Читать онлайн Крадущиеся тени, автора - Хупер Кей, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Крадущиеся тени - Хупер Кей бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.12 (Голосов: 41)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Крадущиеся тени - Хупер Кей - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Крадущиеся тени - Хупер Кей - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хупер Кей

Крадущиеся тени

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

«Плантейшн-Инн» оказался совсем недурным мотелем, хотя Бишоп мог бы свободно обойтись без пластиковых пальм, торчащих в каждом углу. Но он не мог не признать, что комната ему досталась чистая и удобная, при мотеле имелось, хоть и в ограниченном объеме, обслуживание в номерах (после закрытия соседнего ресторана постояльцам предлагалось выживать самостоятельно), а женщина-администратор за стойкой регистрации заверила его насчет факса в номере и наличия свободного порта компьютерных данных.
Привыкнув жить на чемоданах, он даже не стал распаковывать вещи, а первым долгом раскрыл портативный компьютер и поместил его на внушительных размеров письменном столе у окна. К тому времени, как посыльный доставил ему завтрак в номер, Бишоп успел загрузить компьютер, ознакомился с почтой и факсами из своей конторы и подключился к базе данных Северной Каролины, открывшей ему доступ практически ко всем архивным и текущим публикациям штата.
Он съел многослойный «клубный» бутерброд, просматривая заметки и редакционные статьи местной газеты за прошедшую неделю, затем проверил несколько более крупных газет и без особого удивления обнаружил, что последние новости из Райанз-Блафф нигде больше не упоминаются.
Это означало, что местный шериф пока обходится собственными силами. Только вот надолго ли его хватит?
Но Бишоп не стал предаваться размышлениям на эту животрепещущую тему. Вместо этого он перечитал ранее собранную информацию об Александре Мелтон. Информации было, как говорится, «кот наплакал»: копии документов на недвижимость и основные пункты ее завещания. Судя по всему, она не принимала ни прямого, ни даже косвенного участия в общественной жизни города, поскольку за все время, прожитое ею в Райанз-Блафф, местная газета упомянула ее имя всего один раз: в некрологе.
Однако информация, собранная Бишопом, простиралась гораздо дальше жизни Александры Мелтон в Райанз-Блафф и охватывала предшествующие этому тридцать лет. В его архиве были собраны подробные доклады и отчеты, в том числе из нескольких больниц на Западном побережье и по крайней мере из полудюжины полицейских участков. Он лишь бегло проглядел их, так как эти сведения были ему хорошо знакомы, но задержался на несколько минут, изучая подробно составленное генеалогическое древо, уходящее корнями в восемнадцатый век.
Развитие этого рода шло исключительно по женской линии. На протяжении многих поколений в семьях рождались только дочери, причем чаще по одной. Имя Кэсси Нейл занимало одну из двух ячеек, представлявших нынешнее поколение. И только она одна осталась в живых.
Бишоп закрыл файл и выключил компьютер. Он позвонил в бюро обслуживания, чтобы забрали поднос, переоделся и покинул мотель.
Он поехал в центр города, от которого «Плантейшн-Инн» отстоял на несколько миль. Видно было, что на улицах поработали снегоочистители, хотя снега выпало не так уж много, к тому же температура поднялась, и он все равно начал таять: Бишоп с трудом нашел у аптеки место, где можно было выйти из машины, не угодив ногой в месиво у обочины.
Несколько минут он простоял, оглядываясь вокруг, возле машины. Была пятница, послеполуденное время, и городской центр выглядел весьма оживленно. В дверях магазинов была толчея: двойным потоком входили и выходили покупатели. На автомобильной стоянке, расположенной на другом конце улицы, разворачивалось какое-то шумное и пестрое рекламное действо, нечто вроде лотереи с телевизором, заявленным в качестве главного приза. А в двух ресторанах, видных Бишопу с того места, где он остановился, бойко шло обслуживание посетителей.
Но он сразу заметил, что женщины не ходят по одиночке, а немногочисленные дети держатся ближе к родителям. И общая атмосфера гораздо сдержаннее, чем могла бы быть: люди разговаривали, понизив голос, никто не смеялся, улыбающиеся лица были редкостью. Кроме того, он заметил, что многие прохожие бросают на него подозрительные взгляды.
Бишоп прекрасно понимал, что времени у него мало. Очень скоро какой-нибудь бдительный страж порядка попросит его предъявить документы и захочет узнать, что он делает в городе.
Оставив машину, Бишоп двинулся по Главной улице. Он зашел в несколько магазинов и купил в каждом из них какую-нибудь мелочь. Это давало возможность пообщаться с продавцами. Говорил Бишоп неизменно приветливо, но не фамильярничал и не строил из себя рубаху-парня, понимая, что это пустая трата времени. Судьба наделила его не слишком располагающей внешностью, поэтому он не пытался задавать вопросы и предпочитал просто прислушиваться к разговорам вокруг себя. Увы, они всегда оказывались короткими и неизменно смолкали, стоило только кому-нибудь обратить внимание на него.
Не меньше десятка раз до него донеслись слова «серийный убийца». Он также слышал, как несколько мужчин утверждали, что вооружены и готовы ко всему, если ублюдок попытается напасть на их женщин. Судя по всему, это обещание не слишком воодушевило их женщин, по крайней мере тех из них, в присутствии которых оно было сделано.
В конце концов Бишоп попал в аптеку, где словоохотливый молодой человек за прилавком предложил ему кофе и свою версию трех недавних убийств, изложенную с нездоровым увлечением. Не поощряя и не прерывая его, Бишоп просто слушал. Он только выразил удивление, что в таком славном маленьком городке могут происходить столь страшные вещи.
Очевидно, молодой продавец по имени Майк воспринял это невинное замечание как критику. Он торопливо добавил, что в «славном маленьком городке» имеется не только свой убийца-маньяк, но и своя ведьма.
Бишоп отхлебнул кофе.
– В самом деле?
– Ага. Все о ней говорят. – Майк принялся усердно протирать прилавок перед посетителем на случай, если начальство обратит на него внимание. – Кое-кто говорит, что это все из-за нее началось... ну, все эти убийства. Но я слыхал от одного из помощников шерифа, что она не замешана. Ну, в том смысле, что сама она не убивала своими руками. Уж больно она хлипкая. И потом, у нее вроде бы есть алиби на время убийства мисс Керквуд.
– Раз так, тогда почему же ее подозревают? – осведомился Бишоп.
– Как это – почему? Да потому, что она ведьма! – Майк понизил голос: – Как мне говорили, она заранее знала об убийстве и предупредила шерифа. И прокурора тоже.
– Тогда почему же они не предотвратили убийство?
– Не поверили ей, вот в чем вся штука. Кто ж такому поверит? Вот вы бы поверили? Но потом Бекки убили, так что, надо думать, она в точку попала хотя бы в тот раз. Только вот хотел бы я знать, как она это делает?
– Вы хотите знать, как действует экстрасенсорное восприятие? – спросил Бишоп.
Майк нетерпеливо мотнул головой.
– Чего? Да нет, я просто хочу сказать, ну... ну вот как она это делает? Может, у нее есть хрустальный шар или эти, как их... карты Таро? А может, ей нужна кровь петуха или еще что-то в этом роде? Вот, к примеру, Кейт Холлифилд, он живет недалеко от фабрики, так вот, у него на прошлой неделе несколько цыплят пропало, и он говорит, что, дескать, мало ли что, может, ведьме они нужны, чтобы предсказывать будущее.
– А у нее кто-нибудь спрашивал про цыплят? – поинтересовался Бишоп с легкой иронией, явно не дошедшей до молодого бармена.
– Понятия не имею, – честно признался Майк, – но мне кажется, это долг шерифа, разве нет?
– Безусловно.
Бишоп уплатил за кофе и оставил Майку щедрые чаевые, после чего вышел из аптеки. Помощник шерифа, стоявший прислонившись к фонарному столбу, распрямился, задумчиво оглядел его и вежливо спросил, давно ли он в городе.
Чертовски не вовремя.
Скрывая раздражение, Бишоп предъявил документы.
Глаза стража закона округлились:
– Гм... полагаю, вы захотите поговорить с шерифом?
– В свое время, – ответил Бишоп. – Не сейчас.
* * *
Хотя температура поднялась немного выше нуля и снег в городе начал таять, картина за кухонным окном в доме Кэсси, когда она наконец собралась позавтракать, по-прежнему напоминала зимнюю сказку. Бен и шериф уехали уже два часа назад, но ей потребовалось время, чтобы заставить себя встать с дивана, где они ее оставили. Поднявшись наконец, она обнаружила, что чувствует себя куда более усталой, чем ей раньше казалось, и все еще немного озябшей.
Горячая ванна помогла ей согреться, а к тому времени, как она, чувствуя себя виноватой, покормила проголодавшегося Макса и приготовила завтрак для себя, ей уже стало значительно лучше. Физически.
Насчет своего эмоционального состояния она была не так твердо уверена.
Многолетний опыт научил ее не размышлять подолгу об ужасающих образах и гнусных замыслах, которые ей удавалось подслушать телепатически, и ей нетрудно было думать об убийце более или менее отвлеченно, но она не могла с легкостью выбросить из головы мысль о том, что он уже наметил свою следующую жертву и готовил ей страшные муки.
Да, это было нелегко, но совершенно необходимо для обретения душевного покоя, который был ей так нужен. Только на этот раз ей потребовалось приложить больше усилий, а чтобы отвлечься, Кэсси углубилась в мысли, оказавшиеся сами по себе не менее тревожными. В мысли о Бене и о том, что с каждой минутой все крепче их связывало.
Кэсси все еще с немалым изумлением вспоминала, как пылко ее тело откликнулось на его призыв, но еще больше ее поражало, что он испытывает к ней желание. Она не знала, как это объяснить... как объяснить все, что произошло. Ей столько было известно о мужчинах, о том, на что многие из них способны... она просто не представляла себе, как это можно – думать об одном из них с этим нелепым... тоскливым вожделением. Предвкушать любовную связь с жадным и радостным любопытством.
Поправка: сексуальную связь. Бен ясно дал понять, что хочет ее, он так прямо и сказал, но ей казалось удивительным, как он может испытывать к ней влечение. Кэсси была не глупа, она слишком часто читала мужские мысли и не могла не знать, что, глядя на нее, они не испытывают волнения. Слишком худая, совсем не привлекательная, отягощенная кошмарной способностью проникать в чужие умы и совершенно не сексапильная.
Выражаясь современным языком, «не вариант».
А Бен... Без сомнения, он мог добиться расположения любой женщины по своему желанию, этому не мешала даже его эмоциональная замкнутость. Он был хорош собой, умен, привлекателен, чуток и добр. Он считался одним из «отцов города» и пользовался огромным авторитетом. Кроме того, он занимал выборный пост, а это означало, что его частная жизнь находится под пристальным наблюдением.
Кэсси почему-то казалось, что об этом он не подумал.
Нет, все это не имело смысла. Не было ничего удивительного в том, что она почувствовала влечение к нему, на то существовала тысяча причин, но Кэсси не могла придумать ни одной, чтобы объяснить его интерес к себе.
Может быть, его привлекла новизна?
Нечто совершенно отличное от того, к чему он привык, а следовательно, вызывающее любопытство? Единственная женщина, находящая привлекательными его внутренние стены, которые служили препятствием в отношениях со всеми остальными... Что ж, она полагала, что такое возможно, но если все дело только в этом, если весь его интерес вызван столь незначительным обстоятельством, тогда он, конечно, захочет подождать, пока не минует угроза для его родного города.
Тем более что ему точно известно: она никуда за это время от него не денется. Из города с другим не сбежит. Прихватив кофейную чашку, Кэсси подошла к окну, чтобы полюбоваться красивым и мирным зимним видом. Ощущение радостного предвкушения, владевшее ею совсем недавно, испарилось без следа.
Максу, преданно следовавшему за ней по пятам, она сказала:
– Я умею испортить себе настроение, как никто другой на белом свете.
Макс завилял хвостом, глядя на нее с обожанием.
– Он просто жалеет меня, вот в чем все дело. А может, он один из тех мужчин, которых возбуждают тощие и бледные женщины, падающие в обморок на руках у своих избранников? От этого мужчины вроде бы вырастают в собственных глазах. Хотя я бы сказала, что Бен в этом не нуждается.
Макс тихонько заскулил, и Кэсси наклонилась, чтобы почесать его между ушей.
– Вот что я тебе скажу: хватит мне падать в обморок, когда он поблизости. Уже второй раз он нес меня на руках, а я самое интересное пропустила. Всю жизнь женщина мечтает, чтобы мужчина носил ее на руках, а когда это наконец случается – уже дважды, заметь! – она хлоп в обморок.
Макс лизнул ее руку.
– Спасибо, – усмехнулась Кэсси, – ценю твое сочувствие. Но, по правде говоря, я... нет, я не знаю, что сказать по правде. Знаю только, что я вот-вот выставлю себя перед ним полнейшей дурой. И от этого мне становится страшно.
Макс решительно ткнулся носом ей в ладонь, требуя новой ласки. Кэсси снова почесала пса между ушами.
– Но знаешь, что самое печальное? – продолжала она. – Самое печальное состоит в том, что страх мне не поможет. Он меня не удержит. Думаю, ничто меня не удержит. Ничто мне не помешает выставить себя перед ним полнейшей дурой.
Что собирался ответить на это Макс, так и осталось неизвестным: телефонный звонок, заставивший их обоих вздрогнуть, прервал исповедь Кэсси. Она сняла отводную трубку в кухне, сказала «Алло» и с немалым удивлением услыхала на другом конце провода скрипучий голос престарелого адвоката своей тетушки.
– Мисс Нейл?
– Здравствуйте, мистер Макдэниел. Надо подписать еще какие-то бумаги?
– Э... нет, мисс Нейл. Утверждение завещания в суде прошло благополучно. – Филип Макдэниел откашлялся. – Мисс Нейл, будет ли вам удобно, если я приеду навестить вас после ленча? Это много времени не займет, но, если вы уделите мне несколько минут, я буду вам очень признателен.
Кэсси досадливо поморщилась, сама не зная почему.
– Если это так важно, мистер Макдэниел, я сама готова приехать в город и зайти к вам в контору. Стоит ли вам ехать в такую даль...
– Уверяю вас, мисс Нейл, я предпочитаю сам приехать к вам. Разумеется, если это удобно.
– Конечно... А в чем дело?
Филип Макдэниел засмеялся, потом сказал:
– Просто небольшое дельце, которое... Честно говоря, я предпочел бы обсудить это при личной встрече, мисс Нейл. Скажем, примерно в два тридцать?
– Прекрасно. Увидимся в половине третьего.
Кэсси повесила трубку и посмотрела на Макса.
– Ну и что ты на это скажешь?
Макс подошел поближе и ткнулся носом ей в руку, требуя новых ласк.
* * *
Диане Рэмзи осточертела жизнь в маленьком городке. Ей осточертела жизнь вблизи от гор. Ей осточертела жизнь на Юге. По правде говоря, ей вообще осточертела ее жизнь. Особенно теперь, когда какой-то ненормальный разгуливал на свободе, подстерегая женщин и пугая всех до полусмерти. Из-за него все вокруг стали чуть ли не параноиками. Родители не выпускали ее из дома без сопровождения; директор школы никого не выпускал за ворота без сопровождения; помощники шерифа были повсюду и накидывались, как псы, на каждую девчонку, осмелившуюся выйти погулять без этого дурацкого сопровождения...
– Ненавижу свою жизнь, – с отвращением объявила она.
Ее лучшая подруга Сью Адамс захихикала.
– Только потому, что помощник шерифа Сэнфорд тебя выбранил и велел нам подождать в аптеке, пока не вернется Ларри?
Диана скривилась:
– Да нет, он тут ни при чем. Он просто кретин, у него работа такая. Я ненавижу свою жизнь, потому что в ней нет ничего хорошего. Слушай, если уж нам придется тут торчать, пока не вернется мой брат, давай по крайней мере выпьем кока-колы.
Они заказали у Майка два стакана кока-колы и ушли с ними в кабинку в задней части аптеки – это было их любимое место.
– Не понимаю, чего ты так злишься, – продолжала Сью. – У тебя хоть брат есть, он может повести тебя куда угодно, а главное – он не против. Вот у меня только сестры, и обе младшие, водительские права я получу не раньше чем через год, а мама закатывает истерику, стоит мне только заикнуться о свидании.
– Моя тоже. Можно подумать, мы пленницы!
– Так и есть, – рассудительно заметила Сью, – мы пленницы. Нам обеим еще нет шестнадцати, у нас нет машин, нет работы, нет своих парней...
Диана смерила подругу надменным взглядом.
– Говори только за себя.
– Ты о чем?
– Ни о чем. Скажем так: будь ты мне настоящей подругой, ты бы уговорила моего братца, когда он вернется, свозить нас в торговый центр, а потом отвлекла бы его ненадолго, пока я... улаживаю одно дельце.
– Но мы же должны вернуться прямо домой!
– Обратно в тюрьму на все выходные? У Ларри полно работы, а больше нас никто никуда не возьмет, ты же знаешь!
– Да, но...
– Никаких «но»! Мне все осточертело. Такой тоскливой недели у меня еще не было. Надо что-то предпринять. Из школы нас отпустили на день раньше, а что толку, если мы все утро просидели дома, а теперь, как две дуры, торчим в аптеке, пока Ларри не вернется?
Сью изумленно уставилась на подругу:
– Что ты задумала, Ди?
Диана покачала головой, но в ее улыбке угадывалось скрытое торжество.
– Ничего. Я же говорила, мне просто хочется немного размяться, погулять по торговому центру. Но Ларри ни за что нас не отвезет, если я его попрошу, так что лучше попроси ты.
Сью встревожилась не на шутку.
– Ди, по городу бродит убийца. И никто не знает, на кого он теперь бросится.
– Ой, Сью, я тебя умоляю! Я же не собираюсь бродить в одиночку по темным переулкам! Я даже не выйду из торгового центра. Буду на месте, можно сказать, прямо у вас на виду, за стены ни ногой, вокруг меня будет много людей, что со мной может случиться? Просто не хочу, чтобы большой брат дышал мне в затылок, вот и все.
– С кем ты встречаешься? – решительно потребовала объяснений Сью.
Диана состроила удивленные глаза. Это невинное выражение она с утра репетировала у зеркала битый час, пока подкрашивалась перед выходом.
– Ни с кем я не встречаюсь.
– Я тебе не верю.
– Ну и не верь, мне-то что? – Тут Диана спохватилась, что может всерьез поссориться со своей верной подружкой, так и не добившись поставленной цели, и дала задний ход: – Приходи ко мне сегодня вечером, и я тебе все расскажу, идет? Но только попроси Ларри отвезти нас в торговый центр, а не отправлять сразу домой. Ну пожалуйста!
– Почему ты не хочешь прямо сейчас мне все рассказать?
– Почему, почему! Да потому! Кончай трепаться, Сью, за тобой должок. Разве не я писала для тебя сочинение по истории на прошлой неделе?
Сью неприятно было сознавать, что подруга запрашивает слишком много за оказанную услугу, но в конце концов она все-таки уступила, подчиняясь многолетней привычке. В их компании Диана была заводилой и всегда умела поставить на своем.
– Ты расскажешь мне все сегодня вечером? Поклянись!
– Клянусь.
Сью неохотно кивнула.
– Ну ладно. Я точно знаю, что мне придется об этом пожалеть, но... ладно, твоя взяла.
Диана одарила подругу ослепительной улыбкой.
– Ты не пожалеешь!
* * *
– Мистер Райан?
Бен привык к тому, что его иногда останавливают для разговора прямо посреди улицы, но в этот день путь от автомобильной стоянки до здания суда занял у него вдвое больше времени, чем обычно.
На этот раз его окликнули, когда он добрался до третьей ступеньки крыльца.
Досадуя на себя за то, что не хватило ума воспользоваться черным ходом, Бен обернулся и увидел Аарона Кинга, одного из самых словоохотливых горожан, поспешающего к нему на всех парах.
– Чем могу быть вам полезен, мистер Кинг?
Они знали друг друга двадцать лет, но Аарон любил церемонное обращение и считал простоту проявлением неуважения. Уволившись из армии, он хотел было продолжать именовать себя майором, но обнаружил, к своей несказанной досаде, что у окружающих это звание вызывает только улыбку.
– Судья, неужели дошедшие до меня слухи имеют под собой основание?
– Это зависит от того, в чем состоят слухи. – Бен постарался, чтобы его голос звучал дружелюбно, без сарказма.
Аарон набычился.
– Слухи состоят в том, что шериф Данбар – при вашем содействии! – позволил какой-то женщине, утверждающей, что она колдунья, помогать вам в расследовании.
Бен почти не удивился, ощутив скорее бессильную досаду: вот уже в четвертый раз ему в той или иной форме задавали все тот же идиотский вопрос.
– И от кого вы это слышали, мистер Книг?
– Со вчерашнего дня мне об этом сказали по крайней мере три человека. Это правда?
– У вас не совсем точные сведения.
– А в чем состоят точные сведения?
Бен выждал паузу, торопливо прикидывая в уме, какой ущерб сможет нанести ему во время следующей избирательной кампании этот надутый и невежественный дурак, если его разозлить, потом устало пожал плечами и решил, что это одна из неизбежных досадных мелочей, о которых не стоит сожалеть.
– Точные сведения, мистер Кинг, состоят в том, что мы с шерифом Данбаром проводим расследование трех необычайно жестоких убийств. Мы используем все средства, имеющиеся в нашем распоряжении, чтобы собрать нужную информацию, такова наша работа. Но мы не созерцаем хрустальный шар, не раскладываем карты Таро и не общаемся с теми, кто этим занимается, можете быть спокойны.
Аарон проигнорировал его слова:
– Я слыхал, что это племянница Александры Мелтон.
Бен похолодел. Если этот человек так точно осведомлен, значит, и другие тоже знают. А это означало, что очень скоро имя Кэсси и ее участие в деле станут известны всему городу.
– Это правда? – потребовал Аарон.
Бен недаром был политиком.
– Правда ли, что она колдунья? Разумеется, нет.
Аарон нахмурился еще больше.
– Разве она не утверждает, что умеет предсказывать будущее?
– Ничего подобного она не утверждает.
– Но вы и шериф обсуждали с ней эти убийства?
– Если и так, данные беседы являются частью проводимого нами расследования и публичному обсуждению не подлежат, мистер Кинг. Но вы и сами прекрасно это понимаете.
Аарон с величайшим трепетом (совершенно излишним, по мнению Бена) относился к бюрократическим процедурам и теперь оказался застигнут противоречивыми чувствами. Его обуревало неуемное любопытство, но в то же время он сознавал, что никоим образом не входит в круг официальных лиц, посвященных в полицейское расследование. Он вытянулся во весь рост, оказавшись при этом на добрых пять дюймов ниже Бена, и изрек, весь дрожа от праведного негодования:
– Я не имею ни малейшего намерения вмешиваться в официальное расследование, судья.
– Я рад это слышать.
Но Аарон еще не все сказал.
– Однако если до моего сведения дойдет, что вы и шериф позволили какой-то шарлатанке толкнуть вас на ложный путь, который заведет вас в тупик и повлечет новые жертвы, – в этом случае я незамедлительно присоединю свой голос к тем, кто требует вашей с шерифом отставки.
У Бена не возникло желания посмеяться, хотя тирада – явно отрепетированная заранее – была произнесена с чувством глубочайшего превосходства. Будучи занудой и напыщенным пустобрехом, Аарон Кинг тем не менее обладал удивительным даром сплачивать вокруг себя других, а с учетом того, в каком страшном напряжении пребывали жители города, он был вполне способен созвать толпу жаждущих крови, если бы расследование в самом скором времени не завершилось арестом. Особенно если совершится еще одно убийство. Бен призвал на помощь все свое самообладание: – Вы совершенно правы, мистер Кинг. Если мы не будем исполнять свою работу, нас следует освободить от занимаемых должностей. Но, я вас уверяю, мы не сидим сложа руки. Благодарю вас за вашу откровенность. Я передам ваши слова шерифу Данбару.
Получив столь вежливый отпор, Аарон был вынужден наклонить голову, царственным кивком признавая, что ему больше нечего добавить, исполнить по-военному четкий поворот «налево кругом» и ретироваться строевым шагом. Увы, его величественный уход оказался несколько испорчен тем, что он поскользнулся на обледенелой полоске тротуара и едва не приземлился на пятую точку.
Бен проводил его хмурым взглядом. Аарон Кинг окончательно испортил ему настроение вовсе не потому, что Бен боялся потерять свое кресло.
Кэсси становилась слишком заметной фигурой, и – несмотря на бредовый характер слухов и домыслов о ее способностях – по крайней мере одному из жителей города не требовалось никаких дополнительных подтверждений, чтобы распознать в ней угрозу для себя. И терял Бен при этом не кресло, а нечто неизмеримо большее.
* * *
Эбби, наверное, побоялась бы выйти из дому в эту пятницу, особенно после пугающего и внезапного появления Гэри накануне вечером, если бы не Брайс. Но, к счастью, из-за болезни ее босса контора по оказанию финансовых услуг не работала. В противном случае Эбби могла бы ошеломить своего начальника, явившись на работу с собакой.
– К понедельнику я перестану дергаться, – заверила она Брайса, осторожно выводя машину с подъездной аллеи. – Мы тихо и мирно проведем выходные, а в понедельник охранная компания установит подсветку. Ну а пока нам надо съездить в торговый центр и купить замок. И что-нибудь подходящее для тебя, чтобы ты перестал пожирать мои тапочки.
Ирландский сеттер чинно восседал на пассажирском месте рядом с ней. Ему очень нравилось ездить в машине.
Эбби знала, что ждать взаперти ее возвращения ему понравится гораздо меньше, но в торговый центр собак не пускали. Слава богу, ему не придется ждать долго: полчаса, не больше. Она быстро сделает все свои покупки и вернется.
Уж в торговом-то центре ей точно ничего не грозит.
* * *
Было ровно два тридцать пополудни, когда Филип Макдэниел позвонил во входную дверь дома Кэсси. Зная о его маниакальной пунктуальности, Кэсси открыла дверь мгновенно: он даже не успел снять палец со звонка.
– Здравствуйте, мистер Макдэниел. Входите, прошу вас.
– Благодарю вас. – Адвокат переступил через порог, оглядел охраняющего ее рычащего пса и сказал: – Можете отпустить его, мисс Нейл. Собаки на меня никогда не бросаются. Понятия не имею, почему это происходит, но это так.
Филип Макдэниел был высок ростом и худ до болезненности. На вид ему можно было дать лет семьдесят. Его голову украшала густая белоснежная шевелюра, а подбородок – столь же белая острая бородка. Было в нем что-то старомодно элегантное.
Возможно, собаки его не трогали, потому что он был несуетлив и держался с величественным достоинством. А может быть, он просто казался им слишком тощим.
Не желая подвергать проверке ни одно из этих предположений, Кэсси исполнила обычную церемонию знакомства, и вполне удовлетворенный Макс последовал за ними в гостиную.
– Позвольте мне взять у вас пальто, – сказала она адвокату.
Но адвокат отказался расстаться с пальто и одарил ее страдальческим взглядом.
– Я могу остаться только на минуту, мисс Нейл. И не удивлюсь, если вы укажете мне на дверь, когда я исполню свое поручение.
– Боже милостивый! – удивилась Кэсси. – С какой стати мне это делать, мистер Макдэниел?
– Потому что я виновен в непростительном нарушении доверия, не говоря уж о неисполнении профессионального долга.
Все это он произнес с видом полной убежденности в том, что его сию минуту колесуют, четвертуют или протащат под килем за содеянное. Но поскольку Кэсси относилась к нему с симпатией (к тому же у нее в голове не укладывалось, как этот милый старик мог сознательно кому-то навредить), она, не раздумывая, ответила:
– Я совершенно уверена, что вы действовали непреднамеренно, мистер Макдэниел.
– Это меня отнюдь не извиняет.
– Ну что ж, почему бы вам не рассказать мне, о чем идет речь? Скажите мне, в чем дело, чтобы мы смогли поскорее об этом забыть.
Он вытащил из внутреннего кармана пальто запечатанный конверт и протянул его ей.
– За несколько месяцев до смерти ваша тетя вручила мне вот это, мисс Нейл.
Прочитав на конверте свое имя и узнав характерные каракули своей тети, Кэсси вопросительно подняла глаза на адвоката.
– Я думаю, ничего страшного тут нет, мистер Макдэниел. Наверное, это просто личное письмо, и у меня все равно руки бы до него не дошли, пока дело слушалось в суде, так что никакого ущерба вы мне не нанесли.
– Она действительно заверила меня, что это личное послание для вас, но... – Макдэниел сокрушенно покачал головой. – Боюсь, что ущерб нанесен, мисс Нейл, хотя и не представляю себе... – Он тяжело вздохнул. – Ваша тетя вручила мне этот конверт с исчерпывающими инструкциями, и я дал ей слово, что буду следовать им неукоснительно.
– И в чем они состояли?
– Я должен был вручить вам этот конверт двенадцатого февраля сего года.
Кэсси растерянно заморгала.
– Это значит... где-то две недели назад.
– Я не сумел выполнить ее волю, мисс Нейл, и глубоко об этом сожалею. Ваша тетя стала одной из последних моих клиенток, я согласился по ее настоянию, хотя уже собирался на покой, когда она пришла ко мне и попросила заняться ее завещанием, а также заботами об имуществе. В течение последнего года я постепенно сворачивал свои дела и боюсь, что конверт с письмом, а также инструкции вашей тети... просто затерялись в суете. – Он снова вздохнул. – Память у меня уже не та, что была когда-то. Боюсь, что я совершенно забыл об этом.
Понимая, как тяжело и искренне он переживает свое упущение, Кэсси поторопилась его успокоить:
– Такое могло случиться с кем угодно, мистер Макдэниел. Прошу вас, не надо так расстраиваться. Я уверена, что моя тетя не стала бы беспокоиться. В конце концов, что такое двухнедельное опоздание, когда речь идет всего лишь о письме? Это не имеет значения.
– Боюсь, что это имеет очень большое значение, мисс Нейл, хотя точно знать мне, конечно, не дано. Мисс Мелтон заверила меня, что конверт не содержит ничего юридически значимого, только личное послание для вас, но она категорически настаивала, чтобы оно было доставлено именно двенадцатого февраля. Ни раньше, ни позже. Эта дата казалась ей... крайне важной. Возможно, она и вам покажется таковой.
Кэсси задумчиво посмотрела на него.
– Это она вам так сказала? Что дата будет что-то значить для меня?
– Не совсем так. – Вид у него был смущенный. – У меня сложилось впечатление, что мисс Мелтон иногда... знала некоторые вещи загодя. Ее настойчивость убедила меня в том, что послание к вам могло носить характер совета или своего рода предупреждения.
– Никогда бы не подумала, что вы из тех, кто верит в подобные вещи, – заметила Кэсси.
– При обычных обстоятельствах я бы в них не поверил. Но она... Клянусь вам, мисс Нейл, она была очень настойчива. Думаю, что послание имело для нее чрезвычайную важность.
– В таком случае почему бы мне... – Кэсси вознамерилась открыть конверт, но Макдэниел вскинул руку, чтобы ее остановить.
– Желание вашей тети состояло также в том, чтобы вы прочли письмо в одиночестве, мисс Нейл. Она выразила свою волю совершенно ясно и недвусмысленно. Кэсси не знала, смеяться ей или всерьез заразиться его беспокойством, но в конце концов тревога взяла верх.
– Хорошо, я так и сделаю. Она оставила еще какие-нибудь инструкции?
– Только не мне, – ответил Макдэниел. – Я глубоко сожалею, мисс Нейл. – Он начал отступать к дверям. – Не нужно меня провожать.
Кэсси задумчиво уставилась в пространство. Звук закрывающейся двери, за которым последовал шум заведенного автомобильного мотора, заставил ее очнуться. Удивительно, что такой старик умеет двигаться так быстро...
Она села на диван и принялась рассматривать конверт.
– Что скажешь, Макс? Это тот случай, когда говорят, что лучше поздно, чем никогда? А может, стоит бросить его в огонь, не читая?
Макс негромко тявкнул и завилял хвостом.
– Двенадцатое февраля. Две недели назад. Что я делала две недели назад...
Что она делала? Пыталась как-то справиться с внезапно свалившимся на нее ужасным озарением: она узнала, что именно в это время убийца начал выслеживать свою первую жертву в сонном провинциальном городке.
Онемевшими пальцами Кэсси вскрыла конверт и развернула выпавший из него листок, вырванный из блокнота. Послание, выведенное на нем рукой ее тети, было кратким, но исчерпывающим.
Кэсси, что бы ни случилось, держись подальше от Бена Района. Он тебя погубит. Алекс.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Крадущиеся тени - Хупер Кей



Если вы любите детективы с чем-то паранормальным, то этот роман для вас)))Безумно интересная, захватывающая история, с первых строк и до конца держит в догадках и напряжении)))Советую)))
Крадущиеся тени - Хупер КейМарина
30.10.2011, 12.52





отличная вещь, просто не могу остановиться, читаю книгу за книгой этого автора
Крадущиеся тени - Хупер Кейарина
12.03.2012, 21.42





Роман 10 с плюсом!
Крадущиеся тени - Хупер КейДарина
17.01.2013, 17.28





Интрегующий роман, в жанре детектив я лучше не читала, написано потрясающе, 10 балов.
Крадущиеся тени - Хупер КейНина
24.01.2013, 4.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100