Читать онлайн Ночные звонки, автора - Хупер Кей, Раздел - 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ночные звонки - Хупер Кей бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.3 (Голосов: 50)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ночные звонки - Хупер Кей - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ночные звонки - Хупер Кей - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хупер Кей

Ночные звонки

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

6

Однако Людовик даже не пытался отомстить. Остаток вечера он держался от них на приличном расстоянии. Несколько смельчаков пытались перейти Чейзу дорогу, но храбрый Зорро уничтожал их одной язвительной ухмылкой.
В перерывах между танцами Чейз и Джипси болтали с Сарой и Джеком. Две пары были очень похожи; понимание установилось между ними уже через несколько минут, а к концу вечера они подшучивали друг над другом, словно старые друзья.
Джипси с неудовольствием заметила, что Сара и Джек удивительно похожи на нее и Чейза. В принципе здесь не было ничего удивительного: ведь их отношения развивались по тому же сценарию. Однако Джипси была удивлена и даже встревожена.
Дело в том, что она никогда не смотрела на свои отношения с Чейзом объективно — так сказать, со стороны. Однако сходство их с другой парой было поразительным. Как будто Джипси и Чейз — давние любовники! Они болтают о пустяках, подшучивают друг над другом, понимают друг друга с полуслова — словом, ведут себя как люди, очень давно и очень близко знакомые.
Так у Джипси появилась пища для размышлений.
Маскарад закончился около полуночи. Чейз пригласил друзей в воскресенье к себе на барбекю, и две пары разошлись: Сара и Джек отправились в свою портлендскую квартиру, Джипси и Чейз — к себе на побережье.
По дороге домой они почти не разговаривали: молчание было не напряженным, а спокойным и дружеским, и ни один не хотел прерывать его разговором. Джипси размышляла о прошедшем вечере и с неудовольствием прислушивалась к бурчанию в желудке: она ничего не ела с утра и теперь проклинала тесный неудобный корсет. Теперь она удивлялась, что вообще сумела с ним справиться: все эти завязки и шнурки, а что говорить о многочисленных тугих крючках на платье. Она боялась, что, начав их расстегивать, порвет взятый напрокат костюм.
Решение пришло само собой, но Джипси тут же отвергла его. Опасно. Слишком опасно. Настоящая игра с огнем. Удивительно, почему она уже не боится обжечься? Может быть, дело в недавнем поцелуе Чейза — в полночь, сразу после снятия масок? Поцелуй был поистине вулканический — родной брат Везувию! У Джипси до сих пор горят губы.
После этого… стоит ли беспокоиться о каком-то легком ожоге?
Чейз припарковал «Мерседес» у своих ворот и проводил Джипси до дверей. Она нашла в сумочке ключ, и Чейз отпер дверь.
— Вечер уже окончен или ты пригласишь меня внутрь? — вежливо спросил он.
— Вечер в самом разгаре. И потом, я хочу попросить тебя об одном одолжении. Входи, будь как дома.
— Одолжении? Ваше желание — для меня закон, — ответил Чейз и, войдя втемную прихожую вслед за Джипси, бросил плащ и маску на кресло.
— Вот и отлично. Я… м-м… стеснялась заговорить об этом первой.
— Звучит многообещающе.
Джипси повернулась — и совершенно неожиданно для себя оказалась в его объятиях. Легкая улыбка тронула его губы.
— А теперь забудем о старомодной галантности. У меня на уме совсем другое.
— Чейз!..
Он прильнул к ее губам — и Джипси забыла все, что хотела сказать. Она была легкомысленна, но отнюдь не глупа: какая женщина упустит случай дважды побывать на Везувии? Джипси почувствовала, как пальцы Чейза зарываются в ее кудри, и сама крепко обняла его. Губы его, нежные, мягкие, одно краткое мгновение играли с ее губами — а затем, приняв приглашение ее полуоткрытых губ, Чейз властно ворвался внутрь, стремясь утолить терзающий его голод.
Джипси забыла обо всем на свете. Одной рукой Чейз нежно обнял ее за шею, поглаживая большим пальцем нежную кожу; вторая опускалась ниже, ниже, пока обнаженная кожа не загорелась под ее прикосновением… Искусительное тепло его поцелуя вымыло из головы у Джипси все мысли, все чувства, все желания, кроме одного…
Зазвонил телефон.
Джипси не хотела снимать трубку. Пыталась не замечать звонка. Но телефон звонил и звонил, и наконец Чейз со стоном поднял голову.
— О господи! А как хорошо все начиналось!
Несколько мгновений Джипси смотрела на него затуманенными глазами, затем взяла себя в руки. Настоящий колдун! Он ее околдовал, это ясно! Чейз неохотно отпустил ее, и Джипси сняла трубку.
— Алло!
— Где ты была? — послышался в трубке обиженный мужской голос.
Джипси шмякнула трубку на рычаг с такой силой, что едва не попала себе по пальцам.
— О боже… — потрясенно прошептала она. Значит, это не Чейз? Все это время ей звонит какой-то ненормальный, а она…
— Кто это? — Чейз подошел к ней сзади.
— Э… ошиблись номером. — Джипси благодарила бога за то, что Чейз не видит ее лица: должно быть, оно отражало сейчас высшую степень растерянности.
Чейз рассмеялся:
— Как видно, ты не любишь случайных звонков: у того бедняги, наверно, до сих пор звенит в ушах! Однако телефон зазвонил снова.
— Настойчивый, дьявол! — Чейз шагнул к телефону. — Может быть, я…
— Нет! — стараясь не замечать удивленного взгляда Чейза, Джипси поспешно сняла трубку. — Алло!
— Дорогая, почему ты не…
— Я не могу говорить, — прервала она его и бросила трубку, прежде чем незнакомец успел сказать хоть слово. Наступила гробовая тишина. Джипси сочла за лучшее не поворачиваться к Чейзу лицом.
— Можно задать вопрос? — вежливо спросил наконец Чейз.
— Нет. — Джипси отчаянно искала какой-то способ его отвлечь. «Почему я чувствую себя, как пойманный вор? — сердито спрашивала она себя. — И кто же, черт побери, звонит мне по ночам?» — Чейз, я хотела попросить тебя об одолжении…
— Ах да, верно, — холодно ответил Чейз. Совсем забыл. О каком же?
Джипси мысленно подбросила монетку. Она проиграла. Или выиграла. А может быть, это и не имеет значения. Она изобразила на лице сияющую улыбку и повернулась к Чейзу.
— Ты не поможешь мне раздеться? — отважно спросила она.
Помогло! Отвлекся, да еще как!
Секунд пять, не меньше, он молча смотрел на нее, и Джипси заметила под непроницаемой маской на его лице отголоски внутренней борьбы. Наконец он расслабился, изумрудные глаза сверкнули веселым огоньком, и Джип-си поняла, что победила.
— Я знал, что рано или поздно это случится, — пробормотал он.
Джипси смерила его ледяным взглядом.
— Боюсь, я не сумею раздеться сама, — с достоинством объяснила она. — У этого платья очень тугие крючки, а корсет… на нем такая сложная шнуровка, а я с детства не в ладах с узлами, — серьезно добавила она.
Чейз мгновение смотрел на нее с недоумением, потом сел на диван и опустил голову. Плечи его сотрясались от смеха.
— Такая неудобная штука — этот корсет! — грустно заметила Джипси.
— Извини. — Он смахнул с глаз набежавшие слезы. — Но, Джипси, даже сам Сирано де Бержерак не смог бы ухаживать за тобой без смеха!
— Правда? — Джипси высокомерно подняла бровь.
— Сущая правда.
С этими словами Чейз наклонился и, обняв Джипси за талию, привлек к себе на колени. Раздался громкий треск — и вдруг один из обручей, придававших юбке пышность, выскочил из-под подола и покатился по полу.
Некоторое время в комнате царило глубокое молчание. Наконец Джипси повернула голову к Чейзу.
— Теперь я тебе верю.
— Вот видишь!
— Но с героинями в кино никогда такого не случается!
— Угу, — промычал Чейз. Он выглядел совершенно серьезным, но Джипси подозревала, что он держится из последних сил.
— Они почему-то и одеваются, и раздеваются сами, — с обидой в голосе продолжала Джипси.
— Бог им судья!
— И не теряют на ходу обручей! — Она тяжело вздохнула. — И не мучаются со шнуровкой корсета!
Чейз закусил губу. Похоже, он твердо решил терпеть до конца.
— И никогда не просят мужчину, чтобы он помог им раздеться, — закончила Джипси и добавила: — Конечно, если не считать героинь определенного сорта.
— Разумеется, — согласился Чейз.
Наступила тишина, внезапно прерванная неожиданным звуком. Джипси с отвращением уставилась на свой перетянутый корсетом живот.
— И в животе у них не бурчит! — скорбно добавила она.
Этого Чейз уже не мог выдержать. Он повалился на диван, увлекая за собой Джипси. Пышная юбка исполнила в воздухе сложный танец — но ни Джипси, ни Чейз этого не заметили. Они смеялись.
Наконец Джипси вырвалась из его объятий и села, оправляя платье. Ее борьба с юбкой вызвала у Чейза новый приступ веселья. Сидя на краешке дивана и приглаживая непослушную ткань, Джипси с трудом простонала:
— Ради бога, расстегни эти чертовы крючки! Мне больно смеяться!
С трудом совладав с собой, Чейз приподнялся на локте и принялся расстегивать тугие застежки. Впрочем, расстегивались они гораздо легче, чем застегивались. Вскоре Джипси встала и стянула платье через голову. Она бережно положила его на кресло и, раскрасневшаяся, все еще смеясь, обернулась к Чейзу.
Ни один другой мужчина, думала она, не станет наблюдать за сценой стриптиза с таким восторгом! Чейз едва не катался по дивану, и, если возможно умереть от смеха, он был близок к смерти.
Оставшись в одном корсете и кринолине, Джипси приняла позу стриптизерки: одну руку положила на обнаженный обруч, другой нарочито медленно провела по волосам. На Чейза это зрелище подействовало еще сильнее, чем на нее самое.
— Мне казалось, мужчины любят смотреть, как раздевается женщина, — промурлыкала Джипси. Чейз шумно вздохнул.
— Сними! — простонал он. — Ради бога, сними это все!
Джипси положила руки на бедра и смерила его гневным взглядом.
— Думаешь, это так просто? Попробуй-ка сними сам!
Чейз снова расхохотался.
Не без труда Джипси избавилась от кринолина и подошла к кушетке. К этому времени Чейз уже смог сесть: сейчас он тихо постанывал, вытирая глаза ладонью.
— Жаль, что ты оставил шпагу в машине, — заметила она, сражаясь с упрямым узлом.
— Извини, — пробормотал Чейз. — Не думал, что она тебе понадобится.
Джипси со вздохом сбросила туфли на высоких каблуках и, бросив на Чейза умоляющий взгляд, села на кушетку.
— Боже, если я немедленно не вздохну свободно, то стану первой в двадцатом веке жертвой корсета!
Даже не пытаясь скрыть улыбку, Чейз потянулся к непокорному узлу.
— В двадцатом веке? — повторил он.
— Держу пари, в прошлом эти орудия пытки погубили немало женщин. Вот на какие жертвы нам приходится идти ради красоты!
— Попробуй-ка поносить шпагу, — проворчал Чейз.
— Нет, спасибо. Шпага нужна не для красоты, а для самозащиты. Интересно посмотреть, как женщина станет защищаться корсетом?
— Корсет, несомненно, помогал дамам защищать свою честь, — заметил Чейз, возясь со шнуровкой. — Честно говоря, я не понимаю, как люди в те времена вообще размножались.
— Осторожней! — воскликнула Джипси. — Ой!
— Извини. Боюсь, без шпаги тут и вправду не обойтись. Можешь немножко втянуть живот?
Джипси смерила его убийственным взглядом. В ее коллекции такой взгляд предназначался для людей, по своему интеллектуальному уровню стоящих лишь немногим выше вьючного скота.
— Издеваешься?
— Сирано сказал бы, что ведет страшный бой, — пробормотал Чейз. — А как эти штуки называются? — Он указал вниз.
— Панталоны.
Наступило молчание. Наконец Чейз тихо произнес:
— Понятно.
Джипси скрестила ноги, закинула руки за голову и с удовольствием потянулась.
— Если бы сейчас в комнату вошел мой отец…
— То что же? — вежливо спросил Чейз.
— Ну представь себе эту картину! Я лежу на диване в весьма откровенном наряде — точнее сказать, без него, а мужчина во всем черном, склонившись надо мной…
— Ты собираешься спать в корсете?
— Нет, просто пытаюсь поддерживать разговор. Не очень-то легко сидеть спокойно и смотреть, как тебя раздевают!
— И ты даже не сопротивляешься! Куда катится мир? — с наигранной тревогой воскликнул Чейз.
— Ужасно, правда?
— Кошмарно! — Он вздохнул. — Знаешь, это безнадежно. Придется резать.
— Ой, нет, нет, ты что! Это же прокатный костюм!
— Ну сколько может стоить пара завязок? — рассудительно спросил Чейз.
— Дело не в цене, а принципе. Пожалуйста, Чейз, попробуй еще раз! Пожалуйста!
— Тебе просто нравится следить за моими мучениями, — заметил Чейз.
— А ты мучаешься? — с интересом спросила Джипси.
— Не то слово! Весь вечер я уговаривал себя быть джентльменом и не пускать в ход руки! И вот я здесь, и ты отдалась мне на милость, одетая лишь в корсет, панталоны и прозрачную комбинацию, сквозь которую видна…
— Давай ограничимся корсетом, — проворчала Джип-си. Впервые за сегодняшний вечер Чейзу удалось ее смутить.
Изумрудные глаза сверкнули озорством — и чем-то еще.
— Да ты краснеешь! — воскликнул Чейз с улыбкой. — Вот уж не ожидал!
— Вовсе нет. Если я и покраснела, то от недостатка кислорода. Я же говорю, этот корсет — настоящее орудие убийства!
— Тогда давай я разрежу… Ага! Получилось! Можешь дышать спокойно!
Чейз осторожно снял с нее корсет и положил на кресло — к платью и кринолину. Джипси с наслаждением вдохнула полной грудью.
— Ура, воздух! — воскликнула она. — Полные легкие воздуха! Если ты еще раз захочешь повести меня на маскарад, — сурово добавила она, — я пойду, но только из писательского интереса.
— Запомню, — ответил Чейз, но едва ли сам услышал свои слова. Левая рука его лежала на плоском животе Джипси, отделенная от него лишь тоненьким полупрозрачным шелком. Изумрудные глаза потемнели, стали почти черными; взгляд их не отрывался от глаз Джипси.
Внезапно потеряв дар речи, Джипси молча смотрела, как Чейз наклоняется к ней. Все ближе, ближе… Она успела еще спросить себя, почему он больше не смеется?
И почему ее сердце бьется как сумасшедшее? А затем все риторические вопросы забылись и канули во тьму.
Губы Чейза легко прикоснулись к ее губам. Джипси уже готова была забыть обо всем на свете, как вдруг почувствовала, что тело его содрогается от сдерживаемого смеха. Чейз поднял голову, затем отчаянно замотал ею и упал на Джипси, зарывшись лицом ей в живот.
— Бедная девочка!
Джипси изумилась, но в следующий момент вновь услышала явственное бурчание в собственном животе.
— Извини, — пробормотала она. — Я с утра ничего не ела.
— Я тоже. — Все еще смеясь, он встал и протянул ей руку. — За мной, Полина!
— Это из «Тысячи несчастий Полины»? — спросила Джипси, опираясь на протянутую руку.
— Твой счет уже перевалил за тысячу, — грустно ответил Чейз. — Не знаю, что у тебя в морозилке, но…
— Много разных разностей, — ответила Джипси и направилась на кухню, не думая о том, что ее наряд не совсем подходит для приема гостей. — Сегодня днем я позвонила в китайский ресторан и сделала огромный заказ. Я предчувствовала, что, когда вернусь, буду умирать с голоду.
— Китайская кухня? В два часа ночи?
— А в котором часу ты предпочитаешь есть китайскую еду? — вежливо поинтересовалась Джипси, извлекая из холодильника разные свертки и коробочки.
Чейз вздохнул.
— Еще один глупый вопрос.
— Не заваришь ли пока чаю?
— Чай в суббо… ах, нет, ведь уже воскресенье! А я уж подумал, что ты порвала с традициями!
— Попробуй яичный рулет.
— С удовольствием. — Он снова вздохнул. — Похоже, все мои планы на вечер летят к черту.
— Ну извини.
— Неужели ты вправду чувствуешь себя виноватой? Передай, пожалуйста, соевый соус.
Полчаса спустя, когда Джипси наслаждалась изумительным чувством полноты и в желудке, и в легких — за последние несколько часов им никак не удавалось как следует наполниться, — Чейз прервал молчание:
— Джипси!
— М-м… — Она откусила еще кусок яичного рулета.
— Не могла бы ты, по крайней мере, застегнуть верхнюю пуговицу?
Джипси удивленно опустила глаза — и обнаружила, что ее нижняя рубашка еще откровеннее платья. Прежде чем она успела заговорить, Чейз продолжал как ни в чем не бывало:
— Понимаешь, не то чтобы это зрелище мне не нравилось. Но эта китайская еда и так тяжела для желудка, а эту ночь мне хотелось бы проспать спокойно.
Джипси поспешно застегнула верхнюю пуговицу.
— Извини.
— Ничего страшного, — галантно ответил Чейз. Однако пять минут спустя он вскочил и, не сказав ни слова, вышел из кухни. Вскоре он вернулся с плащом Джипси в руках и набросил его ей на плечи. — Так-то лучше, — проворчал он.
Джипси поспешно застегнула плащ. «Надеюсь, он не думает, что я нарочно его дразню?» — думала она.
— Чейз, прости, пожалуйста. Я не хотела…
— Знаю, — ответил он со вздохом, садясь на место. — Однако если я хоть что-нибудь знаю о тебе, Цыганочка, очевидный ответ никогда не бывает верным.
— А это хорошо или плохо?
— На этот вопрос я отвечу, когда найду ответ.
Несколько минут спустя Джипси вышла за ним в переднюю. Ей было не по себе: она сама не понимала почему. Придерживая ворот плаща, она следила за тем, как Чейз открывает дверь, и гадала, не разочарован ли он неожиданным поворотом нынешнего вечера. По его лицу она ничего определить не могла.
— Ты помнишь про завтрашнее — точнее, уже сегодняшнее — барбекю? Джек и Сара приедут к трем. Джипси кивнула.
— Помню.
— Цыганочка, сегодня у меня был… очень необычный вечер. — Он вдруг широко улыбнулся. — Не помню, чтобы я когда-нибудь так веселился! Тебе никто не говорил, что ты — это нечто?
— Нет, — улыбнулась Джипси. Даже сама она услышала в своем голосе явное облегчение.
— Какое упущение! — Он наклонился, чтобы поцеловать ее в нос, и прибавил полушепотом: — Ты в этих панталонах настоящая очаровашка! — Он помахал ей рукой и исчез в ночи.
Джипси закрыла дверь и долго стояла, улыбаясь самой себе, затем отправилась на кухню, прибралась как обычно: бумагу и картон — в мусорное ведро, все остальное — в мойку, — впустила в дом Буцефала и Корсара. Корсар громко возмущался тем, что его так долго продержали на улице, но Джипси не обратила внимания на его ворчание. Она накормила собаку и кошку и легла в постель.
— Ты не захотела со мной разговаривать, — грустно произнес незнакомец.
Джипси с трудом раскрыла слипающиеся глаза и взглянула на часы. Она легла всего полчаса назад.
— Кто вы? — резко спросила она. Сейчас в ее голосе звучал не страх, а гнев и досада.
— Я твой, любовь моя…
— Прекрати! — рявкнула она.
— Ты на меня сердишься?
— А ты как думаешь? — гневно ответила Джипси. — По-твоему, мне должно нравиться, что какой-то ненормальный звонит мне каждую ночь?
— Прошлой ночью ты…
— Прошлой ночью, — прервала его Джипси, — я думала, что знаю тебя!
— Ты меня знаешь, — промурлыкал таинственный голос. — Каждую ночь мы встречаемся в царстве снов.
— Прекрати!
— Ты — моя.
— Я позвоню в полицию!
— Моя…
Джипси швырнула трубку на рычаг.
Телефон зазвонил. Он звонил снова и снова. С чувством обреченности Джипси подняла трубку. Боже, зачем она все это затеяла?
— «День не угас, но в сердце света нет», — прошептал таинственный голос.
— И прекрати цитировать Донна, черт бы тебя побрал! — приказала Джипси.
— Ты так жестока…
Джипси поняла, что слабеет. Кто бы он ни был, этот таинственный незнакомец, ему удалось ухватить ее за живое. Быть может, он сумел показать ей самой иную сторону ее души, которую до сих пор не видел ни один человек… Это мог сделать только Чейз. А если не Чейз, то кто? Какая-то бессмыслица!
— Не звони мне больше, — услышала она свой собственный умоляющий голос.
— Ты просишь, чтобы я перестал дышать? Ведь это одно и то же, любовь моя. Одно и то же. Без тебя я не могу жить. Я люблю тебя.
— Не надо. Я… я люблю другого. — И Джипси осторожно опустила трубку на рычаг.
Натянув в темноте джинсы и майку, она выскользнула из постели. Телефон зазвонил снова, но Джипси его уже не слышала.
В сопровождении Буцефала она вышла на кухню, а из кухни — во двор. Спустилась к пляжу. Минуту спустя она уже сидела на своем любимом камне, глядя в океан. Огромный пес примостился у ее ног. Джипси слушала ворчание прибоя, смотрела вверх, на звездный ковер, и мечтала об одном: хотя бы немного поплакать.
Она думала о том, что любит Чейза.


Назавтра на барбекю у Чейза Джипси была явно не в своей тарелке. Быть может, ветреная июльская ночь, проведенная на пляже, наградила ее простудой. Может быть, сказалось недосыпание. А может быть, это была защитная реакция организма на все происшедшее прошлой ночью.
Одним словом, и Чейз, и новые друзья Джипси, несомненно, заметили, что с ней что-то не так.
Джипси не умела притворяться и делать хорошую мину при плохой игре. От легких дружеских отношений последних дней почти ничего не осталось. Она мрачно молчала в ответ на шутки Чейза и сжималась при каждом его прикосновении.
Пока жарилось барбекю, Чейз следил за Джипси со все большим удивлением и беспокойством. Несколько раз он спрашивал, что с ней; Джипси отделывалась ничего не значащими словами и быстро переводила разговор на другое.
К концу обеда, за которым Джипси едва поковыряла вилкой в салате, а к барбекю и жареной картошке даже не притронулась, Сара решила, что увидела достаточно. Отдав мужчинам приказ прибраться, она взяла Джипси под руку и повела в сторону пляжа.
— Извини за банальность, — начала она, — но воздух между тобой и Чейзом можно ножом резать — так сгустились тучи. Вы поссорились? Или я лезу не в свое дело?
Джипси повернулась спиной к океану — она достаточно нагляделась на него прошлой ночью.
— На оба вопроса ответ — нет, — вяло улыбнувшись, ответила она.
С полминуты Сара молчала.
— Прости за навязчивость, — произнесла она наконец, — но у нас, психологов, это в крови… Могу ли я чем-нибудь помочь?
— Твоя кушетка свободна? — шутливо отозвалась Джипси.
— Для друзей — всегда. — Сара откинулась на спинку скамейки и достала из кармана мужской рубашки, которую надела поверх купальника, пачку сигарет и зажигалку. — Ужасная привычка. А бросить никак не могу. Хочешь?
— Спасибо. — Джипси взяла сигарету.
— Я не знала, что ты куришь, — заметила Сара.
— Бросила три года назад.
— М-м… А теперь…
— Я уже на кушетке? — Сара с улыбкой кивнула, и Джипси заговорила: — Сейчас мне нужен допинг.
— Зачем?
Джипси выпустила колечко дыма и внимательно следила, как оно растворяется в воздухе.
— Чтобы не оказаться по уши в болоте. Хотя сейчас, боюсь, уже поздно. Все к этому идет.
— «По уши» обычно влюбляются.
— Ты такая проницательная или у меня на лице все написано? — с беспокойством спросила Джипси.
— И то, и другое. Ты не сводишь с него глаз, а стоит ему взглянуть на тебя, отворачиваешься. Женщины безошибочно чувствуют такие вещи. — Она помолчала. — Ты боишься. — Это был не вопрос, а утверждение.
— Ужасно! — почти беззвучно выдохнула Джипси.
— Чего? Чейз — замечательный человек. — Джипси подняла глаза, и Сара улыбнулась ей в ответ. — Я знаю Чейза дольше, чем Джека. Это Чейз нас познакомил.
Джипси на мгновение нахмурилась; ее смутила одна мысль — неизбежная женская мыслишка: Сара, угадав ее сомнения, улыбнулась еще шире:
— Нет, между мной и Чейзом не было ничего серьезного. Просто дружба. С тех пор как я с ним познакомилась, он находился в свободном поиске. Но вчера вечером я поняла, что больше ему нечего искать.
Джипси, не поднимая глаз, старательно стряхивала пепел.
— Думаю, ему всегда было одиноко, — медленно и задумчиво продолжала Сара. — В юности… понимаешь, он многое потерял. Не пойми меня превратно, у Чейза отличные отношения с отцом. Но он никогда не был… членом семьи. С раннего детства он должен был сам за себя отвечать и сам о себе заботиться. По-моему, он за всю свою жизнь не совершил ни единого опрометчивого поступка.
Джипси невольно улыбнулась, вспомнив всадника на пустынном пляже.
Сара внимательно взглянула ей в лицо.
— Но, может быть, я и ошибаюсь. Похоже, ты знаешь его лучше, чем я.
Джипси сделала невольное движение, как будто собиралась встать. Она не хотела слушать дальше — боялась, что не сможет это выслушать.
— Ты открыла часть его личности, скрытую даже от него самого, — негромко и уверенно продолжала Сара. — Вчера на маскараде он был таким… безмятежно радостным. А на тебя смотрел, как на золотой горшок на конце радуги!
— Пожалуйста!.. — взмолилась Джипси.
— Что такое? Что тебя тревожит?
— Я сама, — уныло ответила Джипси. — Только я сама. Я боюсь, до ужаса боюсь, что сама разрушу наши отношения.
— Но как?
— Своей работой. — Джипси криво усмехнулась. — Он этого не понимает, и ты, наверно, тоже не поймешь. — Она набрала в грудь воздуху, готовясь к долгому объяснению. — Когда я пишу книгу, я становлюсь… как будто одержимой. Книга заполняет все мои мысли, и ни для чего другого просто не остается места. И это продолжается несколько дней, а то и несколько недель. — Она коротко рассмеялась. — Один приятель, немного знакомый с психологией, сказал как-то, что у меня раздвоение личности.
— Нет, — твердо ответила Сара. — Просто ты — сильная творческая натура. Через такую «одержимость» проходит по меньшей мере один из десяти писателей. — Джипси удивленно подняла глаза, и Сара улыбнулась ей в ответ. — Талантливые люди давно привлекают внимание психологов: я знаю массу исследований на эту тему. Поверь, дорогая, ты не одинока.
Как ни странно, эти слова ободрили Джипси.
— Но сможет ли Чейз смириться с такими перепадами настроения? Сара, я же совершенно невыносима! Когда я работаю, со мной не могут ужиться даже родители! Да и в прочее время я не намного лучше! Готовить не умею, всякую работу по дому ненавижу, безалаберная, неорганизованная…
— А Чейз чем-нибудь из этого недоволен? — задала резонный вопрос Сара.
— Нет. Но мы пока не живем вместе.
— Но, могу спорить, он целыми днями околачивается вокруг твоего дома.
— Да, но это совсем не то же самое!
— Верно. — Сара значительно приподняла бровь. — Думаю, ты не станешь меня благодарить, если я скажу, что ты сжигаешь мосты, даже не перейдя через реку!
Джипси вздохнула.
— Ты хочешь сказать, что рифы и мели на моем пути скорей воображаемы, чем реальны? И мне стоит рискнуть?
— Вроде того.
— А сейчас я тоже выражусь банально. Я боюсь неудачи и неизбежной душевной боли.
— Ну что ж, от этого не застрахован ни один человек, — так же серьезно ответила Сара.
— Ты хочешь сказать: «Закрой глаза и прыгай!»?
— Может быть. Но, если не хочешь, не надо. Правда, остаток своих дней ты будешь мучиться и гадать, что было бы, если бы… — Помолчав, Сара мягко добавила: — Один мудрец как-то произнес такой примерно афоризм: «Лучше любить и потерять…» Помнишь, как там дальше? И, мне кажется, он знал, о чем говорил. И еще мне кажется, что ты не потеряешь.
— Почему?
— Потому что Чейз, как кошка, везде чувствует себя как дома; и ты сама скоро это увидишь. Он не только прекрасно уживется с тобой, но и твою жизнь сделает легче — по крайней мере попытается.
— Большего я не могу и просить, — тихо проговорила Джипси.
Две женщины улыбнулись друг другу.
— Пожалуйста, — с некоторой робостью произнесла Джипси, — оставь для меня место на кушетке в своем кабинете. Возможно, мне еще понадобится твоя помощь.
Сара рассмеялась:
— Обязательно. Но, думаю, дальше ты справишься сама. А теперь пошли к мужчинам. Джек, наверно, уже рвет и мечет: он ненавидит работу по дому еще больше тебя!
— Больше невозможно!
— Переложи всю работу на Чейза. Он привычен к стряпне.
— Да, у военной школы есть свои преимущества!
И, смеясь, они присоединились к мужчинам.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Ночные звонки - Хупер Кей

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Ночные звонки - Хупер Кей



роман интересный,особенно понравился юмор,но не хватило динамичного развития сюжета.Советую прочесть
Ночные звонки - Хупер Кейсвета
19.05.2011, 10.08





Начало очень даже романтичное, с юмором. Середина - заитнриговала. Конец - не удивил. Все оказалось как-то обыкновенно и пресно...
Ночные звонки - Хупер КейН@т@лья
27.02.2012, 17.59





Мура бессмысленная,
Ночные звонки - Хупер КейТатьяна
21.01.2013, 16.08





Бред
Ночные звонки - Хупер КейНИКА*
26.07.2013, 0.33





прочитать можно
Ночные звонки - Хупер КейНатали
7.05.2014, 20.45





Забавный роман, с изюменкой! хоть сюжет и не блещет развитием, юмор и комичность героев это скрывают!
Ночные звонки - Хупер КейАнна
31.08.2014, 18.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100