет с ней говорить. Девушка не знала, сумеет ли она выполнить его просьбу. Однако чувствовала, что может доверять ему. Хотя у нее имелось столько вопросов…
— Лаура?
Она неуверенно кивнула.
— Хорошо. Но потом ты скажешь мне правду. Именно об этом я просила. А теперь мне надо вернуться к себе.
Лаура тотчас же поднялась с постели. Ей пришлось обойти кровать, чтобы добраться до кресла, на которое она повесила свои халат и рубашку. Одевшись, она наклонилась в поисках тапочек.
Когда Лаура выпрямлялась, Дэниел поймал ее запястье.
— Посмотри на меня, — попросил он.
Лаура знала: взглянув ей в глаза, он поймет, что ее огорчает их договор. И все же она посмотрела на него.
В уголках его губ залегла горькая складка, но поцелуй его был сладок. Губы Дэниела оказались теплыми и нежными, они мгновенно разбудили в ней желание. Лаура присела на кровать — ноги не держали ее. Когда Дэниел наконец отпустил ее, Лауре пришлось сделать над собой усилие, чтобы выпрямиться.
Теперь в его глазах горел знакомый огонь.
— Можешь сомневаться в чем угодно, — проговорил он чуть хрипловатым голосом, — но никогда не сомневайся в одном: то, что происходит между нами, — настоящее. И ничто этого не изменит, Лаура. Ничто.
Она молча кивнула. И тотчас подумала: «А что происходит между нами, Дэниел? Как ты это называешь?»
Глядя в ее пылающее лицо, он добавил:
— А теперь иди. Если я не отпущу тебя сейчас, то в полдень мы еще будем в постели.
Больше всего на свете ей хотелось остаться в его постели, но Лаура заставила себя встать и пойти к двери. Она на секунду задержалась у порога, затем молча вышла.
Ночная гроза закончилась, и в доме царила тишина. Лаура на цыпочках бежала по длинному коридору, испытывая странное чувство: ей казалось, за ней наблюдают. Наконец она закрыла за собой дверь. Ее сердце бешено колотилось.
«Мне страшно оттого, что я чувствую себя виноватой?» — Девушка задала себе вопрос, ответ на который прекрасно знала.
Лаура понимала, что бессмысленно ложиться в постель всего лишь на несколько часов. Но она чувствовала, что ужасно устала, поэтому решила: что несколько часов сна все же лучше, чем ничего. Девушка вышла на середину гостиной, и вдруг какой-то отсвет привлек ее внимание.
В гостиной горела настольная лампа, которую Лаура не выключила перед уходом. И тут она заметила зеркало, лежавшее на журнальном столике.
Оно лежало полированной поверхностью вверх.
Кто-то побывал в ее комнате.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Семейное проклятие - Хупер Кей



обалденно не могла оторватся
Семейное проклятие - Хупер Кеймария
13.01.2011, 1.14





захватывающий сюжет. очень понравился!
Семейное проклятие - Хупер Кеймарианна
30.10.2011, 13.52





Хорошая книга.Только мне кажется много смертей.
Семейное проклятие - Хупер КейНаташа К
5.02.2012, 11.16





здесь все, отличный сюжет, интрига, нет любовных соплей,зато есть любовь, все ненавязчиво главное ни за что не догадаетесь кто убийца
Семейное проклятие - Хупер Кейарина
11.03.2012, 8.04





Ne kajdamu dano dojdatsya svoey polovinki , i ne razmenivatsya v puti... Nastoyashaya lyubov , ona vse je est , ne vsegda viglyadit romantichno, no deystvitelno dve polovinki eto chuvstvuyut .... Deystvitelno otlichniy syujet . I chitaetsya legko
Семейное проклятие - Хупер Кейlyudmila
12.03.2012, 12.53





Замечательный роман с детективным сюжетом.Очень радует,что попадаются такие вещи между ширпотребом.Очень не плохо,мне понравилось.9/10
Семейное проклятие - Хупер КейNikitoska
25.04.2012, 12.28





Немного не понятны предыдущие восторженные комментарии. Мне все таки больше нравится когда сюжет развивается более динамично, а тут первая глава вроде бы ничего заинтересовала, а потом все в основном было посвящено внутри семейным отношениям и скандалам и никакого напряжения, опасности и попыток покушения на главных героев и так до 3 последних глав,а потом вроде опять стало интересно, но должна признать что финал действительно неожиданный, красочный и пожалуй это самое интересное за все события в романе. В принципе 8 поставить можно.
Семейное проклятие - Хупер КейМари
5.09.2012, 2.04





Увлекательный роман.
Семейное проклятие - Хупер Кейren
30.08.2014, 20.23





Читать можно конечно,но меня он немного утомил.Автор через чур затянул с концовкой
Семейное проклятие - Хупер Кейesperanza
31.08.2014, 1.00





Очень понравился роман! интригующий сюжет, загадочные герои и события, хотелось скорее дочитать до конца, чтобы узнать развязку!семейные тайны и кто за всем этим стоит! Не могла оторваться до самого конца!
Семейное проклятие - Хупер КейАнна
31.08.2014, 11.17





Очень понравился роман! интригующий сюжет, загадочные герои и события, хотелось скорее дочитать до конца, чтобы узнать развязку!семейные тайны и кто за всем этим стоит! Не могла оторваться до самого конца!
Семейное проклятие - Хупер КейАнна
31.08.2014, 11.17





Мне показался немного затянутым в некоторых местах, перемалывается одно и тоже. Сюжет необычный, даже мистический. Я думаю это роман для молодых романтических девушек. 7 из 10
Семейное проклятие - Хупер КейВасилиса
6.12.2014, 23.58





Прочитала несколько книг этого автора. Эта немного слабовата на мой вкус. Но прочитать можно.
Семейное проклятие - Хупер Кеймарго
23.08.2015, 23.14





Понравился роман. Сюжет интересный. 10 баллов.
Семейное проклятие - Хупер КейЮля
13.02.2016, 16.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100