Читать онлайн Я подарю тебе счастье, автора - Худ-Стюарт Фиона, Раздел -







ГЛАВА ПЕРВАЯ
в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Я подарю тебе счастье - Худ-Стюарт Фиона бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.81 (Голосов: 69)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Я подарю тебе счастье - Худ-Стюарт Фиона - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Я подарю тебе счастье - Худ-Стюарт Фиона - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Худ-Стюарт Фиона

Я подарю тебе счастье

Читать онлайн

Аннотация

Выходя замуж за Рамона, Нена выполняла обещание, данное ею умирающему дедушке. Сам же Рамон женился на молодой девушке, следуя воле своих родителей. Однако брак по расчету подарил обоим самое прекрасное чувство на свете.










ГЛАВА ПЕРВАЯ


Это срочный вызов, подумал Рамон Вильальба. Сидя верхом на горячем жеребце по кличке Пассо Фино, он нахмурился и охватил взглядом безбрежную зеленую сельву, в которой паслись несколько тысяч голов крупного рогатого скота.
Все они находились в его единоличной собственности. Животных явно не волновало, что их владелец снова собирается взойти на борт самолета, принадлежащего его компании в Буэнос-Айресе, и направиться в Лондон.
В последнее время отец редко вызывает его. В конце концов, Рамону тридцать два года и он уже давно стал взрослым. Так что дело, должно быть, важное и мешкать нельзя.
На мгновение он ощутил смутное беспокойство. Не вызывают ли его по причине ухудшения здоровья одного из родителей? Нет, этого не может быть. Мать, с которой у него удивительно близкие, доверительные отношения, не стала бы ничего скрывать от него. Не теряя времени, Рамон пустил коня в галоп и через некоторое время увидел изящные очертания своей гасиенды. Заходящее солнце окрашивало древние глинобитные стены в красновато-коричневые тона. Вскоре Хуанито, слуга, уже упаковывал чемоданы своего хозяина.
Двадцать четыре часа спустя Рамон прибыл в дом своей семьи на Итон-Сквер. Он сидел в кабинете отца, пытаясь осознать значение того, что только что услышал.
— Но это совершенно нелепо! — воскликнул он, запуская руку в густые черные волосы и тряся головой. — Если я не ошибаюсь, Нене Карвахаль нет двадцати лет, она же еще девочка! Как вы со старым доном Родриго можете думать о том, чтобы выдать ее замуж?
— Прекрати, Рамон! Не строй из себя ханжу.
Можно подумать, будто ты никогда не слышал о браках по расчету.
— Во всяком случае, не о таком, как этот! — с горячностью возразил Рамон. — Не понимаю, почему это пришло вам в голову. Если Нена как-то воспринимает меня, то, вероятно, только как…
— Чепуха! — оборвал его отец, безупречно одетый мужчина, приближавшийся к своему восьмидесятилетию. — Уверен, что она не помнит тебя, и это, возможно, к лучшему.
— Чудесно! — саркастически заметил Рамон.
— Для этого брака есть очень серьезная причина.
— Неужели? И какая же, интересно? — надменно подняв густые черные брови, осведомился сын дона Педро Вильальбы.
— Короче говоря, дон Родриго, ее дедушка, умирает.
Рамон нахмурился.
— Что с ним?
— Боюсь, у него рак. Ему осталось жить не больше шести месяцев. Ты можешь представить, что произойдет с этой девушкой, если она останется одна-одинешенька, имея огромное состояние, которое унаследует от деда? Не говоря уже о том, что кому-то необходимо управлять империей Родриго, — добавил он, бросив на сына быстрый острый взгляд.
— Так вот в чем дело, — протянул Рамон. — Дон Родриго полагает, что я — подходящая кандидатура на роль его преемника, не так ли?
— Я бы сказал, что это большая честь, учитывая размеры и сложную структуру его многочисленных деловых предприятий.
— Если смотреть на эту сделку с твоей точки зрения, — с раздражением возразил Рамон. — Но есть одна проблема.
— Какая же? — дон Педро вопросительно поднял брови, дожидаясь, пока сын ответит ему.
— У меня нет никакого желания жениться.
На мгновение воцарилось молчание. Наконец отец сказал:
— Рамон, брак с Неной…
— Которая практически годится мне в дочери… пренебрежительно прервал его отпрыск.
— Ничего подобного! Если, конечно, ты не стремишься попасть в Книгу рекордов Гиннесса как самый молодой отец, — пробормотал дон Педро с сухим юмором. — Этот брак — о котором я говорил, когда ты так невежливо прервал мою речь, — едва ли как-то ограничит твои… э-э-э… твой образ Жизни. Я уверен, Нену воспитали с сознанием того, что ей придется вступить в брак по расчету. По правде говоря, я не видел ее несколько лет. Она находилась в пансионе — в монастыре Святого Сердца, — продолжал он с удовлетворенной полуулыбкой, — что само по себе является хорошим предзнаменованием.
— Отец, эта идея совершенно абсурдна! — вскипел Рамон и, вскочив со стула, принялся мерить шагами кабинет. Его стройную атлетическую фигуру облегал элегантный итальянский костюм из синего шелка. — Вы с доном Родриго не подумали о том, что сейчас не Средневековье. Я не могу согласиться с таким безумным планом.
— По крайней мере подумай о нем. Просто раскинь мозгами, — рассудительно сказал дон Педро. Это была бы блестящая возможность для тебя. Я имею в виду, в деловом смысле.
Глаза Рамона вспыхнули, и он расправил плечи.
— Если ты думаешь, отец, что я свяжу себя браком по расчету из желания улучшить состояние моих далеко не убыточных предприятий, то позволь мне сразу избавить тебя от подобной мысли, — колко ответил он.
— Я не хотел выразиться именно так, — осторожно возразил дон Педро, внимательно следя за реакцией сына. — Возьми хотя бы нас с матерью. До свадьбы мы почти не знали друг друга. И посмотри, как чудесно сложилась наша жизнь. Женившись на твоей матери, я ни разу не взглянул на другую женщину, а я, будь уверен, в молодости был парень не промах! — Он довольно расхохотался. — Что касается возраста… что ж, твоя мать моложе меня на двадцать лет. Ты старше Пены менее чем на тринадцать, так что я не считаю это серьезным препятствием. И к тому же тридцать два года — это возраст, когда пора подумывать об устройстве детской… Могу я сказать своему старому другу дону Родриго, что ты, по крайней мере, подумаешь о его предложении? Отказать ему сразу значит попросту оскорбить его.
В этом отец, безусловно, прав. Честь, которую оказывает Рамону один из богатейших людей в мире, предлагая сделаться его зятем и взять на себя огромную ответственность за все его деловые предприятия, — не пустяк. Не правильное поведение может разрушить дружбу между двумя стариками, которая связывает их фактически всю жизнь.
Рамон неохотно кивнул.
— Хорошо, отец. Но при одном условии, — упрямо выпятив подбородок, заявил он. — Я должен непременно увидеть Нену. Полагаю, она знает?
— Хм, в этом я не уверен, — пробормотал дон Педро. — Всему свое время.
— Замечательно! — воскликнул Рамон, возводя вверх глаза. Однако по какой-то причине он удержался от язвительного замечания, которое вертелось у него на языке.
— Семейство Вильальба? — Нена подняла тонкие, красиво изогнутые брови и, склонив набок хорошенькое личико, тронутое легким загаром, устремила на деда взгляд живых зеленых глаз. — По-моему, я никого из них не помню. Мы знали их, когда жили в Аргентине?
— Конечно, душенька. Но они приезжали к нам очень давно. Пожалуй, они ни разу не заглядывали ко мне с тех пор, как ты уехала в пансион. Педро Вильальба — мой старый и добрый друг, которому я полностью доверяю, а его жена Аугуста дальняя родственница со стороны твоей покойной бабушки. Завтра они приедут к нам на чай вместе со своим сыном Рамоном. Возможно, ты помнишь его. Он дважды был у нас, когда учился в Итоне, а затем — в Оксфорде.
— Прости, дедушка, я не имею ни малейшего представления, кто он, — вскочив, Нена встряхнула рыжеватыми с золотистыми искорками волосами, посветлевшими за две недели пребывания на юге Франции, где она каждый день играла в теннис. Я отправляюсь на турнир. Тебе нужно что-нибудь?
Дать тебе воды, чтобы ты принял таблетки? спросила она, ощутив внезапное беспокойство.
Ей казалось, что за последние недели ее дед заметно постарел, и это беспокоило ее. Недаром она унаследовала от своей покойной матери-француженки не только обостренное восприятие и врожденное умение управлять Турстон-Мэнор, очаровательной сельской усадьбой неподалеку от Виндзора, но и искреннюю любовь к деду, заставлявшую ее окружать престарелого дона Родриго трогательной заботой и вниманием.
— Нет, нет, дитя мое. Беги. И постарайся завтра не опоздать к чаю.
— Попытаюсь. Но завтра у нас полуфинал, и, если я пройду в него, возможно, буду играть.
Дон Родриго добродушно улыбнулся внучке.
Он так сильно любит ее и хотел бы — ах, как он желал бы этого! — дожить, чтобы увидеть, как она, превращаясь в женщину, расцветает в прекрасный цветок. Но этому не суждено произойти, напомнил он себе с подавленным вздохом, когда Нена нежно коснулась губами его морщинистой щеки. Пока не поздно, ему необходимо позаботиться о благополучии своей любимицы. Не в смысле денег — их у нее будет более чем достаточно, и это не вызывает у него особого беспокойства. Что действительно волнует его, так это охотники за состоянием, которые, он уверен в этом, будут кружить над ней, как стервятники, с той самой минуты, как он умрет и будет предан земле.
Было четыре часа пополудни, когда роскошный автомобиль, проехав по усыпанной гравием подъездной дороге, остановился у прекрасного загородного дома. Рамон вновь ощутил приступ отвращения. Вся затея казалась ему нелепой и смехотворной. Несмотря на это, он выслушал уговоры матери и просьбу отца отнестись к визиту с достоинством. Так он и сделает, решил Рамон, выходя из машины. По крайней мере нужно попытаться отговорить отца и дона Родриго от их несуразного плана.
Несколько минут спустя вышколенный седовласый дворецкий провел гостей на лужайку, где их приветствовал дон Родриго, с трудом поднявшийся из плетеного кресла.
— Друзья! — произнес он по-испански, обнимая Педро и целуя Аугусту. — Какое удовольствие принимать вас в моем доме! — Повернувшись к Рамону, он внимательно посмотрел на него. — Здравствуй, Рамон. Прошло несколько лет с тех пор, как мы виделись, но я следил за твоими — могу я так выразиться? — блестящими успехами, — дон Родриго подмигнул и улыбнулся. — Зная твоего отца, я не удивлен ими, но впечатлен. Весьма впечатлен.
— Я польщен, что слышу это от вас, — откликнулся Рамон, пожимая протянутую ему руку. Он ощутил слабое дрожание худых пальцев и понял, что здоровье дона Педро пришло в упадок. Рамону также стало ясно, что со старым джентльменом ему придется нелегко. Сев рядом с матерью за стол, накрытый для чаепития, Рамон подумал, как трудно ему будет избежать этого брака. С внезапно вспыхнувшей искрой надежды он заметил, что Пены нигде не видно. Возможно, ее посвятили в этот безумный план и она отказалась дать свое согласие. В конце концов, ей почти двадцать лет.
Если так, тем лучше для него.
Он всей душой готов помогать ей, например давать советы в сфере финансов, даже стать доверительным собственником, если таковым будет желание дона Родриго.
Эта внезапно явившаяся ему мысль начала приобретать отчетливую форму. Возможно, именно таким образом можно будет разрешить эту ситуацию.
— Они уже приехали? — спросила Пена, запыхавшись от бега. Она только что выпрыгнула из своей новой машины и вбежала в дом. Бросив теннисную ракетку на стул в холле, внучка дона Родриго посмотрелась в большое стоячее зеркало в позолоченной оправе. — Как ужасно я выгляжу!
Но, наверное, мне нужно поскорее побежать и поздороваться с ними, иначе дедушка убьет меня! воскликнула она, обращаясь к Уортингу, дворецкому, который, закрывая дверь, с притворным неодобрением посмотрел на Пену.
— Дон Родриго и его гости на лужайке, мисс Нена.
— Хорошо. Позаботься, пожалуйста, чтобы подали чай.
— Конечно, мисс Нена, — ответил он и ласково покачал головой, глядя, как она бежит через холл, гостиную и вниз по ступенькам на лужайку, где под сенью старого каштана, любуясь видом на озеро, сидели гости.
Пригладив волосы, Нена быстро пошла по траве. Как хорошо, что у дедушки гости! Последнее время он почти ни с кем не встречается. Такая уединенная жизнь не идет ему на пользу, думала Нена, подходя к ним сзади, но только бы чрезмерное общение не утомило его.
— Здравствуйте! Извините, что я опоздала.
Рамон обернулся.
— Тетя Аугуста, дядя Родриго, как давно я вас не видела! — Нена расцеловалась с его родителями, в то время как он с неподдельным восхищением смотрел на красивую стройную молодую женщину: ее длинные загорелые ноги безжалостно стерли созданный его воображением образ безвкусно одетой пухленькой дурнушки. Рамон заметил обворожительную улыбку и нежную кожу, покрытую легким загаром, подчеркивавшим красоту огромных зеленых глаз миндалевидной формы, увидев которые даже такой закаленный донжуан, как он, был покорен.
Собравшись с духом, Рамон поднялся и пожал Нене руку, надеясь, что его неуместные эмоции остались незамеченными. Ему пришлось напомнить себе, какая причина явилась основанием для его приезда в дом дона Родриго.
— Надеюсь, вы извините меня, если я сбегаю наверх и переоденусь, — с очаровательной непосредственностью юности обратилась Нена к его матери. — У меня ужасный вид.
Рамон смотрел, как она быстро идет по лужайке, и пытался избавиться от картины, нарисованной его разыгравшимся воображением: стройное женское тело с приятными округлостями на постели, едва прикрытое простыней. Он с огорчением почувствовал, что становится жертвой своих фантазий. Нельзя терять чувство реальности, сказал он себе, неохотно отводя взгляд от ее удалявшейся фигуры. Заметив одобрительный взгляд отца, Рамон быстро сконцентрировал внимание на разговоре.
Если отец воображает, что поразительная красота и очарование Нены могут сделать брак более приемлемым, он ошибается. Совсем наоборот. Одно дело — оказать услугу несчастному невзрачному созданию, и другое — взять под защиту прекрасную молодую женщину, которая, встав на ноги, будет вызывать восхищение в любом обществе, какой город они ни посетили бы. Эта мысль почему-то вызвала у него беспокойство, и он поспешил отогнать ее.
— Рамон, я надеюсь, что ты подумал о нашем предложении, — приступил к делу дон Родриго, с явным трудом усаживаясь в кресло. — Уверен, что одного взгляда на мою очаровательную внучку достаточно для того, чтобы ты понял, как невыносима для меня мысль о том, что Нена останется без защиты и помощи.
— Ну, с этим я не совсем согласен, — возразил Рамон. — В конце концов, сэр, мы живем в двадцать первом веке. Тщательно подобранный совет доверенных собственников и опекунов может взять на себя заботу о финансовой стороне…
— Ха! — резко воскликнул дон Родриго. — Много ты знаешь об этом. Да, несомненно, у нее есть уверенность в своих силах, очарование и прекрасные манеры, но она увлечется первым же охотником за состоянием, который появится в ее жизни. И, поверь мне, они уже выстраиваются в очередь, мрачно добавил он.
— Это вполне вероятно, — заметил Педро Вильальба, многозначительно взглянув на сына из-под седых бровей.
— И я беспокоюсь не только о моей малышке Нене, — продолжил дон Родриго, устремив на Рамона твердый взгляд. — Меня волнует будущее всего того, что я создал в течение жизни. Я не хочу, чтобы мои предприятия пришли в упадок, а состояние было растрачено каким-нибудь мотом. Опекуны, о которых ты упомянул… все это прекрасно, но они не будут контролировать эмоциональную жизнь Нены и не станут заботиться о ней так, как надо заботиться о женщине.
— Прощу прощения за смелость, — сказал Рамон, наклонившись вперед, — но знает ли Нена о том, что здесь происходит?
— До сих пор я считал разумным хранить молчание. Ведь я не хочу огорчать ее, а когда она узнает о моей болезни, — сказал дон Родриго, подавив вздох, — она будет очень огорчена.
— Да, конечно, — Рамон опустил глаза. — Дон Родриго, несмотря на то, что я с большим удовольствием взял бы на себя роль советчика, я не…
— Минутку, молодой человек. Я понимаю, что предложение свалилось на тебя как снег на голову.
Но неужели ты не воспользуешься возможностью, раз уж приехал сюда, совершив такое длинное путешествие, познакомиться с моей внучкой ближе?
Многие браки оказываются благополучными при подобных обстоятельствах, — добавил старик со слабой, усталой улыбкой. — Я знаю, что сейчас вы, молодые люди, верите в отношения, развивающиеся по сценариям Голливуда: сегодня — свадьба, завтра — развод. Но в реальной жизни, мой мальчик, все происходит по-другому. Посмотри лучше на своих родителей и на меня. Наши браки были заранее спланированы, и они оказались счастливыми.
Нена вбежала в большую мраморную ванную комнату и быстро приняла душ. Ее мысли вертелись вокруг невероятно привлекательного сына дедушкиных друзей. Она была захвачена врасплох и надеялась, что никто не заметил ее явного удивления.
Он, конечно, старше и немного пугает ее своим надменным видом. У него густые черные волосы, прямой римский нос, высокие, резко очерченные скулы и карие глаза, в которых вспыхивают золотистые искорки. Он немного похож на актера, подумала она, вытираясь толстым махровым полотенцем, прежде чем надеть короткое льняное платье розового цвета от Гуччи.
Спустя несколько минут она сбежала по ступенькам и присоединилась к гостям. Сев на единственный свободный стул рядом с Рамоном, она решила, что не позволит, чтобы его сильная мужская аура отвлекла ее от обязанностей хозяйки дома. Несколько минут Нена была занята тем, что разливала чай и угощала всех сэндвичами, и, только заняв свое место за столом, она поймала напряженный взгляд Рамона.
Заерзав на стуле, она с трудом подавила желание одернуть юбку. Приятная дрожь пробежала по ее телу. Нена слышала о том, что мужчины могут раздевать взглядом, а теперь она знает, что это значит.
Нена рассердилась на себя за то, что позволила этому мужчине вызвать у себя смущение и какое-то чувство, определить которое она не смогла.
Придвинувшись ближе к его матери, она повернулась к нему спиной и принялась болтать о том и о сем, стараясь не обращать внимания на его взгляд.
— Вам нужно посмотреть наш сад, — обратилась она к Аугусте. — У озера разбили новые клумбы, а вон в том леске очень приятно гулять.
— Спасибо, душечка, — с добродушной улыбкой сказала Аугуста. — Боюсь, что мне уже тяжеловато гулять по лесу, особенно когда так жарко. Но я уверена, что Рамон с удовольствием посмотрит сад.
— Ах, нет. Я думаю, что вам это вовсе не интересно, — повернувшись к нему, поспешно сказала Нена и закусила губу, смутившись, что ее слова прозвучали невежливо. Ей меньше всего хотелось гулять по лесу в компании с таким высокомерным и, судя по всему, властным человеком.
— Да-да, Нена, это хорошая мысль, — одобрительно сказал ее дедушка. — Вы с Рамоном погуляйте, пока мы, старики, поболтаем, — дон Родриго улыбнулся.
Не желая огорчать дедушку отказом, Нена взглянула на Рамона.
— Пойдемте, если хотите, — проговорила она без энтузиазма, надеясь, что он откажется.
— С удовольствием!
Нена неохотно поднялась и направилась к озеру. Рамон шел рядом. Он высокий, отметила она, метр восемьдесят пять или даже больше, и широкоплечий. В нем чувствуется сила и магнетизм. Рамон на ходу снял пиджак и небрежно перебросил его через плечо, в то время как Нена ломала голову, ища подходящую тему для разговора.
Вскоре они подошли к озеру, а Рамон до сих пор не попытался завязать беседу, хотя и сверлит ее глазами. Это в высшей степени неловко, особенно потому, что он находится так близко к ней.
— Вот пионы и дельфиниум, — затараторила Нена, указывая на цветы, — а там — георгины. Но я уверена, что вас не интересуют цветы, — быстро добавила девушка, стискивая руки и удивляясь, почему она нервничает. Обычно прогулки с гостями не вызывали у нее ни малейшего смущения.
— Вы правы, — согласился Рамон. Внезапно его лицо осветилось чарующей улыбкой. — Я не разбираюсь в цветах. Но мои родители и ваш дедушка выразили недвусмысленное желание, чтобы мы с вами прогулялись вдвоем. Вы так не думаете? спросил он, нащупывая почву.
— Да, — Нена нахмурилась и озадаченно подняла на него глаза. — Вы знаете, для чего это понадобилось им?
Рамон пожалел, что у него вырвались эти слова. У него возникло такое чувство, будто он обманывает эту молодую женщину, скрывая от нее правду. Но как он может признаться, если она не имеет ни малейшего представления о том, что ее несчастный дед умирает?
— Наверное, они подумали, что мы ближе по возрасту и у нас найдется о чем поговорить, когда мы останемся вдвоем, — равнодушно ответил он, пожав плечами.
Рамон почувствовал, что ему трудно вынести испытующий взгляд милых, откровенно невинных глаз. В очаровательной улыбке Нены проглядывала чувственность, которая — он готов биться об заклад — еще не проснулась в ней.
— Послушайте, давайте доставим им удовольствие. Покажите мне этот знаменитый лес, — попросил Рамон с наигранным интересом.
— Хорошо, — согласилась Йена, обрадованная тем, что атмосфера разрядилась. Возможно, он просто принадлежит к тем людям, которых надо узнать лучше.
— Расскажите мне о себе, — предложил он, беря ее под руку, когда они подошли к мостику через озеро, который вел к лесной тропе.
От прикосновения его руки Нена испытала неведомое ей прежде ощущение. Она с трудом подавила дрожь.
— Рассказывать особенно не о чем, — проговорила Нена, позволив ему провести ее по мосту, который она знала как свои пять пальцев. — В прошлом году я закончила школу. У меня было желание поступить в университет. И меня приняли в два, — торопливо добавила девушка. Ей почему-то не хотелось, чтобы он подумал, будто она глупа. — Но мне казалось, что дедушка чувствует себя хуже, и я не могла покинуть его, — она умолкла и, пожав плечами, улыбнулась, подняв на Рамона глаза, опушенные длинными густыми ресницами.
— Но вам обязательно надо поступить в университет, — возразил Рамон.
— Может быть, когда-нибудь я смогу это сделать, — пожав плечами, сказала Нена. — Мне бы очень хотелось этого. Только, пожалуйста, обещайте, что не скажете дедушке! — внезапно попросила она, трогательно нахмурив брови. — Я не хочу, чтобы он расстроился.
— Конечно, я ничего не скажу. В любом случае это меня не касается. И все же странно, что он… вдруг Рамон вспомнил. Старый дон Родриго, несомненно, не хочет отпускать ее туда, где она попадет в гущу людей, которых он не сможет контролировать. — В какие университеты вас приняли? спросил он.
— В Оксфорд и Сорбонну.
Рамон посмотрел на Нену, удивленно подняв брови.
— Но это замечательно!
— Похоже, вы удивлены, — возразила она. — Наверное, потому, что я женщина?
— Виноват! — признался Рамон, и в его глазах вспыхнул огонек. — Признаюсь, что мне не приходилось встречать женщин, которые были бы так очаровательны, умны и талантливы, как вы.
Нена покраснела и быстро отвернулась.
— Не так уж я и талантлива. Просто мне нравится учиться, вот и все. А вон и лес, — торопливо пробормотала она.
— Что думает по этому поводу ваш молодой человек? — поинтересовался Рамон. — Он хочет, чтобы вы учились в университете?
— Молодой человек? — Нена непонимающе нахмурилась и вдруг расхохоталась. Рамон растаял от веселого искреннего смеха. — А-а-а, вот что вы имеете в виду! У меня нет молодого человека. Ну, друзья, конечно, есть, такие как Джимми Чэндлер и Дэйвид Онслоу из теннисного клуба, но это совсем не то, что вы имеете в виду.
— И никто из них никогда не пытался поцеловать вас? — шутливо спросил Рамон, не в силах удержаться от искушения и узнать больше об этом очаровательном создании, к которому его влекло все сильнее, несмотря на странную ситуацию, в которой они оказались.
— О господи, нет! Они просто мои приятели, Нена смущенно пожала плечами. — Вот лес. Хотите посмотреть его?
— Сказать честно? — Глаза Рамона насмешливо вспыхнули.
— Скажите, — потребовала Нена, с трудом сдерживая улыбку.
— По правде говоря, меня совершенно не интересует ваш лес, хотя если он вполовину так же красив, как его владелица, то я думаю, что мне следует заинтересоваться им.
— Перестаньте! — хихикнула Нена. — Это уж совсем глупо!
— Может быть, присядем у озера и отдохнем несколько минут?
— Хорошо.
Они снова прошли по мостику и очутились на противоположном берегу озера.
— Позвольте мне расстелить это на траве, здесь может быть сыро, — сказал Рамон, кладя на землю пиджак и пытаясь разобраться с противоречивыми мыслями, теснившимися у него в голове.
— Спасибо. — Нена опустилась на пиджак, оставив для Рамона место, и он сел рядом с ней.
— Скажите, как вам живется с дедушкой? — внезапно спросил он, запустив гальку в спокойную воду озера.
— Я очень люблю его. Иногда мне не хватает свободы, но я должна присматривать за ним. Поэтому я не сказала ему, что меня приняли в Оксфорд. Он мог бы передумать и почувствовать, что обязан отпустить меня. Кто тогда бы заботился о нем?
— Но ведь есть слуги.
— Да, но это совсем другое, — возразила она, упрямо вздернув подбородок. — В последнее время он кажется таким хрупким. Я не могу объяснить, но… — Нена умолкла и нахмурилась. — Наверное, это глупо, но я очень беспокоюсь, — она подняла голову, и Рамон поймал ее взгляд. — Мне кажется, что ваши родители очень хорошие, — сказала она, изменив тему разговора. — Вы живете с ними или отдельно?
— Отдельно. У меня есть несколько домов: моя гасиенда и верхний этаж в Пуэрт-Мадеро в Буэнос-Айресе. Когда я бываю в Лондоне, то останавливаюсь в доме родителей на Итон-Сквер. Это вносит некоторое разнообразие, — добавил он, понимая, что вряд ли можно рассказать Нене, что у него есть Луиса, его признанная любовница, а иногда бывают и случайные связи с моделями. Конечно, официально Луиса не живет в его доме, но у них длительные отношения. Хотя она знает, что у него нет намерения жениться на ней — на счету у Луисы два развода, — они очень приятно проводят время вместе.
Последнее соображение вернуло его к реальности. Что произойдет с Луисой, если по прихоти судьбы ему придется принять предложение дона Родриго?
Рамон снова взглянул на Нену. Она очаровательна и не сознает своей прелести так же, как и не знает, что вскоре ожидает ее. Смерть дедушки… Он с грустью подумал о потрясении и мучительной боли, которую ей придется испытать.
— Наверное, нам следует возвращаться, — отрывисто сказал он, взглянув на золотые наручные часы. — Моим родителям надо уезжать.
— Конечно, — Нена вскочила. Рамон поднял пиджак и снова перебросил его через плечо. Они направились к лужайке.
Странно, размышлял он, что план, который всего час назад казался ему совершенно нелепым, теперь предстал перед ним в совсем ином свете. Надо учитывать, как настойчиво подчеркивают его отец и дон Родриго, это — брак по расчету, а не роман. Ему тридцать два года, и в любом случае ему скоро придется задуматься о браке и семье. Разве не предпочтительно жениться на таком очаровательном создании, как Нена, которую он сможет обучить искусству любви, одновременно продолжая наслаждаться на стороне всеми Луисами в мире? В конце концов, иметь красивую, с прекрасными манерами жену из высшего общества, с которой он время от времени сможет получать удовольствие в постели, не изменяя привычного образа жизни, возможно, не такая уж мрачная перспектива.
— Моя дорогая девочка, мне необходимо поговорить с тобой кое о чем, — обратился дон Родриго к внучке за ужином на следующий день.
— О чем же, дедушка? — Нена внимательно посмотрела на него. Он выглядит очень изнуренным.
В последние дни дедушка не выходил из своей комнаты. Вчера он сделал исключение, посидев на лужайке с семейством Вильальба. — Случилось что-нибудь?
— После ужина мы уединимся в кабинете и поговорим, — объявил дон Родриго, зная, что настал момент, когда он должен открыть внучке правду.
С тех пор как утром Рамон Вильальба сообщил о своем согласии на брак, он знал, как важно, чтобы Нена узнала о его неизлечимом заболевании и о том, что ожидает ее в будущем.
Дон Родриго поднес ко рту ложку с шоколадным муссом и почувствовал горечь. За свою долгую жизнь он пережил немало тяжелых моментов, но сообщить внучке, которую он любит всем сердцем, о том, что его конец близок, будет самым жестоким ударом, который нанесла ему судьба.
Единственным утешением можно считать то, что Рамон Вильальба по какой-то причине принял его предложение жениться на Нене.
Спустя полчаса Нена, устроившись, как обычно, на маленькой скамеечке у ног деда, с ужасом выслушала его признание.
— Но этого не может быть! — вскричала она, схватив его за руки и с силой сжав их. — Это не правда, дедушка! Они ошиблись! Нужно снова сделать анализы, узнать мнение других врачей!
Этого просто не может быть! — зарыдала она.
— Я уже сделал все возможное, — печально проговорил дон Родриго и, пытаясь успокоить внучку, ласково погладил ее по густым рыжеватым волосам. — Поэтому мне приходится позаботиться о твоем будущем.
— П-позаботиться? — сквозь слезы повторила Нена, подняв голову и все еще пытаясь осмыслить ужасное известие, которое ей сообщил дед.
— Да, любовь моя. О тебе необходимо позаботиться. Твое будущее должно быть обеспеченно.
— Дедушка, пожалуйста, не говори об этом! она вновь разразилась рыданиями.
— Боюсь, что я должен. У меня осталось мало времени, и нужно принять необходимые меры.
— К-какие меры? — печально проговорила Нена сквозь слезы, пытаясь взять себя в руки.
Дон Родриго помолчал и, вздохнув, продолжил:
— Вчера ты встретилась с Рамоном Вильальбой.
— Да, — прошептала Нена. Взяв носовой платок деда, она высморкалась.
— И он произвел на тебя… приятное впечатление?
— Да, пожалуй. Он был очень вежлив. Послушай, дедушка, какое это имеет отношение к твоей болезни? — воскликнула она, умоляюще глядя на дона Родриго полными слез глазами.
— Рамон Вильальба сделал тебе предложение.
— Предложение?! — Нена задохнулась от ужаса и вскочила, нервно стиснув в руке влажный носовой платок. — Но это же нелепо, дедушка! Как я могу выйти замуж за человека, которого не знаю и не люблю? Я не хочу выходить замуж! Я…
— Ш-ш-ш, дитя, не волнуйся так. Поди сюда, он протянул руку, и Нена вновь опустилась на скамеечку. — Я переговорил с семьей Вильальба, и мы единодушно пришли к выводу, что это хороший брак.
— Как… как ты можешь говорить это, дедушка?
Сейчас уже никого не выдают замуж насильно.
Это просто неслыханно! Пожалуйста, дедушка, скажи, что это не правда. Наверное,
произошла ошибка. Я уверена, что если ты обратишься к другому врачу…
— Ну, ну, успокойся. Я хочу, чтобы ты выслушала меня, Нена. Внимательно выслушала. Мое решение относительно твоего замужества окончательное. И я хочу, чтобы свадьба состоялась как можно скорее.
— Ты хочешь сказать, он приходил сюда, чтобы осмотреть меня, как лошадь или корову? — вскричала она. — Почему он сделал мне предложение?
— Я могу предположить несколько причин. И все они весомые, — твердо ответил дон Родриго. Ему нужна жена из хорошей семьи, хорошо воспитанная и неиспорченная. Он также обладает необходимыми деловыми качествами и солидной подготовкой для того, чтобы позаботиться о наших предприятиях.
— Вот оно что, — с горечью прошептала Нена. Это деловое соглашение, сделка! Дедушка, как же ты мог продать меня с торгов? Ужасно! — она отвернулась от дона Родриго, содрогаясь от рыданий. Узнав о смертельном заболевании деда, Нена испытала мучительную боль, которая усилилась после того, как она поняла, что мужчина, который вызвал у нее прилив симпатии, оказался всего лишь презренным ничтожеством. — Ты разговаривал с ним, не спросив, хочу ли я этого? — прошептала она, поворачивая к деду лицо, залитое слезами.
— Да, Нена, именно так. Вильальба — практичный человек. Я следил за его карьерой в течение нескольких лет. Он будет оберегать тебя и добросовестно заботиться о тебе и твоем состоянии.
— Мне не нужно ничего этого! — протестующе воскликнула она.
— Тебе, может быть, и нет, но мне это нужно.
Пожалуйста, сделай это ради меня, — добавил дон Родриго, и в его голосе прозвучала умоляющая нотка. — Я смогу спокойно умереть, если буду знать, что ты в надежных руках.
— Пожалуйста, не говори так! — Нена беспомощно опустилась на колени рядом с дедом.
— Тогда согласись исполнить мою просьбу, сказал дон Родриго, чувствуя, что оказывает на внучку сильное эмоциональное давление. Он подавил вздох, зная, что это единственный способ быстро и эффективно довести дело до удовлетворительного конца. — Отвечай, Нена! Скажи мне, что ты поступишь так, как я прошу тебя.
Нена сквозь слезы смотрела на ковер. В душе у нее бушевала буря. Меньше всего на свете ей хочется выйти замуж за мужчину, которого она едва знает. Отчаяние охватило ее. Замужество — самый важный шаг в ее жизни, а она не может противиться желанию смертельно больного деда. Несмотря на обуревавшие ее чувства, Нена знала, какой ответ она должна дать.
— Я выйду за него замуж, дедушка, — прошептала она.
В этот момент она возненавидела Рамона Вильальбу.


ГЛАВА ВТОРАЯ


Бракосочетание, состоявшееся в Лондоне, в церкви Святого Якова, произошло в узком семейном кругу две недели спустя. Свадьбу тихо отпраздновали в доме дона Родриго на Честер-Сквер.
Церемония прошла для Нены как в тумане. Видя, как день за днем угасает дон Родриго, она не чувствовала ничего, кроме мучительной боли, и не задумывалась о будущей жизни с мужчиной, который вызывал у нее глубочайшее презрение.
— С тобой все в порядке? — тихо спросил Рамон, дотронувшись до ее руки, когда они вошли в холл.
Нена положила на стол букет и позволила дворецкому снять с нее накидку.
— Я чувствую себя прекрасно, — холодно ответила она.
— Ты уверена? — Он посмотрел на нее сверху вниз и заметил темные круги под красивыми зелеными глазами, в которых затаилась печаль. — Невеста должна быть счастлива в день своей свадьбы.
— Счастлива? — язвительно повторила она и бросила на него гневный взгляд. — Разве невеста может быть счастлива в подобных обстоятельствах?
— Знаю, сейчас не самое веселое время, — спокойно согласился Рамон, глядя, как дон Родриго с большим трудом поднимается по лестнице, — но все же, Нена, я хочу, чтобы ты знала: как твой муж, я сделаю все возможное, чтобы ты была счастлива.
— Очень любезно с твоей стороны. — Нена бросила на Рамона сердитый взгляд и, резко повернувшись, решительно направилась к лестнице.
Новоиспеченный муж последовал за ней на некотором расстоянии. Он был неприятно удивлен, что вопреки его ожиданиям Нена не смягчилась.
Она отказалась встретиться с ним перед свадьбой и, выйдя из церкви, не проронила ни единого слова. Он вздохнул. Такое начало не предвещает безмятежного будущего. Но назад пути нет. Они связаны узами брака и принесли обеты. Все, что им остается, — не падать духом и мужественно перенести трудности.
— Я подумал, что тебе больше понравится на острове, чем в многолюдном месте, — сказал Рамон, повышая голос, чтобы Нена услышала его, несмотря на шум вертолетного двигателя. Они летели над Эгейским морем.
Внизу она увидела остров, небольшой порт, яхту и несколько ярких рыбачьих лодок, покачивавшихся на волнах. Потом Нена заметила громадную белую виллу, окруженную небольшими строениями. В другое время эта картина очаровала бы ее, но сейчас ей было безразлично, находится ли она в Лондоне или на личном острове мужа в Греции. Все, что ей хочется, — это остаться в одиночестве, подумать, пережить потрясение, перевернувшее весь ее мир.
Когда они вышли из вертолета, Рамон крепко взял ее за руку, и они пошли по узкой извивающейся тропинке, ведущей на вершину холма. С моря дул ласковый вечерний ветерок, слышались пронзительные крики чаек, селяне, сидевшие на берегу, приветливо улыбаясь, махали им руками.
Когда они приблизились к вилле, навстречу им выбежала маленькая девочка и, присев, подала Нене букет полевых цветов. Несмотря на отрешенность и снедавшую ее тоску, Нена улыбнулась и поблагодарила малышку.
Цветы напомнили ей, что она вышла замуж.
День свадьбы оказался самым печальным днем в ее жизни.
На мгновенье слезы подступили к глазам Нены, но усилием воли ей удалось сдержать их. Она не имеет права раскисать. По крайней мере дедушка закончит свою жизнь, чувствуя себя счастливым, а это имеет для нее большее значение, чем что-либо другое.
Внезапно Нена почувствовала, как близко, почти касаясь ее, стоит Рамон. По ней пробежала дрожь. Что произойдет дальше в этой цепи несчастий? — думала Нена, когда они медленно поднимались по ступенькам в дом. Что он ожидает от нее как от жены?
Впервые с тех пор, как они вошли в большой холл, затем в гостиную и на обнесенную парапетом террасу, с которой открывался вид на лазурное море, Нена поняла, что столкнулась с дилеммой.
Она быстро взглянула на Рамона, занятого разговором с одним из слуг. У него вид человека, который не привык, чтобы ему перечили. Его распоряжения, отданные спокойным вежливым тоном, выполняются незамедлительно. Что он потребует от нее?
— Я приказал, чтобы нам подали шампанское, сказал он, глядя на Нену. — Потом тебе, вероятно, захочется осмотреть один из твоих новых домов, добавил он с присущим ему саркастическим юмором, который она заметила в день их встречи у озера.
Помни, сказала себе Нена, что он не питает к тебе никаких чувств. Ты всего лишь имущество, входящее в состав наследства.
— Я чувствую, что очень устала, — проговорила она, присев на пестрые подушки, которые лежали на каменном выступе побеленной стены, образовывавшей уютную нишу. — Мне бы хотелось пойти и немного отдохнуть, если ты не возражаешь.
Может быть, одна из горничных отведет меня в мою комнату?
— В нашу комнату, ты хочешь сказать, — твердо поправил ее Рамон.
Нена быстро подняла на него глаза и задрожала.
— Я… я думаю, что нам надо поговорить об этом. — Она стиснула руки и почувствовала, как яркая краска заливает ей лицо.
— О чем? — осведомился Рамон, небрежно прислоняясь к стене. На нем был безупречный серый костюм, в котором он, судя по всему, чувствует себя весьма непринужденно, несмотря на то что находится на греческом острове.
— О многом, мне кажется.
— Неужели? — он вопросительно поднял черные брови.
— Да. Мы… это брак по расчету. Ты по какой-то причине решил, что тебе выгодно сделать мне предложение, — с горячностью заявила Нена, устремив на него негодующий взгляд. — Я согласилась выйти за тебя замуж только потому, что люблю дедушку и не хочу, чтобы последние дни его жизни были полны беспокойства и печали. Мне кажется, что ни одна из этих причин не является основанием для… для близости, — торопливо закончила она.
— Понимаю, — задумчиво протянул Рамон. Он не ожидал этого. Ему представлялось, что, как только Нена станет его женой, все уладится само по себе. Возможно, недовольно подумал он, ему придется дать ей время привыкнуть к мысли, что она принадлежит ему.
От этой мысли Рамона бросило в жар.
— Мы поговорим об этом позже, — сухо сказал он, заметив слугу, который приближался к ним, неся шампанское. — Сейчас давай расслабимся и выпьем. Рамон протянул Нене бокал, наполненный пенящимся вином. — Добро пожаловать на Агапос! — Он поднял свой бокал. — Да будешь ты счастлива и довольна, жена моя, — добавил он по-испански.
Нена слегка приподняла бокал в знак благодарности и вместо того, чтобы, как она собиралась, пригубить, сделала большой глоток. Ей необходимо что-то, чтобы продержаться следующие несколько часов… дней… ночей.
Рамон молча наблюдал за ней. Ему придется обуздать желание, которое обуревает его последние две недели, и подавить стремление схватить ее и унести на свою постель. Всему свое время, сказал он себе. Не надо ускорять события. Он согласен потворствовать ей — но только некоторое время. В конце концов, его терпению тоже есть предел.
Прошло три ночи, и Рамон почувствовал, что теряет терпение. Нена почти не разговаривала с ним, но и в тех редких случаях, когда это происходило, она держалась с холодной вежливостью. В ледяном молчании они провели несколько часов на пляже, потом на яхте и в поездке по острову.
Если Рамон предлагал что-нибудь, она соглашалась, не проявляя видимого удовольствия или неудовольствия.
Нена была равнодушна.
И это сводило Рамона с ума. Он мог бы совладать с ее гневом, слезами или вспышкой ярости.
Но это явное безразличие и решимость держаться как можно отчужденнее были невыносимы для него.
Сидя за столом, со вкусом накрытым на террасе, Рамон бросил на Нену обжигающий взгляд. На темное небо, усеянное мириадами мерцающих звезд, поднималась луна. Идеальная ночь для любви! — мелькнула у него мысль. Они могли бы проводить вместе упоительные часы, однако она по-прежнему проявляет несгибаемое упорство. Что происходит в этой хорошенькой головке? — растерянно думал Рамон. Какие мысли бродят в ней?
Что мучает ее?
— Нена, если что-то беспокоит тебя, ты должна рассказать мне об этом. Я стараюсь изо всех сил удовлетворять твои прихоти, — добавил Рамон, подумав о двух спальнях, которые он приказал приготовить для них, — но мне кажется, ты должна дать объяснение.
— Объяснение? — Положив вилку на тарелку, Нена бросила на него ледяной взгляд. — Я думаю, что ничего не должна тебе, Рамон. Мы ничего не должны друг другу. Мы заключили сделку. Очевидно, предполагалось — правда, я так не думаю, что мы должны получить от нее какую-то выгоду.
Я могу понять преимущества, которые получил ты, но мне еще предстоит понять, в чем заключаются мои.
— Так вот как ты смотришь на это? Ты считаешь, что это чисто деловое соглашение? — спросил он, потрясенный тем, что такая молодая девушка может быть такой расчетливой и рассудительной, такой…
— Я воспринимаю наш брак именно так. И чем скорее ты поймешь это, тем лучше будет для нас обоих. Давай покончим с фарсом, который представляет собой наш медовый месяц, и возвратимся домой.
— Мы дома, — холодно возразил Рамон. — Отныне твой дом там, где живу я. Теперь все мои дома стали и твоими.
— Я должна возвратиться к дедушке, — упрямо сказала Нена, глядя в тарелку.
— У меня нет возражений против того, чтобы пожить в Англии. В нашем доме на Итон-Сквер.
— Но…
— Никаких "но", — непререкаемым тоном заявил он. — Мы временно остановимся у моих родителей. Я дал поручение своим агентам подыскать нам подходящий дом.
— Я не хочу ехать на Итон-Сквер! — сквозь зубы пробормотала Нена, сжав пальцы в кулаки и пытаясь не расплакаться. — Я хочу домой, в Турстон.
Почему ты не возвратишься в Буэнос-Айрес…
Она едва удержалась, чтобы не сказать к своей любовнице. Рамон не знал, что в журнале "Ола!" его молодая жена видела фотографии, на которых он был запечатлен с какой-то Луисой. На самом деле Рамон не мог даже подумать о том, что Нене известно, какой образ жизни он ведет. Перелистывая старый журнал, который донья Аугуста принесла дедушке, она совершенно случайно узнала, что в его жизни есть женщина.
Как ни удивительно, Нена была сильно уязвлена.
Какое значение имеет то, что она презирает его за корыстные мотивы, заставившие его согласиться на этот брак, и за все, что он воплощает собой?
Его поза — Рамон с видом собственника обнимал за плечи изящную, поразительно красивую брюнетку, очевидно искушенную светскую женщину приблизительно его возраста, — вызвала у Нены необъяснимое беспокойство. Это не имеет к ней никакого отношения, снова подумала она. Какое ей дело до того, со сколькими женщинами он переспал? Она же не собирается стать одной из них.
Рамон наклонился вперед и дотронулся до ее руки.
— Нена, я ведь не возражаю, чтобы ты навещала дедушку, проводила с ним время, тем более что наступит момент… — он не договорил, не желая произносить слова, которые причинят ей боль, несмотря на уверенность, что его долг — подготовить Нену к неизбежному, которое, по его мнению, должно произойти очень скоро. — Но я настоятельно требую, чтобы ты официально и постоянно жила под моей крышей, — твердо закончил он, чувствуя, как ее дрожащие пальцы выскальзывают из его руки. — Я не позволю, чтобы моя жена проживала в каком-либо другом месте, кроме моего дома.
В день своей свадьбы Рамон даже не мог подумать, какое сильное чувство собственности разовьется у него. Он вообще не думал об этом. Но теперь у него возникла непреодолимая потребность управлять, главенствовать и… ревновать.
Терпение, снова повторил он про себя. Она молода. Дай ей время. Но это становится все труднее.
В ту ночь Нена не могла уснуть. Она надела одну из многочисленных прозрачных ночных рубашек с узкими плечиками, которые были частью ее поспешно приготовленного приданого. Их выбирала ее личная костюмерша. Нена взглянула на рубашку и вздохнула. Приданое не интересовало ее, и она соглашалась со всем, что показывала ей Морин. Теперь она со смущением посмотрелась в зеркало. Тонкая ткань не скрывала очертаний тела, и Нена закрыла глаза. Ей было трудно признаться себе, что, несмотря на стремление отдалить от себя мужа, она постоянно думает о нем и не может сдержать трепет, когда Рамон приближается к ней.
Нена тщетно искала причины этой новой неутолимой жажды, которая безжалостно снедала ее, не ведая насыщения.
Недовольная собой, она почувствовала, что ей необходимо покинуть замкнутое пространство спальни. Выйдя на балкон, который опоясывал весь верхний этаж виллы, Нена оперлась о перила.
Ветер разметал ее волосы по плечам. Она вглядывалась в звездную ночь, повисшую над Эгейским морем, и слушала тихий плеск волн. У нее медовый месяц, который должен быть самым чудесным временем в ее жизни, а она так несчастна! У нее вырвался печальный вздох.
— Ты не спишь? — низкий хрипловатый голос заставил ее резко обернуться. У нее перехватило дыхание от неожиданно пронзившего ее неизведанного ощущения.
Перед ней стоял Рамон, показавшийся ей красивее, чем всегда, в шелковых пижамных штанах и распахнутой куртке, в которой виднелась широкая загорелая грудь. В его карих глазах вспыхнули огоньки, когда он холодно и оценивающе, как владелец чистокровной лошади, оглядел каждый изгиб тела Нены, которая знала, что прозрачная ткань ее рубашки оставляет очень мало для игры воображения.
Смутившись, Нена заложила руки за спину и оперлась о перила, не сознавая, что ее небольшие аппетитные груди маняще выпятились к нему.
Волны шелковистых волос струились у нее по плечам, и нежная кожа матово блестела в лунном свете.
Боже, как она хороша! — мелькнула у Рамона мысль, и неукротимое желание снова пронзило его, когда, не в силах устоять, он приблизился к ней. Она его жена. У него есть полное право обладать ею, — Нена, — прошептал он тихо и вкрадчиво, позволь мне любить тебя. Позволь мне стать твоим мужем.
— Я… я не могу, — внезапно охрипшим голосом ответила она, остро ощущая его запах, его мужскую сущность, все, что неотвратимо влекло ее к нему, несмотря на отчаянные попытки напомнить себе о причинах, по которым она не может допустить, чтобы это произошло.
— Я обещаю, что не причиню тебе боли, — успокаивающе сказал Рамон, положив руки на перила и склонившись над ней. Его загорелое лицо и чувственные губы были совсем близко.
И тогда, почувствовав жаркую дрожь, которая вызвала у нее внезапную слабость, Нена поняла, что Рамон собирается поцеловать ее.
Разве она может сделать что-нибудь, чтобы помешать ему? Нена знала, что, как бы она ни пыталась оправдаться перед собой, ей не остановить его. Она должна сопротивляться. Нельзя, чтобы Рамон увидел, что он небезразличен ей. Нена презирала его и в то же время страстно желала его прикосновения.
Ход ее мыслей прервался, потому что Рамон приник к ее губам, и Нена отдалась своему первому настоящему поцелую. Она почувствовала, как, уступая давлению, размыкаются ее губы. В какое-то мгновение она попыталась протестующе отпрянуть, но нежная настойчивость его языка искусно сломила сопротивление, заставив Нену вцепиться в плечи Рамона. Ей нужна была опора, потому что казалось, земля поплыла у нее под ногами.
Рамон притянул Нену к себе. Одна его рука лежала на ее затылке, в то время как другая наслаждалась восхитительными холмиками ее ягодиц. Ее небольшие упругие груди были крепко прижаты к его груди.
Внезапно Рамон почувствовал, как Нена крепче сжала его плечи. Она судорожно вздохнула, когда он принялся покрывать поцелуями ее шею. Он понял, что находится на верном пути.
Запрокинув голову, Нена застонала, отдаваясь его ласкам. У нее вырвался тихий стон, в котором слились изумление и восторг, когда губы Рамона обхватили ее напрягшийся сосок, дразня его через мягкую ткань рубашки и вызывая желание вскрикнуть от радости и боли и освободить от препятствия, мешавшего вкусить ей всю полноту его ласк.
Но Рамон медлил.
Обхватив Нену рукой, он нежно мял другую грудь, пока она не почувствовала, что больше не в силах выносить жгучий жар, пронзивший ее. Затем туго закрученная спираль основного инстинкта начала распрямляться, вызывая у нее прежде никогда не испытываемое ощущение, нараставшее с такой силой, что у нее вырвался вскрик. И когда Нена, не в силах больше терпеть, вцепилась в густые черные волосы Рамона, собираясь молить его о пощаде, произошло чудо, и огненная волна, которая плавила ее изнутри, достигла своего пика и распалась, задержавшись на несколько секунд, чтобы отхлынуть и разлиться по всему телу нежным и острым наслаждением. Нена почувствовала, что у нее подгибаются ноги, и, когда Рамон подхватил ее, она обессиленно склонилась к нему.
— Красавица моя! — прошептал он по-испански и понес Нену в свою спальню, довольный и гордый тем, что он только что познакомил ее с первым сексуальным переживанием.
— Рамон, что ты делаешь? — едва слышно произнесла она, когда он положил ее на середину огромной кровати с четырьмя бамбуковыми столбиками, вуалевыми занавесками и прохладными мягкими льняными простынями.
— Нена, ты можешь быть юной и невинной, — насмешливо ответил он, блеснув карими глазами, — но я думаю, ты прекрасно знаешь, что я делаю. Настало время по-настоящему сделать тебя моей женой.
— Нет. Я не хочу. — Она вжалась в подушки и согнула ноги в коленях, натянув на них ночную рубашку.
— Нена, после того, что произошло, это смехотворное заявление, — возразил Рамон, и от его чувственного смеха в ней вновь вспыхнуло пламя. Ты хочешь меня так же, как я хочу тебя, — проникновенно сказал он, и его длинные смуглые пальцы заскользили от ее горла к соску. Рамон заглянул ей в глаза. — Скажи, что ты не хочешь, чтобы я ласкал тебя, произнес он со спокойной уверенностью, и я немедленно оставлю тебя в покое.
Нена попыталась собраться с мыслями, но не могла устоять перед искусительной лаской, которая затуманивала ей рассудок.
— Я не… я не могу…
— Можешь, красавица моя. Конечно, можешь.
Помни, что я твой муж. Со мной, Нена, ты можешь позволить себе все. Я научу тебя, я покажу тебе то, о чем ты никогда не могла даже мечтать.
Здравый смысл быстро покидал ее. Нена со вздохом откинулась на подушки.
— Нет, — повелительно сказал Рамон. — Не убегай от меня. Я хочу, чтобы ты была здесь, со мной.
Я хочу, чтобы ты знала, кто и когда любит тебя.
Сними рубашку, Нена.
Она снова попыталась отвернуться.
— Нет. Пожалуйста, Рамон, я…
— Нена, можно напомнить тебе, что несколько дней назад ты поклялась повиноваться мне? Неужели ты не сдержишь слово? — Он пристально посмотрел на нее, и она почувствовала, что не в силах отвести взгляд от его неумолимых глаз. — Я твой муж, мужчина, который имеет право видеть тебя, обладать тобой.
Это приказ, поняла Нена, жалея, что ей не хватает силы воли отказать ему. Она ненавидит его за то, что он делает. Но женщина в ней готова сдаться. В конце концов, Рамон прав. Обет "жена да повинуется мужу своему" был частью их брачной церемонии; она произнесла эти слова. Но тогда ей не пришло в голову задуматься об их значении.
Сейчас, когда он поднялся с кровати и стоит рядом, глядя на нее с неумолимой требовательностью, она осознала их по-настоящему.
Медленно, очень медленно Нена начала двигаться к краю постели.
— Встань, — тихо приказал Рамон.
Стиснув руки, с пылающим лицом она повиновалась. Он стянул с нее рубашку, и теперь только волны шелковистых волос прикрывали ее наготу.
Рамон отступил на шаг, пожирая Нену глазами.
— Ты красива… восхитительна! — хрипло прошептал он. Его рука, скользнув по груди Нены, опустилась к ее животу.
Несмотря на смущение, она затрепетала, когда пальцы Рамона продвинулись ниже. И тогда непреоборимое желание познать ощущение всего сильного мужского тела заставило Нену потянуть за воротник пижамы Рамона.
— Не спеши, дорогая, — прошептал он ей на ухо. Всему свое время.
— Нет, — едва сумела она проговорить. — Ты видел меня. Теперь я хочу видеть тебя.
Рамон удовлетворенно рассмеялся.
— Хорошо, милая моя, — согласился он, продолжая ласкать Нену одной рукой, в то время как другой он помогал снять мешающую ей одежду.
Вскоре они, обнаженные, стояли, глядя друг на друга. Рамон заглянул в глаза своей молодой жене.
— Я твой муж, Нена. Не смущайся.
Удивительно, но она не чувствовала стыда. Какая-то новая сила овладела ею, когда Рамон посмотрел на нее. И, сначала смущенно, а затем смелее, она бросила взгляд на его стройное тело, сильные загорелые мускулистые ноги, широкие плечи, плоский живот и…
Рамон почувствовал, что эмоционально он растроган больше, чем полагал возможным. Обняв Нену, он увлек ее на постель, тщетно пытаясь совладать с собой. Но в его голове была лишь одна мысль: он хочет проникнуть глубже, познать ее всю. Нежные поцелуи наполнились страстью, которая не оставила и следа от его колебаний.
Страсть переросла в мучительный чувственный голод, который требовал немедленного утоления.
Затаив дыхание, Нена отдалась волнующим ощущениям. Ей казалось, что Рамон слышит, как громко бьется у нее сердце, ликуя от восхитительного ощущения прижавшегося к ней мускулистого мужского тела. И нечто большее, тревожащее, но приятно волнующее начало набирать в ней силу потребность, которую, Нена чувствовала, она должна удовлетворить, когда Рамон занялся тщательным и восхитительным исследованием ее тела. Он покрывал его легкими поцелуями, начав с шеи Нены и опускаясь ниже и ниже, дразня ее болезненно чувствительные распухшие соски… Секунды спустя, запустив руки в волосы Рамона, Нена стонала, извиваясь всем телом.
— Рамон! — вскричала она, взрываясь в ослепительной вспышке неведомых доселе ощущений.
Крещендо разрешилось, и она поникла в объятиях Рамона, слыша, как он шепчет ей что-то ласковое, нежно успокаивая каждую дрожащую жилку в ее теле.
— Нена, любовь моя, — хриплым шепотом произнес он. — Сейчас ты будешь принадлежать мне вся, — страсть усилила его едва заметный испанский акцент.
Ее тело напряглось.
— Не бойся, дорогая. Я постараюсь не сделать тебе больно. — Целуя ее долгим поцелуем, он вошел в нее.
На мгновение Нена ощутила шок, когда почувствовала, что он вторгся в ее нежную плоть; сначала неглубоко, как будто давая ей время привыкнуть к новизне, затем, неожиданно для нее, глубже. От боли она судорожно глотнула воздух и впилась ногтями в плечи Рамона.
— Все хорошо, любовь моя, — с нежностью прошептал он, покрывая ее благоговейными поцелуями. В его темных глазах горел огонь, какого Нена прежде не видела. На смену боли пришло желание, которое нарастало, как огненная волна, и затопляло глубины ее существа. Затем наслаждение захлестнуло ее и поглотило без остатка, когда она почувствовала, что Рамон испытывает те же невероятные ощущения, что и она. И они вместе выплеснули свою страсть, подхваченные мощным валом чувственного влечения, такого сильного, что у них одновременно вырвался вскрик, когда он обрушился вниз в пароксизме последнего содрогания. Измученные и выдохшиеся, они откинулись на смятые простыни, слыша лишь лихорадочное биение сердец друг друга.


ГЛАВА ТРЕТЬЯ


— Дон Рамон!
Он проснулся после того, как в дверь постучали несколько раз, и понял, что Хуанито, его слуга, сопровождающий их в свадебном путешествии, стоит за дверью и упорно зовет его.
Быстро вскочив со смятой постели, Рамон поднял валявшиеся на полу пижамные штаны и, надев их, провел рукой по волосам. Он бросил взгляд на Нену, которая с разметавшимися по подушке волосами крепко спала, свернувшись в клубок, как котенок. Рамон улыбнулся и направился к двери. Тихо открыв ее, чтобы не разбудить Нену, он вышел в коридор.
— Что такое, Хуанито? — спросил он, подавляя зевок. — Что случилось? — добавил он по-испански.
— Дон Родриго, сеньор. Позвонила донья Аугуста, чтобы сказать вам, что его состояние ухудшилось. Они с доном Педро считают, что вы должны немедленно возвратиться в Лондон.
— Боже мой! — Сон мгновенно слетел с Рамона, и его мозг быстро заработал. Он посмотрел на дверь. Как отреагирует Нена? У него упало сердце от мысли, что ему придется войти в комнату, разбудить Нену и сообщить ей печальное известие. Хорошо, — кивнув, сказал он. — Позаботься, чтобы вертолет был здесь через час. Нам необходимо быстро прибыть в международный аэропорт в Афинах.
С этими словами Рамон повернулся и вошел в комнату, чтобы сказать женщине, с которой он впервые занимался ночью любовью, что медовый месяц, на который он начал возлагать такие надежды, подошел к концу. Некоторое время Рамон смотрел на нее, затем приблизился к кровати. Сев рядом с Неной, которая спала в той же позе, он ласково провел рукой по чудесным густым волосам ни темным и ни светлым, удивительный цвет которых подчеркивали мириады золотистых прядей.
Собравшись с духом, Рамон нежно поцеловал ее в закрытые глаза, потом в губы.
— Нена, — прошептал он, осторожно тряся ее за плечо. — Проснись, дорогая.
Нена медленно выплывала из глубин восхитительного сна. Сначала она не размыкала веки, наслаждаясь ощущениями, вызванными чудесным сном. Затем она потянулась, почувствовала свое тело, легкую боль, возникшую от этого движения, и мало-помалу она вспомнила события прошедшей ночи.
Вздрогнув, она открыла глаза и увидела склонившегося над ней Рамона.
— Доброе утро, жена, — тихо сказал он. — Ты хорошо спала? — В его глазах вспыхнул огонек, и Нена почувствовала, что краснеет.
— П-прекрасно, — пробормотала она, отводя глаза, когда Рамон наклонился и, обняв, притянул ее к себе.
— Не смущайся тем, что произошло между нами, — ласково сказал он, — так и должно быть.
Он не добавил, какое необыкновенное чувство испытал, когда наконец овладел ею. Ничего подобного ему не приходилось ощущать, а ведь в его жизни было много женщин — молодых, зрелых — и со всеми он пережил волнующие моменты. Они научили его, как довести до совершенства искусство любви, стать умелым и тонким любовником, умеющим доставлять удовольствие и способным одновременно удовлетворять собственные потребности. Но никогда он не испытывал такой всепоглощающей страсти, которую пробудила в нем его жена-девственница.
Но сейчас неподходящий момент, чтобы думать о таких вещах, напомнил себе Рамон. В конце концов, долг прежде всего.
Усадив Нену, которая стыдливо завернулась в простыню, он положил руки ей на плечи.
— Нена, боюсь, у меня плохие новости.
— Что? Что случилось? — она нахмурилась, и в ее глазах мелькнул страх.
— К сожалению, они касаются твоего дедушки.
Ему стало хуже.
— Боже мой, нет! — она отпрянула от Рамона, в ужасе глядя на него. — Я должна немедленно уехать, — прошептала Нена, внезапно осознав, где она находится. Она занималась любовью с мужчиной, которого навязали ей и которому она позволила овладеть своим телом, в то время как ее дедушка тяжело болен и, вероятно, нуждается в ней. — Я должна уехать сейчас же! — вскричала она, пытаясь вскочить с кровати.
Рамон быстро поднялся.
— Я приказал, чтобы вертолет был здесь как можно скорее.
— Спасибо, — натянуто сказала Нена, вставая.
Простыня закутывала ее наподобие тоги.
— Мы улетим, как только приземлится вертолет.
— Мы?
— Конечно, — ответил Рамон.
— Но я могу уехать одна, — возразила Нена. Ей хотелось побыть в одиночестве, чтобы попытаться заглушить мучивший ее стыд.
Почему она допустила то, что произошло ночью? Как смогла она забыть о дедушке и позволить Рамону уложить ее в свою постель и… Все это так ужасно и вселяет в нее чувство безысходности. В конце концов, этот мужчина всего лишь хотел обладать ею — сделать ее частью своей обширной собственности. И теперь он поставил на ней свое клеймо, утвердил право владеть ею. Вероятно, он полагает, что может везти ее, куда захочет, использовать для удовлетворения своих потребностей так, как он делает со всем, что принадлежит ему.
Пытаясь сохранить то, что осталось от ее достоинства, Нена коротко кивнула и, высоко подняв голову, направилась в огромную ванную комнату, отделанную мрамором, дверь в которую, как она заметила, была приоткрыта. Но даже горячие струи воды не могли смыть с нее мучительное чувство вины и стыда.
Рамон вздохнул, когда Нена закрыла за собой дверь. Он читал ее как книгу — сомнения, гнев, шок, самоуничижение, которыми были полны ее глаза, — и жалел лишь о том, что нет времени, которое помогло бы смягчить неизбежные переживания. Пожав плечами, Рамон пошел во вторую ванную. Сначала надо решить первоочередную задачу — как можно скорее доставить Нену к дону Родриго.


Он всей душой надеялся, что они не приедут слишком поздно.
Во время полета Нена не сказала и двух слов.
Когда самолет приземлился в лондонском аэропорту Хитроу, таможенники поднялись на борт и быстро покончили с формальностями. На летном поле их ждал автомобиль Рамона, и они немедленно поехали в Виндзор.
Из нескольких телефонных звонков, которые Рамон сделал по мобильному телефону, они узнали, что состояние дона Родриго не улучшается. Вероятно, его придется отвезти в больницу.
Нена забилась в угол, стараясь быть как можно дальше от Рамона. Судорожно стиснув руки, она проклинала себя. Заслужит ли она когда-нибудь прощение за то, что ее не было с дедом, когда он больше всего нуждался в ней? Ей не надо было соглашаться на этот злополучный медовый месяц.
Она должна была просто отказаться уехать. Они могли бы остаться где-нибудь поблизости. Не было никакой необходимости отправляться так далеко — в Грецию.
Снова и снова Нена безжалостно укоряла себя.
Когда они подъехали к Турстон-Мэнор, она выпрыгнула из машины, не дожидаясь, пока шофер откроет ей дверцу.
Выходя из автомобиля, Рамон видел, как Нена ворвалась в дом и побежала по лестнице в комнату деда, не обратив внимания на медсестру и донью Аугусту, которые стояли в коридоре.
И только оказавшись перед дверью, она остановилась, сделала глубокий вдох, пригладила волосы и на цыпочках вошла, боясь побеспокоить больного.
В комнате было темно. Портьеры были задернуты, чтобы яркий солнечный свет не проникал в комнату. Дон Родриго неподвижно лежал на большой дубовой кровати. Он показался Нене более изможденным и хрупким, чем в последний раз, когда она видела его. Подойдя к нему, она подавила рыдание и, тихо опустившись на стул рядом с кроватью, осторожно положила руку на неподвижные, пожелтевшие, как воск, пальцы деда.
— Я здесь, дедушка, — тихо прошептала она, задыхаясь от рвущегося из груди рыдания. — Пожалуйста, прости, что меня не было здесь, когда я была нужна тебе.
— Пена? — Глаза старика открылись, и он с трудом повернул голову. — Дитя мое, ты приехала. Тяжелые веки снова сомкнулись, и он слабо сжал руку внучки. — Так некстати, что мне стало хуже именно в это время, — едва слышно добавил он.
— Дедушка, я уверена, что ты почувствуешь себя лучше! — воскликнула Пена, проводя рукой по лбу деда. Она заставит его выздороветь, несмотря на страшный прогноз врачей.
На лице дона Родриго появилось слабое подобие улыбки.
— Ах, моя Нена… Ты всегда была такой милой решительной малышкой, — прошептал он.
Дверь открылась, и, подняв голову, она увидела, как вошли донья Аугуста и Рамон, за которыми следовала пожилая медсестра в белом халате.
— Боюсь, что он не должен переутомляться, тихо сказала медсестра, подходя с подносом в руках к кровати. — Прошу прощения, миссис Вильальба, но мне надо дать дону Родриго лекарство.
— Хорошо. — Нена поднялась со стула. Она нежно поцеловала деда в морщинистый лоб и прошептала:
— Я вернусь позже, дорогой.
Дед слабо кивнул, но Нена заметила, что он побледнел. Даже те несколько минут, которые она провела с ним, вызвали у него упадок сил.
Закусив губу, Нена вышла из комнаты, даже не взглянув на мужа.
Донья Аугуста взяла ее под руку.
— Я очень сочувствую тебе, Нена, — сказала она, не в силах видеть такое безмерное страдание. Давай спустимся вниз. Тебе нужно выпить чаю или спиртного. О твоем дедушке заботятся наилучшим образом.
В ту ночь они остались в Турстон-Мэнор. Нена ясно дала понять, что они будут спать в отдельных спальнях. Рамон намеревался воспротивиться этому, но, инстинктивно поняв, что в это тяжелое время ей необходимо одиночество, не стал возражать.
Из Лондона приехал дон Педро, и они поужинали, лишь изредка обмениваясь словами. Есть никому не хотелось. Нена не могла проглотить ни кусочка, неотступно думая о дедушке, в комнате которого она проводила большую часть дня, молча сидя на стуле рядом с кроватью. Она гладила худую руку деда и молилась, чтобы произошло чудо.
Несмотря на первоначальное стремление немедленно отвезти его в больницу, Нена прислушалась к словам доньи Аугусты, которая со свойственной ей мягкостью предположила, что дону Родриго, возможно, приятнее находиться в своем доме.
Позже Рамон высказал ей ту же мысль, и, несмотря на сильное желание отнестись с пренебрежением к его словам — Нена чувствовала, что он отчасти повинен в том, что ее не было с дедом, — и все-таки отправить деда в больницу на вертолете, она выслушала горькую правду.
— Нена, я знаю, как тебе трудно смириться с этим, но, думаю, ты должна взглянуть правде в лицо. Конец уже близок, — сказал Рамон, когда они остались одни в холле. Он не сделал попытки взять ее за руку и разговаривал с ней, стоя поодаль.
— Должен же быть какой-то выход! — в сотый раз повторила она. — Я уверена, что можно сделать что-то.
— Ты слышала, дорогая, что сказал врач, — мягко возразил Рамон. — Дону Родриго ничем нельзя помочь. Мы можем только сделать все возможное, чтобы скрасить ему последние часы жизни.
Услышав эти слова, Нена с глазами, полными слез, побежала по лестнице. С силой сжав балясину перил, Рамон смотрел ей вслед, чувствуя, что лучше оставить Нену в покое.
И ему снова захотелось поднять вопрос об общей спальне. Не потому, что он хотел заняться с ней любовью. Он знал, что Нена отчаянно нуждается в утешении, которое она смогла бы найти в его объятиях. Но, видя ее отчужденность, он промолчал. У него будет достаточно времени, чтобы облегчить ее горе, когда дон Родриго отойдет в лучший мир и Нена полностью осознает свою потерю. Как мудро поступил престарелый джентльмен, который сумел предвидеть подобное развитие событий! — подумал Рамон. Скоро ему придется оказать своей жене поддержку, в которой она будет нуждаться.
А пока ночь, которую он проведет в одиночестве, даст ему возможность позвонить Луисе. Собравшись с духом, Рамон набрал номер в Буэнос-Айресе.
— Слушаю, — прозвучало по-испански.
Удивительно, но мелодичный грудной голос не произвел на него обычного впечатления.
— Лу, это я, — по привычке сказал Рамон.
— Неужели, дорогой? И где же ты?
— В Англии.
— Понимаю. Если верить слухам, в последнее время ты был очень занят, — ее голос стал холоден, как воды Антарктики.
— Послушай, Лу, я знаю, что следовало позвонить тебе раньше и все рассказать. Но мне не удалось, — закрыв глаза, он поморщился, представив злое лицо Луисы.
— Значит, это правда, — сказала она после непродолжительного молчания.
— Боюсь, что да.
— И у тебя не хватило порядочности позвонить и самому сказать мне об этом?
— К сожалению, я забыл.
— Ты забыл! Что же, Рамон, это просто чудесно!
У нас была связь, о которой трубила вся пресса, а ты просто "забываешь" сказать мне, что женишься. Прими мои поздравления, — сухо добавила Луиса.
— Лу, я знаю, что виноват. Я должен был сказать тебе. И я готов надавать себе пощечин, но…
— Но что? Ты был поглощен своей юной невестой? — сладчайшим голосом осведомилась Луиса.
— Не глупи! И она не такая уж юная, ей…
— Ох, Рамон, заткнись! Я даже не знаю, почему разговариваю с тобой. Ты заслуживаешь, чтобы тебя повесили, утопили и четвертовали, и, поверь мне, будь ты где-нибудь поблизости, я сделала бы с тобой кое-что похуже.
Рамон содрогнулся, но затем на его лице появилась улыбка.
— Лу, — сказал он вкрадчиво, — ты же знаешь, что, несмотря на то, что между нами все кончено, я всегда буду обожать тебя.
— Гмм. Не пытайся смягчить меня своими льстивыми речами, Рамон Вильальба, — возразила Луиса, явно оттаивая. Она рассмеялась. В конце концов, у них много общего: они искушенные светские люди, которые знают правила игры и могут оставаться друзьями.
Дальнейший разговор шел о пустяках, и, когда он закончился, Рамон с облегчением повесил трубку. Почитав немного, он выключил свет и погрузился в сон.
Спокойствие Рамона заметно пострадало бы, если бы он знал, что Нена, выйдя из комнаты деда и проходя мимо его закрытой двери, услышала единственную фразу, которая заставила ее, уязвленную и разгневанную на него и себя, бегом устремиться в свою комнату.
Я всегда буду обожать тебя.
Эти слова колокольным звоном звучали в ее ушах. Как он мог? Как он мог заниматься с ней любовью, называть ласковыми именами, а потом говорить другой женщине, что обожает ее?
Сбросив халат, Нена легла в постель, чувствуя себя самой несчастной женщиной на свете. Более печального и страшного времени в ее жизни не было. Дедушке не становится лучше, и она постепенно примиряется с неизбежным концом. И теперь ей пришлось услышать эти страшные слова…
Что ж, попыталась утешить себя Нена, свернувшись калачиком под одеялом и решительно высморкавшись, вероятно, даже лучше, что ей стала известна правда. Больше она не сделает такой глупости, как прошлой ночью.
С этого момента она настоит на том, чтобы они спали отдельно. Ясно, что Рамон талантливый актер. Но, как гласит пословица, кто предупрежден, тот вооружен. И она обязательно примет во внимание предупреждение, которое ей случайно удалось услышать, подумала Нена, в ярости сбрасывая на пол подушку.


ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ


Через три дня, в три тридцать восемь утра, дон Родриго скончался. Нена, которая последние семьдесят два часа почти не отходила от его изголовья, не выдержала нервного напряжения. Склонив голову на неподвижную грудь деда, она горько рыдала. Нена оплакивала не только его, но и все изменения, которые уже произошли в ее жизни и будут происходить в дальнейшем. В течение трех недель она попала в безжалостный водоворот, и теперь не стало ее единственной точки опоры любимого дедушки.
В таком состоянии Рамон увидел ее, когда два часа спустя тихо вошел в комнату усопшего.
— Нена… о господи! — пробормотал он, поспешно подходя к ней, чтобы погладить по голове. — Я так сочувствую тебе, любовь моя, очень сочувствую.
Через несколько минут ему удалось заставить ее выпрямиться, расправить затекшие руки и ноги и отвести взгляд от фигуры, в неподвижности застывшей на постели.
Медсестра, которая тактично удалилась, когда Нена прощалась с дедушкой, вновь вошла в комнату. Рамон, крепко обхватив жену за плечи, вывел ее в коридор.
— Ты должна отдохнуть, — настойчиво произнес он, ведя ее в спальню. Видя, что она едва стоит на ногах, он подхватил ее и понес на руках, как ребенка. Осторожно уложив Нену на кровать, Рамон пробормотал:
— Теперь я накрою тебя.
Он подоткнул одеяло и опустился на край постели. Нена, не двигаясь, безучастно смотрела в пустоту. Рамон знал: ему надо попытаться успокоить ее, чтобы она смогла уснуть.
Нена закрыла глаза и через несколько минут впала в забытье. Где-то в подсознании она смутно чувствовала, как Рамон массирует ей шею и гладит по голове. Но ей не удалось сосредоточиться на этих ощущениях, и только когда Нена проснулась через несколько часов и увидела, что он все еще сидит рядом с ней и спит, привалившись к подушкам и положив руку ей на плечо, она полностью ощутила его присутствие.
Стараясь не разбудить его, она осторожно села.
Несмотря на антипатию и гнев, который вызвали у нее слова, обращенные к другой женщине, ее не могло не растрогать подобное проявление сочувствия. Нена внезапно ощутила теплое чувство к Рамону и постаралась устроить его удобнее.
Рамон подвинулся к середине постели. Затем; так естественно, будто они многие годы спят вместе, он протянул руку и прижал Нену к себе, сонно пробормотав что-то.
На мгновение она затаила дыхание и замерла в неподвижности, опасаясь разбудить его. Затем, слыша равномерное дыхание Рамона и убедившись, что он крепко спит, Нена постепенно расслабилась и снова закрыла глаза, желая, чтобы реальность как можно дольше не вторгалась в ее сознание.
Странно, но она чувствует, что в объятиях мужа ей тепло и покойно. Может быть, он сказал той женщине, что обожает ее, но ведь можно вообразить, что это не правда. Сейчас, в этот роковой момент, ей нужно человеческое участие и тепло, которое он предлагает ей, даже если это происходит во сне.
В десять часов утра донья Аугуста решила посмотреть, как чувствует себя невестка. Осторожно приоткрыв дверь, она с удивлением увидела, что Нена лежит в объятиях ее сына. Оба крепко спали.
Впервые за последние несколько напряженных часов на грустном лице доньи Аугусты появилась улыбка. Тихо закрыв дверь, она спустилась по лестнице к мужу.
Ей предстояло позаботиться о многом: организовать похороны, затем поминки. Нена была не в состоянии заниматься этим, и донья Аугуста взяла все обязанности на себя. Слуги с видимым облегчением обращались к ней за инструкциями, инстинктивно почувствовав ее врожденное умение распоряжаться.
Так что, когда Нена и Рамон проснулись и, моргая спросонок, посмотрели друг на друга, все уже было под контролем.
Как только Нена поняла, что лежит в объятиях Рамона, она попыталась высвободиться.
— Не уходи, — попросил Рамон, запуская руку в свои взлохмаченные волосы. — Ты слишком устала. Тебе нельзя вставать. Отдохни, Нена.
— Но я должна. Дел так много, — возразила Нена, ощущая скованность во всем теле.
— Ну-ка, давай я сделаю тебе массаж, — предложил Рамон и, не дожидаясь ответа, быстро перевернул Нену на живот и принялся разминать ей плечи.
— Я…
— Замолчи и расслабься, — приказал он повелительным тоном. — В таком напряженном состоянии от тебя не будет никакой пользы, а ты сама сказала, что предстоит много дел.
Нена была слишком слаба, чтобы спорить, поэтому уступила и вскоре почувствовала, как напряжение покидает ее мышцы. Закрыв глаза, она позволила Рамону массировать ей спину. По мере того как его руки опускались ниже, у нее вырывался вздох облегчения, когда под давлением его пальцев боль начала постепенно уходить. Затем внезапно массаж превратился в ласковое поглаживание, но Нена не шелохнулась, когда руки Рамона заскользили по ее упругим ягодицам.
Он нежно поглаживал ее бедра под ночной рубашкой, не в силах бороться с мощным чувственным влечением, которое притягивало его к этой женщине, к ее телу, сердцу и душе.
Рука Рамона скользнула ниже. Нена непроизвольно вскрикнула от наслаждения и вновь пережила чудесное мгновение, которое испытала несколько дней назад. Рамон перевернул ее на спину.
У нее перехватило дыхание, когда она увидела неуемную страсть в его глазах. Нена почувствовала, как Рамон срывает с нее ночную рубашку. Она слилась с ним в ритмичном, интуитивном движении, словно в танце, каждое па которого было известно им обоим. Рамон крепко держал Нену за тонкую талию, врастая в глубь ее чрева все дальше и дальше, как будто решив изгнать печаль, смерть и страдания предыдущих часов и выплеснуть животворящие соки, чтобы зародить новую жизнь. И вновь могучая стремнина вознесла их на самый гребень волны и, оглушив и ослепив, обрушила слившиеся в объятии тела на смятые простыни, погрузив в добрый, покойный сон.
— Я думаю, нам следует возвратиться в Буэнос-Айрес, — спустя несколько дней сказал Рамон.
— А я думаю, это неудачная мысль, — возразила Нена, внезапно вспомнив о женщине, которую Рамон, судя по его словам, обожает. Она, несомненно, в Буэнос-Айресе и ждет его. Возможно, с горечью подумала Нена, поэтому он так торопится уехать туда.
Эта унизительная мысль вызвала у нее воспоминания о физической близости, которая была между ними в последние дни. Рамон остался в ее постели, настояв на том, что они должны спать вместе, и Нене, взволнованной событиями, которые происходили вокруг нее, и — несмотря на нежелание признаться в этом — ощущением покоя и защищенности, которая наполняла ее, когда Рамон был рядом с ней, пришлось уступить.
Теперь, столкнувшись с неумолимой правдой, она опустила глаза.
— Почему ты не можешь поехать в Буэнос-Айрес без меня, Рамон? Мне там нечего делать. К тому же мне нужно покончить здесь со множеством дел — повидаться с некоторыми людьми, позаботиться о делах дедушки. Во время похорон мне не удалось поговорить кое с кем из его друзей, и я должна написать благодарственные письма и…
— Нена, ты прекрасно понимаешь, что это нелепо. Вчера мы встречались с поверенными твоего деда. И тебе известно, что теперь я представляю интересы семьи Карвахаль. Что касается благодарственных писем… у нас в Буэнос-Айресе есть прекрасная почтовая бумага.
— Все равно я не понимаю, почему мы. должны ехать туда, — упрямо сказала Нена. Возвращение в Аргентину омрачалось для нее мыслью о том, что там Рамона ожидает неизбежная встреча с Луисой, воспрепятствовать которой она при всем желании не может.
— Я думал, что это очевидно, — твердо ответил он. — Мне нужно управлять моими компаниями и гасиендой. И твоими предприятиями тоже, — добавил он. — Почему тебе так не хочется ехать туда?
На мгновение Нена заколебалась. Не рассказать ли ему о статье, которую она прочитала в журнале? Но гордость и чувство собственного достоинства одержали верх, и она, тряхнув головой, решительно посмотрела Рамону в глаза.
— Мне кажется, что сейчас неподходящее время.
— Вовсе нет. Ты знала, что рано или поздно это должно произойти. Лучше всего уехать сейчас. Тебе нужно отдохнуть после всего, что тебе пришлось пережить.
— Буэнос-Айрес — едва ли подходящее место для отдыха, — с горечью вырвалось у Нены.
— Почему ты так думаешь? Там очень хорошо.
Ты заведешь друзей, будешь вести такую же жизнь, как в Лондоне или Париже или во всех других местах, где мы живем. Но, в конце концов, там наше основное место жительства. Я хочу купить новый дом или квартиру.
— Да? Чем тебя не устраивает та, в которой ты живешь? — с непонятным Рамону вызовом спросила она.
— Всем. Это холостяцкое жилище. Оно не подходит для семьи.
— Но нас только двое, — удивленно возразила Нена. — И кто знает, может быть, оно мне понравится.
— Нет, — решительно сказал Рамон. — Мы будем жить в отеле "Алвеар", пока не найдем что-нибудь подходящее.
Нена не стала возражать. Она поняла, что бесполезно спорить с Рамоном, если решение уже принято. Не повышая голоса и не теряя самообладания, он говорит очень спокойным, внушительным тоном, который не оставляет у собеседника сомнений в исходе дела.
Будь что будет, вздохнув, подумала Нена. Возможно, переезд действительно пойдет ей на пользу. Когда-нибудь ей придется узнать правду, и, вероятно, чем скорее она покинет фантастический мир, в котором живет последние несколько недель, тем лучше. Ей придется в одиночестве переживать жизненные невзгоды, грустно подумала Нена, бросив печальный взгляд на Рамона, повернувшегося к ней спиной. Больно сознавать, что он может быть таким страстным в постели с ней и таким же любвеобильным и уступчивым с другой женщиной.
Нена отвернулась, глядя в окно, чтобы Рамон не заметил, как она страдает. Она совладает с собой, избавится от глупой ревности, которая появляется каждый раз, когда перед ее мысленным взором возникает журнальная фотография.
И победа будет за ней.
Когда они прибыли в "Алвеар Палас", лучший отель в Буэнос-Айресе, страхи Нены улеглись. Рамон был ласков и заботлив, стараясь, чтобы она не отошла на второе место, а, наоборот, была в центре его внимания.
Все еще оплакивая дедушку, Нена не стремилась к развлечениям. Но Рамон настоял на том, чтобы повести ее в ресторан на улице Риколетта.
Им подадут вкуснейшие ассадос, приготовленные из лучшего аргентинского мяса, а потом, возможно, они посмотрят, как танцуют танго в "Бьехо Алмасен".
А потом он так сильно удивил Нену, что, несмотря на все мрачные мысли, она растрогалась до глубины души.
Ужин подходил к концу, и вскоре они должны были приступить к пудингу, когда Рамон внезапно перегнулся к ней через стол.
— Нена, красавица моя, — тихо сказал он по-испански, глядя ей в глаза. — Я должен тебе.
— Должен мне? — Она нахмурилась, не понимая, о чем он говорит. — По-моему, ты ничего мне не должен.
— Нет, должен, — повторил он, вынимая из кармана две маленькие коробочки. — Это первое, что я должен тебе, — он подтолкнул к Нене красную коробочку.
Нена заколебалась, чувствуя, как у нее внезапно забилось сердце. Она осторожно подняла крышечку. В ней искрилось красивое кольцо с бриллиантом. Рамон протянул руку и снял его с бархатной подставки. Улыбаясь, он поднял левую руку Нены и надел его ей на палец рядом с обручальным кольцом.
— Это, — сказал Рамон, глядя ей в глаза, — кольцо в честь нашей помолвки. Если оно не нравится тебе, мы можем заменить его.
— Нет, нет. Мне оно нравится. Кольцо просто восхитительное! — воскликнула Нена, глядя на сверкающий бриллиант. Она не ожидала, что Рамон вспомнит о такой детали.
— А это, — продолжал Рамон, открывая длинную узкую коробочку, — мой свадебный подарок, — он вынул изящный браслет, украшенный бриллиантами и сапфирами.
Нена была очарована. Она протянула руку, и Рамон надел ей браслет.
— Это старинная вещь, не правда ли? — воскликнула Нена, в восхищении глядя на браслет и закусив губу. Она не знала, как выразить, что значит для нее внимание Рамона.
— Да. Я увидел его в каталоге Сотби и приказал моему агенту в Париже принять участие в аукционе. Я знаю, что в наследство от матери и бабушки ты получила много драгоценностей, но мне эта вещица показалась особенной.
Нена подняла на Рамона глаза и нежно улыбнулась ему.
— Спасибо, Рамон. Ты растрогал меня. Мне очень приятно, что ты подумал об этом.
— Это самое малое, чем я могу отплатить тебе, притворно ворчливо сказал Рамон. Взяв руку Нены, он поцеловал внутреннюю сторону ее запястья. Сладостная дрожь пробежала по телу Нены, напомнив, что вечер еще не подошел к концу. С тех пор как они прилетели в Буэнос-Айрес, она постоянно опасалась, что ненавистная Луиса может оказаться где-нибудь поблизости.
Но теперь ее страхи рассеялись. В спокойной атмосфере роскошного ресторана, с вышколенными официантами и великолепным интерьером, среди множества посетителей она почувствовала, что очень, очень счастлива и рада, что она здесь с Рамоном, а не в Англии, где она в одиночестве оплакивала бы своего любимого дедушку.
Они решили вернуться в отель пешком. Нена смутно припоминала, как она пила в "Алвеар" чай вместе с родителями, когда была еще совсем маленькой девочкой.
— Я до сих пор помню, как мы с мамой приходили сюда, — сказала она Рамону, когда они вошли в фойе. — Интересно, подают ли еще здесь пшеничные лепешки к чаю? — спросила Нена, почувствовав мимолетную тоску по матери, которая так быстро ушла из ее жизни.
— Конечно. "Алвеар" бережно сохраняет присущий ему колорит и традиции. Должно быть, тебе было очень трудно расти без родителей, — добавил Рамон, крепче сжимая руку Нены.
— В какой-то степени да. Но ведь у меня были бабушка и дедушка, которые очень любили меня.
— Когда умерла твоя бабушка?
— Четыре года назад. Дедушка так и не оправился после ее смерти. Он был уже не такой, как прежде. Они очень любили друг друга.
— Но их брак был заранее подготовлен? — задумчиво спросил Рамон.
— Да. Так же, очевидно, как брак твоих родителей. Мне кажется, что они тоже счастливы. И они очень добры ко мне.
— Так и должно быть, ведь у них только что появилась дочь. Мама обожает тебя, а отец… боюсь, что он влюблен в тебя.
Нена хихикнула. Они поднялись по ступенькам и прошли через холл к лифту, а затем подошли к своему номеру.
— Завтра мы встречаемся с агентами по продаже недвижимости, — сказал Рамон, когда они подошли к двери. — Они покажут нам несколько домов и квартир. Что ты бы предпочла? — небрежно спросил Рамон, когда они вошли в гостиную. Он снял пиджак и повесил его на спинку стула, в то время как Нена снимала пальто.
— Что? Ты имеешь в виду дом или квартиру? спросила она, опустив голову. — По правде сказать, не знаю. Понимаешь, я… я никогда не думала, что у меня… у нас так скоро появится собственный дом. Для меня это в новинку.
— Вот и хорошо. Нам будет интереснее выбирать, — сказал Рамон, опускаясь на диван. — Ты, наверное, не хочешь смотреть телевизор?
— Почему же? Давай посмотрим, — Нена ослепительно улыбнулась и свернулась возле него калачиком, как будто делала это с незапамятных времен. Ей было хорошо и спокойно. Она почувствовала, что ей становится страшно от мысли, что ее жизнь становится неотделимой от жизни сидящего рядом с ней мужчины, которого она почти не знает.
Рамон щелкнул пультом.
— О господи! Смотри! Это Бриткомс. И Мануэль!
— Пожалуйста, не переключай! — воскликнула Нена, хватая его за руку. — Они такие смешные!
Час спустя они оба корчились от смеха, наслаждаясь каждой минутой вечера. Нена сбросила туфли, а Рамон, скрестив ноги, протянул их на оттоманку.
Это был чудесный вечер, подумала Нена, взглянув на кольцо и браслет. Все ее страхи исчезли благодаря трогательному и щедрому поступку Рамона и его умению ослабить ее тревогу и напряженность. Нена почувствовала приятное волнение, что вместе с Рамоном будет выбирать дом.
— Ну, соня… — сказал Рамон, взлохматив Нене волосы и нежно целуя ее в лоб. — Пора спать, мне кажется. Завтра у нас тяжелый день.
Она улыбнулась и подавила зевок. Рамон, потянув Нену за руки, заставил ее подняться с дивана.
Затем атмосфера мгновенно и неуловимо изменилась. Они встретились взглядами, и быстрым движением Рамон привлек Нену к себе.
— Я хочу тебя, — глухо сказал он, обхватив ее за ягодицы и прижав к себе.
— И я хочу тебя, — прошептала Нена, подняв на него глаза и чувствуя опаляющий ее внутренний жар.
— Тогда чего мы ждем?
Рамон мгновенно расстегнул ее платье, которое упало у ног Нены. Затем он щелкнул застежкой бюстгальтера и отбросил его в сторону.
— Моя прекрасная жена, — прошептал он, обхватив руками груди Нены и лаская большими пальцами ее соски. У нее перехватило дыхание, и она принялась лихорадочно расстегивать его рубашку и ремень…
В десять часов за ними заехал агент, чтобы отвезти их по нескольким адресам в своем списке.
Первые два дома не понравились им, третий был хорош, но сад нуждался в полном переустройстве.
Четвертый — пентхаус, площадь которого составляла тысячу квадратных метров, на крыше привлекательного здания в районе Палермо — сразу очаровал их.
— Какой великолепный вид! — восхитилась Нена, глядя с высоты на город. — Похоже на Париж.
Правда?
— Да, действительно. Тебе нравится это место, Нена?
— Очень! Здесь просто чудесно!
— Приятно, что спальня просторная, — пробормотал Рамон так, чтобы его не услышал агент.
— Гмм, — Пена едва не хихикнула и, чтобы заставить Рамона замолчать, толкнула его локтем в бок.
— А вот подходящая комната для детской, — добавил он, обняв Пену за талию.
— Я не собираюсь заводить детей в ближайшем будущем, — быстро возразила Нена.
— Конечно, конечно, — добродушно согласился Рамон. — Но все-таки хорошо, что нам не придется переезжать слишком часто. Как ты думаешь?
— Совершенно верно, — согласилась Нена. — Это значительно практичнее.
— Значит, мы покупаем этот дом?
— Да! — радостно воскликнула она. На ее лице заиграла такая лучезарная улыбка, что Рамон с трудом подавил желание немедленно возвратиться в отель.
Два дня спустя Рамон позвонил Нене по сотовому телефону.
— Любовь моя, — он неизменно обращался к ней на испанском языке, — мне надо на несколько дней уехать в гасиенду. Там возникла проблема, решить которую должен я сам.
— О! Мне поехать с тобой?
— Нет, думаю, что не стоит. Мне предстоит много ездить, а я хочу посвятить тебе все свое время, когда ты приедешь туда в первый раз.
— Хорошо, тогда я начну заниматься домом. У меня есть несколько адресов художников по интерьеру. Элиса, жена твоего кузена Пабло, любезно предложила пойти со мной.
— Прекрасно. Она замечательная девушка. Я рад, что у тебя появилась подруга.
— Когда ты улетаешь? — спросила Нена, чувствуя, что ей будет одиноко.
— Завтра рано утром. Не волнуйся, дорогая, у нас еще вся ночь впереди, — успокоил ее Рамон, и Нена покраснела от мыслей, вызванных в ней его словами.
На следующий день Нена встретилась с Элисой, чтобы походить по магазинам. Потом они зашли пообедать в "Санти", шикарный ресторан на улице Риколетта. Сидя за столиком в углу, они с любопытством рассматривали посетителей, заполнивших большой обеденный зал.
Очевидно, это место пользуется успехом у женщин, размышляла Нена, глядя на красивых, худых как щепка, угловатых аргентинок в наимоднейших туалетах, которые держались с таким самоуверенным и высокомерным видом, как будто им принадлежит весь мир.
Она заказала салат, а Элиса — постный антрекот.
— Я на диете. Лишние калории мне не нужны.
— Но ты уже и так худая.
— Должна поддерживать форму, дорогая. Ты молодая, а мне скоро тридцать. Почти старуха. Поэтому я должна заботиться о своей фигуре. А-а, вон Анна и Мариэлла, — воскликнула Элиса, помахав рукой двум подругам. — Я вас обязательно познакомлю. Тебе они понравятся. С ними не соскучишься.
Когда официант ставил чашки с кофе на их стол, Нена подняла голову и с изумлением увидела женщину, которая стояла у ближайшего к ним столика, разговаривая с сидевшими за ним женщинами. Она вздрогнула, узнав красотку с фотографии в журнале "Ола!". Их разделяет всего несколько метров. В горле у Нены встал ком. Конечно, когда-нибудь это должно было случиться, мелькнула у нее мысль. Жаль только, что это произошло тогда, когда Рамон в отъезде.


— Ты ее знаешь? — с любопытством спросила Элиса, заметив пристальный взгляд Нены, устремленный на Луису.
— О нет! Но она очень хороша, не правда ли?
— Да, — неуверенно подтвердила Элиса, — она привлекательна. Очень.
Нена искоса взглянула на Элису и заметила беспокойство в ее глазах.
— Не волнуйся, — успокоила она ее, стараясь придать себе беззаботный вид зрелой женщины. Я знаю о ней и Рамоне.
— Ты знаешь? — удивилась Элиса.
— Да. И это не волнует меня, — солгала Нена, равнодушно пожав плечами.
— Очень разумно с твоей стороны, — одобрительно сказала Элиса. — Гораздо лучше проявлять реалистичный подход к таким вещам.
Нена не стала говорить Элисе о том, что дни и ночи, которые они с Рамоном проводят, страстно занимаясь любовью, позволяют ей быть уверенной в том, что у него больше нет связи с Луисой.
Предмет их разговора повернулся и пристально посмотрел на Нену. Луиса, сев за столик, наклонилась и что-то сказала своей соседке. Та, в свою очередь, повернулась к другой женщине. Внезапно все они принялись критически разглядывать Нену, и она покраснела, несмотря на усилия вести себя так, будто ничего не происходит.
— Не обращай на них внимания, — сказала Элиса, весело помахав Луисе и ее приятельницам. Они не имеют в виду ничего плохого, им просто любопытно. Ведь Рамон был очень завидным женихом. Он встречался с Луисой несколько лет, его брак, должно быть, явился для нее страшным потрясением.
— Естественно, — согласилась Нена, внезапно поняв, что не уверена, порвал ли Рамон с Луисой.
Сомнения с новой силой одолели ее, когда она вспомнила слова Рамона "Я всегда буду обожать тебя", услышанные ею в ту ночь в Турстон-Мэнор.
Нена украдкой взглянула на соперницу. У Луисы гордый и ухоженный вид: длинные прямые блестящие волосы, белый кашемировый жакет, замшевые брюки, сапоги на высоких каблуках и невероятная уверенность в себе. Будет ли женщина, чья связь с Рамоном была всеобщим достоянием, выставлять себя напоказ в ресторане после того, как ее оставил такой мужчина, как он? Смеяться, оживленно жестикулировать, демонстрируя превосходный маникюр и пальцы, унизанные сверкающими бриллиантами, и беззаботно болтать, как будто в ее жизни ничего не произошло?
Возможно, это просто игра, а в душе она страдает, но изысканность и самоуверенность Луисы заставили Нену почувствовать, что она… нет, не безвкусно одета, но все-таки проигрывает в сравнении с ней.
— Давай сегодня походим по магазинам, — внезапно предложила она Элисе. — Мне бы хотелось купить несколько вещей из замши — брюки, юбки и прочее.
— Ну конечно, — улыбнувшись, сказала Элиса, откидывая черные волосы с загорелого привлекательного лица. — Я сейчас же поведу тебя в мой любимый бутик.
Нена почувствовала облегчение, когда они вышли из ресторана и она наконец избавилась от любопытных взоров, которые устремились ей вслед.
В течение дня они побывали в нескольких магазинах и бутиках, и постепенно неприятное чувство от встречи с Луисой исчезло. Когда Нена, нагруженная огромными сумками с покупками, вошла в отель, она вновь была прежней Неной.
Рамон вышел из самолета, принадлежащего его компании, в Кордове, где его встретил управляющий, чтобы отвезти в гасиенду. Но сначала у него состоялась запланированная встреча с губернатором провинции. Затем он урегулировал несколько финансовых вопросов в банке.
Однако к четырем часам Рамон уже был в седле и скакал по пампе, инспектируя скот и обдумывая предстоявшие ему дела.
Затем он повернул коня и рысью направился к гасиенде, размышляя обо всем, что произошло за последние несколько недель. Его жизнь сделала поворот на триста шестьдесят градусов, и, как ни странно, он чувствовал, что счастлив. Его настроение было омрачено лишь непростительным поведением по отношению к Луисе, которая, должно быть, уже знает о его приезде: кто-нибудь наверняка постарался довести это до ее сведения. Она, наверное, ломает голову, почему он не позвонил ей.
Это удивляет и его.
Конечно, он был занят: показывал Нене город, подыскивал квартиру, занимался другими делами, но все это не объясняет его нежелания встретиться с Луисой. Но рано или поздно между ними должен состояться окончательный разговор.
Рамон вздохнул и придержал коня. Возможно, лучше всего повидать ее, когда он будет возвращаться в город. Тогда ему не придется лгать жене.
Ему необходимо сохранить хрупкое доверие, которое возникло между ними. Меньше всего на свете он хочет, чтобы его любовница — бывшая любовница, быстро напомнил себе Рамон, — свалилась на Нену как снег на голову.
Он в последний раз встретится с Луисой и сообщит ей об окончательном разрыве, решил Рамон, подъезжая к конюшне. Это определенно самый правильный способ покончить с этим делом.
Довольный тем, что ему удалось принять верное решение, Рамон спешился и медленно пошел к красивому фермерскому дому, который принадлежал уже нескольким поколениям семьи Вильальба с тех пор, как король Испании наделил его предков этой землей. Ему не терпится привезти сюда Нену, показать ей дом и заняться ремонтом, в котором тот давно нуждается. Нене понравится верхом разъезжать по сельве и жить с ним в его доме. Он никогда не привозил сюда ни одну женщину, подумал Рамон. Гасиенда — его личный анклав, а теперь он с изумлением понимает, что у него нет причин не разделить его со своей молодой женой.


ГЛАВА ПЯТАЯ


— Я знаю, мне следовало сказать тебе, — повторил Рамон. Он бросил взгляд на Луису, сидевшую перед ним на ультрасовременном диване в изысканно обставленной квартире, которую он знал как свои пять пальцев. — Во всем виноват я, Луиса.
— Ты это все время повторяешь, — возразила Луиса, искоса глядя на Рамона и прикидывая, есть ли какой-нибудь способ удержать его, несмотря на брак с девчушкой, которую она на днях увидела в ресторане "Санти". Что ж, она молодая и миленькая, но неужели он не устанет от всей этой юности и неопытности? Когда исчезнет новизна, не предпочтет ли он время от времени находить удовольствие в ее объятиях?
Луиса призадумалась. Ей нужно быть очень осторожной, чтобы не отпугнуть Рамона. Ей известно, что когда он добивается чего-либо, то идет напролом. Однако, если действовать умело… кто знает, что может произойти? Возможно, ей удастся повернуть ситуацию в свою пользу. Былой пылкости уже, конечно, не вернуть, но разве в жизни есть что-либо постоянное?
Луиса подавила вздох. У нее к Рамону сильные чувства, и она не допустит, чтобы он исчез из ее жизни, даже не спросив разрешения. Сначала она была разъярена, оскорблена и уязвлена, но сейчас, несмотря на боль, в ней возобладал здравый смысл.
— Я просто умираю от голода! — воскликнула Луиса. Она потянулась к Рамону всем своим гибким телом и дотронулась до его руки. — Давай пойдем и перекусим в каком-нибудь из наших излюбленных мест. В память о прошлом, — она одарила его ослепительной улыбкой.
У Рамона не было ни малейшего желания появиться в общественном месте в компании Луисы, но отказаться от приглашения, после того как она оказалась такой молодчиной — стойко приняла разрыв их отношений, — было бы попросту грубо.
— Ладно, — нехотя согласился Рамон, стараясь скрыть свое нежелание. Он поднялся. — Но, боюсь, я не смогу остаться допоздна.
— Конечно, нет, — вкрадчиво пропела Луиса, взяв его под руку и слегка прижимаясь к нему, чтобы он ощутил соблазнительный аромат ее духов. Теперь ты женат, и, естественно, у тебя есть обязанности.
— Гм, да, — Рамон смущенно засмеялся, и они пошли в коридор, чтобы одеться. Луиса не преминула постараться, чтобы он почувствовал прикосновение ее бедра.
— Пойдем в "Санти". Сегодня четверг, и в обеденное время там будет довольно спокойно, предложила она, повесив на плечо большую кожаную сумку.
— Согласен. Прекрасная мысль, — откликнулся Рамон, радуясь, что не попадет в гущу многочисленных друзей и знакомых.
Но предсказание Луисы не оправдалось. Ресторан был забит именно теми людьми, встречи с которыми Рамон надеялся избежать. Им потребовалось десять минут, чтобы дойти от входной двери до столика, — с таким множеством друзей им пришлось обменяться приветствиями.
— Привет, Рамон! Мы рады, что ты снова здесь.
Давай как-нибудь встретимся.
Луиса постаралась скрыть удовлетворенную улыбку. К счастью, ее план удался. Она делала вид, что не замечает ни повышенного интереса, который вызвало их появление, ни разговоров знакомых, строивших догадки о том, что же на самом деле происходит в жизни Рамона. Пусть говорят.
Чем больше будут болтать, тем будет веселее, удовлетворенно подумала Луиса, изучая меню.
Рамона душила бессильная ярость. Он понял уловку Луисы и был зол на себя за то, что попался на удочку. Ну что же, играть так играть, решил он, спокойно заказывая свое любимое блюдо.
Он подумал о Нене. Она знает, что он вернется сегодня, но не знает, в котором часу. Сейчас она, вероятно, дожидается его в отеле. Боже, какой стервой может быть Луиса, когда захочет! Неожиданно перед ним предстали все ее недостатки. Почему, удивился Рамон, непринужденно болтая с Луисой, он не замечал их раньше?
— Он приедет поздно, — уверенно сказала Элиса, когда они вышли из бутика, в котором Нена получила заказанные ею вещи из замши. — Давай пообедаем, а потом я подвезу тебя до отеля.
— Звучит заманчиво, — улыбнувшись, согласилась Нена.
Ей было приятно, что на ней новые брюки, нарядная кашемировая кофточка, замшевый жилет, отделанный мехом, и модные очки от Шанель, которые подчеркивают блеск ее волос, над которыми потрудился Карлос, непревзойденный парикмахер Элисы. Нена почувствовала, что теперь она некоторым образом приобщилась к элегантному образу жизни, который ведут женщины в этом удивительном городе. Это немного развеселило и позабавило ее, и, несмотря на то, что мысли о дедушке никогда надолго не покидали Нену, неожиданное вторжение в неведомый ей мир значительно приглушило острую боль утраты.
Но она скучала по Рамону.
Странно подумать, что только месяц назад она даже не знала мужчину, который так изменил все ее существо и без которого ей теперь трудно представить свою жизнь.
— Пойдем, как обычно, в "Санти"? — с улыбкой спросила Элиса.
— Мне бы очень хотелось, если ты не возражаешь.
— Надеюсь, что Франко удастся найти для нас приличный столик. В худшем случае можно выпить шампанского в баре, пока мы будем ждать.
Вопреки их опасениям, Франко немедленно указал им на угловой столик, который только что освободился, и они начали пробираться к нему.
Элиса первая заметила взгляды, которые посетители исподтишка устремляли на галерею. И чересчур веселые улыбки. Она нахмурилась, инстинктивно почувствовав неладное. Но было уже поздно. Нена подняла глаза и посмотрела на галерею.
Она похолодела, почувствовав настоящий ужас, когда увидела Рамона с женщиной. Луиса, лицо которой было знакомо ей по фотографиям из журнала, потянувшись к Рамону, дотронулась до его щеки жестом, не оставлявшим сомнения в его интимности и фамильярности.
Сначала Нена не могла пошевелиться из-за пронзившей ее невыносимой боли. Затем огромным усилием воли она взяла себя в руки и продолжала разговаривать с Элисой, как будто ничего не произошло. Нена села на край стула, чувствуя, что задыхается.
— В чем дело, Нена? Ты побледнела, — обеспокоенно спросила Элиса.
— Со мной все в порядке, — она беззаботно улыбнулась и тряхнула головой.
Какую глупость она сделала, подумав, что Рамон с легкостью расстанется с прежним образом жизни! Какое безрассудство и непростительная наивность! Почему она не прислушалась к инстинкту, который говорил ей, что их брак — только деловое соглашение? Так нет же! Она позволила себе увлечься.
Она предстала перед ним во всей своей глупости и неопытности. Наверное, Рамона забавляло обучать ее искусству любви. Мужчине нравится, когда он — первый в жизни женщины и может показать ей кое-какие приемы, цинично думала Нена, твердо решив не смотреть на галерею. Ей нужно сохранить достоинство. А ведь она думала, что ему тоже нравится, когда они вместе. Ха! Какая глупая иллюзия!
Сейчас она не устроит сцену, поклялась себе Нена. Любой ценой она будет держать себя в руках, наслаждаться блюдами, которые только что принес официант, и вести нормальный, культурный разговор с Элисой так, как будто ничего не произошло.
Элиса была в растерянности. Она украдкой бросила взгляд на галерею, не зная, заметила ли Нена своего мужа, и заколебалась, разрываясь между желанием предупредить ее и сомнением, действительно ли она увидела Рамона и Луису.
Лучше промолчать, решила она, если Нена ничего не заметила. Но бледность и отрешенность Нены свидетельствуют об обратном, и, несмотря на ее усилия поддерживать разговор и вести себя непринужденно, она чувствует, как напряжена ее новая родственница.
Должно быть, подумала она, Нена увидела их.
Элиса всем сердцем сочувствовала молоденькой жене Рамона, восхищаясь ее достоинством и гордостью, не позволившей ей устроить сцену и в слезах выбежать из ресторана.
Рамон поднялся из-за стола и пропустил Луису вперед. Она не забыла снова коснуться его бедром.
Улыбнувшись, Луиса повернулась и взяла Рамона под руку. Разговаривая, они спустились по ступенькам с галереи в зал ресторана.
И именно в этот момент Рамон увидел, что Нена сидит за столом и смотрит на них.
— Матерь божья! — вырвалось у него по-испански.
Луиса шла впереди, улыбаясь многочисленным друзьям и знакомым. Иногда она останавливалась, чтобы дать присутствующим возможность увидеть ее в обществе Рамона. Он был готов задушить ее! Как он мог допустить, чтобы она втянула его в это? Что делать? Заговорить с Неной или притвориться, что он не видит ее? Кажется, она занята оживленным разговором с Элисой, женой его двоюродного брата.
К сожалению, нет никакой возможности обойти столик, за которым они сидят. Не остановив Луису, прошедшую вперед, Рамон с замиранием сердца приблизился к двум женщинам, чувствуя, что на него устремлены взгляды всех присутствующих. Он слишком хорошо знает эту толпу — весь ресторан в приятном возбуждении ожидает, как он поступит. На секунду его охватило колебание. Затем он принял решение.
К черту Луису с ее предательскими штучками!
Для него важнее жена, внезапно понял Рамон, устремляясь к ней всем сердцем и восхищаясь, как ей удается владеть собой, несмотря на сцену, которую она, несомненно, видела.
— Привет! — сказал он, положив руку на плечо Элисы и поцеловав ее в макушку. Он встретился взглядом со сверкающими глазами Нены. — Нена, я…
— Привет, Рамон, — нечеловеческим усилием воли она послала ему мимолетную улыбку. Как жаль, что она не может встать и залепить ему звонкую пощечину! Вместо этого Нена с изяществом положила руки на стол. — Какое удивительное совпадение, что мы оказались в одном ресторане!
Я думала, ты приедешь к концу дня.
— Я тоже так думал, — неловко пробормотал Рамон. — Когда ты вернешься в отель? — коротко спросил он.
— Не имею представления, — холодно ответила Нена. — О, смотри, тебе лучше поторопиться. Твоя подруга ждет у двери.
— Хорошо, — неохотно согласился Рамон. Встретимся в отеле.
Нена кивнула. За всю свою короткую жизнь она никогда не была так унижена, и одного раза достаточно, поклялась себе Нена, чувствуя, как в ней закипает неведомая прежде ярость.
— Браво, Нена! — с жаром прошептала Элиса, как только Рамон отошел от них. — У меня нет слов, чтобы выразить восхищение твоим поведением. Должно быть, это Луиса привела его сюда, чтобы попытаться доказать людям, будто они все еще вместе.
— Судя по их поведению, она могла не утруждать себя, разве не так? — откликнулась Нена, скрывая за равнодушным тоном бушевавшее в ней негодование.
Если бы ей представился подходящий случай, она выцарапала бы Луисе глаза, мелькнула у нее мысль. Внезапно Нена поняла, что новое чувство, жгущее ее как каленое железо, — ревность.
Когда они в молчании возвратились в "Алвеар", Нена вся горела. Она не знала, когда появится Рамон. Быть может, он уже в номере? Но какое это имеет значение? В любом случае у нее нет намерения оставаться в отеле.
Поблагодарив Элису и попрощавшись с ней, Нена быстро подошла к номеру и дрожащей рукой открыла дверь.
Она с облегчением увидела, что Рамона нет.
Бросив сумки с покупками на кровать, она вытащила из шкафа два больших чемодана и подошла к телефону.
— Портье? Я хочу, чтобы вы забронировали мне билет в Лондон. Сегодня вечером. Да, первый класс. У окна. Благодарю вас.
Нена положила трубку и перевела дыхание.
Она поступила глупо, поддавшись уговорам Рамона и поехав с ним в Буэнос-Айрес, но дела еще можно поправить.
Решив не давать воли бушевавшей в ней ярости, Нена аккуратно складывала каждую вещь, прежде чем положить ее в чемодан. Через полчаса вещи были уложены, и Нена вызвала коридорного, стараясь изо всех сил держать себя в руках. Слезы, закипающие у нее на глазах, должны подождать, пока она не останется одна. Вдали от Рамона и этого места.
Рамон, пылая гневом, ехал к отелю. Он простился с Луисой холодно и сердито. Она подставила его, и за это он никогда не простит ее. Возможно, она действительно не знала, что Нена окажется в ресторане, — Луисе просто повезло, — но она рассчитывала на то, что он будет битком набит любопытной публикой. А его вина еще больше, потому что ему следовало догадаться об этом.
Теперь ему предстоит объяснить жене, чем именно он занимался, обедая там со своей бывшей любовницей. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, какие мысли обуревают Нену.
— Черт, черт, черт! — восклицал Рамон, поднимаясь в лифте и бросая взгляд на часы. Жаль, что он не смог отложить встречу с президентом в Каса-Росада. Президент, естественно, опоздал, и встреча продлилась дольше, чем он ожидал.
И вот, когда все шло так хорошо, гневно думал Рамон, когда Нена наконец начала открываться ему, как прекрасный бутон, надо же было случиться такой неприятности!
Он осторожно открыл дверь.
В гостиной никого не было. Рамон подошел к спальне и остановился в дверях. Но эта комната тоже была пуста. Он поспешно подошел к шкафу, распахнул его, и его подозрения оправдались, когда он увидел ряд пустых плечиков. Она уехала, понял Рамон и, снова взглянув на часы, убедился, что уже слишком поздно, чтобы перехватить Нену в аэропорту.
Через две минуты портье подтвердил, что она улетела. Итак, Нена на пути в Лондон. По крайней мере он знает, где найти ее. Но перекинуть мост через пропасть, которая возникла между ними, будет трудно.
Спустя несколько минут Рамон решил, что он должен предупредить мать и без промедления отправиться в Лондон.
Прибыв в аэропорт Хитроу, Нена немедленно поехала в Турстон-Мэнор. Слуги были удивлены и обрадованы ее неожиданным появлением. Когда с приветствиями и неизбежными поздравлениями было покончено, Нена опустилась на кровать, довольная тем, что может полежать с закрытыми глазами и немного расслабиться.
Решение о дальнейших действиях Нена приняла в самолете. Завтра, как только немного отдохнет, она позвонит адвокатам и узнает, как начать бракоразводный процесс. Она не будет женой этого человека. Он играл ее чувствами, сердцем и гордостью, и с нее достаточно.
На мгновение образ дедушки предстал перед ее мысленным взором, но Нена преодолела слабость.
Слишком поздно беспокоиться о слове, которое она дала ему. К тому же дедушка вряд ли мог ожидать от Рамона такого жестокого, неджентльменского поведения. Нельзя же ожидать, что она просто сдастся, забудет и, смущенно потупив глаза, безропотно смирится с его изменами?
Когда Нена наконец забылась тревожным сном, ей приснился высокий, смуглый красавец, чьи руки, прикасаясь к ней, творят чудеса и который, несмотря на весь ее гнев и злобу, до сих пор вызывает у нее желание.
Донья Аугуста была реалисткой, и поэтому внезапное возвращение Нены в Англию не вызвало у нее большого удивления. Гораздо сильнее ее поразила явная неловкость, с которой ей сообщил об этом сын. По правде сказать, никогда за тридцать два года его жизни она не слышала в его голосе такой растерянности.
Что ж, подумала донья Аугуста, положив трубку, ему отнюдь не повредит повариться несколько дней в собственном соку. В глубине души она довольна тем, что он порвал с Луисой. С самого начала эта связь не вызывала у нее одобрения, и она опасалась, что Рамон, подобно многим мужчинам, женившись, будет продолжать жизнь, которую он вел до брака, не обращая внимания на очаровательную молодую жену.
Но, очевидно, этого не произойдет.
В радостном настроении донья Аугуста поспешила сообщить новости мужу. Не все, конечно.
Только самое главное. Они ни в коем случае не должны вмешиваться, твердо заявила она дону Педро; просто необходимо, чтобы Нена знала, что донья Аугуста всегда выслушает ее, если у нее возникнет необходимость поговорить с ней. Дон Педро согласился с женой. Молодые, решили они, должны сами разрешить свою проблему.
После этого донья Аугуста, намереваясь выяснить, что происходит, немедленно пригласила невестку пообедать вдвоем в ресторане. Оба разговора по телефону вызвали у нее некоторое раздражение: Рамон выражался крайне неопределенно, а Нена — чрезмерно вежливо. Но донья Аугуста чувствовала, что дела обстоят хуже, чем она дала понять мужу. Пора разведать обстановку, решила она. Естественно, у нее нет ни малейшего намерения вмешиваться в их отношения, но небольшая разумная помощь никому не повредит.
— Итак, — начала донья Аугуста, когда они сели на обитую зеленым бархатом скамью у окна в изысканном обеденном зале ресторана, — я поняла, что вы с Рамоном нашли квартиру в Буэнос-Айресе?
— Мы… э-э-э… действительно присмотрели кое-что, — запинаясь, сказала Нена, не желая, не поговорив предварительно с Рамоном, сообщать ей о своем решении получить развод. Она еще не разговаривала с адвокатами, но это только потому, сказала себе Нена, что у нее не было времени. Ей пришлось написать множество благодарственных писем за все те злополучные свадебные подарки, которые она с превеликим удовольствием упаковала бы и отослала назад.
— Вот как! Я подумала, что вы остановились на чем-то определенном. — Донья Аугуста удивленно подняла идеально выщипанные брови.
— Да… нет. По правде сказать, все это довольно сложно, — призналась Нена. Ей было трудно смотреть в глаза пожилой женщине, которая оказала ей неоценимую помощь во время болезни дедушки, и беззастенчиво лгать.
Донья Аугуста поправила рукой, унизанной перстнями, идеально уложенные седые волосы.
— У меня такое чувство, сказала она, ласково похлопав Нену по руке, — что у вас с Рамоном не все ладно, — за этими словами последовал глоток шампанского.
— Да, то есть нет. Я хочу сказать, что…
— Нена, я хочу, чтобы ты относилась ко мне как к другу, а не как к свекрови — устрашающее слово, не правда ли? — рассмеявшись, сказала донья Аугуста. — Ведь у тебя, дорогая, нет ни мамы, ни бабушки, с которыми ты могла бы посоветоваться.
Позволь мне добавить, прежде чем мы продолжим разговор, что я очень реалистично оцениваю своего сына. Я не из тех любящих матерей, которые считают свое чадо непогрешимым. Мне очень хорошо известны некоторые… э-э-э… недостатки Рамона.
Нена сделала большой глоток шампанского. Уже несколько дней она обдумывает проблему со всех сторон. Но открыться матери Рамона? Правильно ли это будет? Не сделает ли она неверный шаг? Однако, глядя в ясные серые глаза доньи Аугусты, Нена внезапно поняла, что должна признаться кому-то, если она не хочет потерять рассудок.
— Я даже не знаю, как рассказать вам, — начала она, опустив глаза на салфетку. — Мне казалось, что у нас все хорошо. Я начала верить, что, возможно, мысль о нашем браке была не так уж плоха, но вдруг… — Вспомнив, как Рамон с улыбкой заглядывал Луисе в лицо, Нена почувствовала, как ее охватывает гнев и на глаза навертываются жгучие слезы.
Заметив, как Нена страдает, донья Аугуста накрыла ладонью ее маленькую руку.
— Нена, дорогая, расскажи мне все, что произошло. Держать это в себе еще хуже. Мы — женщины, и нам нужно выговориться, когда что-то беспокоит нас. Поверь мне: все, что ты расскажешь, останется между нами.
— У него, — чтобы успокоиться, Нена сделала глубокий вдох, есть любовница.
— А-а-а, Луиса, я полагаю, — донья Аугуста понимающе кивнула. — В высшей степени досадно.
Но у меня сложилось впечатление, что с ней покончено.
— Я бы так не сказала.
— Неужели ты видела ее?
— Да, — с горечью призналась Нена. — Вернее, я видела их.
— Понимаю, — донья Аугуста была обескуражена. — Где ты их видела, Нена?
— В "Санти". Предполагалось, что Рамон в Кордове. Я пошла в ресторан, чтобы пообедать вместе с Элисой. Там я и увидела, что он сидит с этой женщиной и улыбается ей. Я знала, кто она, — видела их на фотографии в журнале, который вы принесли для дедушки, — но думала… вообразила, что раз он теперь женат… — у Нены прервался голос, и она снова сделала большой глоток.
— Мне очень жаль, что тебе пришлось вынести это, — озабоченно сказала мать Рамона. — Я по опыту знаю, что иногда справиться с такими вещами бывает очень трудно. Мой Педро был настоящим донжуаном, когда мы поженились, и у меня были подобные неожиданные и малоприятные встречи.
Я думаю, что именно это заставило тебя так поспешно возвратиться в Лондон?
— Разве я могла сделать что-нибудь другое? — попыталась оправдаться Нена.
— Я не осуждаю тебя, — с доброй улыбкой возразила донья Аугуста. — Напротив, думаю, что ты поступила правильно. Это пойдет Рамону на пользу: он поймет, какую глупость сделал.
— Донья Аугуста, я думаю, что мне нужно честно предупредить вас… хотя я хотела сначала сказать ему. Я хочу получить развод. — Нена высоко подняла голову, и донья Аугуста увидела ее решительно сжатые губы.
— Это очень ответственное решение, — осторожно заметила свекровь.
— При данных обстоятельствах я не вижу для нас будущего.
— А какие именно обстоятельства ты имеешь в виду?
Нена колебалась. Может ли она сказать, что мужчина, которого, как ей казалось, она любит, считает ее просто удобным приобретением? Что, уходя от нее, он направляется к другой женщине?
— Нена, я намного старше тебя и, вероятно, лучше понимаю, что происходит, — успокаивающе сказала донья Аугуста. — Поправь меня, дорогая, если я ошибаюсь. Я права, предполагая, что ты питаешь к моему сыну нежные чувства?
В очередной раз отпив шампанского, Нена утвердительно кивнула.
— Вот почему это невыносимо, — тихо сказала она, стиснув руки. — Совершенно невыносимо! Я знаю, что некоторые женщины терпят это, но у меня нет сил смотреть, как Рамон уходит каждый день, а я не знаю, идет ли он к ней или нет.
— А ты вовсе и не должна терпеть ничего подобного, — живо заметила донья Аугуста.
— Лучше всего сразу положить этому конец, вздохнув, сказала Нена. — Нас не следовало принуждать к этому браку. Это неестественно. Я думаю, что на Рамона тоже оказали большое давление.
— Чепуха! Теперь вы в одной лодке и, я думаю, должны, по крайней мере, дать друг другу шанс.
Когда возникает первая трудность, к разводу прибегают только трусы, а ты, Нена, не производишь такого впечатления, — с намеком сказала донья Аугуста.
Пожилая женщина размышляла, передать ли невестке то, что сын сказал ей по телефону. Он окончательно порвал с Луисой. Она решила, что не будет делать этого. Они должны решить все сами. Несмотря на это, донья Аугуста полагала, что Рамону пора появиться и начать борьбу за то, что ему действительно нужно. Хотелось бы ей увидеть лицо сына, когда Нена заявит ему, что требует развода! Ему будет очень полезно понять, что он не может всегда поступать по-своему.
Очень полезно.


ГЛАВА ШЕСТАЯ


— Дон Рамон ожидает в библиотеке, — объявил Уортинг через два дня после того, как Нена, облегченно вздохнув, закончила последнее благодарственное письмо.
— Проси его, Уортинг, — сказала Нена, чувствуя ком в горле. Она понимала, что их встреча должна состояться, и чем раньше она скажет Рамону о разводе, тем лучше.
Он стремительно вошел в комнату. Несмотря на свое решение, Нена почувствовала, как при виде своего высокого, смуглого, красивого мужа, одетого в безупречно сидевший на нем серый костюм, у нее дрогнуло сердце.
Стоя у окна, она дожидалась, пока Уортинг закроет дверь.
— Доброе утро, — сказала Нена как можно официальное, высоко подняв голову.
Рамон видел, как она напряжена. Нена — маленький храбрец, подумал он. Она исполнила свою роль в ресторане с изяществом и достоинством настоящей леди, каковой она является. Теперь, глядя на нее с расстояния в несколько метров, он почувствовал восхищение… и что-то еще. Это чувство было настолько сильным, что он замер в неуверенности. У Рамона перехватило дыхание, и какое-то время он молча смотрел на Нену, думая, в какую удивительную женщину она превращается, несмотря на свою юность.
Нена холодно оглядела его, надеясь, что он не заметит, как тщательно она пытается скрыть волнение.
— Почему ты сбежала? — нарушил молчание Рамон.
— Я думаю, это более чем очевидно, — ледяным тоном ответила Нена.
— Мне все равно непонятно, почему ты уехала.
— Неужели? — удивилась она. — Боюсь, я не согласна с тобой. Для меня и твоей любовницы нет места в Буэнос-Айресе. Очевидно, мы посещаем одни и те же заведения, — добавила Нена. — Как неудобно!
— То было просто неудачное совпадение.
— Я не знаю, по каким правилам играют в эти игры, Рамон, и не могу сказать, что жажду узнать их. Теперь, когда ты здесь, я встречусь с адвокатами, и мы сможем обсудить условия развода.
— Развода?! — Рамон был потрясен.
— Да, развода. Не можешь же ты ожидать, что я останусь твоей женой.
— Нена, нам нужно поговорить об этом.
— Нет, не нужно. Чем меньше будет сказано, тем лучше.
— Не будь смешной.
— Я не смешна. Я просто реалистична — какой мне следовало быть последние несколько недель, — с горечью сказала она, отворачиваясь и глядя в окно, за которым шел летний дождь.
— Нена, любовь моя, пожалуйста, дай мне возможность объяснить…
— Что объяснить? — воскликнула она, резко повернувшись. — Что ты содержишь любовницу, женщину, с которой ты состоишь в связи уже несколько лет?
— С этим покончено.
— Неужели? Ты не обманешь меня. Возможно, я молода, Рамон, но разум у меня все-таки есть. Я не могу поверить, что ты оставил женщину, с которой даже сфотографирован в журнале "Ола!" и с которой ты считаешь подобающим обедать в самом модном ресторане в городе, несмотря на такой малозначительный факт, как то, что ты женат, — едко сказала Нена.
— Это нелепо, Нена, — возразил Рамон, хватая ее за руки. — Это было совсем не то, что ты
вообразила. Я должен был повидать Луису, объяснить ей. Я не сказал ей о нашем браке так, как надо. Мне нужно было попрощаться с ней.
— В ресторане "Санти"! — сверкнула Нена глазами. — Как ты смеешь обращаться со мной как с простушкой? — Она отпрянула от Рамона, чувствуя, что жгучие слезы закипают у нее на глазах. Как ты смеешь, Рамон? — Не сдержавшись, она ударила его по щеке и отшатнулась, придя в ужас от своего поступка.
Рамон, не дрогнув, выдержал пощечину. Поднеся руку к щеке, он печально улыбнулся.
— Я заслужил это. Но теперь, пожалуйста, успокойся и дай мне объяснить.
— Нет! — Нена разрыдалась. — Я не хочу больше слышать об этом ни единого слова. Уходи, возвращайся к ней. Я была дурой, когда подумала, что мы… что я… что… — Она снова отвернулась к окну, содрогаясь от рыданий.
— Девочка моя, — Рамон обнял жену за трясущиеся плечи, — нет никаких причин для такого волнения. Если бы ты только выслушала меня, дала бы мне объяснить, что на самом деле…
— Я не хочу ничего слушать, — упрямо возразила Нена, пытаясь вырваться из кольца его рук. — И не верю ни одному твоему слову. Ты пытаешься успокоить меня. Я не потерплю, чтобы меня обманывали.
На лице Рамона появилось жесткое, решительное выражение.
— Я не лжец, Нена. Я сожалею о том, что произошло, но не позволю, чтобы моя жена сомневалась в моей честности.
— Я не сказала…
— Нет, ты сказала. Ты заявила, что не веришь мне, не будешь слушать мои объяснения, и ты с удивительной легкостью говоришь о разводе. Такое у тебя отношение к браку? Как к чему-то такому, от чего легко избавиться, когда возникает какая-нибудь проблема?
— Я… — Нена была захвачена врасплох внезапно произошедшей в нем переменой и неподдельным гневом, который вспыхнул в его карих глазах.
— Ответь мне! — потребовал Рамон холодным, спокойным голосом. — Я хочу услышать это из твоих собственных уст.
Нена с трудом перевела дыхание.
— Н-нет. У меня не такое отношение к браку.
Простоя…
— Что? Ты видела меня с женщиной и вообразила, что я все еще сплю с ней?
Краска бросилась Нене в лицо.
— Да.
— Вот оно что. Хотелось бы тебе добавить что-нибудь еще?
— Я не доверяю тебе.
Рамон, как ужаленный, отпрянул от нее, и его лицо окаменело.
— Понимаю. В таком случае нам не о чем больше говорить. Позволь пожелать тебе всего хорошего, — слегка поклонившись, он повернулся и решительно вышел, оставив Пену в полной растерянности.
Она не имела это в виду, хотя, пожалуй, крупица правды в ее словах была. Возможно, она неудачно выразилась. Господи, что я натворила? корила себя Нена, вспоминая непреклонное выражение, которое появилось на лице у Рамона, когда он уходил. Она не хотела обидеть или оскорбить его, а сейчас уже слишком поздно. Жребий брошен, и она перешла Рубикон. Возврата нет.
От подступивших слез у Вены перехватило дыхание, и, бросившись на диван, она разразилась долгими мучительными рыданиями, не принесшими ей облегчения.
— Мне нужен полный отчет о деятельности нефтяных компаний "Карвахаль", сказал Рамон Мортону, личному секретарю покойного Родриго Карвахаля, который теперь исполнял обязанности помощника в офисе "Карвахаль Энтерпрайзиз" на Доувер-стрит. — И дайте мне также аудит на фирму, занимающуюся экспортом и импортом.
— Хорошо, сэр. Это все?
— Пока да. Спасибо, Мортон, — Рамон поднял глаза и улыбнулся. — Сэр Уилфред уже у себя?
— Он прибудет к десяти часам, сэр. Сказать ему, что вы спрашивали о нем?
— Будьте любезны. И Эндрю Трентону тоже.
Они всегда приходят так поздно?
— Обычно они появляются к десяти, — с некоторой неловкостью ответил Мортон, почувствовав неодобрение в тоне нового босса.
— Ах, так. Прекрасно. Передайте, пожалуйста, что мне необходимо поговорить с ними.
— Обязательно, сэр.
С этими словами Мортон удалился, и Рамон принялся просматривать толстые папки. Ему нужно подробно ознакомиться со всеми компаниями "Карвахаля" и их активами, управлением и тем, как оно осуществляется. К тому же это поможет ему отвлечься от мыслей о Нене.
После их злополучного разговора Рамон возвратился в Лондон. Донья Аугуста ждала его в гостиной своего дома на Итон-Сквер.
— Ну как, дорогой? Ты повидался с Неной? — спокойно спросила она, откладывая в сторону журнал.
— Повидался.
— И?..
— Ничего хорошего. Она говорит о разводе, Рамон сел напротив матери и положил ногу на ногу. — Не понимаю, что с ней такое. В конце концов, ничего ужасного не произошло.
— Неужели? Ты думаешь, что, когда невеста, недавно ставшая женой, встречается в ресторане с любовницей своего мужа, она должна считать это обычным событием, на которое не следует обращать внимание?
— Я этого не говорил, — раздраженно возразил Рамон.
— Тебе приходило в голову, что почувствовала эта молодая девушка?
— Конечно.
— Ее неожиданно вынуждают вступить в брак по расчету, она теряет единственного близкого человека — дедушку, которого обожала, попадает в общество людей, которые значительно старше и опытнее ее и к тому же принадлежат к другой культуре. И помимо всего этого она должна справиться с ситуацией, в которую ты поставил ее? Не кажется ли тебе, что ты ожидаешь слишком многого?
— На самом деле она прекрасно справилась, сказал Рамон, глядя на восточный ковер, украшавший пол. — Она проявила такое достоинство и хладнокровие, что можно подумать, будто ей привычно попадать в подобное положение.
— Ну, что же, тогда Нена молодец. Но это отнюдь не означает, что она готова терпеть твой образ жизни.
— Я не собирался сохранять отношения с Луисой.
— Ты уже говорил мне это, — резко сказала донья Аугуста. — Дело в том, что, кажется, ты не смог убедить в этом Нену.
— Но она не хочет выслушать меня!
— На твоем месте, — сказала мать, поднявшись и взяв журнал, — я бы подождала, пока стихнет волнение. Жизнь иногда сама все улаживает.
Рамон проводил глазами мать. Будь он проклят, если согласится ждать! И все же… его мать удивительным образом всегда оказывается права. Ну, ладно. Он останется в Лондоне и ознакомится с делами дона Родриго. В конце концов, у него есть моральные обязательства. Он дал ее деду слово джентльмена, которое сдержит, каким бы ни был исход его брака.
Прошло несколько дней, но Нена не решалась позвонить адвокатам. Она знала, что ей следует сделать это, и ругала себя за неуверенность. Но каждый раз, когда она намеревалась набрать номер телефона, какое-то необъяснимое чувство останавливало ее и Нена начинала думать о Рамоне, о восхитительных, незабываемых ночах, проведенных в его объятиях.
Нелепо думать о них, когда она знает — прекрасно знает, — что они не могут повториться. Она не сумеет жить, зная, что он делает то же самое в другой постели и с другой женщиной. Нена содрогнулась от боли и унижения. Почему, ну почему она позволила своему сердцу полюбить?
Нена села за стол и решительно заполнила заявления о приеме в несколько университетов. Ей надо думать не о мужчине, который оказался обманщиком, а о том, как жить дальше и получить образование. Но перспектива учебы, которая раньше казалась ей такой волнующей и о которой она страстно мечтала, потеряла свою привлекательность. К тому же последние несколько дней она чувствует ужасную усталость и апатию.
Проснувшись на следующее утро, она не почувствовала себя лучше. Даже наоборот. Как только она встала с постели, ей пришлось устремиться в ванную. Когда она склонилась над раковиной, ее вырвало.
Приступ тошноты прошел, и Пена, выпрямившись, посмотрелась в зеркало. У нее ужасный вид.
Но какое это имеет значение? Вероятно, она подхватила какую-то инфекцию в Аргентине. Пошатываясь, она возвратилась в комнату и, обессиленная, свалилась на кровать.
В тот же момент зазвонил телефон. Пена сначала решила не поднимать трубку, но в последний момент передумала.
— Алло.
— Здравствуй.
От звука низкого, сочного голоса Рамона у Нены забилось сердце. Как жаль, что она не может управлять своими чувствами!
— Что тебе нужно? — сухо спросила она.
— Я звоню только для того, чтобы спросить, не сможем ли мы пообедать вместе. Скажем, завтра.
Мне нужно обсудить с тобой кое-что.
Он говорит равнодушным, почти холодным тоном, подумала Нена. Наверное, в глубине души он рад избавиться от нее.
— Что обсудить? — с опаской спросила она.
— Да так, некоторые документы и несколько дел, касающиеся нефтяных компаний "Карвахаль", о которых тебе следует знать. Особенно если ты собираешься управлять ими сама, — холодно добавил Рамон.
— Я… — Ей не приходило в голову, что в случае развода Рамон передаст бразды правления в ее руки. Подобная перспектива выглядела устрашающе. — Думаю, что мы можем встретиться. Куда ты хочешь пойти?
— Бар "У Хэрри" подойдет тебе?
— Вполне. В какое время?
— Без пятнадцати час.
— Хорошо, — согласилась Нена, надеясь, что в его голосе отразится хотя бы какое-нибудь чувство.
— Тогда до встречи.
Рамон повесил трубку, и Нена откинулась на подушки, удивляясь, что ей хотелось расплакаться. В конце концов, ведь развод предложен ею, так почему она хнычет? Что посеешь, то и пожнешь.
Тяжело вздохнув и преодолев очередной приступ тошноты, Нена уткнулась лицом в подушку.
Больше всего ей хотелось провалиться сквозь землю. Она устала решать одну проблему за другой.
Но вскоре Нена овладела собой и, приняв душ, решила сохранять спокойствие и с достоинством и мужеством встретить то, что ее ожидает.
В этот час в баре царило оживление. Официантки сновали по залу, и, направляясь к столику, из-за которого Рамон поднялся ей навстречу, Нена слышала гул оживленных голосов.
Как жаль, что он так красив и неотразимо сексуален! Неудивительно, что большинство женщин в зале исподтишка посматривают на него. А некоторые — совершенно откровенно!
— Привет, Нена. — Увидев ее, Рамон сразу заметил, что она похудела и побледнела.
— Привет, Рамон.
Они не поцеловались, ограничившись официальным наклоном головы.
— Как поживаешь? — вежливо осведомился он, как будто разговаривая со знакомым.
— Хорошо, спасибо. А ты?
— Прекрасно.
— Как твои родители?
— С ними тоже все в порядке. Мама надеется, что сможет уговорить тебя прийти сегодня вечером пообедать у них на Итон-Сквер.
— Право, я не знаю… — торопливо сказала Нена, но, вспомнив, как добра была к ней донья Аугуста, смутилась.
— Это доставит им большое удовольствие, сказал Рамон, прибегая' ко всем уловкам, чтобы заставить ее согласиться. — Я могу заехать за тобой.
— Хорошо, я приду.
— Тогда мы можем встретиться где-нибудь, и я отвезу тебя на Итон-Сквер.
— Прекрасно, спасибо. Мне нужно заняться кое-какими делами. Ты можешь заехать за мной на Честер-Сквер.
— Решено. В семь часов.
Следующие несколько минут они молча изучали меню. Нена не могла решить, что ей заказать.
Тошнота прошла, но она опасалась, что почувствует себя плохо, если съест что-нибудь не то. Меньше всего ей хотелось привлечь к себе внимание. В конце концов она отказалась от закусок и остановилась на жареном цыпленке с овощами.
Рамон удивленно поднял брови.
— А салат из креветок? Насколько я помню, ты любишь его.
— Нет, нет, спасибо, — поспешно сказала Нена, чувствуя, как от одной мысли о креветках к горлу подступает тошнота. — Я не голодна.
— Та-ак. Тебе следует заботиться о своем здоровье. Ты выглядишь не совсем хорошо.
— Пустяки. Просто я где-то подхватила легкую инфекцию. Пройдет.
Рамон пристально посмотрел на нее, но промолчал.
— О чем ты хотел поговорить со мной? — спросила Нена, осторожно пригубив шампанского и надеясь, что оно не окажет негативного воздействия на ее организм.
Рамон нахмурился.
— Поговорить? Ах, да. Есть кое-какие вопросы, о которых ты должна знать. Если ты собираешься принять участие в управлении компаниями, я думаю, что тебе следует проводить некоторое время в офисе, знакомясь с документацией. Я собирался захватить несколько папок, но потом передумал.
Тебе будет удобнее прийти на Доувер-стрит и просмотреть их за столом.
— Понимаю, — и она действительно поняла.
Ее сердце охватил легкий трепет, и сквозь густые ресницы Нена украдкой взглянула на Рамона.
Он выглядит таким холодным, сухим и официальным: губы плотно сжаты, голова высокомерно поднята. Но Нена не могла удержаться от мысли, что он устроил их встречу как предлог, чтобы увидеть ее. Эта мысль взволновала ее, и Нена быстро сделала еще один глоток шампанского, удивившись, что ее бокал почти пуст.
Прежде чем она успела возразить, Рамон заказал еще одну бутылку. Ну и пусть. При такой скорости она может ей вскоре понадобиться.
Она прелестна, но выглядит такой бледной и потерянной! Нена гордая женщина, и Рамон понял, что уязвил не только ее гордость, но и самоуважение. Он лучше многих знает, как это неприятно. Хорошо, что Нена, очевидно, не созвонилась с адвокатами, несмотря на намерение потребовать развод. Возможно, она передумает.
Рамон изучал ее холодное, сдержанное лицо.
Она достойный противник, грустно подумал он, но, несмотря на это, у него есть надежда, что победа будет за ним.
Но эти мысли он благоразумно держал при себе.
К концу обеда Нена с удивлением поняла, что они оживленно болтают о пустяках. Она с усилием призвала себя к порядку. Этот мужчина — опасный, ловкий делец. Ей необходимо проявлять крайнюю осторожность и помнить о своем решении, сердито напомнила она себе, когда спустя некоторое время входила в магазин готового платья.
В конце концов, разве она не знает, чего хочет?
Вздохнув — потому что, вероятно, она все-таки не знает, — Нена без особого интереса начала рассматривать выставленные образцы одежды.
Ужин на Итон-Сквер поставит ее в затруднительное положение, подумала Нена, нежась в ванне. Что думают об их отношениях дон Педро и донья Аугуста? Они, несомненно, знают, что по какой-то причине они с Рамоном живут отдельно.
Его мать с пониманием относится к этому. Но что скажет дон Педро? Будет ли он упрекать ее за то, что она покинула жилище супруга?
Но теплый прием, который ей оказали, сразу рассеял страхи Нены.
— Как мы рады видеть тебя, Нена! — дон Педро встретил ее широкой улыбкой и усадил на диван рядом с собой. — Мы соскучились по тебе. Но ты, я уверен, очень занята. В Турстоне много работы.
— Гм, да, — смущенно подтвердила Нена, обрадовавшись, что дон Педро делает вид, будто их раздельное проживание вызвано особыми обстоятельствами, а не трещиной в отношениях. Она украдкой бросила взгляд на донью Аугусту. Что, интересно, она рассказала мужу?
Нена ощутила внезапно нахлынувшее на нее чувство горячей привязанности. После безвременной кончины бабушки четыре года назад у нее не было старшего друга — женщины, с которой она могла бы поговорить или посоветоваться. Поняв, что донья Аугуста сдержала свое слово, Нена ощутила облегчение. Возможно, она скажет ей, как плохо себя чувствует. Можно, конечно, пойти к доктору Грейнджеру, семейному врачу на Харли-стрит, но ей почему-то не хочется. Возможно, подумала Нена, болтая с доном Педро и смеясь его шуткам, болезнь пройдет сама по себе.
Рамон пустил в ход все свое обаяние. Нена постоянно чувствовала на себе его жгучий взгляд, от которого ее бросало в краску. Он пробуждал в ней тоску и пленительные воспоминания о восхитительных чувствах и ощущениях.
Когда великолепный ужин, прошедший в приятнейшей обстановке, подошел к концу и Нене пора было уходить, ей стало грустно. Она полюбила родителей Рамона и была признательна им за доброту и радушие, с которым они приняли ее в свою семью. Ей хотелось — как сильно ей хотелось! чтобы ее отношения с Районом сложились иначе.
Но пока все остается по-прежнему, напомнила себе Нена, когда Рамон приготовился проводить ее на Честер-Сквер. Выйдя, они увидели, что ночь уже опускается на город, хотя еще не было десяти часов. Они пошли, и Рамон взял Нену под руку.
Она мгновенно напряглась, но поняла, что поступит грубо, если оттолкнет его, потому что, вероятно, это просто проявление вежливости. И рука об руку они продолжили свой путь. Вскоре позади осталась церковь Святого Михаила, и они подошли к дому. Рамон остановился.
— Нена, ты не будешь возражать, если я войду?
Нам нужно поговорить, — мягко сказал он. — Я Знаю, что ты очень сердита на меня, и по заслугам, но, думаю, ты можешь оказать мне любезность и выслушаешь меня.
— Может быть, не сейчас? — спросила она, глядя в сторону и думая о том, как избежать неминуемого разговора. Ей и без того тяжело, что он так близко и до нее доносится пряный аромат одеколона и волнующий запах мужского тела, который она не забудет до конца своих дней.
— Почему? — Рамон поднял темные брови и пронзительно взглянул на нее. В его глазах Нена увидела непреклонную решимость.
От него не избавишься, с досадой поняла Йена.
— Хорошо, — сказала она, пожав плечами. — Ты можешь войти, но очень ненадолго.
— Какое радушное приглашение! — пробормотал Рамон, и Нена, не выдержав, улыбнулась.
— Извини. Я не хотела показаться негостеприимной. Просто сегодня я сильно устала.
— У тебя действительно измученный вид, — подтвердил Рамон, когда они поднимались по лестнице. Нена открыла дверь своим ключом, не желая беспокоить слуг. — Ты уверена, что не больна?
— Со мной все в порядке. Просто, наверное, легкая инфекция. Беспокоиться не о чем, — ответила она, проходя в дверь, которую он распахнул перед ней.
— Надеюсь. Я не хочу, чтобы ты заболела.
— Тебя это больше не должно волновать, — возразила Нена, повернувшись к Рамону и решительно вздернув подбородок.
Рамон сверкнул глазами.
— Ты все еще моя жена, — язвительно сказал он, — и, будучи таковой, находишься под моей защитой.
— Ради бога! Не будь таким старомодным, — усмехнулась Нена, удивленная его реакцией.
— Старомодным? — Рамон сделал шаг вперед. Очень может быть. Но я должен напомнить тебе, что являюсь твоим мужем и, следовательно, имею право знать о твоем самочувствии.
Он смотрел Нене в лицо, и по блеску его глаз и решительной складке губ она поняла, что он не потерпит возражений. И она не нашла в себе сил отвести от него взгляд, спастись от завораживающих карих глаз, буквально пригвоздивших ее к месту.
Прежде чем Нена успела опомниться, Рамон протянул руку и дотронулся до нежной щеки. Кончиками пальцев он прикоснулся к ее губам. Затем она внезапно оказалась в его объятиях, и, требуя, чтоб Нена подчинилась его воле, Рамон сломил сопротивление ее губ, впившись в них жадным поцелуем.
Какое-то мгновение Нена сопротивлялась, упершись кулаками ему в грудь и пытаясь вырваться. Но внезапно его язык коснулся такого чувствительного, нежного и уязвимого места, что ей ничего не оставалось делать, как подчиниться Рамону, покорившись сильным рукам, ласкавшим ее спину, шею и упругие холмики ягодиц.
— Я хочу тебя, — хрипло прошептал Рамон, когда оторвался от ее губ. — Боже, как я хочу тебя, моя Нена! Как я скучал по тебе! Пойдем наверх и закончим то, что мы начали.
— Я… я думала, что ты хочешь поговорить, — задыхаясь, проговорила она, пытаясь успокоиться и сохранить самообладание.
— Мы поговорим потом… когда-нибудь, — ответил он, решительно подталкивая ее вверх по ступенькам.
— Нет. Нет. Рамон, обожди! — Нена оттолкнула его и отступила назад. — Для тебя все это так просто? Поцеловались, помирились и будем друзьями, которых ждет впереди счастливая семейная жизнь? Нет, это не так просто. Для меня, во всяком случае, — внезапно охрипшим голосом сказала она, чувствуя, что слышит глухие удары своего сердца. — Я не могу стать чем-то вроде ковра, по которому ты можешь ходить. Если бы ты действительно хотел, чтобы мы были единым целым, ты должен был бы разобраться со своей любовницей до свадьбы, а не после нее.
— Ты ведешь себя мелочно и по-детски, — возразил Рамон, не желая отпускать ее.
— Может быть. Но это то, что я чувствую.
— А как насчет развода? Твои адвокаты еще не звонили мне, — насмешливо сказал он, презрительно блеснув глазами.
— Очень хорошо, они позвонят тебе, если ты этого хочешь.
Рамон шагнул к ней и одним быстрым движением крепко прижал к себе.
— Я женился на тебе, чтобы быть с тобой в радости и в горе, а не для того, чтобы ты ушла, как, только у нас появятся какие-то проблемы, — гневно заявил он и, прежде чем Нена успела отпрянуть, снова завладел ее губами.
Устоять было трудно, так трудно! И сопротивление Нены начало таять, несмотря на инстинкт, который твердил ей "нет". Рука Рамона легла ей на грудь и принялась ласкать ее. Это была не нежная, а умелая ласка, и Нена изнемогала от желания. У нее подогнулись ноги, когда рука Рамона, быстро скользнув вниз, коснулась самого чувствительного участка ее тела. Когда у Нены вырвался судорожный вздох, Рамон быстро отстранился от нее.
— Желаю тебе спокойной ночи, супруга моя!
Надеюсь, что ты получишь наслаждение от своей одинокой постели.
С этими словами он резко повернулся, открыл дверь и, сбежав по лестнице, решительно зашагал в направлении Итон-Сквер.
Нена бессильно опустилась на третью ступеньку длинного лестничного пролета. У нее вырвался тихий стон. Как все запуталось! Она то ненавидит мужа, то жаждет его любви. От его прикосновений в ней трепещет каждая жилочка, каждый нерв! Нена смотрела на закрывшуюся за Рамоном дверь, гадая, что произойдет дальше. Он почти заставляет ее позвонить адвокату… но ласкает и целует ее так, что…
Ухватившись за перила, Нена поднялась и медленно пошла наверх. Войдя в свою комнату, она медленно разделась и, глядя на себя в зеркало, дотронулась до груди, на которой его пальцы оставили след. Она увидела напряженные, возбужденные от желания соски. Закрыв глаза, Нена пожалела о том, что не уступила, не позволила ему остаться, подняться наверх и заняться с ней любовью, не дала ему облегчить восхитительную боль, молившую о завершении.
Затем здравый смысл возобладал. Она отвернулась от зеркала и схватила старую пижаму. Уж это ночное одеяние отнюдь не сексуально и не напоминает ей о медовом месяце, о том, как Рамон приказал ей снять ночную рубашку и какую чувственную силу она внезапно обрела, когда стояла перед ним нагая.
Прекрати! — приказала себе Нена, войдя в ванную и с ожесточением выдавливая на зубную щетку пасту из тюбика. Она ведет себя как безмозглая дура, как те девчонки, которые в школе вызывали у нее презрение, потому что вечно, глядя на мужчин, глотали слюнки. Неужели у нее нет силы воли?
Но даже когда Нена леща в кровать, ее преследовал запах Рамона, запечатлевшийся у нее в памяти, и она вновь пережила ощущения, пробужденные его прикосновениями. Интересно, осталась ли у нее хотя бы капля здравого смысла?
Наилучшее, что можно сделать при данных обстоятельствах, — попытаться хорошенько выспаться, решила она и, выключив свет, устремила взгляд на окно. Возможно, он тоже не спит, совсем близко от нее, в пяти минутах ходьбы, подумала Нена, ворочаясь в постели и глядя на усеянное звездами ночное небо.
Все это приводит в отчаяние, раздраженно вздохнув, решила она. И как плохо, что это вызвано ее нежеланием выслушать версию Рамона о его злополучном свидании с Луисой!
Нена резко привстала в постели, тряхнув волосами, в беспорядке разметавшимися по плечам.
Что, если он говорит правду и то действительно была последняя встреча с Луисой?
— О черт! — воскликнула она, сердито ткнув кулаком подушку. Ей опротивела эта игра, и чем скорее она закончится, тем лучше будет им всем.
— Ну, как?
Войдя в холл и увидев мать, которая медленно спускалась по лестнице, Рамон в нерешительности остановился.
— Да никак. Отвез Нену домой, вот и все, — коротко ответил он.
— Это я поняла, — терпеливо сказала донья Аугуста. — Как обстоят дела между вами?
— Ты хочешь знать правду? Черт меня подери, если я знаю! — взорвался Рамон. — И, пожалуйста, мама, довольно расспросов! Я сыт по горло всей этой ерундой. Ты заметила, как плохо Нена выглядит? Она явно больна. А как она ведет себя? Это же просто нелепо!
— Мне и правда показалось, что она несколько бледна, — согласилась с сыном донья Аугуста, спустившись с лестницы и направляясь в гостиную. Наверное, мне нужно позвонить ей завтра и узнать, все ли с ней в порядке.
— Ну, надеюсь, что к тебе она отнесется лучше, чем ко мне, — сердито пробормотал Рамон, направляясь к серебряному подносу с напитками. Налив себе бренди, он продолжил:
— Больше я не собираюсь терпеть эти несуразные выходки. Хватит с меня ее прихотей! — добавил Рамон, скрипнув зубами.
— Возможно, ей надоело твое сумасбродство, негромко возразила донья Аугуста, пряча улыбку, которую вызвала у нее вспышка сына.
— Как бы там ни было, надо положить конец этому нелепому положению. Будь я проклят, если моя жена не будет спать под крышей моего дома!
То, что происходит, просто позорно?
— Скажи мне, дорогой, мне просто интересно: что сейчас страдает больше всего — твое сердце или твоя гордость? — невозмутимо осведомилась мать Рамона. — Именно этот вопрос тебе следует задать себе.
— Ах, мама, оставь меня в покое, пожалуйста! У меня нет настроения вести философские беседы.
Я иду спать.
Спокойной ночи, сынок. Сладких тебе снов.
— Спокойной ночи, — сердито буркнул Рамон и вышел из комнаты. Донья Аугуста смотрела на потухший камин, и легкая улыбка играла на ее губах.


ГЛАВА СЕДЬМАЯ


— Донья Аугуста в гостиной, — сообщила горничная.
Нена спускалась по лестнице, чувствуя себя обессилевшей. Вопреки ее ожиданиям, приступы мучительной тошноты не прекращались. Неужели у нее что-то серьезное? — подумала она и, подойдя к холлу, сделала глубокий вдох. Что здесь делает донья Аугуста в половине одиннадцатого утра? У Нены кружилась голова, и ей не хотелось разговаривать, но нельзя даже думать о том, чтобы попросить свекровь уйти.
— Нена, — донья Аугуста приподнялась с дивана, и Нена подошла, чтобы поцеловать ее. — Сядь, дитя, и расскажи, что с тобой происходит, — без промедления начала она. — Ты бледна, и вид у тебя нездоровый. Ты ходила к врачу?
— Нет, не ходила. Я не знаю, что со мной. Уже несколько дней меня тошнит, но только по утрам.
К середине дня я чувствую себя значительно лучше и начинаю думать, что пошла на поправку. Думаю, что у меня какая-то инфекция, — мрачно предположила Нена.
— Только по утрам, говоришь? — задумчиво переспросила донья Аугуста.
— Да. Самое странное, что я даже думать не могу о завтраке, но к обеду у меня разыгрывается аппетит. — Нена закрыла глаза, ожидая, пока пройдет тошнота. — Извините. Через минуту я приду в норму.
Донья Аугуста улыбнулась. Это дитя не имеет представления о том, что с ней происходит, с жалостью подумала она, гадая, как неожиданная новость повлияет на отношения между молодыми, и понимая, что она должна проявить максимальную деликатность.
— Нена, ты подумала о том, что, возможно, это не инфекция?
— Нет. А что это может быть? — Внезапно она поняла значение вопроса доньи Аугусты и резко выпрямилась. — Неужели вы думаете, что я… — Нена повернулась, глядя на нее расширившимися глазами.
— Ожидаешь ребенка? — мягко подсказала мать Рамона.
— Но этого не может быть! Я хочу сказать, разве такие вещи происходят сразу, вот так?
— Когда как. Вы пользовались какими-нибудь противозачаточными средствами?
— Н-нет. Я не думала об этом. Я…
— В таком случае существует большая вероятность того, что ты беременна. Тошнота по утрам один из первых признаков. Я очень страдала от нее, когда ожидала Рамона.
Нена бессильно опустилась на диван. Потрясение лишило ее сил. Она ожидает ребенка от Рамона. Что теперь делать?
— Донья Аугуста, пожалуйста, не говорите Рамону. По крайней мере, пока я не узнаю, что на самом деле беременна. Наши отношения — вы это знаете — сейчас развиваются не слишком хорошо.
Я должна сама принять решение.
— Понимаю, дорогая, но позволь мне записать тебя на прием к прекрасному врачу. Он определит, в положении ты или нет, и тогда мы будем исходить из этого. А сейчас я хочу, чтобы ты легла на диван и приподняла ноги. Вот так, — донья Аугуста подложила подушку под спину Нены. — Настой из лекарственных трав тоже пойдет на пользу. Я сейчас же прикажу горничной, чтобы она приготовила его, — сказала она, принимая на себя руководство.


Ребенок.
Каким он будет? Мальчик родится или девочка?
Как отреагирует Рамон, когда узнает, что она беременна? Как все это не вовремя, с горечью подумала Нена, разрываясь между необычными чувствами: в ее чреве растет крошечное существо, а они с Рамоном так далеки друг от друга!
Она вздохнула и закрыла глаза, отдав себя на попечение доньи Аугусты, которая приказала приготовить чай, накрыла ноги Нены кашемировым пледом и направилась к телефону, чтобы сделать несколько звонков.
Вскоре она возвратилась к Нене.
— Все в порядке. Тебя примут завтра в одиннадцать часов утра. Я могу сопровождать тебя, но пойму твои чувства, если ты предпочтешь поехать одна.
— Спасибо, — благодарно улыбнулась Нена. Если вы не возражаете, я лучше поеду одна.
— Понимаю, дорогая. Но, пожалуйста, позвони мне, когда врач сообщит результат.
— Но вы не расскажете Рамону?
— Разве я не пообещала тебе, что это будет нашим секретом? При условии, что ты позволишь мне заботиться о тебе. Ведь, возможно, у меня будет внук, — добавила она с заговорщицкой улыбкой.
— Конечно! Вы замечательная. Большое вам спасибо.
— Не за что. Мне приятно наконец обрести дочь, которую я могу баловать.
С цифрами что-то явно не в порядке.
Рамон нахмурился. Он уже несколько раз изучил ревизии баланса и понял: что-то не состыковывается. Взяв страницы, некоторые пункты в которых были обведены красным, Рамон снова просмотрел их. И это не все, размышлял он, откидываясь на спинку кожаного вращающегося стула. У него такое чувство, что и в управлении нескольких компаний дона Родриго Карвахаля происходит что-то неладное. Однако ему еще не удалось выяснить, что именно.
Для того чтобы сделать это, ему потребуется некоторое время.
Рамон не доверял сэру Уилфреду с его изысканно-вежливыми манерами, услужливо подготовленными ответами и слегка покровительственным отношением. Как долго сэр Уилфред обирал покойного дона Родриго? Вероятно, очень долго — несомненно, с тех пор как из-за тяжелой болезни старый джентльмен был вынужден передать своему коллеге управление делами. К тому же в структуре холдинговой компании работает команда опытных влиятельных юристов, которые, судя по всему, сосредоточили в своих руках слишком большую власть.
Придется заняться слежкой, решил Рамон, потому что он намерен докопаться до сути дела. Несмотря на эту проблему и целый ряд других, не менее сложных, которые ему приходится разрешать в Аргентине, он ломает голову над самой трудной проблемой из всех — своей женой.
Нена упорствует в своем неподчинении. Кроме того, его беспокоит состояние ее здоровья. Вчера ему показалось, что она чувствует себя лучше, но, когда полчаса назад он позвонил ей в надежде уговорить пообедать с ним, горничная сказала, что Нене нездоровится и ее нельзя беспокоить.
Рамон резко поднялся. Это нелепо! Если она больна, он должен показать ее врачу. Схватив пиджак со спинки стула, он быстро надел его и направился к выходу из офиса.
— Я вернусь через некоторое время, мисс Браун.
Предупредите Мортона, пожалуйста, — обратился он к секретарше дона Родриго.
— Хорошо, сэр.
— Я позвоню вам, чтобы узнать, были ли важные телефонные звонки. Сэра Уилфреда еще нет?
— Нет, сэр. Сегодня утром у него встреча в Сити с американскими банкирами, связанными с деятельностью компании "Карвахаль Ойл".
— Но я настоятельно предупредил, что мне нужно быть на этой встрече! — Рамон нахмурился, не зная, что ему делать: ехать к Нене или остаться в офисе, чтобы быть в курсе того, что происходит. Проклятье! Почему мне не сообщили?
— Я сама узнала об этом совершенно случайно, сэр. — Мисс Браун поджала губы и впервые многозначительно посмотрела на него.
— Понимаю. В будущем, мисс Браун, нам надо быть начеку, — осторожно заметил Рамон, зная, что она, как и Мортон, более тридцати лет работала с доном Родриго, который был о ней очень высокого мнения. Если ему придется довериться кому-то, она — самый надежный человек.
Выйдя на улицу, Рамон поймал такси. Нене придется подождать. В данный момент дела важнее всего. Американцам не мешает узнать, что он играет активную роль в управлении компаниями и что отныне они будут иметь дело с ним.
Нена оделась за ширмой в кабинете врача и опустилась на стул, тревожно глядя на доктора Лэнгтри, сидевшего за столом.
— Подождите несколько минут, миссис Карвахаль, пока мы подтвердим тест. Все ваши симптомы указывают на то, что вы ожидаете ребенка, но нам лучше убедиться в этом.
Он улыбнулся, и она ответила ему слабой улыбкой, чувствуя, что ее ум приходит в окончательное расстройство по мере того, как она начинает осознавать реальность происходящего.
В этот момент вошла медсестра и протянула врачу листок бумаги.
— Благодарю вас. — Он взглянул на результаты. Что ж, миссис Карвахаль, можете убедиться сами. Врач протянул ей листок. — Ваш ребенок должен появиться на свет в апреле.
Дрожащей рукой Нена взяла листок и увидела напечатанное слово "положительный". У нее перехватило дыхание. Рада ли она? Или опечалена?
Или ее просто переполняют чувства?
— Спасибо, доктор, — хрипло сказала она.
— Приходите через две недели, и мы посмотрим, как у вас идут дела. Тошнота пройдет месяца через три, может быть, раньше. Лучшее средство по утрам — гренки без масла и чай. Но у вас должно быть полноценное питание. Ешьте больше овощей и белковой пищи. Ну, и, конечно, физические упражнения. Я рекомендую плавание и длительные прогулки.
— Как насчет тенниса? — робко спросила Нена.
— Вы упомянули о легкой боли, поэтому сейчас я посоветовал бы воздержаться от чрезмерных нагрузок.
— Хорошо, — кивнула Нена.
Пять минут спустя она сидела на заднем сиденье дедушкиного автомобиля, думая о том, что делать. Она должна сказать донье Аугусте, но как быть с Рамоном? Не решит ли он, что это сгладит проблемы, которые существуют между ними? Не воспользуется ли он ее беременностью, чтобы уладить все так, как он хочет?
Внезапно Нена ощутила сильный приступ голода. Ей надо немедленно съесть ростбиф. Странно! Она никогда не питала пристрастия к ростбифу, но сейчас от одной мысли о нем у нее текут слюнки и она просто не может думать ни о чем другом.
Внезапно раздался звонок ее мобильного телефона.
— Алло!
— Привет, это я. Я искал тебя.
— Кто "я"? — высокомерно осведомилась Нена, слегка улыбнувшись. Он такой самоуверенный и надменный, что удержаться от небольшого ехидства просто невозможно.
— Что будешь делать в обед?
— Есть ростбиф, — вырвалось у нее.
— Есть рост… Ну, хорошо. Можно мне присоединиться к тебе? Где ты?
— В машине, подъезжаю к Пиккадилли-Серкус.
— Тогда встретимся в "Уилтонс". Я приеду туда через двадцать минут.
— Но… — Нена хотела сказать, что еще не решила, хочет ли она обедать с ним, но потом сдалась.
По правде сказать, ростбиф важнее, а в "Уилтонс" подают лучшие ростбифы в Лондоне.
Машина проехала по Джермин-стрит и остановилась. Нена вошла в ресторан.
— Я полагаю, мой… мой муж, — ей все еще было трудно произнести это слово, — позвонил и заказал столик, — обратилась Нена к метрдотелю.
— Ну конечно, миссис Вильальба. Сюда, пожалуйста.
Нена последовала за ним через зал ресторана, и ее провели в одну из кабинок, где она с облегчением села. Она собиралась заказать бокал шампанского, но потом заколебалась. Алкоголь вреден для ребенка.
— Минеральной воды, пожалуйста. Негазированной.
Больше она не должна считаться со своими желаниями. В ней зародилось существо, которое необходимо защищать и оберегать от всех бед. Эта мысль всколыхнула Нену. Она инстинктивно дотронулась до живота и глубоко вздохнула. Но все равно она не имеет представления о том, что сказать Рамону.
Вскоре он уже стоял, склонившись над ней, и у Нены замерло сердце. Когда Рамон сел напротив, она посмотрела на него — на мужчину, по которому, несмотря ни на что, она тоскует. На отца ее ребенка, неуверенно напомнила себе Нена.
— Ну что, Нена, шампанского?
— Нет, спасибо. Теперь я буду пить только воду.
Рамон нахмурился.
— Тебе все еще нездоровится? — спросил он с тревогой в глазах.
— Нет, нет. Я прекрасно себя чувствую. Просто очень хочу есть.
— Ну, это хороший признак. Я думаю, что тогда нам лучше сразу сделать заказ. Ростбиф еще в силе?
— Конечно! — Нена рассмеялась, и они улыбнулись, глядя друг другу в глаза. — С гарниром.
Когда официант принял заказ, Рамон внимательно посмотрел на Нену. Она выглядит напряженной. Что ее мучит? Вряд ли только сложности, которые возникли в их отношениях. Она больше не говорит о разводе и вполне дружелюбно приняла его предложение пообедать вместе. Но он не будет торопить события. Небольшое отступление может принести ему победу.
— Я уеду на несколько дней, — небрежно сообщил Рамон после того, как официант подал ему бокал вина.
— Куда же? В Буэнос-Айрес?
Он почувствовал едва уловимый сарказм в голосе Нены и подавил улыбку.
— Нет. В Нью-Йорк. Мне нужно посетить там офис твоего дедушки и разобраться с одним моим личным делом.
— Вот как… — Нена обиженно умолкла, почувствовав внезапное разочарование, потому что он не пригласил ее поехать с ним. Она, конечно, не поехала бы, но он мог бы, по крайней мере, предложить.
— Вина?
— Нет, спасибо, — Нена бросила взгляд на бутылку и почувствовала, как от одной мысли о вине у нее переворачивается желудок.
— Ты неважно себя чувствуешь? — спросил Рамон, снова нахмурив брови.
Нена лихорадочно соображала.
— Когда ты уезжаешь? — спросила она, мучительно раздумывая, сообщить ли ему новость сейчас или подождать до его возвращения, когда она окончательно решит, что хочет делать.
— Завтра утром.
— И как долго ты собираешься пробыть в Нью-Йорке?
— Несколько дней. Я еще не знаю, сколько, — небрежно добавил Рамон. — Все зависит от того, что там происходит. Возможно, в конце недели я заскочу в Ньюпорт. У моих тамошних друзей есть великолепный шлюп, на котором они принимали участие в регате на Кубок Америки. Я подумываю поплавать немного.
Нена откинулась назад, стараясь сдержать негодование. Вот она здесь, сидит перед ним с самой большой новостью, которая изменит всю ее молодую жизнь, а он собирается "поплавать немного"!
Ей следовало предвидеть это. Что ж, пусть себе плавает и чем хочет, тем и занимается. Ее это не волнует. Черта с два она расскажет ему теперь!
Подали ростбиф, но по какой-то необъяснимой причине Нена, казалось, потеряла аппетит.
— Я думал, ты страшно проголодалась, дорогая, с невинным видом сказал Рамон, заметив сердитый блеск ее глаз. — Что случилось?
— Ничего. Должно быть, я несколько переоценила свой аппетит. — Нена одарила его лучезарной улыбкой и принялась болтать о пустяках.
— Ты уверена, что с тобой ничего не произойдет, пока меня не будет? — спросил Рамон, когда они встали из-за стола.
— Конечно, — усмехнулась Нена. — Что со мной может случиться?
— Не знаю, — он пожал плечами и грустно улыбнулся. — Я спросил просто так.
На улице Нену ждала машина.
— Подвезти тебя до Доувер-стрит?
— Нет, спасибо. Я прогуляюсь.
— Прекрасно. Тогда счастливого пути.
— Спасибо. Увидимся, когда я возвращусь, — Рамон коснулся губами ее щеки и подождал, пока Нена сядет в автомобиль.
Он увидится со мной, когда возвратится! — сердито пробормотала она про себя, глядя вслед Рамону. — Это мы еще посмотрим.
Однако Нене пришлось признаться себе, что она испытывает большое облегчение оттого, что Рамон возглавляет руководство делами дедушки и она не оказалась оставленной на растерзание вкрадчивым велеречивым юристам, которые почему-то вызывают у нее инстинктивное недоверие.
Затем Нена вспомнила о слове, которое она дала донье Аугусте, и вздохнула. Ей очень неприятно рассказывать кому-либо о своей беременности, прежде чем об этом узнает Рамон. Но, с другой стороны, у нее была такая возможность, и она не воспользовалась ею. Ну, хорошо. Придется признаться донье Аугусте и надеяться, что она сохранит это в тайне. Нена инстинктивно чувствовала, что может положиться на мать Рамона, которая вызывает у нее большое доверие. И она знала, что донья Аугуста говорит ей правду: у нее действительно беспристрастное и реалистичное мнение о своем сыне.
Нена взяла телефон и договорилась, что приедет на Итон-Сквер через несколько минут. Когда она появилась, донья Аугуста уже поджидала ее.
— Входи, дорогая. Давай выпьем по чашечке чая в гостиной. — Она сказала несколько слов дворецкому и провела Нену в небольшую уютную комнатку с диваном у окна, на котором лежали подушки с цветочным узором. Очевидно, это был уголок, предназначенный только для доньи Аугусты.
— Как здесь мило! — восхищенно воскликнула Нена.
— В доме, наполненном мужской энергией, мне нужно иметь что-то женственное, — рассмеялась мать Рамона.
Присядь, милая, и расскажи, что сказал врач.
Нена послушно села на мягкий диван и сделала глубокий вздох.
— Это правда, — торопливо проговорила она, — я беременна. Ребенок родится в апреле.
— Поздравляю, дорогая моя! Это чудесная новость. Когда ты собираешься сказать Рамону?
— Не знаю. Это… это так трудно. Я хотела сказать ему за обедом, но…
— Вы обедали вместе?
— Да. В ресторане. Мне захотелось съесть ростбиф.
— А-а-а!
— По правде сказать, я не знаю, что делать, внезапно Нена разразилась слезами, которые, несмотря на все усилия, она не смогла удержать. — Я н-не знаю, что со мной, — захлебываясь от слез, она тщетно искала несуществующий носовой платок. — Как будто я лишилась рассудка.
— Но, Нена, девочка моя, это совершенно естественно. — Донья Аугуста опустилась на диван рядом с ней и взяла Нену за руку. — Когда мы ожидаем ребенка, все наши чувства изменяются. Мы беспричинно плачем, видим все в черном свете, хотя это не так, и у нас возникают неожиданные эмоциональные вспышки. Помни, что твое тело и душа привыкают к материнству. Теперь ты не одна, и заботиться тебе надо о двоих.
Нена шмыгнула носом и кивнула.
— Я знаю. Сегодня в ресторане я думала об этом, — Тогда скажи мне, — ласковым спокойным тоном обратилась к ней донья Аугуста, — почему ты не сообщила Рамону?
— Потому что он сказал, что едет в Нью-Йорк, а потом в Ньюпорт, чтобы кататься там на яхте. Кататься на яхте! Можете себе представить? Я хочу сказать, для чего ему нужно кататься? Почему он просто не может приехать… — Внезапно поняв, какие глупости она, должно быть, говорит, Нена умолкла.
— Наверное, ты не дала ему понять, что хочешь, чтобы он вернулся, — тихо сказала донья Аугуста. Мужчины имеют странное обыкновение уходить в свою скорлупу. Они могут быть очень гордыми. Ты позволила Рамону рассказать о том, что произошло в Буэнос-Айресе?
Нена опустила голову и отрицательно покачала головой.
— Нет.
— Ты не рассердишься на меня, если я скажу, что это, возможно, было немного глупо? Он заслужил наказание, я согласна. И уверена, что оно принесло ему большую пользу, так как он понял, что не может всегда поступать по-своему. Но я верю, что Рамон говорил правду, утверждая, что порвал с Луисой.
— Вы в это верите? — Нена посмотрела на свекровь глазами, полными слез. — Но она такая красивая, изящная, искушенная, опытная… Я могу понять, почему он мог предпочесть ее мне. Ведь, в конце концов, я — просто обязательство, которое он взял на себя, — Нена проглотила слезы. — Я не ожидала, что…
— Что ты влюбишься? — мягко договорила за нее донья Аугуста с нежной улыбкой. — Почему нет? Я влюбилась в мужа после того, как вышла за него замуж. И у меня есть веские причины полагать, что с ним произошло то же самое. Тебе, Нена, никогда не приходило в голову, что Рамон может полюбить тебя?
— Нет. Конечно, нет. Почему он должен любить меня? Если бы вы видели, как они с Луисой смотрели друг на друга… как пара… Я уверена, что он любит ее.
— Чепуха! — решительно возразила донья Аугуста. — Они были хорошими компаньонами: вращались в одном кругу и все такое прочее, и я уверена, что у них была вполне гармоничная сексуальная жизнь, пока длилась их связь. Но я говорю не об этом. Я говорю о страсти, о подлинной любви, о чувстве, которое приходит только раз в жизни и никогда не исчезает.
— Ну, хорошо, если он любит меня, почему же он отправился в Нью-Йорк и останется кататься на той злополучной яхте? — пробормотала Нена, сморкаясь в носовой платок, предложенный ей доньей Аугустой.
— Потому что ты не подпускала его к себе, дорогая. Какой мужчина не попытается спасти свою гордость? Особенно такое самоуверенное, высокомерное создание, как Рамон. Такого с ним, вероятно, никогда не происходило.
— Думаю, что нет, — уныло согласилась Нена.
— Ну, а теперь вот тебе мой совет. Поезжай домой, отдохни и в течение этой недели хорошенько подумай, как ты хочешь поступить. Когда он возвратится, у тебя уже будет решение.
— Вероятно, вы правы, — удрученно сказала Нена. — Но вы ведь не расскажете ему о ребенке? обеспокоенно спросила она.
. — Конечно, нет, дорогая. Это будет нашим секретом, пока ты сама не решишь открыть его Рамону. Это твоя привилегия, — успокоила ее донья Аугуста. Улыбнувшись, она сжала руку Нены. — И если я тебе понадоблюсь — и даже если нет, — грустно добавила она, — я буду поблизости и позабочусь, чтобы у тебя все было хорошо. Когда самолет оторвался от земли, Рамон, держа в руке бокал с виски, задумчиво смотрел сквозь струи летнего дождя на постепенно уплывавший вниз ландшафт. Предстоит уладить много дел, и он намеревается сделать это как можно быстрее. Какое-то смутное чувство беспокойства не покидало его, когда, откинувшись на кожаную спинку широкого удобного сиденья, он размышлял о том, что произошло за последние несколько недель.
Вчера Нена показалась ему неуравновешенной совсем не такой, как обычно. Но сейчас бесполезно волноваться об этом. Ему лучше заняться бумагами, которые он захватил с собой.
Вздохнув, Рамон открыл дипломат и приготовился к долгому перелету. По крайней мере, у него есть время, чтобы еще раз проверить все спорные вопросы в деятельности компаний Карвахаля, которые вызывают его беспокойство и нуждаются в тщательном рассмотрении.
Неделя вдали от Нены, возможно, пойдет на пользу им обоим. При условии, что она окажется более сговорчивой, когда он возвратится…


ГЛАВА ВОСЬМАЯ


Нена проснулась за полночь, чувствуя резкую боль внизу живота. Сначала она перевернулась на другой бок и попыталась найти более удобное положение. Но заснуть ей не удалось: боль не проходила, а, напротив, усиливалась. Нена заволновалась.
Включив ночник, она попыталась сесть, но от боли не смогла распрямиться. Отбросив одеяло, Нена попыталась опустить ноги на пол и поняла, что истекает кровью.
— Только не это, — в ужасе вырвалось у нее. Что с ней происходит? Неужели она теряет ребенка?
Леденящий душу страх охватил ее, когда она замерла, сидя на краю постели, как будто неподвижность могла остановить то, что происходило внутри ее тела. От очередного приступа боли у нее перехватило дыхание. Нена инстинктивно потянулась к телефону и, взяв трубку, бессильно откинулась на подушки.
Переведя дыхание, она набрала номер и стала с нетерпением ждать, когда кто-нибудь поднимет трубку.
— Алло!
Услышав голос дона Педро, Нена смущенно поежилась, сожалея, что это не донья Аугуста. Так неловко тревожить их глубокой ночью. Что подумает ее свекор? Хотя на самом деле ей уже безразлично это.
— Это Нена, — дрожащим голосом произнесла она. — Извините, что беспокою вас так поздно. Донья Аугуста дома?
— Конечно, дома… Нена, — озабоченно спросил он, — что-нибудь случилось?
— Да. Можно мне поговорить с ней?
— Ну конечно, дорогая, сейчас. — Она слышала, как дон Педро бормочет что-то жене, передавая ей трубку.
— Нена, что случилось? — с тревогой спросила донья Аугуста.
— Я… я проснулась от ужасной боли. А когда села, то поняла, что я… что у меня кровотечение, — торопливо объяснила Нена.
— Боже мой! Оставайся в постели. Я буду у тебя через несколько минут. Не двигайся. Сейчас я вызову "скорую помощь".
— "Скорую помощь"? — хрипло переспросила Нена.
— Да. Тебя необходимо немедленно отправить в больницу, дорогая, или ты можешь потерять ребенка.
— О нет! — Нена залилась слезами. — Господи, пожалуйста, не надо! Я так хочу ребенка! Я…
— Успокойся, Нена, все будет хорошо. Мы сейчас приедем.
Нена положила трубку. Неподвижно лежа на подушках, она молча плакала. Как можно было вести себя так глупо? Почему она не рассказала Рамону о том, что беременна? А теперь, должно быть, уже поздно. Нена закрыла глаза и попыталась успокоиться.
Вскоре она услышала шаги на площадке, а затем стук в дверь.
— Войдите.
— Нена, — донья Аугуста, которую впустил Уортинг, поспешно вошла в комнату, — мое бедное дитя! Не волнуйся. Мы поедем с тобой в больницу.
— Мы? — слабым голосом спросила Нена.
— Я вынуждена была сказать Педро, прости.
— Ничего, - она попыталась улыбнуться и закрыла глаза от подступившей боли. — Теперь это не имеет значения.
— Ну, ну, — успокоила ее донья Аугуста. — Скоро мы будем в больнице, и я уверена, что все обойдется. Но в будущем мы должны лучше заботиться о тебе.
Рамон почувствовал вибрацию сотового телефона и, извинившись перед Грантом Коннелли, высокопоставленным нью-йоркским юристом, с которым он обедал в ресторане Киприани на Пятой авеню, поднес аппарат к уху. Было так шумно, что он почти ничего не слышал. Ему пришлось встать из-за стола и выйти из ресторана.
— Теперь я тебя слышу, отец. Почему ты звонишь мне сейчас? Ведь у вас половина третьего утра. Надеюсь, ничего не случилось?
— К сожалению, случилось, Рамон.
— Что? В чем дело? — хрипло спросил он, чувствуя, как его охватывает страх.
— Нена…
— Что с ней произошло? — нетерпеливо расхаживая по тротуару, Рамон едва не сорвался на крик.
— Сейчас ее везут в больницу. Боюсь, она может потерять ребенка.
— Ребенка? Какого ребенка? — спросил он озадаченно. Затем смысл отцовских слов дошел до него. Ты хочешь сказать, что она беременна? — воскликнул он, охваченный новым, неизвестным ему прежде чувством.
— Да. Разве ты не знал?
— Нет, я… Она в порядке? Каким же я был идиотом!
— Ну вот что, сын, успокойся. Я думаю, тебе следует попытаться попасть на первый же рейс в Англию.
— Конечно! Вылетаю немедленно, — Рамон в волнении взглянул на часы. — О господи, как же это произошло?
— Обычным путем, я полагаю, — сухо откликнулся дон Педро. — Просто в будущем тебе надо проявлять должную заботу о жене. Я не понимаю, что происходит между вами. Это совершенно нелепо.
— Да, отец. При встрече я все объясню тебе. Пожалуйста, позаботься, чтобы с ней… с ней и с ребенком все было в порядке.
— Хорошо. Сейчас я еду в Челси, в Вестминстерский госпиталь. Твоя мать едет с Пеной в машине "Скорой помощи". Слава богу, что она призналась Аугусте, иначе мне страшно подумать о том, что могло произойти.
Рамон стоял на тротуаре, глядя невидящим взором на Сентрал-Парк, на проезжавший мимо него автомобиль, в котором молодая пара обнималась, сидя на заднем сиденье, на огни "Плазы" на противоположной стороне улицы. Перед ним возникло милое лицо Пены, вызвав в памяти каждый нежный взгляд, каждый миг, проведенный с ней после того, как ужасное недоразумение причинило им обоим так много горя.
Рамон глубоко вздохнул и вошел в ресторан, чтобы объяснить Коннелли, что происходит. Тот без малейшего колебания предложил немедленно отвезти его в аэропорт.
В зале ожидания для пассажиров первого класса Рамон быстро набрал номер сотового телефона отца.
— Что там у вас? с тревогой спросил он.
Она в порядке?
— Мы еще не знаем. У нее сейчас врач, но не волнуйся, мы останемся с ней.
— Спасибо, — пробормотал Рамон, пытаясь подавить тошноту, которая внезапно нахлынула на него от мысли, что Пена лежит в этот момент в больнице и, возможно, теряет ребенка. Их ребенка — дитя, которое было зачато в один из тех жгучих моментов…
У Рамона перехватило дыхание. Только сейчас он понял, что чувство, которое он питает к Пене, любовь. Оно отличается от любых других чувств, которые он когда-либо испытывал к женщинам.
Рамон вздрогнул и глубоко вздохнул, потрясенный своим открытием. Он любит ее — любит девушку, которая совсем недавно вошла в его жизнь и изменила ее так, как он даже не мог себе представить.
В аэропорту Хитроу его ждал автомобиль, который доставил его в Челси, в Вестминстерский госпиталь, где в коридоре у палаты Нены он увидел своих родителей.
— Ей ввели успокоительное. Бедное дитя! — сказала донья Аугуста.
— Но с ней все в порядке? И с ребенком? — спросил Рамон, пытаясь подавить мучительное беспокойство, терзавшее его всю ночь.
— Боюсь, что она потеряла его, — печально ответила ему мать.
Рамон молча засунул руки в карманы и отвернулся, устремив в сторону невидящий взгляд. Это его вина. Он виноват в том, что его не было рядом с Неной и она пережила это ужасное несчастье одна.
— Можно мне войти? Я хочу видеть ее.
— Думаю, что тебе лучше подождать и сначала поговорить с врачом. Он должен быть здесь через несколько минут, — возразила донья Аугуста.
— Да, — поддержал ее супруг, — поговори сперва с врачом, Рамон. И в будущем потрудись заботиться о жене должным образом, — строго добавил он. — Ты, сын мой, уже не холостяк. У тебя есть обязанности.
Выполняй их так, как надо.
Рамон молча кивнул. Отец прав, что ругает его.
Ничем нельзя оправдать его отсутствие, разве что нежеланием Нены общаться с ним; но это неубедительный предлог.
Спустя несколько минут появился врач.
— А-а-а! Мистер Вильальба.
— Она в порядке? — спросил Рамон, напряженно глядя на него.
— Да. Все хорошо. Она молода, и здоровье у нее прекрасное. И все же самопроизвольный аборт тяжелое испытание для любой женщины даже на небольшом сроке беременности, — понизив голос, сказал врач, и они пошли по коридору. — Естественно, миссис Вильальба чрезвычайно расстроена. Вам потребуется проявить большое терпение и заботу, чтобы помочь ей преодолеть душевную травму. Наилучшее решение, несомненно, — это новая беременность.
— Сразу? — Рамон пристально посмотрел на врача.
— Нет. Не сразу. Ей потребуется несколько недель, чтобы оправиться и физически и эмоционально.
Он кивнул.
— Я виню себя за то, что меня не было с ней.
— Не стоит. Такое случается. Мы не знаем почему, но случается. Но не беспокойтесь: это никак не повлияет на ее детородные функции. Она способна иметь детей. Однако следует иметь в виду: как только женщина узнала, что беременна, и поняла, что внутри нее растет другое существо, моральная травма, нанесенная потерей ребенка, даже если срок беременности был очень маленьким, может быть сильной и глубокой.
— Я понимаю, — кивнул Рамон. — Можно мне войти к ней?
— Да. Я не знаю, проснулась ли она, но вы можете остаться с ней. Не вдавайтесь в пространные обсуждения того, что произошло, до тех пор, пока она не выздоровеет. Когда такое случается, у женщины всегда возникает сильное чувство вины.
— Спасибо, доктор, — с вымученной улыбкой Рамон пожал ему руку.
— Боюсь, что я справился лишь с одной проблемой. Все остальное зависит только от вас. — Он ободряюще похлопал Рамона по плечу и, пожав руку дону Педро и донье Аугусте, удалился. Рамон собрался войти в палату Нены.
— Мы уезжаем, сынок. Твой отец очень устал, и ему надо отдохнуть. Если врач отпустит Нену сегодня, привези ее на Итон-Сквер.
— Конечно, привезу. Поезжай домой, папа, и поспи, — откликнулся Рамон, дотронувшись до руки отца. — И спасибо вам обоим за то, что вы сделали.
Я… — У него прервался голос.
— Не за что. Для нас она как дочь, — мягко сказала донья Аугуста. — Смотри же, Рамон, положи конец вашей размолвке и не позволь, чтобы гордость и глупость помешали тебе, сынок, она потянулась к нему и поцеловала его в смуглую щеку. — Вот увидишь, с Божьей помощью все будет хорошо.
Рамон осторожно открыл дверь и заглянул в унылую больничную палату. Нена неподвижно, как кукла, лежала на кровати. Приблизившись, он нежно прикоснулся к ее безжизненной руке, чувствуя, что его охватывает волнение. Как, должно быть, она была напугана, проснувшись среди ночи одна! Что могло произойти, если бы она не позвонила его родителям?
Рамон содрогнулся. Он осторожно пристроился на край кровати, глядя на милое бледное лицо жены. Боясь потревожить Нену, он отнял свою руку. Внезапно нахлынувшая волна нежности переполняла его. Она
лежит так спокойно, как маленькая девочка. Однако она — женщина.
Его женщина.
И в этот момент Рамон принял решение, что никогда не расстанется с ней.
Нена проснулась от болезненного ощущения внизу живота. Не открывая глаз, она поморщилась. Мало-помалу события прошлой ночи начали всплывать в затуманенной снотворным голове.
— Нена, родная моя.
Она услышала голос Рамона, и ее веки дрогнули. Медленно открыв глаза, Нена печально взглянула на него. С ее губ сорвался слабый возглас удивления. Он все-таки приехал, не покинул ее и не остался в Нью-Йорке, как она боялась, а приехал и сидит у ее изголовья.
Рамон накрыл ладонью ее руку, наклонился и коснулся губ Нены нежным поцелуем.
— Ты здесь, — заплетающимся языком произнесла она.
— Да, я здесь. И никуда не уйду.
— Мне очень жаль, что так получилось с ребенком, — сказала она наконец, стараясь не разрыдаться. — Мне не следовало…
— Нена, ты ни в чем не виновата.
— Нет, виновата. Если бы я…
— Нет. Если кто-то из нас виноват, так это я, — с горечью возразил Рамон. — Я был, должно быть, слеп как крот, если не заметил твоего необычного состояния в ресторане. Возможно, ты собиралась рассказать мне, а я даже не подумал об этом.
— Это уже не важно, — слабым голосом сказала Нена. — Теперь слишком поздно.
— Ш-ш-ш. Тебе нельзя расстраиваться. У нас будет время поговорить, как только ты выздоровеешь и окрепнешь. Сейчас я хочу узнать, не разрешит ли врач забрать тебя в конце дня домой.
Нена кивнула и закрыла глаза. Ей все было безразлично. Происходящее не интересовало ее. Она не испытывала ничего, кроме горького сожаления о ребенке, которого ей никогда не придется держать в руках, о крохотном живом существе, здоровом и веселом, с темными глазами Рамона… Он Нена была уверена, что это мальчик, — был бы похож на отца…
Она плотно сжала веки, но жгучие слезы медленно потекли по ее бледным щекам.
Рамон беспомощно смотрел на нее. Все, что он мог сделать, — это нежно стереть слезы большим пальцем и поклясться себе, что больше он никогда не допустит, чтобы его жена страдала в одиночестве.
В конце дня Нене позволили покинуть больницу. Она ощущала болезненную слабость и с благодарностью приняла поддержку Рамона, когда они вышли из здания и сели в машину. Нена удивилась, увидев, что автомобиль остановился у дома на Итон-Сквер.
— Но я думала, что ты отвезешь меня домой, — сказала она.
— Это твой дом, Нена.
— Но…
— Никаких "но", — заявил Рамон, взяв ее за руку.
Твердо сжатые губы не оставили у Нены сомнений в том, что он не намерен отпускать ее от себя. — Ты останешься со мной, и это окончательно.
— Я… — Нена хотела воспротивиться, но, чувствуя, что у нее нет сил спорить с ним, сдалась.
Несколькими минутами позже ее уже вели наверх. Донья Аугуста и одна из горничных помогли ей раздеться и лечь в постель.
— Тебе необходим отдых, дорогая. Я помню, что, когда это произошло со мной, — сказала донья Аугуста, опускаясь на край кровати, — я чувствовала себя совершенно опустошенной морально и физически.
— Надеюсь, я не причиняю вам беспокойства, пробормотала Нена.
— Чепуха! Теперь ты член нашей семьи. Естественно, мы заботимся о тебе, — она наклонилась и поцеловала Нену в лоб. — Постарайся уснуть, дорогая, и не беспокойся: у тебя еще будет много детей.
В горле у Нены стоял комок. С трудом удерживаясь от слез, она слабо кивнула.
— И больше никаких волнений, — настойчиво повторила донья Аугуста, разглаживая одеяло. Все уладится само собой, дорогая.


ГЛАВА ДЕВЯТАЯ


— Как насчет поездки на Агапос? — спросил Рамон три недели спустя. Нена все еще грустила.
Ее апатия и отсутствие интереса к жизни серьезно беспокоили Рамона. Он попытался поговорить с ней о том, что случилось, но она не проявила никакого желания что-либо обсуждать. По его настоянию Нена несколько раз побывала у психолога, но сеансы не принесли ощутимых результатов.
— На Агапос? — повторила она, вспомнив красивый греческий остров, где они впервые занимались любовью и где, возможно, был зачат их ребенок.
— Да. Тебе будет очень полезно изменить обстановку — уехать и побыть на солнышке. Ранней осенью там очень хорошо.
Он взял Нену за руку. Последнее время она не отталкивает, но и не воспринимает его. Ему казалось, что жена живет в собственном мире, не желая, чтобы кто-нибудь проник в него и нарушил ее одиночество. Но Рамон знал, вернее, чувствовал, что он потеряет Нену навсегда, если в ближайшее время ему не удастся пробить брешь в ее эмоциональном безразличии.
Я думаю, что нам нужно поехать, настойчиво сказал он. — Я прикажу, чтобы подготовили самолет, и послезавтра мы улетим.
Нена вздохнула. Ей все равно — ехать ли на Агапос или оставаться в Лондоне, где непрерывно идут унылые дожди и она чувствует себя вялой и опустошенной. Ей часто звонят подруги, но у нее нет желания встречаться с ними. И вообще с кем бы то ни было.
Рамон, хотя Нена не знала об этом, прислушался к словам врача и спал в соседней с ней комнате.
Но время шло, и он все больше приходил к убеждению, что скоро они будут спать вместе.
Двумя днями позже вертолет снова завис над островом, преобразившимся в лучах мягкого осеннего солнца. Теплый розовый свет заходившего солнца подчеркивал белизну домов и яркие рыбацкие лодки, покачивавшиеся на волнах Эгейского моря.
Вскоре они поднялись в дом. Нена переоделась, надев удобный белый халат с поясом, и вышла босиком на террасу. Сев на парапет, она смотрела, как раскаленное солнце погружается в море и рыбачьи лодки возвращаются в порт с дневным уловом.
Здесь, так далеко от Лондона и от мучительных душевных мук, которые она пережила там, все дышит покоем, подумала Нена. Последние дни Рамон, по его словам, был занят в офисе. Она не задавала ему никаких вопросов. Возможно, ему надоело возиться с ней и у него намечается связь с какой-нибудь женщиной, мелькнула у Нены грустная мысль.
Она не должна сходить с ума, одернула себя Нена. Одно — понимать, что существует такая возможность, и другое — без всяких на то оснований предполагать, что его отсутствие вызвано какой-нибудь случайно встреченной привлекательной особой. Но, несмотря на все свои усилия, она не может забыть, как Луиса с интимной улыбкой оглядывалась на него через плечо.
Возможно, внимание, которое Рамон теперь оказывает ей, продиктовано чувством долга, обязательствами, которые он взял на себя, и словом, данным ее дедушке. Но ей не нужно, чтобы ее считали частью брачного контракта. Она хочет, чтобы Рамон нуждался в ней, такой, какая она есть.
А это маловероятный сценарий.
Рамон всегда ограничивался теми словами, которые вырывались у него в пылу страсти, а они, с грустью призналась себе Нена, значат очень мало.
Они — всего лишь набор фраз, которые он, вероятно, часто говорит женщинам.
— Нена? — Рамон вышел на террасу и подошел к парапету. На нем были шорты и футболка.
Нена удивленно взглянула на него. Она никогда не видела его в таком виде. Какие сильные мускулы играют под кожей, до сих пор сохранившей загар! Его по-прежнему окружает неотразимая мужская аура, но переживания последних недель ослабили ее восприятие. Однако сейчас, когда он сидит напротив нее и легкий ветерок играет его темными волосами, а сильные руки обнажены, она испытывает такое острое желание, какого после потери ребенка у нее не было ни разу.
Нена с усилием обуздала свой порыв.
Важно помнить все причины, которые делают невозможными долговременные отношения с этим мужчиной, все сомнения и свою уверенность в том, что он может предать ее в любое время. Ей нужно проявить твердость, решила Нена, и принять окончательное решение, как поступить со своей жизнью. Несправедливо, если они оба будут мучиться в вакууме, созданном неопределенностью их отношений.
Трудно представить жизнь, которая ожидает ее, когда Рамона не будет рядом. За последние недели она так привыкла к нему. Утром, перед тем как уйти в офис, он заглядывает к ней в спальню, нежно целует на прощанье, а днем часто звонит, чтобы предложить ей пообедать вместе.
Сомнения начинают одолевать ее по вечерам, когда из короткого разговора по телефону она узнает, что он вынужден задержаться из-за какой-нибудь встречи или "делового ужина". Тогда она спрашивает себя, говорит ли Рамон правду или тактично скрывает, что уютно устроился в объятиях какой-нибудь женщины.
К тому же сама она не спит с ним. И если он не спит с ней, то с кем же?
К сожалению, все это ужасно сложно, глубоко вздохнув, сделала вывод Нена.
— Что-то не так, дорогая? — спросил Рамон, наклоняясь к ней и беря ее руку в свою.
Прикосновение, к которому она привыкла как к проявлению ласки и заботы, внезапно обожгло ее.
У Нены перехватило дыхание, но, несмотря на желание отнять свою руку, она не шевельнулась.
Здесь, на острове, Рамон стал каким-то другим.
Едва заметная перемена произошла в нем. У него более решительный, даже суровый вид, а в глазах появился блеск, которого она не замечала в течение прошедших недель. Нена судорожно глотнула, чувствуя, как по ее телу бегут мурашки. Неужели благодатная атмосфера острова изменила ее восприятие? Или теплый ветерок с моря уносит боль и отчаяние и открывает дорогу новым чувствам, которые наполняют все ее существо?
Рамон придвинулся ближе. Быстро опускалась ночь, и в темно-фиолетовом небе заблестели первые звезды. Нена резко поднялась и повернулась лицом к морю, чувствуя, что не в силах вынести обжигающий взгляд Рамона.
Ожидание слишком затянулось, решил Рамон.
Он дал ей время оправиться после выкидыша, но сейчас он хочет ее. Поднявшись с парапета, Рамон подошел к Нене сзади и обнял ее, уткнувшись лицом ей в шею.
Нена вздрогнула. Желание пронзило ее, словно раскаленная стрела, и груди отозвались немедленной болью. Рамон большими пальцами ласкал ее напрягшиеся, набухшие соски, дразня их сквозь тонкую ткань халата ленивыми, медленными движениями до тех пор, пока у Нены не вырвался вздох удовольствия. Он плотно прижался к ее спине и ягодицам, и она почувствовала всю силу его желания.
Рамон быстро повернул ее к себе лицом, и Йена, увидев непреклонную решимость в его глазах, поняла, что на этот раз он не пойдет на уступки.
Он овладеет ею, хочет она этого или нет.
Он прильнул к ней губами, и восторг горячей волной нахлынул на нее. Сначала Рамон был нежен, как будто боялся причинить ей боль, но внезапно Нена ощутила, как жгучее желание пожирает каждую клеточку ее тела. Она обвила его шею руками и приникла к нему. Рамон почувствовал, что рухнули все барьеры и исчезли страхи.
Плотнее прижав к себе жену, Рамон упивался запахом ее волос, нежной кожей, гибким телом, давая ей почувствовать, как сильно он хочет овладеть ею.
Затем, когда ожидание стало невыносимым, повторилось то, что уже было однажды: подхватив жену на руки, он понес ее в спальню.
Для Рамона и Нены наступили дни, наполненные упоительным бездельем. Они разговаривали мало, боясь разрушить удивительную атмосферу счастья, возникшую в их первую ночь на острове, и желая сохранить ее как можно дольше. Они обследовали остров на стареньком армейском джипе, устраивали пикники на прибрежных скалах, целовались и ласкали друг друга, уступая непреодолимому чувственному влечению, которое не покидало их от рассвета до заката.
Нена знала, что обманывает себя и что скоро ей придется вернуться к реальности и принять решение. Всеми порами она впитывала в себя то, что составляло неповторимую сущность мужа, долгими часами упиваясь запахом его тела, ощущениями, которые возникали у нее, когда она проводила кончиками пальцев по гладкой смуглой коже Рамона и ерошила его густые темные волосы.
Каждый раз, когда они занимались любовью, Рамон обучал Нену чему-нибудь новому. Иногда она испытывала минутный шок, когда они начинали экспериментировать, но это тоже возбуждало Нену и придавало ей непривычную радостную уверенность. Теперь она настоящая женщина, посвященная в искусство любви таким опытным мужчиной.
Однажды они оправились на рыбную ловлю вместе с поселянами — дружелюбными, бесхитростными людьми. Она с удовольствием наблюдала, как Рамон помогает вытягивать тяжелые сети. Это был совсем другой Рамон, не похожий на строгого, хорошо одетого бизнесмена, каким он был в Лондоне и Буэнос-Айресе. С каждым днем его кожа, впитывая мягкие лучи нежаркого осеннего солнца, становилась смуглее. Бледность Нены исчезла, и ее лицо, тронутое легким загаром, посвежело.
Постепенно события предыдущего месяца, мучительное чувство утраты и отчаяния померкли в ее памяти. К Нене снова вернулась способность смеяться, и она часто хихикала над шутками Рамона, удивляясь, каким веселым и открытым он стал с тех пор, как они живут на острове. В глубине души Нена боялась того дня, когда им придется уехать.
По вечерам они сидели на террасе, потягивая узо или рецину. Затем следовал поздний ужин, приготовленный Эфи, поварихой, во время которого они наслаждались тающими во рту муссакас или вкуснейшим аранаки — мясом молодого барашка. Иногда они брали моторную лодку и отправлялись на соседний остров, чтобы поесть в какой-нибудь таверне на берегу моря.
Случалось, что они оставались там на несколько часов. Рамон играл в триктрак со старейшими обитателями острова — Петросом или Таки, которые проводили целые дни, греясь на солнышке, покуривая турецкий табак и попивая кафедаки крепчайший сладкий черный кофе.
Когда Нена выпивала чашечку кофе, Мария, жена трактирщика, обычно тяжело опускалась на поскрипывавший деревянный стул и переворачивала ее чашку вверх дном, давая стечь кофейной гуще. Спустя несколько минут — обычно после долгого разговора с мужем, причем Нене всегда казалось, что они ссорятся, — Она с улыбкой поворачивалась к Нене и начинала предсказывать ей судьбу. Янис, ее тринадцатилетний внук, переводил слова бабушки на английский язык.
— Она говорит, что вы вышли замуж за хорошего человека, но не доверяете ему, — однажды сказал подросток, когда Мария, поставив чашку на блюдце, с понимающим видом взглянула на Нену. — Бабушка говорит, что это нормально. Кириос Рамон — очень красивый мужчина. У него было много женщин. Но теперь уже нет.
— Да, это правда. Спасибо, — поспешно сказала Нена, в смущении глядя на мальчика. Она надеялась, что плеск волн и звуки сиртаки, лившиеся из радиоприемника, помешали Рамону, сидевшему через два столика от них, расслышать слова Яниса.
— Хочешь сыграть, Нена? — окликнул ее он. Петрос только что побил меня. Он лучший игрок на острове. Но у нас есть время, чтобы взять реванш.
Затем Рамон взглянул на море и что-то сказал Петросу по-гречески. Старик прищурился, глядя на водную гладь.
— Впрочем, я думаю, нам лучше немедленно уехать. Петрос говорит, что надвигается шторм. Сейчас осень, и в это время неожиданный шторм — не редкость. Я сыграю с тобой дома, красавица моя, хорошо?
Нена подумала о других играх, которыми можно заняться дома, но согласилась, взяла корзину и соломенную шляпу, с которыми не расставалась, попрощалась с островитянами и пошла с Рамоном к моторной лодке.
Они проделали уже треть пути, когда разразился шторм. Небо зловеще потемнело, над морем нависли тяжелые черные облака, в которых время от времени сверкала молния. Ветер набирал силу.
Там и сям вздымались огромные волны, безжалостно швыряя небольшую лодку из стороны в сторону.
— Держись крепче! — крикнул Рамон. — Скоро доберемся. Не боишься? — он бросил на жену обеспокоенный взгляд, затем сконцентрировал все внимание на управлении лодкой.
— Нет! — прокричала Нена, скрывая страх.
Внезапно огромная волна вознесла лодку на гребень и швырнула вниз, едва не погрузив ее в пучину.
— Держись! — снова крикнул Рамон, когда они, промокшие до нитки, вцепились в борта суденышка. — Возьми спасательный жилет!
Нена повиновалась и с трудом натянула на себя жилет. Рамон делал то же самое, когда раздался оглушительный раскат грома и гигантский вал воды стеной обрушился на них. Прежде чем Рамон успел сделать что-нибудь, лодка перевернулась.
Нена почувствовала, как ее швырнуло в глубокие воды Эгейского моря. Где Рамон? О господи!
Захлебываясь, она вынырнула, отчаянно цепляясь за борт лодки.
— Рамон! — закричала Нена изо всех сил. — Рамон, где ты? Откликнись! — Нена увидела Агапос и поняла, что они недалеко от острова. Но заметят ли их? Сможет ли кто-нибудь выйти в море в такую непогоду и спасти их? И где же Рамон? Почему он не отвечает?
Леденящий ужас охватил Нену, когда она, отчаянно борясь с волнами, пыталась обогнуть опрокинувшуюся лодку, чтобы найти Рамона. Может быть, он потерял сознание при падении в воду.
Может быть… О Господи, только не это! Пожалуйста, Господи, спаси его и сохрани!
Ей было трудно держаться на поверхности.
Волны одна за другой обрушивались на нее, увлекая за собой лодку, за которую она цеплялась. Вода попадала Нене в рот, но она, захлебываясь и отплевываясь, выныривала снова и снова, решив во что бы то ни стало найти Рамона.
Затем послышался отдаленный рокот мотора, и она почувствовала огромное облегчение. Кто-то заметил их. Слава богу! Только бы ей найти Рамона!
Наконец Нена увидела, как к ней приближается небольшая рыбачья лодка, достаточно устойчивая, чтобы не перевернуться. Какой-то мужчина, перегнувшись через борт, бросил Нене спасательный круг на веревке, держась за который она вскарабкалась в лодку.
Не ощущая боли от порезов и многочисленных ушибов, она, дрожа, вглядывалась в воду, ища мужчину, которого она любит.
Она любит!
Это открытие потрясло ее. Как она могла не разобраться в своих чувствах раньше? Почему не призналась себе, как много значит для нее Рамон?
Внезапно раздался чей-то громкий крик, и Нена замерла на месте, глядя, как один из мужчин в спасательном жилете, обвязавшись веревкой, бросился в воду. Он поплыл к неподвижному телу, безжизненно покачивавшемуся на волнах.
Нена ухватилась за борт лодки и в ужасе смотрела, как мужчина приподнял голову Рамона за подбородок и, удерживая его тело в таком положении, поплыл к лодке. С взволнованными возгласами и восклицаниями рыбаки подняли Рамона на борт и немедленно принялись делать ему искусственное дыхание.
Нена, охваченная ужасом, стояла молча, боясь вмешиваться. Очнись, безмолвно умоляла она Рамона. Боже, помоги, не дай ему умереть!
Прошло не менее тридцати секунд, прежде чем она услышала, как Рамон закашлялся, извергая из себя воду.
— Милый! — зарыдала Нена и бросилась к нему на грудь.
Рамон снова закашлялся, сплевывая воду, и попытался открыть глаза. Он получил сильный удар по голове, и от боли и шока у него началось головокружение.
— Дыши глубоко, дорогой, — уговаривала его Нена, когда лодка, развернувшись, взяла курс на Агапос.
Она обхватила Рамона руками, и он бессильно склонился на ее грудь, слишком измученный, чтобы разговаривать. Вскоре они пришвартовались в маленькой гавани, и мужчины, устремившиеся к лодке, на руках вынесли Рамона на берег.
Нена шла за ними по пятам, когда они внесли его в ближайший деревенский дом и положили на простую деревянную кровать, над которой висела икона святого Стефана — покровителя здешних мест.
Хозяйку дома звали Элпида. По счастливой случайности ее сын врач, практиковавший в Афинах, — приехал домой на уик-энд. Он торопливо вошел в комнату с санитарной сумкой в руках.
Вынув стетоскоп, он приложил его к вздымавшейся груди Рамона. Нена в ужасе замерла рядом, с трепетом ожидая его заключения и жалея, что у нее нет волшебной палочки, чтобы исцелить своего мужа.
Постепенно его дыхание пришло в норму. Доктор продолжал свои манипуляции, и мало-помалу Рамон начал приходить в себя.
— Нена? — едва слышно прошептал он хриплым голосом. — Где она? С ней все в порядке?
— Я здесь, дорогой. Все хорошо, — она присела на край кровати и погладила Рамона по лбу, поморщившись при виде глубокого пореза на щеке, полученного, должно быть, от удара о лодку. — С тобой все в порядке, милый. Теперь ты в безопасности. Ты выздоровеешь.
Рамон встретился с ней взглядом и попытался улыбнуться.
— Я думал, что потерял тебя, — прошептал он с видимым усилием.
— Не разговаривай, дорогой, лежи спокойно, сказала Нена, в отчаянии глядя, как голова Рамона бессильно откинулась на подушку.
Врач успокоил ее:
— Пройдет несколько часов, и его самочувствие значительно улучшится. Ему нужен отдых.
— Но я думала, что при сотрясении мозга пострадавший должен бодрствовать, — неуверенно возразила Нена, бросая на него встревоженный взгляд.
— Не волнуйтесь, — на великолепном английском языке ответил врач. — Мы будем следить за ним. А теперь позвольте осмотреть вас. Я вижу, что у вас тоже есть порезы и ушибы.
Нена посмотрела на свои руки и ноги. Действительно, на руке уже темнели несколько больших синяков, а над коленом был глубокий порез.
— Дайте-ка мне заняться вами, твердо сказал врач, заметив, что она не хочет отойти от Рамона даже на минуту. — С вашим мужем все будет хорошо. Все, что ему нужно, — это покой.
Нена неохотно поднялась и позволила ему обработать и забинтовать порез, ни на секунду не отводя глаз от Рамона, забывшегося тревожным сном.
Они оставались там всю ночь — Рамон спокойно спал, а Нена сидела на стуле рядом с ним, время от времени гладя его по лбу. Когда рассвело, она заметила, что он мертвенно-бледен, и от страха у нее замерло сердце. Все ли с ним в порядке?
Она не переживет, если с ним что-нибудь случится.
Когда наступило утро, от шторма не осталось и следа. День обещал быть ясным и солнечным.
Вскоре проснулись обитатели дома. Нена услышала, как Элпида суетится в кухне. Вскоре в воздухе поплыл соблазнительный запах кофе и свежеиспеченного хлеба; из кухни доносились приглушенные голоса.
Затем Элпида заглянула в комнату.
— Ти кани? — спросила она.
— Лучше, я думаю, — улыбнувшись, ответила Нена по-английски.
— Эйсаи курасмени, — сказала Элпида, давая понять, что Нена устала.
Только тогда она почувствовала, что у нее онемело все тело, и ощутила небольшую боль в ноге.
При помощи жестов Элпида показала, что Нене надо пойти отдохнуть. Она принесла ей чашку горячего кофе, которое Нена с удовольствием выпила. Всю ночь она отказывалась от пищи, но теперь, видя, что, несмотря на бледность, Рамон идет на поправку, Нена почувствовала, что на самом деле очень голодна.
Элпида указала на кухню и настояла, чтобы Нена разделила с ее семьей завтрак, состоявший из ломтей свежего хлеба, масла и меда. Это было очень вкусно, и, впиваясь зубами в кусок хлеба, Нена возблагодарила Бога за вовремя подоспевшую помощь, из-за которой они избежали трагической развязки.
Затем она села у изголовья Рамона, с нежностью глядя на него и надеясь, что скоро он откроет чудесные карие глаза и улыбнется ей своей неповторимой улыбкой.
— Мне не верится, что мы здесь уже три недели, сказала Нена однажды вечером, когда они сидели на террасе, накинув на себя куртки, так как ночи стали значительно холоднее. Рамон выздоровел удивительно быстро, но все еще нуждался в покое.
— Да, время пролетело незаметно, — согласился Рамон, беря Нену за руку и сжимая ее пальцы. Спасибо, любовь моя, за заботу. Я не мог мечтать о лучшей жене, — улыбнувшись, сказал он.
— Нельзя сказать, что ты покладистый больной, — упрекнула мужа Нена, вспомнив первые дни после несчастного случая, когда Рамон почувствовал себя лучше и начал негодовать, что его заставляют лежать, в то время как он хочет двигаться. Но Нена упорно стояла на своем, и, сам не зная почему, Рамон подчинился ей.
— Выпьешь еще немного? — предложил Рамон, наполняя вином ее бокал. Он взглянул на часы. Через двадцать минут мне надо сделать несколько звонков, а пока мы можем посидеть здесь.
— Хорошо, — улыбнулась Нена. Она любила вечера, которые они вместе проводили на террасе.
Эти моменты стали особенно дороги ей после опасного происшествия на море, которое связало их невидимой нитью.
— А-а-а, уже звонят, — заметил Рамон, поднимаясь со стула и направляясь в комнату.
Через открытую стеклянную дверь до Нены доносились обрывки разговора.
— Да? Когда вы обнаружили это? Понятно. Что ж, этим необходимо заняться немедленно. Я был уверен, что это он. Боюсь, что так… нет, это невозможно. Прекрасно. Я буду там завтра.
От последней фразы Рамона у Нены упало сердце. Она поняла, что звонят из Лондона. Что-то случилось в офисе — в его собственном или дедушкином, — и без личного присутствия Рамона не обойтись. Вот и заканчивается чудесный сон.
— Нена, боюсь, что завтра нам придется уехать.
Мы возвращаемся в Лондон. Мне немедленно надо заняться делами в офисе, — небрежно сообщил Рамон.
— Понимаю, — ответила она, чувствуя, как ее охватывает страх и разочарование. Здесь все так чудесно, что ей не хочется возвращаться в реальный мир. — Что-то случилось? — спросила Нена, заметив нахмуренные брови Рамона.
— Я еще не совсем уверен, но думаю, что да.
Сейчас мне трудно объяснить тебе это.
— Не понимаю, почему, — возразила Нена. — Не такая уж я тупица.
— Я просто не уверен в фактах, а в это вовлечены другие люди. Боюсь, что тебе придется подождать, — не терпящим возражения тоном сказал Рамон, и она почувствовала, как в ней вспыхнуло раздражение.
И боль.
Началось. Внешний мир уже проникает в их маленький рай, внося в него сомнения и страхи, от которых в последнее время ей удалось избавиться.
Реальная жизнь вновь грозит ей испытаниями.
Нена молча поднялась и медленно пошла в комнату. Внезапно у нее пропало желание сидеть на террасе, наслаждаясь удивительной красотой ночи и дуновением свежего ветерка. Волшебство закончилось, грустно подумала Нена, и чем скорее она поймет это, тем будет лучше.


ГЛАВА ДЕСЯТАЯ


После возвращения домой Нена редко видела Рамона. Ей казалось, что он чрезмерно занят, потому что Рамон часто возвращался на Итон-Сквер не раньше десяти часов. Она не задавала ему никаких вопросов, но остро переживала отсутствие мужа. Неужели в офисе так много работы, что ему необходимо оставаться там допоздна?
Однажды она собралась с духом и позвонила ему на мобильный телефон, но получила такую отповедь, что больше не отваживалась делать это.
— У меня заседание, — нетерпеливо сказал Рамон. — Я позвоню тебе, как только оно закончится.
Но он приехал домой после полуночи, и к тому времени Нена, наплакавшись, уже давно спала.
Бесполезно. Всегда будет то же самое. Несколько недель, которые они провели на острове, были всего лишь иллюзией, пленившей их обоих.
Теперь Рамон возвратился в собственный мир — мир бизнеса и случайных или не совсем случайных любовных связей.
Кроме того, Нену беспокоило, что со дня возвращения они почти не занимались любовью. Это и поздние возвращения Рамона домой вкупе с его возросшей раздражительностью отнюдь не унимали ее тревоги.
Ей необходимо решить, поняла Нена, будет ли она терпеть такую жизнь или положит конец их браку раз и навсегда.
Другое дело, которое она не довела до конца, заключалось в рассылке заявлений в университеты, в которые ей хотелось бы поступить. Но почему-то у нее не было ни сил, ни желания заниматься этим. Возможно, она отложит поступление еще на год.
Жизнь — не очень веселая штука, грустно подумала Нена, чувствуя, что медленно увядает.
Свет в конце туннеля почти не виден.
По мере того как продвигалось расследование, Рамона все более раздражали возникавшие расхождения — не только в отчетностях компаний покойного дона Родриго, но и в крупных сделках.
Ему было трудно добраться до сути всех махинаций без того, чтобы подозреваемые не почувствовали приближавшуюся опасность. Расследование требовало большой осторожности и грозило затянуться надолго. Днем у него было много дел, связанных не только с управлением своим бизнесом, но и с налаживанием деятельности компаний "Карвахаль".
Его рабочие дни были длинными, а ночи короткими. Ему хотелось объяснить Нене, что происходит, но он знал, что на данном этапе это невозможно: дело было слишком деликатным.
Но однажды, когда в конце недели Рамон предложил съездить в Париж и немного отдохнуть, Нена не проявила никакого энтузиазма. Она не хотела останавливаться в квартире, принадлежавшей дону Родриго, и сказала, что они могут пожить в гостинице.
Рамон согласился и забронировал номер.
Они прибыли в Париж в пятницу вечером и собирались поужинать в ресторане рядом с гостиницей. Потом можно потанцевать или выпить где-нибудь, подумал Рамон.
Но Нена была необычно молчалива и неохотно поддерживала разговор.
— В чем дело, Нена? — спросил он, с трудом сдерживая раздражение. Он хочет, чтобы они приятно провели время вместе, но она отнюдь не расположена веселиться. Разве он не был в полном ее распоряжении все три недели, которые они провели на Агапосе? Должна же она понимать, что у него накопилось много работы и, кроме того, есть множество других обязанностей!
— Ни в чем. Если не считать, что во всем, — пробормотала она, с ожесточением намазывая маслом французскую булочку.
— Что ты хочешь сказать, дорогая? Я думал, мы покончили с проблемами и наши отношения наладились.
— Неужели? — язвительно осведомилась Нена, бросая на него сердитый взгляд. — Ты ошибся. Возможно, ты полагаешь, что меня можно засунуть в долгий ящик, пока у тебя есть более неотложные дела, но я думаю, что заслуживаю некоторого внимания.
Рамон вздохнул. Ему придется нелегко. Расследование достигло критической точки, и
утечка информации может оказаться роковой.
— Послушай, Нена, я знаю, что меня часто не бывает дома…
— Часто? Это явное преуменьшение!
— Пожалуйста, — взмолился он, — пойми. Я не могу объяснить тебе всего, что происходит в офисе, но сейчас мне в буквальном смысле приходится тушить настоящий пожар.
— Ну, еще бы! И обязательно после шести часов вечера и до глубокой ночи!
— Нена, что ты такое говоришь?
— Что у тебя, Рамон, кажется, появляется огромное количество дел, после того как заканчивается рабочий день.
Он надменно посмотрел на нее.
— Это на самом деле так.
— Великолепно! Этим все сказано, не так ли?
— Что ты имеешь в виду? — медленно спросил Рамон, поставив бокал на стол и сердито сжав губы. Прищурившись, он бросил на нее грозный взгляд.
— Что у тебя, очевидно, есть любовница. Поэтому я считаю, что лучше всего покончить, наконец, со всей этой бесполезной болтовней.
— Ты хочешь расторгнуть наш брак? — язвительно спросил он.
— Да. Я думаю, Рамон, что на этот раз мое терпение иссякло. Сначала была Луиса, а сейчас… я не знаю, кто это, но мне ясно, что у тебя есть женщина, с которой ты проводишь каждую ночь, — у Нены подозрительно блестели глаза, но она сделала усилие и улыбнулась, твердо решив, что на этот раз не даст одурачить себя.
— Это нелепо! — Рамон сердито швырнул салфетку на стол.
— Вовсе нет. Ты вообразил, что можешь обращаться со мной как с вещью, которую можно взять, а потом за ненадобностью положить на полку. Но это не так. Дело в том, что ты, я думаю, не способен взглянуть на нашу жизнь с моей точки зрения, и поэтому чем скорее мы разведемся и будем жить каждый своей жизнью, тем лучше будет для нас обоих.
— Я ушам своим не верю! — пробормотал Рамон, чувствуя, как в нем закипает гнев.
— Неужели? Ну, это, я полагаю, потому, что ты привык поступать по-своему. — Нена сделала вид, что пригубила шампанского.
— Так. Ну, хватит, — лицо Рамона потемнело, и Нена испуганно замерла, опасаясь, не зашла ли она слишком далеко. Но так ему и надо. Он не имеет права обращаться с ней как диктатор. Официант! — Рамон подозвал молодого человека. Мы не будем ужинать. Внесите все это в мой счет, он начал подниматься из-за стола.
— Но мы только что сделали заказ! — протестующе воскликнула Нена.
— Вставай, Нена, и иди со мной.
Она колебалась. На мгновение у нее мелькнула мысль отказаться, но потом она поняла, что не может устраивать сцену в ресторане, и, поднявшись, покорно последовала за Рамоном.
Решительно шагая, он вышел из ресторана и направился в гостиницу, где вызвал лифт. В ледяном молчании они поднимались наверх. Нена высоко подняла голову, старательно делая вид, что происходящее ничуть не волнует ее, но изредка она поглядывала на разъяренное лицо Рамона. Что он собирается делать? Собрать вещи и немедленно отправиться в Лондон?
Рамон отпер дверь номера и снял пиджак. Затем он повернулся и пристально посмотрел на Нену — С меня хватит всех этих игр.
— Каких игр? Я не играю ни в какие игры. Если кто этим занимается, так это ты, — сердито сказала она, не желая уступать ему.
— Да что ты говоришь? Ты воображаешь, что я играю в игры? Что я провожу время с какой-то женщиной, а не с тобой? — угрожающим тоном спросил он, приближаясь к ней.
Нена сделала глубокий вдох, пытаясь не съежиться от страха.
— Я… да. Я думаю, что…
— Что именно, Нена, ты думаешь? Скажи мне, потребовал Рамон, возвышаясь над ней и гневно сверкая глазами.
— Что ты… ну, что…
— Да? Говори! Продолжай! Или ты боишься?
— Ничего я не боюсь, — запинаясь, проговорила она, заставляя себя посмотреть Рамону в глаза. Просто…
— Что?
— Все было не правильно с самого начала, — тихо призналась она, отводя глаза.
— Неужели? Тогда позволь мне показать, правильно это или нет. — Прежде чем Нена опомнилась, он с силой прижал ее к себе и, схватив за волосы, заставил ее посмотреть ему в лицо. — Я докажу тебе раз и навсегда, что правильно, а что не правильно, жена моя, — прохрипел он, швырнув Нену на кровать.
Затем, покрывая ее поцелуями, он сорвал с нее одежду.
— Не надо, Рамон, — прошептала Нена, чувствуя, как в глубине ее существа возникает непреодолимое желание, сопротивляться которому у нее, не было сил. — Не надо, пожалуйста… мы должны вести себя разумно.
— Разумно? Ха! — Рамон быстро сбросил с себя одежду и жадно приник к ее груди, заставив Нену вскрикнуть. Его губы опускались все ниже. У Нены начали вырываться сладострастные стоны, вызванные неописуемым наслаждением, по сравнению с которым померкло воспоминание об удовольствии, испытанном от пылких занятий любовью на Агапосе.
Когда выплеснулась вся их страсть и они, разомкнув объятия, лежали, обессиленные, на смятых льняных простынях, Рамон повернул голову и пристально посмотрел на Нену.
— По-твоему, это не правильно, Нена? Тебе пришло бы в голову делать это с другим мужчиной?
— Нет, конечно. Я не могу даже в мыслях представить себе, что занимаюсь любовью с кем-то другим! — возмутилась она, горячо желая, чтобы Рамон, как обычно, обнял ее, а не оставил, покинутую и одинокую, лежать на краю этой чересчур большой кровати.
— Понятно. И ты полагаешь, что для меня было бы так же естественно заниматься любовью с другой женщиной, как с тобой? Ты это вообразила?
— Такая мысль приходила мне в голову, — запинаясь, призналась Нена. Пристальный взгляд Рамона смущал ее. — Ведь встречался же ты с Луисой.
— С Луисой! Вечно эта чертова Луиса! Неужели нельзя забыть о ней? Я уже забыл. Теперь она всего лишь друг.
— Тогда мне так не показалось, — устало пробормотала Нена, устраиваясь на подушке.
— Так ты ревнуешь? — спросил Рамон. Он сел и испытующе посмотрел на Нену.
— Конечно, я не ревную! — вспыхнула она, тоже усаживаясь в постели и подтягивая колени к подбородку. — Я просто реалистична, вот и все. Два года у тебя была связь с женщиной. Я считаю нормальным, если ты не порвал с ней из-за брака по расчету, который навязали тебе, когда ты меньше всего ожидал этого.
— Гмм, — Рамон в задумчивости смотрел на Нену. — Скажи, дорогая, просто ради любопытства, как ты узнала о Луисе?
— Я прочитала статью в журнале "Ола!". Там было множество ваших фотографий.
— Вот оно что! И ты полагаешь, что я или по-прежнему состою в связи с Луисой — интересное предположение, так как она находится на расстоянии нескольких тысяч миль отсюда! — или не являюсь по вечерам домой, потому что занимаюсь страстной любовью с какой-нибудь другой женщиной?
— Я не говорила этого.
— Не так пространно, — возразил Рамон, и легкая улыбка тронула его губы, — но ты имела в виду именно это.
— Все-таки ты должен признать, что вне дома ты проводишь больше времени, чем в нем, — упрекнула его Нена, надув губы и сердито глядя на него из-под густых ресниц.
— Тогда, дорогая, возможно, пришло время объяснить тебе, почему я проводил вдали от тебя так много времени. Уверяю тебя, что это происходило вопреки моему желанию.
— Неужели? Тогда почему? — удивилась Нена, думая, какой предлог он изобретет, хотя чувствовала, что с каждой минутой у нее возрастает сомнение в правильности своей теории.
— Наверное, сначала нам нужно покинуть это ложе и принять душ. Потом я закажу ужин, — сказал Рамон, протягивая руку, чтобы помочь Нене встать. — А затем обещаю дать тебе полный отчет о том, чем я был так занят.
— Но…
— Ш-ш-ш, — прервал ее Рамон. — Хотя бы один раз сделай так, как тебе говорят, и не раздражай меня опять, или я перекину тебя через колено и хорошенько отшлепаю за то, что ты подозреваешь своего мужа в измене, — смеясь, сказал он и, наклонившись, поцеловал Нену в лоб. — Ну, беги в ванную.
Он легонько шлепнул ее по ягодицам, и Нена не удержалась от улыбки, несмотря на все еще остававшиеся у нее сомнения.
Позже, когда они оба приняли душ и облачились в толстые махровые халаты, которые отель предоставлял своим постояльцам, Нена присоединилась к Рамону. Он уже сидел за столом, уставленным тарелками с яичницей, копченой свиной грудинкой и тостами. Бросив взгляд на еду, Нена поняла, что сильно проголодалась и ей хочется именно того, что заказал Рамон. Забудь о вине и изысканных блюдах, подумала она, и наслаждайся здоровой пищей.
— Надеюсь, тебе понравится мой выбор, — сказал Рамон, подавая ей сливочное масло. — Я ужасно голоден.
— Я тоже, — откликнулась Нена, снимая серебряную крышку со своей тарелки и с удовольствием вдыхая аппетитный запах яичницы с беконом.
Это еще одна черта, которая подкупает ее в муже, мелькнула у нее печальная мысль. Он может быть веселым и непринужденным. Ей не надо постоянно играть, как приходится делать некоторым женам. Она может оставаться собой.
Но ей еще предстоит услышать его объяснение, и ее решение непоколебимо: больше она не позволит себе расслабляться, пока не узнает, чем Рамон занимался в течение последних недель. Несмотря на то что у нее есть собственные мысли на этот счет, ей необходимо выслушать его версию событий, прежде чем вынести окончательный приговор.
Сидя за столом, покрытым белоснежной скатертью, Нена бросила взгляд на мужа, на его смуглое лицо с правильными чертами, сильную шею, видневшуюся в вороте белого махрового халата. У нее вырвался тихий вздох.
Как сильно она любит его!
Взяв тост, Нена принялась рассеянно мазать его маслом. Теперь она хорошо знает, какие чувства питает к нему. Но объяснения Рамона должны полностью развеять все сомнения, иначе у нее никогда не будет с ним счастливой жизни — несмотря на его мужественную красоту и обаяние, — если он изменяет ей при каждом удобном случае.
— Ты… ты собираешься рассказать мне? — наконец не выдержала она, решив взять быка за рога.
Лучше сразу разделаться с этим, чем строить догадки в течение всего ужина.
— Я обещал тебе, что расскажу, и сдержу слово, Нена. Возможно, ты удивишься и даже расстроишься, но боюсь, что это правда, которой надо посмотреть в глаза.
Она кивнула, чувствуя, как ее сердце охватывает страх. Итак, это все-таки женщина.
— С тех пор как умер твой дедушка, — начал Рамон, мешая чай ложкой, — я, как тебе известно, занимаюсь делами компаний "Карвахаль".
Нена утвердительно кивнула и сделала глоток.
— Несколько дней я изучал файлы, встречался с членами совета директоров и персоналом и пришел к выводу, что существуют определенные расхождения. Или то, что я принял за расхождения.
Один файл показался мне особенно странным. Я не стану утомлять тебя подробностями — на этой стадии они совершенно не важны, — достаточно сказать, что некоторые люди вызвали у меня вполне обоснованные подозрения, и особенно, к сожалению, сэр Уилфред.
— Сэр Уилфред? — с негодованием воскликнула Нена. — Но он был самым доверенным лицом дедушки!
— Я знаю. И это вдвойне отягощает его вину.
— Что ты обнаружил? — спросила она, потрясенная его словами и обрадованная, что причина, заставлявшая Рамона проводить много времени вне дома, оказалась так далека от домыслов, созданных ее богатым воображением. У нее возникло чувство вины и стыда из-за того, что она без причины обвинила Рамона в измене.
— Боюсь, Нена, что он прикарманивает деньги из фондов компании с тех пор, как заболел твой дедушка. Но доказать это будет трудно, и я сомневаюсь, стоит ли доводить дело до суда. Это вызовет скандал и, вероятно, повлияет на рыночную стоимость компании в целом. Я чувствую, что нам придется действовать крайне осторожно. В конце концов, сэр Уилфред стареет. Никого не удивит, если он решит подать в отставку.
— Но это отвратительно! — воскликнула Нена, придя в ужас, что доверенный человек из окружения ее деда мог пасть так низко. — Почему он предал дедушку? Он же знал, что ему доверяют! Это ужасно, Рамон! Он не должен выйти сухим из воды.
Рамон пожал плечами.
— Я знаю, что не должен, но поверь мне, Нена, это лучший способ покончить с проблемой и избежать шумихи. Значительного ущерба компании не нанесено. Для этого у сэра Уилфреда, к счастью, было мало времени.
— Да. Благодаря тебе, — сказала Нена, встретившись с ним взглядом.
— Я только исполнял свой долг. Именно из-за подобных ситуаций дон Родриго хотел, чтобы компанией управлял ответственный человек. Я просто делал свою работу.
Нена робко улыбнулась.
— Возможно, это правда, но… я чувствую себя ужасно. Я воображала, что ты…
— В этом есть и моя вина, — покаянно заметил Рамон. Взяв Нену за руку, он принялся поглаживать ее пальцы.
Я ничего не делал, чтобы развеять твои сомнения. Понимаешь, я просто не мог.
Огорчать тебя раньше времени мне не хотелось, а открыто заявить, чем занимается сэр Уилфред, я не мог, пока у меня не появились неоспоримые доказательства.
— Я понимаю. Как я была глупа!
— Вовсе нет. Признаться, мне нравится, что жена ревнует меня. Я чувствовал бы то же самое.
— Правда? — покраснев, спросила Нена, внезапно становясь серьезной.
— Да. Даже не подумывай о том, чтобы возле тебя вертелись симпатичные молодые люди!
— Мне это и в голову не придет, — возразила она, глядя на Рамона с улыбкой. — Я счастлива тем, что у меня есть.
— Ты счастлива? Я всей душой надеюсь на это.
Потому что я счастлив. Больше, чем счастлив.
Рамон поднялся, обошел стол и, обняв жену, поцеловал в макушку.
— Ты уверен, что для тебя наш брак — не просто обязанность? — спросила Нена, чувствуя, что ей нужна полная уверенность, прежде чем она сможет навсегда отдать ему свое сердце.
— Скажи мне, что ты видишь, любовь моя? Я выгляжу утомленным? Несчастным? Равнодушным в постели?
— Нет. Конечно, нет.
— Тогда что тебя беспокоит?
— Я не знаю. Наверное, больше ничего. Просто наш брак казался мне таким… таким навязанным, как деловая сделка.
— Давай признаем правду, Нена. Мои родители и твой дедушка оказались правы. Несмотря на то что подобные браки совершенно не соответствуют современным понятиям, старшее поколение доказало нам, что мы с тобой ошибались. — Рамон притянул ее к себе и заглянул в глаза. — Признаться, больше всего на свете я хочу уложить тебя в постель и посмотреть, не сможем ли мы как можно скорее сделать ребенка.
— О! — Нена опустила голову и вздохнула, чувствуя, как от воспоминания о крошечном существе, которое она потеряла, ее пронзает острая боль.
— Йена, у тебя произошел выкидыш, потому что время было неподходящее. Мы не были уверены друг в друге, и природа каким-то образом поняла это и приняла свои меры. Но такого больше не произойдет. На этот раз я буду рядом. С тобой ничего не случится, потому что я буду заботиться о тебе.
— А Луиса? — спросила она тихо.
— В тот день в ресторане между нами произошло объяснение. Ради него я и встретился с ней. Мне нужно было раз и навсегда сказать ей, что между нами все кончено, что я нашел женщину моей мечты и что отныне между мной и Луисой не может быть никаких отношений, кроме дружеских.
— Правда? — Нена подняла голову и посмотрела Рамону в лицо. Облегчение, как волна радости, нахлынуло на нее, когда она увидела, как блестят карие глаза Рамона и как выразителен его взгляд.
Она нежилась в упоительной ласке сильных рук, скользивших по ее спине.
— Давай условимся об одном, Нена, — сказал он, положив руки ей на плечи. — Я никогда не буду лгать тебе. Или ты доверяешь мне, или наши отношения не имеют смысла. Ты мне доверяешь?
Нена долго смотрела на Рамона, упиваясь его словами. Затем она улыбнулась и посмотрела ему в глаза.
— Да, доверяю.
— И будешь доверять всю жизнь?
— Пока смерть нас не разлучит, — прошептала Нена в ответ.
— Тогда слова не нужны, — тихо сказал Рамон, привлекая ее к себе, — чтобы выразить все остальное. — Подхватив Нену на руки, словно перышко, он крепко прижал ее к себе и заглянул в бездонные зеленые глаза. — Ты моя, — заявил Рамон, — душой и телом. Я никогда, слышишь, никогда не расстанусь с тобой.
— Я согласна, — тихо проговорила Нена, склонив голову на его сильное плечо.
Рамон подошел к кровати и положил Нену посередине.
— Ну, жена моя, пора заняться увеличением нашей пока еще небольшой семьи, — объявил он с хищной улыбкой.
— Я буду только рада услужить тебе, супруг мой, — шепотом откликнулась Нена, потянув Рамона на себя.
— Тогда приступим!
— Обожди! Разве нам не следует вывесить табличку с надписью "Не беспокоить"? — неожиданно спросила она.
— Не думай об этом, — проворчал Рамон. — Когда в дверь постучат и не получат ответа, станет понятно, чем мы здесь занимаемся. А теперь, Нена, будь добра забыть обо всем, кроме нас с тобой.
— Как скажешь, любовь моя, — ответила она с притворной скромностью, пытаясь подавить смех, который вместе с любовью рвался наружу. — Как скажешь.








Читать онлайн любовный роман - Я подарю тебе счастье - Худ-Стюарт Фиона

Разделы:

Ваши комментарии
к роману Я подарю тебе счастье - Худ-Стюарт Фиона



Хороший роман! Читается быстро, легко! А какой мужчина)
Я подарю тебе счастье - Худ-Стюарт ФионаКатя
20.03.2012, 6.10





"Можно прочитать,но не зацепило..."
Я подарю тебе счастье - Худ-Стюарт ФионаНИКА
20.03.2012, 11.43





Нормально!!!!!!! Читать можно, даже очень ХОРОШО!!!!!!!
Я подарю тебе счастье - Худ-Стюарт ФионаСветлана
15.03.2015, 18.00





Нормально!!!!!!! Читать можно, даже очень ХОРОШО!!!!!!!
Я подарю тебе счастье - Худ-Стюарт ФионаСветлана
15.03.2015, 18.00





Хороший роман!
Я подарю тебе счастье - Худ-Стюарт Фионасв
31.05.2015, 9.08





Странный роман на мой взгляд! 8 из 10!
Я подарю тебе счастье - Худ-Стюарт ФионаЮлия
19.04.2016, 18.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100