Читать онлайн Две женщины и мужчина, автора - Хупер Кей, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Две женщины и мужчина - Хупер Кей бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.4 (Голосов: 57)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Две женщины и мужчина - Хупер Кей - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Две женщины и мужчина - Хупер Кей - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хупер Кей

Две женщины и мужчина

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Проснувшись, Фейт обнаружила себя сидящей в кровати с поднятыми руками, как будто она защищала ими лицо. Ее сердце громко стучало, дыхание было неровным, а кожа — влажной, словно после пробежки в душный жаркий день.
Прошло несколько минут, прежде чем Фейт осознала, что она не лежит на холодной мокрой земле и загадочный зверь не рвет зубами ее плоть. Короче говоря, что она не Дайна.
Фейт находилась в спальне Кейна, куда она направилась после ленча, когда ею овладело внезапное желание поспать. Судя по часам на столике, прошло не более часа, но, поднявшись с кровати, Фейт чувствовала себя так, словно крепко проспала полдня. Все ее тело онемело, руки и ноги с трудом ей повиновались. Паника до сих пор не покидала ее — она все еще ощущала на себе острые зубы чудовища.
Пытаясь избавиться от кошмарных воспоминаний, Фейт решила, что до наступления ночи больше ни минуты не проведет в одиночестве. Она остановилась в дверях гостиной, не замеченная двумя мужчинами. Кейн сидел на диване, а Бишоп — в кресле, по другую сторону кофейного столика. Оба склонились над лежащими перед ними бумагами.
— Нет никаких признаков, что в аварии участвовала другая машина, — сказал Бишоп. — Все свидетели утверждают, что она потеряла контроль над управлением и врезалась в насыпь.
Фейт поняла, что они изучают рапорты о несчастном случае.
— Посмотри-ка! Никаких упоминаний о пузырьке с лекарством, — нахмурился Кейн. — А также подтверждений, что врач действительно прописал ей средство для расслабления мышц. Только отмечено, что от нее пахло алкоголем, и приложены результаты теста, проведенного в отделении «Скорой помощи». — Он сделал паузу. — Господи, содержание алкоголя в крови втрое выше нормы!
— Как это могло случиться? — Фейт вошла в комнату, села на диван и пробежала глазами строки полицейского рапорта. — Я только что ушла с работы. У меня просто не было времени столько выпить.
— Мы и не думаем, что такое произошло, — заверил ее Кейн, подняв со стола исписанный блокнот. — Я разговаривал с вашей начальницей. Без двадцати пяти шесть вы передали ей какие-то бумаги, из-за которых немного задержались, поговорили с ней минут пять, взяли сумку и покинули офис. В здании есть подземный гараж для сотрудников, куда они спускаются после отметки в табельной карточке. В вашей карточке отмечено, что вы забрали свою машину без десяти шесть. А в половине седьмого вы врезались в насыпь — в шести милях от вашего офиса.
Фейт задумалась:
— В принципе за сорок минут можно проехать шесть миль даже в часы пик, но…
— Но требуется солидное время для накачивания спиртным в таком количестве, чтобы потерять ориентацию и взвинтить уровень алкоголя в крови втрое больше допустимого, — возразил Кейн. — Если судить по результатам теста, вам пришлось бы тянуть скотч прямо из бутылки, сидя за рулем.
— Значит, если это невозможно…
— Возможно, но маловероятно, — прервал ее Бишоп. — Во-первых, на пути у вас не было ни одного бара, а в машине вы вряд ли пили, так как там при осмотре не обнаружили бутылки.
— Я могла выбросить ее по дороге, — предположила Фейт.
— Могли, но так как вы ехали встретиться с Дайной, чтобы вместе выпить, зачем вам было напиваться заранее?
— Что касается якобы прописанного вам лекарства для расслабления мышц, — снова заговорил Кейн, — то его, по-видимому, не существовало в природе. Пузырька не было ни у вас в квартире, ни в вашем столе в офисе, ни в сумке, ни в машине. Мы воспользовались записями в вашей чековой книжке и позвонили в аптеку, которой вы обычно пользуетесь. В течение шести недель до аварии вы предъявляли рецепт только на противозачаточные таблетки.
«Противозачаточные таблетки… Значит, в моей жизни все-таки был мужчина? — мелькнула в ее мозгу совершенно неуместная мысль. — Или я просто была готова к такой возможности?»
— Вы слушаете меня, Фейт?
Она подняла взгляд на Кейна, стараясь сосредоточиться на более важных проблемах.
— Я могу завтра справиться у лечащего врача в поликлинике, но похоже, мне не прописывали это лекарство. — Фейт посмотрела на сидящих рядом мужчин. — Каким же образом оно оказалось у меня в организме?
— Очевидно, — ответил Кейн, — кто-то незаметно подсунул его вам.
— При этом напоив меня за полчаса? — Фейт покачала головой. — Не представляю себе, чтобы я была на такое способна.
— Не исключено, что вам не пришлось пить, — заметил Кейн. — Держу пари, что существуют наркотики, способные имитировать комбинацию алкоголя и какого-нибудь лекарства, способную вызвать смерть или кому. Может быть, кто-то подсыпал вам эту штуку, подождал несколько минут, пока она подействует, потом плеснул немного алкоголя вам в рот и на одежду и усадил вас за руль, отлично зная, что вы не сможете проехать даже квартал, не врезавшись во что-нибудь. Учитывая напряженное движение в это время в деловом центре Атланты, все шансы были за то, что вы погибнете или серьезно пострадаете. А когда вы выжили после аварии, злоумышленнику не составило труда пробраться в отделение «Скорой помощи» и среди всеобщей суеты позаботиться, чтобы в бумагах было написано то, что нужно.
— Мы говорим о каком-то конкретном противнике? — спросила Фейт. — О человеке, который подстроил все, начиная от аварии и медицинских заключений и кончая исчезновением Дайны? Может быть, даже то, что произошло в Сиэтле?
— Если эти события связаны друг с другом, — отозвался Бишоп, — то за ними должен кто-то скрываться, но вряд ли это один человек.
— Не ты ли говорил мне однажды, что такие заговоры почти так же редки, как зубы у курицы? — осведомился Кейн.
— Да, но не забывай о слове «почти». Иногда такое случается. И если Дайна говорила тебе правду, упомянув, что работает над темой для статьи, где замешаны бизнес, политика и преступление, то вполне возможно, что мы столкнулись именно с этим.
— Но каким образом такая история может быть связана со мной? — спросила Фейт.
— В том-то и вопрос, — отозвался Кейн, задумчиво глядя на нее. — И мы должны найти на него ответ.
Бишоп взглянул на часы и поднялся.
— Самолет вылетает в начале седьмого. Вечером я буду дома, и если меня не запихнут в другой самолет, прежде чем я успею распаковать вещи, то завтра попробую что-нибудь разузнать насчет закрытого досье.
— Разве вы не говорили, что останетесь до завтра? — удивленно спросила Фейт.
— Планы изменились. — Бишоп не стал вдаваться в объяснения.
Внезапно в голове у Фейт послышался знакомый шепот: «Он бы не уехал, если бы думал, что я еще жива».
Фейт застыла, отчаянно пытаясь уловить хотя бы еще одно слово. Но едва слышный голос смолк.
— Что с вами, Фейт? — с тревогой спросил Кейн.
Бишоп, прищурившись, устремил на нее настороженный взгляд. Казалось, будто он тоже слышал этот голос.
Фейт сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться и дать себе время подумать. Неужели она теперь может поддерживать мысленную связь с Дайной и получить информацию, которая приведет их к ней или ее похитителям? Пока она сама не убедится в этом окончательно, лучше не рассказывать Кейну о голосе, звучащем в ее голове, и посещающих ее видениях, не сбивать никого с толку и не пытаться объяснить необъяснимое.
— Что-нибудь не так? — допытывался Кейн.
— Все в порядке. — Фейт говорила настолько спокойно, что почти убедила себя в искренности своих слов. — Мне показалось, будто я что-то вспомнила, но это сразу же ускользнуло.
Бишоп не стал ее опровергать, но Фейт на миг показалось, что он собирался это сделать.
Фейт решила не рассказывать Кейну о своем последнем «сне», так как не видела в нем ничего, что могло бы помочь его поискам Дайны или ее поискам собственного прошлого. Сон не сообщил никакой конкретной информации — панорама была слишком темной и незнакомой, чтобы она сумела определить то место, где, по-видимому, исчезла Дайна.
К тому же ее сны и внезапные мысленные контакты с Дайной могли быть всего лишь следствием буйного воображения вкупе со случайными догадками. Казалось невероятным, чтобы существовала настолько сильная телепатическая связь между ней и другой женщиной, чтобы она могла заново переживать происшедшие с Дайной события, ощущать ее эмоции и слышать у себя в голове ее голос.
Как можно верить в подобное?
И все же, несмотря на все сомнения, Фейт верила в существование связи между ней и Дайной. Она не знала, как и почему эта связь возникла, но была уверена в ее реальности. Хорошо бы использовать эту связь, чтобы найти Дайну…
Но Фейт не могла этого сделать, как не могла и обрести вновь исчезнувшие воспоминания о прошлом. Собственная беспомощность сводила ее с ума.
Когда Кейн вернулся, отвезя Бишопа на такси в аэропорт, Фейт сидела на кушетке с блокнотом и записной книжкой, которую она привезла из своей квартиры.
Прежде чем Кейн успел спросить, чем она занимается, Фейт сняла трубку и набрала номер женской клиники. Прошло несколько минут, прежде чем ей удалось связаться с кабинетом пользовавшего ее врача и договориться о приеме на завтра.
— Значит, завтра вы увидитесь с вашим доктором? — спросил Кейн, когда она положила трубку.
Фейт кивнула:
— Она покажет мне мою карту, так что я смогу хоть что-то узнать о своем прошлом — по крайней мере, с медицинской точки зрения. Похоже, доктор знала о несчастном случае, хотя не объяснила, каким образом она о нем услышала.
Кейн стал собирать документы и полицейские рапорты, которые они с Бишопом просматривали ранее. Он заметил, что Фейт, перевернув несколько страниц записной книжки, недоуменно смотрит на какую-то запись.
— Что-нибудь нашли?
Она неуверенно пожала плечами:
— Даже не знаю, что сказать. Тут записан адрес и телефон без каких-либо дополнительных указаний.
— Номер местный?
— Районный код не отмечен. — Фейт снова подняла трубку. — Есть только один способ это выяснить.
После трех гудков на другом конце провода отозвался женский голос:
— Хейвн-Хауз.
Название ничего не говорило Фейт, но она подумала, что в этом месте могут знать ее имя, и после секундного замешательства представилась:
— Это Фейт Паркер.
— Фейт? — удивленно откликнулась женщина на том конце провода после небольшой паузы. — Последний раз, когда мы о вас слышали, вы еще были в коме!
— Я выписалась из больницы только на прошлой неделе.
— И с вами все в порядке? Я имею в виду…
— Физически — да, — ответила Фейт. — Но у меня некоторые проблемы с памятью. Простите, но я не помню, кто вы.
— Карен. — Голос в трубке звучал настороженно.
Фейт быстро записала имя.
— И мы… знали друг друга?
— Конечно. До последних месяцев вы, возможно, проводили больше времени здесь, чем в собственной квартире. Мы всегда держали для вас койку на случай, если вы захотите остаться.
— Боюсь, я чего-то не понимаю, — озадаченно произнесла Фейт. — Что собой представляет Хейвн-Хауз? — Она думала, что это нечто вроде пансиона, но правда оказалась абсолютно неожиданной.
— Это приют, — ответила Карен еще более настороженно. — Приют для женщин, подвергающихся жестокому обращению.
Фейт машинально стала записывать эту информацию и, посмотрев на ручку, осознала, что пишет правой рукой. Она переложила ручку в левую, все еще ошеломленная услышанным.
— Приют… И я… работала там? В качестве добровольца?
— Вы оказывали помощь, когда могли, как и все мы. — Голос Карен стал твердым. — Если вы в самом деле Фейт и рассказали мне правду, то я очень сожалею, но больше ничего не могу сообщить вам по телефону. Мы должны соблюдать осторожность. Слишком многие из нас скрываются от преследований.
— Понимаю. — Фейт очень хотелось, чтобы сказанное ею соответствовало действительности. — А я могу приехать к вам? У меня есть адрес. — Она назвала его, дабы убедиться, что запись в книжке правильная.
— Наши двери всегда открыты для женщин, — сказала Карен. — Но напоминаю, если вы забыли правила: никаких мужчин. Исключения не допускаются.
— Хорошо, я запомню. Спасибо, Карен.
— Не за что.
Фейт медленно опустила трубку на рычаг.
— Что еще за приют? — сразу же осведомился Кейн.
— Для женщин, подвергающихся жестокому обращению. И… меня там знают. — Даже произнося это, Фейт испытывала странное чувство.
— Но она больше ничего вам не сообщила?
— Она отказалась что-либо сообщать по телефону. Это вполне понятно. Мне придется поехать туда и поговорить с ними. Лучше сделать это сегодня. Не знаю, есть ли тут связь с Дайной, но…
— Дайна писала статью о приюте для женщин, подвергшихся насилию, — внезапно вспомнил Кейн. — И Конрад, ее поверенный, говорил, что она пожертвовала на него деньги… — Он сделал паузу. — Но если Дайна жертвовала также и время, посещая приют, то она никогда об этом не упоминала.
— Естественно. По словам Карен, они требуют соблюдать секретность. — Фейт посмотрела на запись в адресной книжке. — Я даже не записала название.
Кейн кивнул и посмотрел на часы.
— Тогда поехали. Меня они не впустят, но я, по крайней мере, прослежу, чтобы вы вошли туда и вышли целой и невредимой.
Фейт не возражала. Но когда они подъехали к приюту, который оказался приятным на вид старым домом в тихом пригороде, она подумала, что ее визит может затянуться, и усомнилась, что Кейну хватит терпения сидеть и ждать ее.
— Вы говорили, что хотите побеседовать с Ричардсоном о полицейском рапорте, — напомнила она ему. — Почему бы вам не съездить к нему, пока я буду здесь? Если мы разделимся, то быстрее сможем узнать что-нибудь полезное.
Фейт понимала, что Кейн и сам это знает, но боялась, что он не захочет оставлять ее в приюте.
Кейн написал на листке номер своего сотового телефона и протянул Фейт.
— Если я не вернусь до вашего ухода, позвоните.
Фейт кивнула. Выйдя из машины, она направилась к парадной двери и позвонила, обратив внимание на помещенную у входа видеокамеру.
Дверь открыла высокая, очень худая женщина лет тридцати пяти, с темными волосами, уже начинающими седеть. Окинув посетительницу внимательным взглядом, она заговорила, и Фейт узнала голос, который слышала по телефону.
— Вот и вы, Фейт. Рада вас видеть.
Фейт вошла в дом, думая о том, какие вопросы ей задать этой женщине и другим обитательницам приюта, помимо стереотипного: «Не знаете ли вы, кто я?»
В доме было тихо, даже для воскресенья. Откуда-то сверху доносились детские голоса и смех, а также звуки фортепиано, на котором кто-то неуверенно играл, то и дело сбиваясь.
— Давайте побеседуем в моем кабинете, прежде чем вы повидаете остальных, — предложила Карен, очевидно, все еще оберегая покой обитателей приюта. Фейт согласилась, и они прошли в маленькую захламленную каморку без окон, вероятно, ранее служившую кладовой. Здание приюта носило признаки недавнего ремонта, но деньги явно расходовались на самое необходимое, куда, видимо, не включался комфорт директора.
— Я думала о том, что вы мне сказали, — заговорила Фейт, когда Карен села за письменный стол, — и если вам нужно, чтобы кто-то подтвердил мои слова о потере памяти, то мой врач сможет это сделать.
Карие глаза Карен смягчились.
— В этом нет надобности. Я вам верю. Кроме того, я знаю вас больше года, Фейт, и убеждена, что вы никогда не причините вреда приюту или женщинам и детям, которые нашли в нем второй дом.
— Как я… здесь оказалась? — Фейт знала, что должна об этом спросить, хотя не была уверена, что хочет слышать ответ.
— Так же, как и все остальные. — Карен печально улыбнулась. — В вашем случае причиной стал бывший муж.
Фейт судорожно сглотнула, ощутив знакомую дрожь. Тем не менее эти слова не пробудили никаких воспоминаний.
— Вы знаете его имя? Что произошло между нами?
Карен покачала головой:
— Такие вопросы мы здесь не задаем. А вы никогда об этом не рассказывали — только упомянули, что развелись с ним и что он работал где-то на Западном побережье.
— Я пришла сюда, потому что боялась его?
— По-моему, вы обратились к нам, так как ваш врач считал, что вам необходимо найти какое-нибудь место в Атланте, где бы вы чувствовали себя в безопасности. Это относится ко всем женщинам, подвергавшимся жестокому обращению, — им нужно безопасное место. К тому же всегда полезно проводить время с людьми, которые понимают, через что вы прошли.
Фейт также хотела бы это понять. Но она не помнила, чтобы ее кто-то обижал — тем более муж.
Хотя это могло бы объяснить несколько маленьких шрамов, которые она обнаружила у себя на теле.
— Значит, вы мало знаете о моем прошлом? — спросила она, пытаясь сосредоточиться.
— Мы здесь стараемся жить настоящим. Вы можете поговорить с другими женщинами, но наш приют считается временным убежищем, так что у нас редко задерживаются надолго. Боюсь, что сейчас здесь не много женщин, которые вас знают. Андреа, Кэти, может быть, Ева — больше никого не могу припомнить.
— Полагаю, вы не можете дать мне имена и нынешние адреса женщин, с которыми я могла общаться несколько месяцев назад?
— Сожалею, Фейт, но это против правил.
— Да, понимаю. — Фейт вздохнула. — Я была бы вам очень признательна, если бы смогла поговорить с женщинами, которые меня знали. Но сначала я хотела бы спросить вас о Дайне Лейтон.
Худое лицо Карен сразу напряглось.
— Господи, эта история с ее исчезновением просто ужасна! Когда это случилось, мы грешили на человека, с которым у нее была связь. Конечно, мы все здесь пристрастны…
Фейт впервые пришло в голову, что Кейна могли считать замешанным в исчезновении Дайны.
— Полиция думала, что он мог… причинить ей вред? — медленно спросила она.
— Обычные измышления прессы — я не верю, что полиция когда-либо всерьез его подозревала. Согласно газетам, у него было алиби на весь период, в течение которого Дайна могла исчезнуть, да и никто не мог обнаружить даже намека на мотив, по которому он мог хотеть от нее избавиться. К тому же и она его не боялась.
— Откуда вы знаете?
— По ее глазам. — Улыбка Карен была грустной. — Обиженную, затравленную женщину всегда выдает взгляд. У Дайны его не было. Теперь его нет и у вас.
Это удивило Фейт.
— В самом деле?
— Именно поэтому я поняла, что вы действительно потеряли память. Вы не помните страха, унижений, стыда. Не помните, как вы страдали, когда мужчина использовал свою силу и свой гнев в качестве оружия.
Фейт сознавала, что в ее прошлом существуют вещи, которые она надеялась забыть навсегда.
— Дайна никогда такого не испытывала, — продолжала Карен. — И хотя она мало говорила о Кейне Макгрегоре, по ее словам было ясно, что она любит его.
Фейт хотелось развить эту тему, но она хорошо понимала, что ею движет личное любопытство и что это не поможет им найти Дайну. А они должны это сделать — пока еще не поздно.
— Насколько хорошо вы знаете Дайну? — спросила Фейт, сознательно используя настоящее время.
Карен задумалась:
— С одной стороны, я знала… знаю ее очень хорошо, а с другой — не уверена. Дайна была толковой, понимающей, поразительно щедрой. Ей можно было доверить любую тайну — она хранила бы ее так же тщательно, как свою собственную. Но я не могу ничего сообщить вам о ее прошлом или о том, чем она занималась и где бывала. — Карен сделала паузу. — Дайна впервые приехала сюда несколько месяцев назад, чтобы написать статью о нашем приюте, но, и закончив работу, продолжала приезжать и жертвовать ради нас своим временем и деньгами. Здесь она с вами и познакомилась.
Фейт встрепенулась:
— Неужели?
— Да. Просто удивительно, как вы сразу друг другу понравились. Помню, в первые дни вы сидели на ступеньках и говорили часами. Потом я спросила вас об этом, и вы сказали, что впервые в жизни начали верить в реинкарнацию, так как хотя вы с Дайной никогда раньше не встречались, но, несомненно, были очень близки в какой-то иной стадии вашего существования. По вашим словам, она была единственным человеком, которому вы могли полностью доверять.
Фейт немного подумала, прежде чем сформулировать следующий вопрос.
— А я никогда не претендовала на способности экстрасенса?
Карен удивленно приподняла брови:
— Никогда этого не замечала. В разговорах со мной вы тоже никогда не упоминали об этом. Вы всегда стояли обеими ногами на земле — даже посмеялись над собой из-за того, что допускали возможность реинкарнации.
— А Дайна?
— От нее я тоже никогда не слышала ничего подобного.
«Это, — подумала Фейт, — не значит ровным счетом ничего». Дайна явно стремилась по возможности четко разделять различные области своей жизни. Но Фейт не была уверена, в какой из этих «областей» было ее место — в гуманитарной сфере, куда относился приют для женщин, которым Дайна, безусловно, сочувствовала, или же сфере профессиональной, куда относился материал для статьи, возможно, подвергший опасности их обеих.
— Дайна много времени проводила здесь перед исчезновением? — спросила она наконец.
— Нет, мы не видели ее несколько недель. Только после несчастного случая с вами она пришла рассказать о происшедшем. Мы хотели послать цветы или навестить вас, но Дайна нас отговорила.
— Вот как?
Карен кивнула:
— Дайна сказала, что вы в коме, что врач возражает против лишних посетителей и что она будет держать нас в курсе дела. После этого она приходила еще несколько раз, и больше мы ее не видели. У нас было много дел, да и прошло время…
Фейт поняла, что о ней просто забыли. Хотя это причинило ей боль, она постаралась улыбнуться.
— Естественно.
— Я очень сожалею, Фейт. Мы с вами не были особенно близки, но мне следовало быть более внимательной.
— Не беспокойтесь об этом. Одна из положительных сторон потери памяти — то, что забываешь старые обиды. Карен, можно мне повидать тех женщин, с которыми, по вашим словам, я дружила?
— Боюсь, что сегодня для этого не самый удачный день — сейчас здесь только Кэти. Это она пытается играть на фортепиано. Ее мать, Андреа, совершила глупость, встретившись пару дней назад со своим бывшим супругом, и сейчас она в больнице. Что касается Евы, то она уехала из города навестить родственников, но должна вернуться со дня на день.
Фейт уже начинала привыкать к подстерегающим ее почти на каждом шагу разочарованиям. Несколько секунд она прислушивалась к отдаленным неуверенным звукам рояля.
— Очевидно, Кэти мне действительно ничем не поможет. Сколько ей лет?
— Семь, хотя она выглядит старше. — Карен снова печально улыбнулась. — В этом доме все взрослеют слишком быстро. Конечно, вы можете с ней поговорить. Насколько я помню, вы ей всегда нравились.
— А Дайна тоже ей нравилась?
— Да, очень.
Девочка сидела одна в помещении, очевидно, служившем общей музыкальной и игровой комнатой. На ней были белые брюки и майка; длинные светлые волосы, зачесанные назад, придерживались розовыми пластмассовыми заколками. Она походила на куклу Барби. Кэти с серьезным видом выслушала объяснения Карен, что Фейт «была больна и теперь помнит все не так хорошо, как ей хотелось бы».
Фейт на мгновение ощутила себя покинутой, когда Карен оставила ее с девочкой, но потом села рядом с ней на скамью и сказала:
— Привет, малышка. Что ты играешь?
Кэти окинула Фейт внимательным взглядом голубых глаз, потом снова посмотрела на клавиатуру, дважды нажала на белую клавишу и только потом ответила:
— Что-то из «Прекрасного мечтателя», но мне это не нравится. Я не могу много играть одно и то же. Вас долго не было, и никто не может научить меня чему-нибудь новому. — Девочка явно постаралась, чтобы последняя фраза не звучала обвиняюще.
— Я очень сожалею об этом, Кэти.
Не раздумывая, Фейт положила руки на клавиатуру и сыграла несколько тактов.
— Ты бы хотела это выучить? Это называется «Лунная соната». Красиво, правда?
Музыка… До сих пор она не помнила, что знает ее.
Кэти критически склонила голову набок:
— Звучит грустно.
Фейт перестала играть.
— Так и есть. Я забыла, что это грустная пьеса. Тогда мы с тобой разучим что-нибудь другое. В следующий раз я принесу ноты, ладно?
— Вы уже обещали, что принесете.
Голос девочки звучал равнодушно, по ее виду можно было легко догадаться, что девочку так часто обманывали, что она не верит уже никому.
Это вызвало у Фейт неприятное чувство, но она ограничилась фразой:
— Теперь я не забуду.
Кэти снова посмотрела на нее:
— А где Дайна?
Фейт была застигнута этим вопросом врасплох.
— Не знаю, Кэти, — честно призналась она.
— Почему же вы ее не спросите? — рассудительно осведомилась девочка.
— Если я не знаю, где она, то едва ли могу это сделать.
— А вы закройте глаза и спросите, — посоветовала Кэти, и теперь в ее голосе послышались нотки нетерпения. — Вы всегда так делали. Это была игра, в которую играли вы обе. Вы закрывали глаза и говорили: «Дайна, позвони мне», и телефон сразу же звонил.
— Неужели? — ошеломленно спросила Фейт.
— Конечно. Разве вы этого не помните?
— Нет, — вздохнула Фейт. — Не помню.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Две женщины и мужчина - Хупер Кей



какая классная книга!!!, для тех кто любит чуть-чуть мистики, детектив, любовь все в одном флаконе и неожиданные концы
Две женщины и мужчина - Хупер Кейарина
12.03.2012, 10.38





очень не обычно... интересно... это не совсем любовный роман и все же 10
Две женщины и мужчина - Хупер Кейтатьяна
17.01.2013, 14.46





Мне не понравилось.
Две женщины и мужчина - Хупер КейНаталья
7.06.2013, 15.55





Очень понравился роман. Тут даже больше детектив. Но для тех кто любит откровенные постельные сцены тут ловить нечего. Я открыла для себя нового автора :)
Две женщины и мужчина - Хупер КейАнна
23.07.2014, 13.51





Интересный сюжет даже для детектива.
Две женщины и мужчина - Хупер Кейren
2.09.2014, 23.18





Стоит почитать тем кто любит детективный сюжет.
Две женщины и мужчина - Хупер КейАнна
25.12.2014, 20.23





Мне очень понравилось!
Две женщины и мужчина - Хупер КейБукина
6.01.2016, 12.11





8 баллов. Роман понравился - хотя фэнтэзи не мой жанр.
Две женщины и мужчина - Хупер КейНюша
19.02.2016, 22.37





8 баллов. Роман понравился - хотя фэнтэзи не мой жанр.
Две женщины и мужчина - Хупер КейНюша
19.02.2016, 22.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100