Читать онлайн Послание из ада, автора - Хупер Кей, Раздел - 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Послание из ада - Хупер Кей бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.53 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Послание из ада - Хупер Кей - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Послание из ада - Хупер Кей - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хупер Кей

Послание из ада

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

16

– Но как я могла забыть, что написала записку? – воскликнула Дженнифер. – Клянусь, я ничего подобного не помню. Я только нашла этот листок бумаги в своей машине-и все!
– Разумеется, не помнишь, – успокоил ее Квентин. – Я же не сказал, что ты сделала это сознательно!
Дженнифер нахмурилась.
– Вы хотите сказать, что я сошла с ума и мне не место в полиции?
– Вовсе нет. – Квентин покачал головой. – В психологии это называется автоматическим письмом. С помощью такого письма высвобождаются подсознательные знания, воспоминания и способности.
– Ты хочешь сказать, что я откуда-то знала эти даты?
– Нет. В данном случае речь идет скорее о скрытой… – Квентин смущенно кашлянул и обменялся взглядом с Кендрой. – Назовем это условно сверхчувствительностью, – сказал он. – Природа автоматического письма еще до конца не выяснена, однако известно, что оно иногда проявляется в стрессовых ситуациях. Человек, находящийся в безвыходном положении, пишет сам себе записку с подсказкой или советом, а потом не помнит, как и когда он ее написал. У тебя ведь хорошо развита интуиция, я прав? – неожиданно спросил он.
– Да, пожалуй, – смутилась Дженнифер. – Иногда я действительно что-то угадываю, хотя никаких объективных данных вроде бы нет или их слишком мало.
– Обычно так и бывает. Человек с развитой интуицией часто не замечает, как пускает в ход свои скрытые, латентные способности.
– Ты хочешь сказать, что я – экстрасенс?! – выпалила Дженнифер.
– Нет. Ты могла бы стать им, если бы в раннем детстве произошло нечто, что заставило бы тебя развиваться в определенном направлении. Существует теория, согласно которой каждый человек наделен какой-то одной или даже несколькими необычными способностями, просто он не умеет ими пользоваться, а разбудить их извне мы пока не можем. У большинства людей они проявляются лишь в ситуациях, связанных с чрезвычайно сильным напряжением или с реальной опасностью. Лично я считаю, что эти способности – атавизм, пережиток тех далеких времен, когда человеку, чтобы дожить до каждого следующего утра, нужно было не пять чувств, а гораздо больше.
– Да, я об этом что-то слышала, – нехотя призналась Дженнифер.
Квентин кивнул.
– Не будем теоретизировать, давай разберем твой конкретный случай. Тебе очень хотелось получить ответ на мучившие тебя вопросы, и твое подсознание попыталось тебе помочь. Любые мысли – это модулированные электромагнитные импульсы мозга, и твое подсознание, словно антенна…
– То есть я подслушала чьи-то мысли? – Дженнифер недоуменно смотрела на Квентина.
– Скорее уловила какие-то фрагменты. – Квентин вежливо улыбнулся, но подумал о том, что могли значить эти две даты, и нахмурился. – Важные фрагменты.
– И это были мысли… насильника?
Квентин вздохнул:
– Как я успел убедиться, в жизни совпадения случаются довольно редко. Вы искали Окулиста. Ты на протяжении нескольких месяцев постоянно думала о нем. Все, что ты знала, запечатлелось в твоем мозгу, а ведь согласно еще одной теории личность человека представляет собой определенный, строго индивидуальный набор информации. Наука еще только начинает постигать, как работает мозг. Предположим, что разум каждого человека обладает собственной электромагнитной сигнатурой, по которой его можно идентифицировать так же безошибочно, как по отпечаткам пальцев. Теоретически это, во всяком случае, возможно. А теперь представь, что какая-то часть нашего мозга способна расшифровывать эти сигнатуры, пусть мы и не умеем управлять процессом.
– То есть мое подсознание каким-то образом вступило в контакт с сознанием Окулиста?
– Это не исключено. Как бы там ни было, сверхчувствительность, внешним выражением которой является автоматическое письмо, может считаться совершенно особым и очень точным инструментом, с помощью которого мозг человека пытается адаптироваться к стрессовой ситуации.
Дженнифер пристально посмотрела на него.
– Тебе никогда не говорили, что ты очень необычный агент?
– Говорили, и довольно часто.
– Почему-то меня это совсем не удивляет.
– В том, что сказал Квентин, есть смысл, – вмешался Джон. – Во всяком случае, мне так кажется. Кроме того, никакого другого разумного объяснения, как попала в твой автомобиль эта записка, у нас нет.
Дженнифер вздохнула:
– Просто великолепно! Оказывается, я не только разговариваю сама с собой и пишу себе странные записки, но еще и подслушиваю чужие мысли!
– Только в стрессовой ситуации, – напомнил Квентин.
– Полицейская служба – это сплошная стрессовая ситуация. – Дженнифер вздохнула и встала. – Ладно, мне пора. Я должна ехать в тот район, где нашли Холлис Темпл-тон, чтобы поговорить с патрульными. Вслух, как все нормальные люди, – уточнила она.
– Вы все еще ищете этого бродягу? – поинтересовался Джон.
– Да, мы его ищем, и мы его найдем. Без всякой помощи со стороны моего подсознания, – твердо сказала Дженнифер.
– Почему ты так уверена? – осведомился Квентин, хитро прищурившись.
– Интуиция, – машинально ответила Дженнифер, и все рассмеялись.
– Ты не будешь против, если я поеду с тобой? – предложила Кендра. – Я не знаю, смогу ли я чем-нибудь помочь, поскольку это все-таки ваш район, но чем черт не шутит. В конце концов просто пройтись и подышать свежим воздухом никогда не вредно. Если я и дальше буду сидеть, уставившись в компьютер, я засну или сойду с ума.
На лице Дженнифер отразилось сомнение, но все же она согласилась:
– Конечно, я не против. Вдвоем нам будет веселее в любом случае.
– Постарайся не попасть в беду, – предупредил Кендру Квентин.
– Это исключено, – твердо ответила она. – Ведь тебя не будет рядом, а значит, мне ничто не грозит.
– Вот те на! – пробормотал Джон.
– Когда Кендра не выспится, она становится очень раздражительной, – жизнерадостно сообщил Квентин.
В ответ Кендра погрозила своему партнеру пальчиком и вслед за Дженнифер вышла из конференц-зала.
Квентин проводил ее взглядом и вздохнул.
– Боюсь, Дженнифер не поверила моим объяснениям насчет автоматического письма, – сказал он. – Иногда я забываю, как тяжело бывает обычным людям принять то, что для нас является само собой разумеющимся.
– Но ты уверен, что записку написала именно она?
– В этом нет никакого сомнения.
– Значит, я не ошибся, когда подумал, что Окулист был где-то поблизости, когда Дженнифер… на него настроилась?
– Ага, ты тоже понял! – обрадовался Квентин. – Да, расстояние обычно играет важную роль, так что скорее всего насильник был где-то близко. Именно поэтому Кендра и поехала с Дженнифер. Вряд ли этот парень вертелся возле полицейского участка только потому, что он без ума от покроя ваших мундиров. Если он явился сюда, значит, он кого-то выслеживал.
– Дженнифер?
– Не исключено. Впрочем, возможно, ему просто захотелось изнасиловать и убить женщину-полицейского, так сказать, для коллекции. Такие типы, как правило, очень тщеславны. Они считают себя умными, отважными, неуловимыми, и в конце концов им обязательно приходит в голову фантазия бросить прямой вызов полиции или ФБР. На этом большинство из них обычно прокалывается, но рассчитывать на это не стоит. К тому же малейшая ошибка может стоить жизни Дженнифер или любой другой вашей сотруднице.
– То есть, – задумчиво сказал Джон, – его следующей жертвой вполне может стать любая женщина, которая входит и выходит из этого здания?
– Разумеется. Как, впрочем, и любая другая женщина, которая будет просто проходить по улице.
– Понятно. – Джон в очередной раз бросил взгляд на часы и заерзал на стуле. – Я знаю, что прошло слишком мало времени, да и никакой новой информации у нас по-прежнему нет, но, может быть, вы уже можете сказать, как мыслит этот ублюдок? Хотя бы приблизительно…
Квентин постучал тупой стороной карандаша по лежавшему перед ним блокноту.
– Совершенно очевидно, что преступнику очень нравится то, что он делает. Он просто обожает насиловать и калечить… А теперь он еще и убивает.
– Это я и сам понял. Скажи лучше, почему жертвы аналогичных преступлений в тридцать четвертом году были убиты все до одной, в то время как Окулист поначалу оставлял женщин в живых? Если, конечно, он действительно копирует те старые преступления…
– Хороший вопрос, – промурлыкал Квентин. – Лично мне кажется, он был уверен, что они все равно умрут. Каждый раз Окулист оставлял свои жертвы в уединенном, редко посещаемом людьми месте, чтобы их не могли найти сразу. Учитывая характер нанесенных им ран и холодную погоду, он мог не сомневаться, что они проживут не больше двенадцати часов. Обильная кровопотеря или ночной холод – даже одной из этих причин объективно вполне достаточно, чтобы жертва скончалась максимум в течение суток. Но Окулист ошибся. Женщины боролись за жизнь отчаянно. После того, как три его жертвы остались в живых, он решил больше не рисковать и перерезал Саманте Митчелл горло.
– Если он был уверен, что они все равно умрут, зачем было вырезать им глаза?
– Чтобы не дать им увидеть его лицо или, возможно, что-нибудь другое. Он не хотел, чтобы они наблюдали за ним, видели, что он с ними делает и насколько ему это нравится. Наконец, он мог просто верить в то, что портрет убийцы отпечатывается на сетчатке глаза жертвы. Это довольно старое, неоднократно опровергнутое суеверие. Никогда нельзя знать, во что верит, а во что не верит больной, извращенный мозг.
Губы Джона дрогнули.
– Из-за этой глупости он…
– Да, его трудно назвать приятным человеком.
– Квентин, ты веришь в судьбу? – неожиданно спросил Джон.
– Да.
– Ты, похоже, даже не раздумывал.
Квентин усмехнулся:
– При нашей работе просто необходимо иметь сформировавшуюся жизненную философию. Я верю в судьбу и в реинкарнацию, потому что одно тесно связано с другим. Есть ли в нашей жизни кармическая предопределенность? В это лучше верить, чем не верить.
– А как же насчет свободной воли?
– Никогда не мог понять, почему большинство людей считает, будто фатум и свобода воли исключают друг друга. Наши жизни вовсе не расписаны по минутам, как это обычно представляют. В Книге Судеб, если таковая существует, намечены лишь некоторые основные вехи, события, перекрестки, к которым мы должны подойти, чтобы выбрать дальнейший путь. Не исключено, что мы проходим испытания, по результатам которых можно судить о нашей зрелости и степени развития. И вместе с тем всегда, подчеркиваю – всегда, у нас есть выбор, который способен направить нас по новому, незапланированному маршруту.
– Значит, судьбу можно изменить?
– Несомненно. Я, во всяком случае, в это верю. Впрочем, если послушать Бишопа и Миранду, – а я стараюсь к ним прислушиваться, хотя и не всегда соглашаюсь, – в жизни каждого человека есть вещи, которые обязательно должны случиться, и обязательно так, а не иначе. Какой бы путь ты ни избрал и какие бы решения ни принял, рано или поздно с тобой все равно произойдет нечто, и ты обязан через это пройти в любом случае. Уроки жизни, испытания, я не знаю, как это лучше назвать, но избежать их невозможно.
– То, чему мы должны поглядеть в лицо, чему мы должны научиться. Долги, которые мы должны заплатить, ошибки, которые должны исправить, – сказал Джон, задумчиво глядя на доску, с которой смотрели на него лица убитых и искалеченных женщин.
Квентин некоторое время наблюдал за ним, потом проговорил совсем тихо:
– Ах вот оно что. Значит, именно поэтому Мэгги делает то, что она делает? Искупление? Исправление ошибок?
– Она сказала, это она виновата в преступлениях Окулиста. Однажды она не сумела его остановить.
– Понятно. Значит, никакой он не подражатель, а неуспокоившаяся больная, злобная душа в новом теле. Она снова вернулась, чтобы продолжать творить свои черные дела!
Джон слегка приподнял брови.
– Ты, похоже, нисколько не удивлен!
– Просто мы уже не впервые сталкиваемся с подобным явлением.
– С реинкарнацией серийного убийцы?
– Точно. – Квентин кривовато улыбнулся. – Зло возрождается, восстает из мертвых или остается мертвым, но все еще пытается кусаться. Удивительное упорство, правда?
– И Мэгги несет за это ответственность?
– Возможно, с точки зрения универсального порядка вещей, она действительно виновата. Возможно, именно поэтому она появилась в данном месте и в данный промежуток времени, от рождения наделенная совершенно конкретными способностями.
– Ты имеешь в виду ее способность испытывать чужие страдания? Разве эти страдания могут искупить ошибку, которую она совершила много лет назад? – Джон сам удивился, как хрипло прозвучал его голос.
– Всем приходится платить за ошибки, Джон. В этой ли жизни, в следующей ли, но приходится обязательно. Но если верить в это, нужно верить и в то, что каждый, кто сумел в конце концов исполнить свое предназначение, получит награду. Да, в этой жизни Мэгги страдает. Но ведь при этом она помогает другим людям, облегчая их боль. Я не знаю, зачем она здесь, но вне зависимости от того, надлежит ли ей исправить старую ошибку или просто прожить очередную жизнь, преодолеть новую ступень на пути нравственного совершенствования, она уже набрала в свою копилку немало очков.
Джон через силу улыбнулся.
– И теперь в будущей жизни ее ждет награда?
– Может быть, уже в этой, я не знаю.
– Если она исправит свою ошибку?
Квентин пожал плечами:
– И этого тоже я не могу сказать. Может быть, она уже выплатила свой долг перед вселенной. Невозможно сказать, какую именно ответственность космический миропорядок возлагает на каждого конкретного человека.
– И ясновидящие тоже этого не знают?
– И ясновидящие тоже.
После того, как Мэгги уехала, Холлис еще долго сидела в своей обычной позе, повернувшись лицом к окну, и размышляла о том, будет ли она так же великолепно слышать, когда ей снимут повязку. Сейчас ее слух обострился настолько, что она улавливала шелест газеты в руках полицейского за дверью, различала голоса сиделок в дальнем конце коридора и скрип лифтов, сновавших вверх и вниз вдоль шахты. В какой-то из палат этажом выше негромко работал телевизор, и она слышала его неясное бормотание, хотя и не могла разобрать, что показывают: новости или фильм.
Услышит ли она все это завтра, когда ей снимут бинты и она снова сможет видеть? Завтра, наверное, услышит, а потом? Наверное, понемногу ее слух снизится до прежнего уровня. Ну и пусть! Сейчас не это беспокоило Холлис. Если бы все зависело от нее, она бы с удовольствием обменяла острый слух на зрение. Станет ли она первой и единственной из жертв Окулиста, кто сможет видеть после нападения? Если Мэгги была права, когда рассказывала ей о судьбе и предназначении, то у этого должна быть своя причина. Что же она такого сделала, чтобы заслужить новые глаза?
Или – что она должна сделать?
– Энни, ты здесь? – негромко пробормотала Холлис.
«Да, я здесь». Голос Энни звучал слабо, чуть громче шепота, но, по крайней мере, это был ответ, первый ответ после нескольких часов тишины.
– Ты рассказала мне далеко не все, ведь так?
«Нет, не все».
– Почему? Ты мне не доверяешь?
«Просто я знала, что должна действовать осторожно. Особенно вначале. Когда-то люди, которых я пыталась предупредить, так и не поверили в меня. Они боялись, и я не хотела испугать тебя».
– Я не боюсь.
«Я знаю. Больше не боишься…»
– Тогда скажи, что я могу сделать для Мэгги. Она сама, наверное, не представляет, как она мне помогла. Мэгги забрала себе мой страх, боль, стыд. Она одна сражается за всех нас, и я обязана ей помочь. Только скажи мне – как!
Сначала Холлис думала, что не дождется ответа, но он пришел – еще более тихий и слабый, но отчетливый:
«Скоро, Холлис… скоро».
Когда Джон наконец дозвонился Мэгги, ему пришлось сделать над собой усилие, чтобы говорить обычным, будничным тоном.
– Ты где? – спросил он.
– Я только что вышла от Холлис, – ответила Мэгги. Ее голос звучал спокойно и приветливо, но Джону послышались в нем напряженные нотки. – Мой телефон был выключен. Есть какие-нибудь новости?
– Значит, ты сейчас едешь в участок? – сказал Джон, не ответив на вопрос.
– Я собиралась, но… Есть еще одна вещь, которую я должна сделать сегодня.
– Какая же?
– Я хочу побывать в доме, где нашли Саманту Митчелл. Может быть, мне повезет и я сумею почувствовать что-нибудь важное. У тебя нет под рукой адреса, или мне лучше позвонить Энди?
– Ты не должна ходить туда одна, – сразу сказал Джон. – Приезжай, я буду ждать тебя на месте через полчаса.
– О'кей, – согласилась Мэгги, немного подумав. – Так как насчет адреса?
Джон нашел на столе дело Митчелл и, продиктовав Мэгги адрес, заявил приказным тоном:
– Если приедешь раньше меня, подожди снаружи. Ни в коем случае не входи внутрь одна, хорошо?
– Хорошо. Ну, до встречи.
Джон убрал свой сотовый и, повернувшись к Квентину, повторил:
– Она не должна ездить туда одна!
– Разве я что-то сказал? – Квентин пожал плечами.
– Ты собирался.
Квентин слегка улыбнулся и проговорил тихо:
– Она должна сделать это по-своему. Помнишь, я предупреждал тебя несколько дней назад? Впрочем, сдается мне, ты это уже знал.
– Я догадался. Мне хотелось лучше узнать Мэгги, понять, что заставляет ее поступать так, а не иначе. Ты все время твердил, что в основе ее стремления разделить чужие страдания должен лежать какой-то глубокий, мощный стимул. Словом, что-то вроде тех испытаний, которые назначены каждому и которые нельзя обойти, как ни старайся. Искупление. Что бы ни думала по этому поводу, гм-м… вселенная, Мэгги продолжает считать, что существует только один способ исправить ошибку, которую она допустила когда-то. Мэгги вбила себе в голову, что должна остановить этого негодяя во что бы то ни стало. Она намерена сделать это вне зависимости от цены, которую ей придется заплатить.
Квентин вздохнул:
– Похоже, что так. Ты ничем не можешь ей помочь. Остановить ее ты тоже не можешь: Мэгги все равно сделает то, что, как ей кажется, она должна сделать.
– Ты так думаешь? Почему?
– Ты хочешь спросить, знаю ли я, что принесет нам будущее?
– Да. Именно об этом я спрашиваю тебя. Смогу ли я защитить ее?
– Нет.
Последовала долгая пауза. Наконец Джон вздохнул и сказал:
– Но ты, надеюсь, не будешь против, если я хотя бы попытаюсь?
– Ничего другого я от тебя и не ждал.
Джон, не прибавив больше ни слова, вышел, и Квентин остался в конференц-зале один. Некоторое время он смотрел на закрывшуюся за Джоном дверь, потом пробормотал вполголоса:
– И ничего другого не ждет от тебя судьба, Джон. Не знаю только, поймешь ли ты это когда-нибудь.
Несколько минут спустя в конференц-зал заглянул Энди. Квентин сидел, положив ноги на стол и сплетя пальцы на животе. Брови его были сосредоточенно сдвинуты. Энди знал Квентина еще недостаточно хорошо, но эта поза ему кое-что говорила.
– Волнуешься за Джона? – спросил он.
– Что? – Квентин поднял взгляд на Энди и несколько раз моргнул.
– Я спросил, ты о Джоне думаешь? Я встретил его, когда он выходил из участка. Мне показалось, он чем-то озабочен.
– В последнее время он не очень хорошо скрывает свои чувства, не так ли? – рассеянно проговорил Квентин.
– Он влюбился в Мэгги? – спросил Энди.
– Угу.
– И это тебя беспокоит?
Квентин снова моргнул, потом покачала головой.
– Нет. Нет никакого смысла беспокоиться о том, что определено судьбой еще до начала времен.
Энди собирался спросить, что все это означает, но потом решил – его это не касается.
– Тогда в чем дело? – спросил он.
– У тебя никогда не бывает такого чувства, что ты что-то проглядел?
– Бывает. Не часто, но бывает.
– Ну и…
– Обычно мне удается выяснить, что же я пропустил.
– Мне тоже. – Квентин задумался, глядя на заваленный бумагами стол. – Где-то здесь, среди этих монбланов и эверестов бесполезной информации, находятся сведения, на которые следовало бы обратить больше внимания.
– А поконкретнее нельзя?
– Нельзя. – Квентин вздохнул и, сняв ноги со стола, раскрыл взятое наугад дело. – Но я все равно узнаю, что это за сведения, потому что иначе мне не будет покоя ни днем, ни ночью.
Энди потер лоб и зевнул, прикрывая рот ладонью.
– Что ж, желаю успеха. Сообщи мне, если что-то найдешь…
В окрестностях заброшенного здания, где Брейди Оливер наткнулся на тело Саманты Митчелл, было пусто и безлюдно.
Машина Мэгги уже стояла перед домом. Сама она прохаживалась рядом по замусоренному тротуару, поджидая Джона.
– Веселенькое местечко! – заметил он, вылезая из машины и подходя к ней.
– Да уж, – согласилась Мэгги, крепко прижимая к груди альбом для набросков. От холода и ветра кончик ее носа покраснел, а кудрявые рыжие волосы растрепались.
– Мне кажется, – сказала она, – Окулист нарочно оставляет женщин в подобных местах, чтобы они чувствовали себя забытыми, одинокими, никому не нужными. Знать, что ты медленно умираешь и что никто тебя не спасет, – это просто еще одна пытка, которую он придумал для всех этих несчастных…
– Наверное, ты права и это действительно важная составная часть его извращенных игр, – согласился Джон. – Можно вырвать жертве глаза, можно бросить умирать в пустом доме, все это только способы отрезать человека от мира, заставить его почувствовать свое полное одиночество и бессилие.
Мэгги вздрогнула:
– Да.
– Послушай, Мег, может, нам лучше подождать? – Джон кивнул в сторону молчаливого, мрачного здания.
– Нет, – ответила она, – нам нужна информация, ты сам это понимаешь.
– Понимаю, конечно, но даже вселенная не может требовать, чтобы ты подвергала себя таким мучениям. С ее стороны это просто нечестно!
– Тебе никогда не говорили, что жизнь сама по себе – вещь бесчестная и подлая?
Он несколько мгновений смотрел на нее, потом сказал небрежно:
– О, в этом я убеждаюсь чуть не каждый день.
Мэгги вдруг почувствовала себя неловко. Сделав шаг к своей машине, она открыла дверцу и бросила на сиденье альбом.
– Незачем брать его с собой, – объяснила она, поймав недоумевающий взгляд Джона. – Все равно я ничего не рисую, пока хожу.
Она снова подошла к нему, и Джон взял ее за руку.
– Ты уверена, что тебе это по силам? – спросил он.
– У нас слишком мало времени, – ответила Мэгги и тут же мысленно выругала себя за несдержанность.
Джон схватил ее за руку и заставил остановиться.
– Что это значит? – спросил он. – Ты что-то чувствуешь? Или… знаешь?
– И то и другое, – ответила она, глядя ему в глаза. – Быть может, Тара Джемисон уже умерла, но если нет, она сейчас страдает.
– Но это не твоя вина, Мэгги!
Она не стала спорить.
– Если я не сделаю все, что в моих силах, чтобы как можно скорее найти ее и остановить его, я буду винить себя до конца жизни.
Джон нехотя выпустил руку Мэгги. Несколько мгновений он стоял неподвижно, потом медленно, словно не в силах справиться с собой, поднял руку к ее лицу и убрал со щеки прядь рыжих волос, легко коснувшись пальцами кожи.
– Пусть я не понимаю всего остального, но это я способен понять, – сказал он. – Но и ты тоже должна понять кое-что. Этот ублюдок убил мою сестру. Энди и его детективы вот уже полгода не знают покоя. Квентин и Кендра каждый день рискуют жизнью, охотясь на подобных зверей в человеческом облике. Может быть, мы и не чувствуем боль жертв так остро, как ты, но мы ее все-таки чувствуем.
Мэгги глубоко вздохнула:
– Извини. Ты прав. Просто я не привыкла…
– Работать в команде?
– Только не говори мне, что ты привык.
Джон улыбнулся:
– Почему же? Я привык быть лидером, а любое лидерство предполагает наличие команды. Впрочем, мне действительно приходится непросто, но покуда я чувствую, что приношу какую-то пользу, я вполне способен справиться со своей привычкой руководить.
– У меня такое подозрение, что ты взял штурвал в свои руки с тех пор, как приехал в Сиэтл, – сухо сказала Мэгги. – Просто ты старался держаться в тени, но дергал за ниточки и нажимал на кнопки именно ты.
– Только не говори об этом Энди или Квентину.
– Если ты думаешь, что они ничего не знают, то ты ошибаешься.
Сообразив, что он все еще стоит с поднятой рукой, Джон поспешно опустил ее и даже отступил на полшага назад.
– В таком случае они должны быть мне благодарны. Ну что, идем? – Он кивком головы указал на зияющий в нескольких футах от них черный подъезд дома.
– Да, разумеется. Не знаю только, будет ли от этого прок. Не исключено, что Окулист пробыл здесь меньше, чем в других местах. Но попытаться я обязана.
– О'кей. В таком случае подожди немного, я возьму в машине фонарики, они нам понадобятся.
Дом был очень похож на тот, где Окулист оставил Холлис Темплтон. Там было темно, грязно – отставшие от стены обои, выбитые стекла и выломанные двери. Дощатый пол протестующе скрипел под ногами, посвистывал в щелях сквозняк, в углах копошились крысы.
– Бр-р! – сказала Мэгги. – Терпеть не могу крыс!
– Я тоже от них не в восторге, – отозвался Джон и добавил: – Здесь нет кровавого следа. Согласно протоколу, Саманту Митчелл нашли в конце этого коридора в последней комнате по левой стороне.
Мэгги еще немного постояла на месте, собираясь с силами, сосредотачиваясь. Но вот ее внутреннее «я» вырвалось на свободу, и она сразу уловила запах крови. Выносить его было не легче, чем всегда – густой, липкий, он словно застревал в ноздрях, в горле, мешал дышать, но Мэгги усилием воли справилась с собой и продолжила исследовать, ощупывать пространство.
– Мэгги?
– Все в порядке, – шепотом ответила она. – Просто здесь все как-то по-другому.
– В каком смысле – по-другому?
– Не знаю. – Мэгги медленно пошла по длинному, грязному коридору.
– Жуткое место даже для человека с пятью обычными чувствами, – заметил Джон.
Мэгги уже собиралась попросить его помолчать, но в это мгновение ее внимание сосредоточилось на последнем слева дверном проеме. Ее как будто потянуло к нему. Запах крови тотчас усилился, а перед глазами поплыли черные круги – совсем как в доме, где нашли Холлис. Где-то внутри поднималась волна мрака и жгучей боли. «Почему мне так трудно дышать? – борясь с паникой, подумала Мэгги. – Почему мне кажется, что кто-то большой и тяжелый навалился на меня и душит, душит, душит…» Нет, ничего и никого. Только за спиной стоит кто-то и тянется, тянется к ней костлявыми, скрюченными пальцами, на одном из которых ярко блестит золотой перстень. Он…
Волна мрака захлестнула Мэгги, и она даже не услышала, как зазвонил сотовый телефон Джона.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Послание из ада - Хупер Кей

Разделы:
Пролог1234567891011121314151617181920Эпилог

Ваши комментарии
к роману Послание из ада - Хупер Кей



очень нравятся романы этого писателя,если вы любите детектив и мистику то читайте это интересно
Послание из ада - Хупер Кейарина
26.08.2012, 17.04





Захватывающий роман, где переплетаются мистика, детектив и любовь + хэппиэнд.
Послание из ада - Хупер КейМари
6.09.2012, 1.27





Одним словом Жутко: жутко страшный и жутко интересный. Хорошо пишет, это не любовная история, а хорошая мистика с криминалом.
Послание из ада - Хупер КейНина
25.01.2013, 17.45





Очень понравилось! Читать жутковато, но остановиться очень трудно. Осознавая прочитаное - радуюсь, что мои способности "нормальные". Наверное трудно воспринимать окружающих через такую призму ощущений и восприятий!!! Но если есть такие люди, которые могут "видеть зло", то значит они могут и помогать в борьбе против него.
Послание из ада - Хупер КейИрина
25.09.2013, 17.40





Очень крутой!тем более люблю,когда Оманы переплитаются.класс!читайте!
Послание из ада - Хупер КейViKi
5.02.2014, 9.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100