Читать онлайн Крадущиеся тени, автора - Хупер Кей, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Крадущиеся тени - Хупер Кей бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.12 (Голосов: 41)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Крадущиеся тени - Хупер Кей - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Крадущиеся тени - Хупер Кей - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хупер Кей

Крадущиеся тени

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

24 февраля 1999г.
Слушай, ты же мне мешаешь! – Кэсси с мягким упреком отодвинула пса коленом в сторону, чтобы открыть нижний ящик комода.
Макс, помесь колли с немецкой овчаркой, жалобно заскулил и сел, не спуская с нее внимательных блестящих глаз. Проведя вместе двое суток, они стали понемногу привыкать друг к другу, но бедный пес начинал нервничать всякий раз, когда Кэсси принималась рыться в шкафах и ящиках. И его нельзя было винить, поскольку первые хозяева бросили его при переезде на новое место жительства.
Кэсси оторвалась от работы, чтобы погладить его по голове и сказать несколько ело ему в утешение. Она уже пыталась растолковать Максу, что не бросит его, как прежние хозяева, и вообще никуда не собирается уезжать, а просто перебирает вещи, оставшиеся после тетушки, сортирует и раскладывает по коробкам то, что нужно выбросить, отдать или сохранить, но обнаружила, что к собачьим мозгам подключиться невозможно (во всяком случае, ей это не удалось), а объяснений на словах собаки не понимают.
Интересно, как продвигаются дела у Эбби с ее породистым ирландским сеттером, в которого она влюбилась с первого взгляда?
– Ладно, на сегодня хватит, – решила Кэсси. – Внизу стоят коробки с документами; пожалуй, я их разберу сегодня вечером. Надеюсь, они не заставят тебя так сильно нервничать. А пока как насчет прогулки?
Волшебное слово заставило Макса радостно вскинуть голову. Он первым кинулся, опередив Кэсси, вон из гостевой спальни и кубарем скатился вниз по лестнице. Она не взяла поводка, так как уже успела заметить, что пес хорошо выдрессирован да к тому же и сам склонен держаться к ней поближе во время прогулок.
Она сняла стеганую куртку с вешалки и надела ее на ходу. Было всего три часа пополудни, но прогноз обещал снегопад, а ледяное дуновение в воздухе и тяжелые облака, низко обложившие небо, свидетельствовали о том, что по крайней мере на этот раз бюро погоды не ошиблось.
Кэсси нравилась такая погода. Она сунула руки в карманы куртки и зашагала по полям в сторону от дома. Прогулка проходила в неторопливом темпе: Макс с живым любопытством обнюхивал каждый камень и каждую ямку в земле, а его хозяйка любовалась суровой красотой открывающегося перед ней зимнего пейзажа.
Так легко было забыть... обо всем остальном.
В последние дни убийца не давал о себе знать. Насколько им было известно, он больше никого не убил, и Кэсси не удалось расслышать ни единого отклика его мыслей.
Такое молчание могло только порадовать ее.
О каких-либо успехах или даже деталях следствия ей не сообщали. Шериф ни разу с ней не связался. Бен позвонил накануне днем, чтобы узнать, все ли у нее в порядке, и очень обрадовался, услыхав, что она завела собаку. Он тоже не смог сообщить ей ничего нового об убийствах: сложное дело задержало его в суде дольше, чем он рассчитывал, и у него не было возможности поговорить с Мэттом. Голос у него был усталый и несколько встревоженный.
В газете тоже ничего нового не сообщалось, только уже известные факты. Бекки Смит похоронили, но похороны двух других жертв были отложены на неопределенный срок, пока продолжались поиски улик.
Возможно, это был неглупый шаг со стороны шерифа, но отказ в погребении никак не улучшил настроение горожан. Два тела, оставленные в морозильнике местного похоронного бюро, как и усиленные полицейские патрули, курсирующие по всему округу, служили постоянным напоминанием о существующей угрозе. Комендантский час так и не был введен, но в газете отмечалось, что с наступлением темноты улицы пустеют, а женщины никуда не ходят в одиночку: только парами, группами или в сопровождении мужчин.
Если бы Кэсси была оптимисткой, она могла бы попытаться убедить себя, что убийца покинул город в поисках новых охотничьих угодий. Но она не была оптимисткой. К тому же она была почти уверена, что шериф прав: убийца – местный житель, родившийся и выросший в этом городе. И он все еще был здесь.
Где-то здесь.
Хватит об этом, мысленно приказала себе Кэсси и решительно выбросила мысли об убийце из головы.
– Довольно, – сказала она вслух.
Макс принес ей где-то подобранную палку, и следующие четверть часа она провела, бросая для него эту поноску. Игра надоела ей раньше, чем ему: он все еще держал палку в зубах, когда она повернула к дому.
Пес бросил палку, как только увидел оставленный на подъездной аллее джип, и его звонкий лай, удивительно гулкий в неподвижном холодном воздухе, разнесся по всей округе. Кэсси увидела, как Бен спускается по ступеням крыльца, и подхватила Макса за ошейник, чтобы удержать его рядом.
– Макс, к ноге, – строго скомандовала она. Пес перестал лаять, но, когда они оказались в нескольких шагах от гостя, Макс грозно зарычал.
– Привет, – поздоровалась она с Беном.
– Привет. – Он внимательно смотрел на собаку. – Что ж, хороший пес. А он кусается?
– Этого я еще не знаю, но в питомнике меня заверили, что он был кроток, как ягненок, все то время, что они держали его у себя. – Кэсси посмотрела вниз, на все еще рычащего пса. – Его бросили хозяева. Похоже, они решили не брать его с собой вместе с мебелью во время переезда.
– К сожалению, такое случается. Хорошо еще, что в нашем питомнике их не усыпляют.
– Да, мне это уже говорили. – Когда Кэсси брала собаку, ей сообщили еще один любопытный факт: именно прокурор Райан в значительной степени способствовал тому, чтобы в местном питомнике не умерщвляли здоровых животных. – Вы уже знаете, что Эбби тоже взяла себе собаку?
– Мэтт упомянул об этом, – улыбнулся Бен. – Большой ирландский сеттер, обожающий спать вместе с Эбби. Мэтту эта его привычка как-то сразу не понравилась.
– Не сомневаюсь. – Кэсси хотелось знать, рассказала ли Эбби шерифу о предсказании Алекс, но она решила не вмешивать в это Бена.
Рычание Макса становилось все громче.
– Пожалуй, пора нас познакомить, – заметил Бен.
У Кэсси почти не было опыта общения с собаками, но она интуитивно догадалась, как следует поступить. Она велела Максу сесть и, продолжая удерживать пса одной рукой, другой сделала знак Бену подойти поближе. Когда он подошел, она после секундного замешательства взяла его за руку. Даже в этот холодный зимний день его рука оказалась очень теплой.
– Макс, это Бен, – твердо сказала Кэсси. – Он друг.
Пес обнюхал незнакомца, тот, видимо, понравился ему, потому что Макс перестал рычать и приветливо застучал хвостом по мерзлой земле. Бен погладил пса и ласково заговорил с ним.
– Для первого раза неплохо, – заметила Кэсси. Она отпустила ошейник, и Макс ринулся исследовать шины джипа. Они проводили его взглядом.
– Посмотрим, как он встретит меня в следующий раз. – Бен помолчал. – Он спит вместе с вами?
Кэсси не могла понять, чем вызван этот вопрос.
– У него есть своя постель рядом с моей. До сих пор он довольствовался ею.
Бен одобрительно кивнул:
– Я рад, что вы его взяли.
– Я сама этому рада.
Это было правдой. Кэсси с изумлением открыла для себя, как приятно иметь рядом внимательного, преданного и ничего не требующего взамен товарища, готового слушать все, что она скажет. И ее поражало, как много она, оказывается, может рассказать собаке.
– Извините, что нагрянул к вам без звонка. – В голосе Бена слышалась та же тревога, что и по телефону, когда он звонил ей накануне. – Но я все равно ехал в эту сторону и...
Кэсси не дала ему закончить:
– Здесь холодно. Почему бы нам не зайти в дом? Пять минут, и кофе будет готов.
– Звучит заманчиво. Спасибо. Закончив инспекцию джипа, Макс присоединился к ним и, обогнав Кэсси, первым ворвался в кухню.
– Он от вас не отходит, – заметил Бен, стоя в дверях.
– Пока – да, – согласилась Кэсси. Она взглянула на Бена. В его позе по-прежнему ощущалась напряженность.
– Я собиралась затопить камин в гостиной, – сказала Кэсси. – Вы умеете их разжигать?
– Я в этом деле ас, – усмехнулся он.
– Тогда считайте, что у вас есть работа. А то у меня уходит целая куча растопки и старых газет.
– Посмотрим, как получится у меня.
К тому времени, как Кэсси вошла в гостиную с подносом, огонь в камине уже весело потрескивал. Бен сбросил пиджак и закатал рукава рубашки, а когда она появилась, как раз распускал узел галстука. Кэсси поставила поднос на кофейный столик, а сама опустилась на диван.
– Мне кажется, для разжигания каминов нужен особый талант, – заметила она, разливая кофе. – Я его начисто лишена, а вот вы им точно обладаете. Спасибо.
– Рад стараться.
Макс притащил из кухни кость из бычьих жил, недоверчиво покосился на огонь и улегся на ковре у ног Кэсси.
– У нас уже установился определенный распорядок, – объяснила она, кивнув в сторону собаки. – Я даю ему кость примерно в это время, и он расправляется с ней в течение вечера.
Она протянула Бену чашку, и он устроился на противоположном конце дивана боком, чтобы быть лицом к ней.
– Надеюсь, я вам не помешал, – сказал он.
– Вовсе нет. Я разбираю кое-какие вещи тети Алекс, но это может подождать. – Кэсси указала на соседний стул, занятый большой коробкой. – Тут в основном бумаги: переписка и тому подобное. Я просмотрю их сегодня вечером, но никакой спешки нет.
– А больше вас... ничто не беспокоит?
Кэсси отрицательно покачала головой и отхлебнула кофе. Она тоже повернулась боком на диване, опираясь спиной на валик и положив согнутую в колене ногу на сиденье.
– Нет. Я хотела позвонить шерифу, чтобы попытаться еще раз помочь в расследовании, но, мне кажется, он решил сначала испробовать все традиционные способы. Он обратится ко мне, только когда они заведут его в тупик.
Бен не подхватил ее легкомысленный тон:
– Думаете, он зайдет в тупик?
– Я думаю, что убийства не прекратятся.
– А почему бы и нет? Может, «три» – его счастливое число.
– Я так не думаю. Убийства стали его потребностью. Он... упивается страхом своих жертв. Он еще не насытился. Он снова будет убивать.
– Все равно что ждать, пока не упадет нож гильотины, – вздохнул Бен. – Расследование Мэтта пока ничего нового не дало. Во всяком случае, никакой информации. Свидетели так и не объявились. Ни одного подозреваемого. А весь город в страхе затаил дыхание.
Кэсси не захотела облегчить ему задачу. Она просто ждала.
Бен тяжело вздохнул:
– Может, Мэтт и готов ждать, пока традиционные методы полицейского расследования не исчерпают себя, но я не готов. Тем более что есть другой выход. Кэсси, вы не попробуете еще раз? Вдруг вы сумеете узнать что-то новое? Что-то такое, что помогло бы нам поймать этого мерзавца до того, как он снова отправится на охоту?
– А что скажет шериф?
– Его мнение нам известно. Он уже высказался по полной программе, – поморщился Бен. – Особенно когда я сказал ему, что не хочу привозить вас к нему в контору, чтобы не привлекать всеобщее внимание, тем более что город и без того напоминает пороховую бочку. Он отказался ехать сюда и даже не хотел дать мне что-нибудь из вещдоков, но в конце концов сдался. Наверное, чтобы поскорее выставить меня из кабинета.
– Значит, вы не просто ехали в эту сторону, так?
– Мне следовало предварительно позвонить, – признался он после минутного замешательства, – но я хотел сначала взглянуть на вас, убедиться... что вы не так утомлены, как раньше. Если хотите знать всю правду, я битый час ездил кругами, убеждая себя, что надо обратиться к вам за помощью.
В это Кэсси была готова поверить. Теперь стало понятно, почему Бен так нервничал с самого приезда: он начал понимать, как много жизненных сил отнимают у нее телепатические контакты, и разрывался между необходимостью и нежеланием причинить ей боль.
– Ничего страшного, – заверила его Кэсси. – Я же сама предложила свою помощь.
Он бросил на нее быстрый взгляд.
– Но вы же хотели выйти из игры, Кэсси, мы оба это знаем.
– И мы оба знаем, что выбора у меня нет. Особенно, если я останусь здесь. – Она помолчала. – А я остаюсь здесь. Так что давайте посмотрим, что вы мне привезли.
Бен поставил свою чашку на кофейный столик и встал, чтобы взять пиджак, оставленный на стуле у камина. Когда он вернулся к дивану, в руках у него был прозрачный пластиковый пакетик с ярлычком «Вещественное доказательство». Внутри лежал бесформенный и поблекший лоскут ткани цвета хаки.
– Мэтт сказал, что для вас это может что-то значить.
Кэсси опустила чашку на столик, взяла в руки пакет и открыла его. Она внутренне напряглась, закрыла глаза и принялась перебирать тряпицу между пальцев.
Бен не спускал с нее глаз. С того вечера, когда Кэсси не сумела прочесть его мысли, даже прикоснувшись к нему, он заметил, что она вроде бы стала менее настороженной в его присутствии: во всяком случае, теперь встречалась с ним глазами гораздо чаще, чем раньше.
Но она по-прежнему держалась очень замкнуто и скрытно, следила за каждым своим шагом, почти никогда не улыбалась, а по глазам невозможно было прочесть, что она думает. Хотя темные круги под глазами, замеченные им во время первой встречи, – свидетельство постоянного напряжения и усталости – никуда не делись, она все-таки казалась не такой изможденной и затравленной, как раньше, сдоено обрела покой, примирившись с ситуацией.
А может быть, это был не покой, а обреченность?
Бену стало не по себе при мысли о том, что Кэсси примирилась с уготованной ей судьбой. Она была убеждена, что иного выхода нет. Не было нужды объяснять ему, что будущее, в которое она сумела заглянуть, не сулило ей ничего хорошего; это и без слов было очевидно. Именно по этой причине он «битый час», по его собственному выражению, ездил кругами, борясь с собой, прежде чем решился в конце концов обратиться к ней. И не потому, что знал, как сильно это ее утомит, а по другой причине: он не мог избавиться от чувства, что каждая новая попытка приближает ее к роковому рубежу, переступив который она окажется вне недосягаемости для него. И для всех остальных.
И она сама это знала.
Но сейчас он заставил себя выбросить из головы тревожные мысли и уже собирался спросить, что она почувствовала, когда ее внезапная улыбка лишила его дара речи.
– Кэсси? Вам это что-то говорит?
Кэсси открыла глаза, веселая улыбка все еще играла у нее на губах.
– По правде говоря, да. – Она спрятала лоскут обратно в мешочек и небрежно бросила его на диван. – Это мне подсказывает, что наш доблестный шериф не только подозрителен по натуре, но и не лишен чувства юмора. У меня не было уверенности на этот счет.
– О чем вы говорите? – удивился Бен.
– Это проверка, Бен. Полевые испытания для меня. – Все еще улыбаясь, она небрежно пожала плечами. – Честно говоря, я сама предложила ему себя испытать, так что мне грех жаловаться.
Бен подхватил с дивана пластиковый пакет.
– Вы хотите сказать, что этот предмет не был найден на месте преступления?
– Боюсь, что нет.
– Тогда что, черт побери, он собой представляет?
– Как я уже говорила, у нашего шерифа есть чувство юмора. Этот лоскут – часть его собственной бойскаутской формы.
– Сукин сын!
– Не надо на него сердиться. Я бросила ему вызов – разве он мог не ответить? Я ему предложила испытать меня без предупреждения. Вот поэтому шериф и отказался ехать сюда. Его мысли так легко читать – я бы его замысел сразу раскусила. А так... его здесь нет, и даже если бы я могла читать ваши мысли, вы понятия не имели, что этот лоскут не связан с убийствами.
– Этого я, безусловно, не знал, – мрачно согласился Бен.
– Что ж, я прошла его маленький тест, – беспечно отмахнулась Кэсси. – Его это не убедит, но по крайней мере заставит задуматься. Так что в конечном счете дело того стоило.
– А каков конечный счет, Кэсси? – с горечью спросил Бен. – Это вы можете мне сказать?
Она отвернулась, ее оживление угасло.
– Я же вам говорила, я не умею заглядывать в будущее.
– Но в свое вы заглянули. Вы знаете... свою судьбу.
– Это совсем другое дело.
– Неужели? Вы можете мне сказать, что ваша судьба не связана с этим расследованием?
Ее тонкий профиль не дрогнул, выражение лица осталось непроницаемым. Она упорно смотрела только на огонь. Когда Кэсси заговорила, голос ее прозвучал совершенно спокойно:
– Я ничего не могу вам сказать о своей судьбе.
– Почему?
– Потому что это моя судьба. Если я расскажу, это может ускорить наступление того, что я видела.
– А если наоборот? Если именно замалчивание ускорит роковую развязку? Вы уверены, что это не так?
– Уверена.
– Но тогда...
– Мне пришлось делать выбор, Бен. Что-то предпринять, чтобы избежать того, что я видела, или ничего не предпринимать. Я решила действовать. Я пробежала три тысячи миль. И, убегая, стараясь изменить предопределенный ход событий, я попала в ту самую ситуацию, от которой так старалась убежать. – Она повернула голову и наконец посмотрела прямо ему в глаза. Легкая улыбка снова появилась у нее на губах. – Я решила, что больше не буду ничего предпринимать.
– Вы уже кое-что предприняли, когда решили нам помочь.
– Нет. Я просто поплыла по течению. Я здесь. Предложить свою помощь – это самый очевидный, самый естественный шаг. Я не пытаюсь изменить свою судьбу. Я просто исполняю свой долг.
– Вы видели свою смерть, так?
– Нет.
Он нахмурился:
– Вы меня обманываете.
– Нет, не обманываю. Я не видела своей смерти.
– Тогда что же вы...
– Бен, я не хочу об этом говорить. Ни вам, ни мне это на пользу не пойдет. Прошу вас, перестаньте себя винить за то, что уговорили меня помочь. Договорились?
– А что, это так заметно?
Кэсси немного удивилась вопросу.
– Для меня – да. Может, поговорим о чем-нибудь другом?
Он согласно кивнул:
– Ладно. Я хочу кое о чем спросить. Когда вы взяли меня за руку во дворе, вам удалось проникнуть в мои мысли?
– Нет.
– Значит, в тот первый раз... вам не удалось не потому, что вы устали?
– Нет, дело было не в этом. Я не могу читать ваши мысли.
Он прищурился, внимательно глядя на нее.
– Что это значит?
Кэсси помедлила.
– Вряд ли вам придется по душе этот разговор.
– Почему нет?
– Потому что... я по опыту знаю, что, когда люди так закрыты, это не случайно. Они хотят себя защитить. Не пускать других людей к себе в душу. Всеми силами скрывать... свою внутреннюю сущность.
– Вы хотите сказать, что это не случайно? – допытывался Бен.
– Да, наверное... Делаете ли вы это сознательно? Скорее всего, нет. Бен, я не пытаюсь вас в чем-то обвинять. У нас у всех есть свои защитные механизмы.
Кэсси смотрела на него, слегка хмурясь, чувствуя, что задела больной нерв, и не зная, стоит ли развивать свою мысль дальше. Но какой-то необъяснимый огонек в его глазах заставил ее продолжить.
– Большинство из нас с самого детства привыкает скрывать свои мысли, чувства, иногда – поступки, маскироваться от чужого взгляда, и только самые близкие к нам люди это понимают. Такова человеческая природа. Но некоторые люди по той или иной причине не способны скрывать или маскировать то, что есть. То ли внутренняя боль слишком велика, то ли все дело в самой личности. Если человек наделен особой впечатлительностью и способностью сопереживать... Он чувствует так глубоко и остро, что оказывается совершенно беззащитным. И тогда разум, если он достаточно силен, выстраивает стены, чтобы защитить себя. – Кэсси устало покачала головой: – Эти стены обычно остаются незамеченными. Их могут почувствовать только самые близкие.
– Или какой-нибудь экстрасенс, случайно встретившийся на пути, – вставил Бен.
– Экстрасенсы видят то, что скрыто под наружностью человека.
– А под моей наружностью... скрыта стена?
– Вас это смущает?
– А разве не должно смущать?
Кэсси задумалась:
– Стена появилась не случайно, Бен. Тому была веская причина. Если вы когда-нибудь перестанете в ней нуждаться, она исчезнет.
– Понятно, – со вздохом сказал Бен. Кэсси почувствовала, что ей так и не удалось его приободрить, но она не знала, что еще сказать. Бен пристально посмотрел на нее.
– Полагаю, мне следует благодарить судьбу. Если бы не мои стены, вы бы по-прежнему избегали встречаться со мной взглядом и делали все от вас зависящее, чтобы до меня не дотронуться.
– Да, наверное, – кивнула она. – Ваши стены означают, что я не должна выбиваться из сил, удерживая на месте свои собственные. Для меня это желанная передышка. Приятно общаться с человеком, когда знаешь, что не нужно прислушиваться к нему шестым чувством. До сих пор у меня было всего три таких приятных знакомства: вы, Эбби... и Макс.
– Вы не слышите мыслей Эбби?
– Нет.
– Вот уж никогда бы не подумал, что она тоже нуждается в стенах, – задумчиво протянул он. Кэсси ответила легкой улыбкой.
– Это лишь доказывает, что возведенные ею стены хорошо делают свое дело.
– Да, скорее всего. – Он в нерешительности помолчал, но все-таки заставил себя сказать: – Мне, пожалуй, следует попрощаться и дать вам возможность вернуться к разбору тетушкиных бумаг.
Даже не проникая в его мысли, Кэсси поняла, что ему совсем не хочется уходить. Совсем недавно одиночество было для нее желанной целью, но сейчас ей совсем не хотелось в него погружаться. Кэсси вдруг почувствовала странное волнение, но, когда она заговорила, голос ее остался обычным спокойным и ровным:
– Если у вас нет других планов, то оставайтесь с нами обедать. Я сварила большую кастрюлю супа, и нам с Максом вдвоем с ним не справиться. Вы могли бы остаться и помочь нам его прикончить.
В наступившем молчании оба расслышали усиливающийся за окном вой ветра; по окнам вдруг забарабанил мокрый снег вперемешку с дождем.
– Как раз подходящая погода для супа, – заметил Бен. – Чем я могу помочь?
* * *
Даже сквозь вой приближающейся непогоды он пробирался крадучись, ни на минуту не забывая об остром слухе пса. Инстинкт подсказывал ему, что надо держать дистанцию, но ему хотелось подобраться поближе, хотелось заглянуть внутрь.
Там так уютно. Жаркий огонь в камине. Яркий свет и мирная домашняя обстановка заставляли еще острее почувствовать свое одиночество. Тихие голоса мирно беседующих людей. Им хорошо друг с другом, их речь словно замедляется, в голосах слышатся нотки желания.
Они не замечали его зоркого взгляда.
Он стоял снаружи, подняв воротник и низко надвинув шляпу, чтобы защититься от хлещущего в лицо мокрого снега. Было холодно. Ноги у него замерзли. Но он еще долго оставался на месте, не сводя глаз с окна.
Она была под защитой.
Впрочем, для него это не имело значения.
* * *
– Почему ты мне раньше об этом не сказала? – возмутился Мэтт.
Эбби пожала плечами:
– Я не думала, что ты примешь это всерьез.
– Пока убийца не начал резать женщин? Она поморщилась, но кивнула. Мэтт резко оттолкнул тарелку.
– Ты должна была мне сказать, черт побери!
– И что бы ты мог сделать? Неделю назад ты бы рассмеялся мне в лицо и назвал меня дурой, верящей всякому вздору. А когда кровь уже пролилась, что можно было предпринять? Ты бы мне посоветовал поставить сигнализацию, обзавестись собакой, вести себя осторожно? Все это я сделала и без твоего совета.
Мэтт бросил взгляд на крупного рыжего пса, растянувшегося на кухонном полу у ног Эбби, и, не удержавшись, проворчал:
– Я бы тебе не посоветовал обзаводиться собакой. По крайней мере не такой, которая тебе шагу ступить не дает.
– А мне нравятся мужчины-собственники, – улыбнулась Эбби. – Но ты не беспокойся, у меня с Брайсом уже состоялся серьезный разговор. Он больше не будет влезать между нами в постель.
Мэтт вовсе не был уверен, что от «серьезного разговора» с собакой может быть какой-то толк, и снова бросил желчный взгляд на ирландского сеттера.
– Рад это слышать, Брайс. Между прочим, что за странная кличка для собаки?
– Все претензии к его бывшим хозяевам, я тут ни при чем.
Красивый рыжий пес поднял голову, обвел кротким взглядом обоих, постучал хвостом по полу и снова вытянулся, сладко зевнув.
Мэтт перевел взгляд на Эбби:
– Пусть только попробует тебя не защитить – будет иметь дело со мной.
– О, я уверена, он сделает все, что сможет, – ответила она, поднимаясь, чтобы поставить свою тарелку в раковину.
Мэтт последовал ее примеру.
– Ты могла бы переехать ко мне, – пригласил он. – У меня сигнализация лучше, а по ночам я бы сам тебя охранял.
– Не могу, пока развод не оформят окончательно, Мэтт.
– Какая разница? Это вопрос нескольких недель.
– Я же тебе говорила. Я... хочу подождать и посмотреть, как поведет себя Гэри, когда развод будет оформлен.
– А если он начнет буйствовать? Милая, город похож на пороховую бочку, все напряглись и готовы к прыжку... Малейший пустяк может толкнуть Гэри за грань.
– Вот поэтому я и не хочу провоцировать его без надобности, – резонно заметила Эбби.
– Ничего, если понадобится, я запру его в камеру: пусть остудит задницу и научится вести себя разумно.
– А как же его гражданские права?
– Ты могла бы выдвинуть против него обвинение.
– Нет. Нет, этого я не сделаю... если только он меня не вынудит.
Мэтт положил руки ей на плечи и повернул ее лицом к себе.
– Эбби, ты утверждаешь, что Гэри ударил тебя только раз, в тот вечер, когда ты велела ему выметаться, но мне кажется, что ты не все рассказала.
Она не сводила глаз с его галстука.
– Я сказала тебе правду о том вечере.
– О том вечере – да. Но не о том, что в тот раз он впервые тебя ударил.
Несмотря на все свои усилия, Эбби почувствовала, как глаза наполняются предательской влагой. Стыд зашевелился у нее в душе. Ей не хотелось, чтобы Мэтт узнал, какой она была трусихой.
– Милая... – Он нежно приподнял ее опущенный подбородок и заставил посмотреть на себя. – Можешь мне ничего не объяснять, пока сама не будешь к этому готова, но я хочу, чтобы ты кое-что поняла. Я и без слов знаю, какого мужества тебе стоило вышвырнуть его за порог. И как тебе было страшно, я тоже понимаю.
Эбби заморгала, смахивая слезы.
– Я не могу... говорить о нем с тобой, Мэтт. Я просто не могу.
– Ну ладно, ладно, милая.
Он притянул ее к себе и поцеловал. На этот раз пес не зарычал, что само по себе можно было считать безусловным прогрессом. Но Эбби казалась слишком напряженной в его объятиях, и угли тлеющего гнева ярко вспыхнули в душе у Мэтта. Дали бы ему волю, он переломал бы Гэри Монтгомери все кости.
– Я мог бы остаться с тобой на всю ночь, – предложил он.
– Нет, не стоит. Только не на всю ночь.
Но ее руки обвились вокруг его шеи, тело расслабилось, и она прижалась к нему.
– Но на время можно. Ты можешь остаться на время.
Похоже, ее разговор с Брайсом все же принес свои плоды. Пес даже не последовал за ними в спальню.
* * *
До полуночи было еще далеко, когда Мэтт неохотно вылез из постели Эбби и оделся. Она тоже встала: ей не хотелось спать, к тому же надо было запереть за ним дверь и включить сигнализацию. Одеваться она не стала, только накинула халат и туго затянула пояс.
– Смотри, сколько снега намело. Будь осторожен, не гони машину, – предупредила Эбби.
– Не беспокойся. Ты тоже будь осторожна, особенно позже, когда будешь выпускать собаку, – напомнил Мэтт.
– Ладно, не волнуйся.
Он поцеловал ее на прощание и ушел, но задержался на крыльце, пока не услышал, как она задвигает засов.
Эбби вернулась в кухню.
– Хороший мальчик, – сказала она Брайсу, все еще терпеливо лежавшему у стола. – Сейчас, погоди немного: я только вымою посуду и выведу тебя погулять.
Как и любой воспитанный в доме пес, Брайс прекрасно знал, что означает слово «погулять», и тотчас же сел. Но он был терпеливым псом и молча ждал, пока его хозяйка убирала со стола после ужина.
– Ну ладно, пошли.
Эбби решила вывести его через черный ход, чтобы он мог побегать в огороженном заднем дворе: тогда бы она подождала его на крыльце, не одеваясь.
Сопровождаемая собакой, Эбби подошла к задней двери и отключила сигнализацию, потом отперла дверь и потянула ее на себя.
Она едва успела ухватить Брайса за ошейник, когда он грозно зарычал на человека, стоявшего на верхней ступеньке.
– Гэри? – ахнула Эбби.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Крадущиеся тени - Хупер Кей



Если вы любите детективы с чем-то паранормальным, то этот роман для вас)))Безумно интересная, захватывающая история, с первых строк и до конца держит в догадках и напряжении)))Советую)))
Крадущиеся тени - Хупер КейМарина
30.10.2011, 12.52





отличная вещь, просто не могу остановиться, читаю книгу за книгой этого автора
Крадущиеся тени - Хупер Кейарина
12.03.2012, 21.42





Роман 10 с плюсом!
Крадущиеся тени - Хупер КейДарина
17.01.2013, 17.28





Интрегующий роман, в жанре детектив я лучше не читала, написано потрясающе, 10 балов.
Крадущиеся тени - Хупер КейНина
24.01.2013, 4.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100