Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

Англия, Йоркшир
Сентябрь 1760 г.


Это случилось после того, как карета перевернулась, и незадолго перед тем, как лошади убежали: леди Джорджина Мейтленд вдруг осознала, что управляющий ее имением – мужчина. Нет, разумеется, она и раньше знала, что Гарри Пай мужчина. Она вовсе не считала его львом, слоном, китом или каким-либо другим представителем мира млекопитающих – если, конечно, кит это зверь, а не очень большая рыба. Просто сейчас его мужское начало вдруг стало для нее очевидным.
Джордж потерянно стояла на пустынной дороге, ведущей к восточному Йоркширу. Вокруг, куда ни глянь, тянулись холмы, поросшие мелким кустарником и растворяющиеся в сером горизонте. Шел ливень, и быстро темнело. Можно подумать, что это край земли.
– Как вы считаете, мистер Пай, кит – это зверь или очень большая рыба? – крикнула леди сквозь ветер.
Гарри Пай пожал плечами. Эти плечи прикрывала лишь намокшая батистовая сорочка, которая невероятно красиво облепляла его тело. Сюртук и жилет он снял, когда помогал кучеру освободить лошадей от перевернувшейся кареты.
– Кит – это зверь, госпожа. – Голос мистера Пая был, как обычно, ровным, глубоким, немного грустным и даже проникновенным.
Джордж ни разу не слышала, чтобы он повысил голос или как-то иначе проявил эмоции. Ни тогда, когда она настояла на том, чтобы он сопровождал ее в йоркширское имение; ни когда начался дождь, из-за которого экипажу пришлось буквально ползти по дороге; ни даже двадцать минут назад, когда карета перевернулась.
Какая досада!
– Как вы думаете, у вас получится починить ее? – Она подтянула ворот мокрого пальто к подбородку и уставилась на то, что недавно было каретой. Дверца висела на одной петле и качалась на ветру, два колеса пришли в полную негодность, задняя ось прогнулась под невероятным углом. Глупее вопроса она не могла задать.
Однако мистер Пай ни словом, ни действием не показал этого, а лишь ответил:
– Нет, госпожа.
Джордж вздохнула.
В самом деле, все они, включая кучера, уцелели каким-то чудом. Ливень превратил дорожную грязь в скользкое месиво, и на повороте карету занесло. Леди Джорджина и мистер Пай услышали, как снаружи кричит кучер, пытаясь выправить экипаж. Гарри Пай вскочил со своего места, кинулся к ней, как большой кот, и обхватил ее, прежде чем она успела вымолвить хоть слово. Она окунулась в его тепло и, оказавшись прижатой лицом к его груди, вдохнула запах чистой сорочки и кожи мужчины. В этот момент карета накренилась и начала падать в канаву.
Экипаж опрокидывался пугающе медленно, со скрежетом и треском. Лошади ржали, карета скрипела, словно жалуясь на судьбу. Падая, леди схватилась за сюртук Пая, и тот захрипел, силясь ее удержать. Затем стало тихо. Экипаж лежал на боку, а мистер Пай – на своей госпоже, как большое теплое одеяло. Правда, Гарри Пай был гораздо тяжелее, чем все ее одеяла вместе взятые.
Он извинился, разжал ее руки и залез на сиденье, чтобы открыть дверцу, которая оказалась у них над головой. Сначала он вылез сам, затем вытащил Джордж. Она потерла кисть руки, за которую он ее вытянул. Да, мистер Пай обладал удивительной физической силой – а по виду и не скажешь. В какой-то момент она висела на одной его руке всем своим весом – а ведь Дюймовочкой ее не назовешь.
Кучер что-то крикнул. Ветер отнес слова, но звук его голоса вернул леди Джорджину к реальности. Одну из кобыл уже удалось освободить.
– Поезжайте верхом в ближайший город, – распорядился Гарри Пай, – узнайте там, можно ли направить сюда другую карету. А я останусь с госпожой.
Кучер взобрался на лошадь и помахал им рукой, прежде чем исчезнуть в ливне.
– А далеко ли до ближайшего города? – спросила Джордж.
– Десять-пятнадцать миль
type="note" l:href="#FbAutId_1">[1]
, – ответил Пай, ослабляя упряжь.
Она наблюдала, как он работает. Если не принимать во внимание абсолютно мокрую одежду, ничто в Гарри не изменилось с того момента, как они выехали из гостиницы в Линкольне
type="note" l:href="#FbAutId_2">[2]
. Он оставался все тем же человеком среднего роста, довольно худым, с волосами какого-то коричневого цвета – не каштанового и не золотистого, а именно коричневого. Он не пудрил их и не помадил, а просто заплетал в маленькую косичку.
И одежду – бриджи, жилет, сюртук – он носил тоже коричневых тонов, будто маскировался. И только его зеленые глаза изредка вспыхивали изумрудным огнем, что, видимо, служило единственным проявлением эмоций.
– Я просто очень замерзла, – еле выговорила Джордж.
Мистер Пай резко поднял голову: она прижимала воротник пальто к шее, и руки ее дрожали. Он перевел взгляд на холмы.
– Простите меня, госпожа. Я должен был раньше догадаться. – Гарри снова повернулся к лошади, чтобы освободить ее от поводьев. Наверняка руки его тоже онемели от холода, но он продолжал заниматься делом. – Недалеко отсюда есть пастушеский домик. Мы можем добраться туда верхом на этих двух лошадях. А та, – он кивнул в сторону кобылы, – повредила ногу.
– Да? А как вы это поняли? – Она ничего такого не видела. Все три оставшиеся лошади дрожали и вращали глазами, пугаясь завываний ветра. И лошадь, о которой говорил Пай, выглядела ничуть не хуже двух других.
– Смотрите, она не опирается на правую переднюю ногу.
Еще одно усилие, и лошади оказались на свободе: правда, все еще в одной упряжке.
– Ну-ну, спокойно, красавицы, – он нежно потрепал ведущую лошадь загорелой рукой.
Джордж заметила, что на его безымянном пальце не хватает двух фаланг. Она задумчиво посмотрела на холмы. Слуги – а ведь управляющий имением тоже слуга, хоть и более высокого уровня, – должны быть бесполыми. Конечно, это живые люди, со своими проблемами и переживаниями. Но как все упрощается, если относиться к ним нейтрально. Как к мебели. Когда ты устаешь, тебе необходимо кресло, чтобы посидеть в нем. И больше тебе от него ничего не нужно. Так и должно быть. И как это неудобно – переживать, заметило ли кресло, что у тебя насморк, пытаться проникнуть в его мысли, восхищаться красотой его глаз. У кресел нет никаких глаз – ни прекрасных, ни каких-либо еще, – но у мужчин-то они есть!
И у Гарри Пая в том числе. Джордж снова взглянула на него:
– И что вы думаете делать с этой лошадью?
– Придется оставить ее здесь.
– Под дождем?
– Именно.
– Но это не пойдет ей на пользу!
– Конечно, нет, госпожа. – Гарри Пай снова пожал плечами, и эту манеру Джордж нашла очаровательной. Ей даже захотелось чаще задавать вопросы, в ответ на которые последует такое пожатие плечами.
– Может, возьмем ее с собой?
– Это невозможно, госпожа.
– Вы уверены?
Плечи снова поползли вверх, и мистер Пай медленно покачал головой. В этот момент молния осветила дорогу, и в мгновенной вспышке его зеленые глаза так сверкнули, что у нее мороз побежал по коже. Через несколько секунд прогремел страшный гром, будто предвещая конец света.
Джордж вздрогнула.
Гарри Пай выпрямился.
Лошади шарахнулись и понесли.
– О боже! – воскликнула леди Джорджина. С ее тонкого носа капала вода. – У нас, кажется, проблема.
Действительно проблема. Очень большая проблема. Гарри исподлобья посмотрел на дорогу, по которой глупые животные унеслись, словно за ними гнался сам дьявол. Их уже и след простыл. Учитывая скорость, с которой они сорвались, лошади пробегут еще полмили, если не больше. Нет смысла искать их в такой ливень. Он посмотрел на леди Джорджину, у которой уже полгода работал управляющим. Ее аристократичные губы посинели, а мех на капюшоне превратился в мокрую массу. Сейчас она больше походила на мальчишку-оборвыша, чем на графскую дочь.
И что ей вообще понадобилось в Уолдсли?
Если бы не леди Джорджина, он бы сразу уехал верхом из Лондона в ее поместье в Йоркшире. А значит, прибыл бы во владения Уолдсли еще вчера и наслаждался бы сейчас горячим ужином дома у камина. И уж, конечно, не мерз бы тут на темной дороге под дождем. Но нет: когда он в очередной раз прибыл к леди Джорджине в Лондон с регулярным отчетом, ей вздумалось поехать в Уолдсли вместе с ним. Пришлось брать карету, которая и валяется теперь в канаве в виде деревянных обломков.
Гарри сдержал вздох:
– Вы сможете идти, госпожа?
Леди Джорджина широко раскрыла свои голубые – цвета дроздовых яиц – глаза:
– Конечно. Я делаю это с одиннадцати месяцев.
– Очень хорошо. – Гарри накинул жилет и сюртук, не трудясь даже застегнуть их. Они были насквозь мокрые, как и остальная его одежда. Затем спустился в канаву, чтобы достать из кареты вещи. К счастью, они остались сухими. Он собрал поклажу, затем открутил все еще горящий каретный фонарь, взял леди Джорджину под локоть, чтобы она не оступилась и не шлепнулась на свой аристократический зад, и они отправились в утомительное путешествие вверх по заросшему холму.
Сначала Гарри Пай решил, что эта поездка в Йоркшир – всего лишь каприз эдакой порхающей дамочки, которой нет дела до того, откуда берется мясо на ее столе или драгоценности на ее шейке. Он считал, что те, кому не приходится работать, не хотят ни о чем всерьез задумываться. Однако он уже начинал сомневаться, что леди Джорджина принадлежит к такому типу женщин. Да, она говорит глупости, но, судя по всему, делает это, чтобы позабавиться. Она умнее, чем многие дамы ее круга. И он чувствовал, что у леди Джорджины действительно есть веские основания для поездки в Йоркшир.
– Далеко еще? – спросила леди, задыхаясь. На ее обычно бледном лице появился румянец.
Гарри оглядел темные мокрые холмы в поисках ориентира. Вот этот кривой дуб кажется знакомым.
– Нет, недалеко. – По крайней мере, он надеялся, что это так. Прошло уже много лет с тех пор, как Гарри ездил верхом по этим холмам. Он мог забыть дорогу к домику. А может, и домика-то уже никакого нет.
– Надеюсь, вы умеете разжигать огонь, мистер Пай, – у нее уже зубы стучали от холода.
Ей надо согреться. Если они в ближайшее время не найдут домик, ему придется соорудить навес из обломков экипажа.
– Конечно, я делаю это с четырех лет, госпожа.
Леди лукаво улыбнулась в ответ. Их глаза встретились, и он подумал о том, что… Но тут вспышка молнии прервала его мысли, осветив каменную стену.
– Пришли. – И добавил про себя: слава богу.
По крайней мере, этот домишко все еще цел. Четыре каменные стены и соломенная крыша оказались стойкими к дождю и годам. Гарри навалился плечом на дверь, и после пары толчков она поддалась. Он поднял фонарь и прошел внутрь первым, освещая помещение. Тени забегали по стенам. Гарри сдержал дрожь.
– Ну и запах здесь! – Войдя, леди Джорджина замахала рукой перед своим покрасневшим носом, будто хотела прогнать запах гнили.
Он с силой захлопнул дверь.
– Простите, госпожа.
– Вам, наверное, хочется, чтобы я просто заткнулась и радовалась тому, что есть? – Она улыбнулась и скинула капюшон.
– Ну что вы.
Гарри подошел к камину. В нем оказалось несколько обгоревших поленьев, затянутых паутиной.
– Мистер Пай, вы же знаете, что это так. – Она все еще стучала зубами.
Вокруг кривобокого стола стояло четыре деревянных стула. Гарри поставил фонарь на стол, взял один из них и с силой ударил о каминную полку. Стул разлетелся на части, спинка отлетела в сторону, сиденье треснуло.
Леди вскрикнула.
– И все же это не так, госпожа, – произнес он.
– Правда?
– Да, – ответил он, кладя обломки стула на обугленные поленья.
– Ну что ж, значит, я довольно мила. – Гарри услышал, как она пододвигает себе стул. – То, что вы делаете, выглядит довольно разумно.
Он поднес горящий фонарь к щепкам. Они загорелись, и тогда он подложил куски стула покрупнее, но очень осторожно, чтобы не заглушить слабое пламя.
– Ну вот, становится теплее, – ее голос звучал как-то очень хрипло.
На секунду Гарри застыл, представив, что могли бы эти слова означать в другой ситуации. Но он прогнал эти мысли и обернулся.
Леди Джорджина протянула руки к огню. Ее золотисто-рыжие волосы постепенно высыхали и закручивались на лбу мелкими спиральками, а на белой коже играли отблески огня. Она все еще дрожала.
Гарри прокашлялся.
– Думаю, вам надо снять мокрую одежду и завернуться в покрывала. – Он направился к двери, возле которой оставил вещи, прихваченные им из кареты.
За спиной он услышал тихий смех.
– Никогда еще мне не делали такое непристойное предложение столь пристойным образом.
– Я вовсе не имел в виду ничего непристойного, госпожа, – ответил он, протягивая ей покрывала. – Простите, если оскорбил вас.
На секунду он поймал взгляд ее голубых смеющихся глаз и отвернулся.
За спиной послышался шелест. Он пытался привести в порядок свои мысли. Ему нельзя думать о ее бледных обнаженных плечах…
– Что вы, мистер Пай. Я уже начинаю думать, что такого с вами просто не может случиться.
Если бы она только знала! Он снова прокашлялся, но ничего не ответил. Ему пришлось сделать над собой усилие и осмотреть дом. Буфета здесь не было: лишь стол и стулья. А жаль. Гарри страшно проголодался.
Шуршание у камина прекратилось.
– Можете повернуться.
Он напряженно повернулся. Леди Джорджина куталась в меха, и он с удовлетворением отметил, что ее губы порозовели.
Она высвободила руку и указала на покрывало, лежащее у камина:
– Я оставила вам кое-что. Я слишком удобно устроилась, чтобы пошевелиться, но обещаю закрыть глаза и не подглядывать, пока вы переодеваетесь.
Гарри оторвал взгляд от обнаженной руки и взглянул в ее голубые глаза.
– Спасибо.
Рука исчезла. Леди Джорджина улыбнулась и закрыла глаза.
Секунду Гарри просто смотрел на нее. Золотисто-рыжие ресницы трепетали над белой кожей, губы улыбались. Нос у нее тонкий и довольно длинный, лицо лишено нежной округлости. Ростом она почти как мужчина. Одним словом, красавицей не назовешь. И все же он не мог не любоваться ею. Этот насмешливый изгиб губ, эти брови, которые буквально взлетали, когда она улыбалась. Он не мог оторвать от нее глаз.
Он сбросил с себя верхнюю одежду и завернулся в сухое покрывало.
– Можете открыть глаза, госпожа.
Ее веки резко поднялись.
– Отлично. Теперь мы оба похожи на русских сибиряков. Жаль, что у дома нас не ожидают сани с колокольчиками. – Она погладила мех.
Он кивнул. Огонь трещал в тишине. Гарри размышлял, что еще он мог бы для нее сделать. Но в доме не было никаких продуктов. Оставалось только дожидаться рассвета. Интересно, чем обычно занимаются аристократы, сидя в одиночестве в своих роскошных комнатах?
Леди Джорджина перебирала пальцами мех и вдруг хлопнула в ладоши, будто заставляя свои руки прервать это занятие.
– Вы знаете какие-нибудь любопытные истории, мистер Пай?
– Истории?
– Ну да, истории. Легенды. Я коллекционирую их.
– Надо же… – растерянно пробормотал Гарри. Образ мыслей этих людей иногда просто ставил его в тупик. – И как же, позвольте узнать, вы их коллекционируете?
– Расспрашиваю всех подряд.
Она что, шутит?
– Если бы вы знали, какие истории люди помнят с юных лет! Лучшие рассказчики – это, несомненно, нянюшки. Кажется, я уже опросила нянюшек всех своих знакомых. А ваша няня еще жива?
– У меня никогда не было няни, госпожа.
– Ой, – она покраснела. – Но, может быть… ваша мама… рассказывала вам сказки?
Он поднялся, чтобы подбросить в огонь очередную ножку стула.
– Единственное, что я помню, это «Джек и бобовое зерно»
type="note" l:href="#FbAutId_3">[3]
.
– И больше ничего? – леди Джорджина сочувственно посмотрела на него.
– Боюсь, что нет. – Другие сказки, которые он знал, не предназначались для ее благородных ушей.
– Ну что ж, а мне недавно рассказали одну очень любопытную историю. Тетя моей кухарки. Она приезжала в Лондон навестить племянницу. Хотите, расскажу?
Нет. Ему совсем не хотелось вступать в еще более неформальные отношения с леди: сама ситуация и так уже свела их слишком близко.
– Да, госпожа.
– Давным-давно жил великий король. И был у него в услужении заколдованный леопард. – Она устроилась поудобнее. – Знаю, о чем вы подумали, но легенда совсем не об этом.
Гарри удивленно вскинул брови:
– Простите?
– Король умирает в самом начале, поэтому главный герой вовсе не он, – сказала она и посмотрела на Гарри выжидающе.
– Понятно… – Он просто не знал, что еще сказать. Но этот ответ леди Джорджину вполне устроил. Она кивнула.
– Леопард носил на шее золотую цепь и был вроде как в рабстве у короля, но, как он к нему попал, история умалчивает. Тетя моей кухарки ничего об этом не сказала. Одним словом, перед смертью король взял с леопарда обещание служить новому королю, его сыну. – Она нахмурилась. – Нечестно, правда, ведь? Я к тому, что обычно в такой ситуации принято давать своим верным слугам свободу. – И она снова заерзала на стуле.
Гарри прокашлялся:
– Возможно, на полу вам будет удобнее. Ваше пальто уже почти высохло. Можно устроиться на нем.
Леди Джорджина как-то странно улыбнулась в ответ:
– Хорошая идея.
Он положил пальто на пол, а свои вещи скрутил в некое подобие подушки.
Она встала, придерживая на себе покрывало, и плюхнулась на эту жесткую постель.
– Так действительно лучше. Вы тоже можете устраиваться: мы ведь здесь до самого утра.
О боже.
– Не думаю, что это возможно.
Она подняла к нему свой остренький носик:
– Мистер Пай, эти стулья жесткие. Пожалуйста, ложитесь здесь. Обещаю не кусаться.
Пай стиснул зубы, но выбора у него не оставалось. Это звучало почти как приказ.
– Спасибо, госпожа.
Гарри осторожно присел на некотором расстоянии от нее. Черта с два он ляжет рядом с этой женщиной, и плевать на приказ! Он обхватил руками колени, старательно пытаясь не замечать аромата, исходящего от нее.
– А вы упрямы, – проговорила она. Он взглянул на Джордж. Она зевнула.
– На чем я остановилась? Ах, да. Так вот: первое, что выкинул молодой король, – влюбился в портрет незнакомой ему прекрасной принцессы. Кто-то из придворных, или гонец, или кто-то там еще показал ему этот портрет – в общем-то, это не так важно.
Она снова зевнула, и даже со скрипом. Неожиданно этот звук подействовал на Гарри возбуждающе. А может, тому виной ее запах, который Гарри Пай все равно чувствовал, хотел он того или нет. Аромат специй и экзотических цветов.
– У этой принцессы кожа была белая как снег, губы красные как коралл, волосы черные как – ну допустим, смоль, и все такое прочее. – Леди Джорджина замолчала, и какое-то время смотрела на огонь.
Он уже начал думать, что она закончила, и мучению его пришел конец. Она вздохнула:
– Вы когда-нибудь обращали внимание, что эти сказочные принцы всегда влюбляются в принцесс, абсолютно ничего о них не зная? Коралловые губки – это, конечно, очаровательно, но что, если у нее глупый смех или она чавкает за столом? – леди Джорджина пожала плечами. – С другой стороны, современные мужчины тоже могут влюбиться в черные локоны, так что я, видимо, излишне требовательна. – Тут она широко раскрыла глаза и взглянула на него. – Ой, я не хотела вас обидеть.
– Я и не обиделся, – мрачно ответил Пай.
– Да? – казалось, она ему не поверила. – Во всяком случае, он влюбляется в эту картинку. И тут узнает, что отец принцессы отдаст свою дочь тому, кто сможет раздобыть для него Золотую Кобылу, которую держит взаперти страшный великан. И вот… – леди Джорджина повернулась к огню и подперла голову рукой, -…молодой король посылает за Принцем-леопардом и приказывает ему привести Золотую Кобылу. И что вы думаете?
– Не знаю, госпожа.
– Леопард превращается в человека! Только представьте себе! – проговорила она, закрыв глаза, – все это время под шкурой леопарда скрывался человек…
Гарри ждал, но продолжения не последовало. Через некоторое время он услышал ровное дыхание.
Поправляя валик из одежды под ее головой, он задел рукой ее щеку и замер, пораженный контрастом. Его рука была такой смуглой и грубой по сравнению с ее нежной и мягкой кожей. Он дотронулся большим пальцем до уголка ее рта. Очень теплого. Ему показалось даже, что ему знаком ее запах, будто они встречались в прошлой жизни. Или когда-то очень давно. У него защемило сердце.
Если бы только она была другой, и в другом месте, и он сам… Гарри заставил замолчать этот вкрадчивый внутренний голос и отнял руку. Растянувшись на полу рядом с леди Джорджиной, Гарри старался не коснуться ее. Он уставился в потолок, пытаясь подавить в себе все мысли, все чувства. И закрыл глаза, хотя знал, что заснет не скоро.

***

Что-то щекотало ее нос. Лица касался мех. Рядом кто-то зашуршал и затих. Она повернула голову и встретила взгляд его зеленых глаз, возмутительно ясных для столь раннего утра.
– Доброе утро, – произнесла она каким-то квакающим голосом и прочистила горло.
– Доброе утро, госпожа. – Голос его был мягким и густым, как горячий шоколад. – Прошу меня извинить.
Он поднялся. Покрывало сползло с его плеча, и, прежде чем он поправил его, леди Джорджина успела увидеть, какая загорелая у него кожа. Он тихо вышел.
Джордж почесала нос. Неужели ничто не может смутить этого человека?
Неожиданно она поняла, зачем он пошел на улицу. Ей хотелось того же. Она вскочила и натянула свое мятое и все еще сырое платье, стараясь застегнуться на все крючки. Не до всех застежек она смогла дотянуться, на талии ткань пузырилась, но, по крайней мере, платье с нее не упадет. Джордж накинула пальто, чтобы прикрыть это безобразие, и вышла на улицу. Небо затягивали темные грозовые тучи. Джордж огляделась в поисках укромного местечка и выбрала разрушенный сарай, за которым можно спрятаться.
Выйдя из-за сарая, она увидела мистера Пая, который стоял перед домом и застегивал сюртук. Он переплел свою косичку, и все же волосы его лежали не так аккуратно, как обычно, и одежда была измята. Представив, как выглядит сама, она ехидно улыбнулась. Ночевка в хижине на полу сказалась на внешнем виде даже такого безупречного человека, как мистер Пай.
– Предлагаю вернуться на большую дорогу, когда вы будете готовы, госпожа. Возможно, кучер уже ждет нас.
– Надеюсь.
Возвращались они тем же путем. Но при свете дня и спуске вниз по склону он уже не казался таким длинным. Очень скоро они добрались до подножия холма, и перед ними открылась дорога – все такая же пустынная, если не считать сломанной кареты, вид которой был еще более жалким, чем ночью.
Джордж вздохнула:
– Ну что ж, полагаю, нам придется идти пешком, мистер Пай.
– Да, госпожа.
И они двинулись в путь. Над землей поднималась отвратительная сырая дымка, пахнущая гнилой землей. Дымка пробиралась под одежду и ползла по ногам. Джордж содрогнулась. Она мечтала о чашке горячего чая, и, пожалуй, лепешке с маслом и медом, капающим на тарелку. Она почти застонала от этой мысли и вдруг услышала за спиной какое-то громыхание.
Мистер Пай высоко поднял руку и стал махать фермеру, выезжавшему из-за поворота на повозке.
– Эй, стойте! Подвезите нас!
Фермер потянул повод, и лошадь остановилась. Приподняв поля своей шляпы, он уставился на них.
– Неужели сам мистер Гарри Пай?
Мистер Пай выпрямился:
– Верно. Из владений Уолдсли.
Фермер сплюнул на дорогу, чудом не попав на ботинок Пая.
– Необходимо доставить леди Джорджину Мейтленд в Уолдсли. – Выражение лица Гарри Пая не изменилось, но голос стал вдруг ледяным. – Это ее перевернутую карету вы видели на дороге.
Фермер посмотрел на Джордж, будто только что ее увидел:
– Надеюсь, вы не пострадали, мэм?
– Нет, – ответила она с гордой улыбкой. – И все же нам нужна ваша помощь.
– Рад помочь. Там, сзади, есть местечко, – фермер указал грязным пальцем на повозку у себя за спиной.
Она поблагодарила его и обошла повозку. Увидев высоту, на которую надо было забраться, – а борта повозки доходили ей до плеча – она остановилась в нерешительности.
Мистер Пай мгновенно оказался рядом с ней.
– С вашего позволения.
Она и кивнуть не успела, как он подхватил ее за талию и посадил в повозку.
– Благодарю, – едва выдохнула Джордж.
Гарри положил руки на бортик и запрыгнул в повозку с кошачьей ловкостью. В этот момент повозка тронулась, и Гарри отлетел к противоположному борту.
– Вы в порядке? – спросила леди Джорджина, протянув ему руку.
Но мистер Пай поднялся сам.
– В порядке, – ответил он и добавил: – Госпожа.
Больше он не проронил ни слова. Джордж откинулась назад и смотрела на проплывающие мимо серо-зеленые поля с низкими каменными оградами. Они то появлялись, то снова исчезали в жутковатой дымке. После всего, что произошло, она была счастлива, что едет, пусть даже и не в комфорте. Правда, ее настораживала враждебность фермера по отношению к мистеру Паю. За этим явно скрывалось что-то личное.
Они поднялись на холм, и оттуда Джордж увидела стадо овец, пасущихся на соседнем склоне. Они казались маленькими статуями: видимо, замерзли в этом тумане. Только головы их двигались, когда они щипали кустарник. Несколько овец лежали на земле. Джордж нахмурилась. Они лежали слишком спокойно. Она подалась вперед, чтобы рассмотреть получше, и услышала, как Гарри Пай тихо выругался. Повозка резко остановилась.
– Что с этими овцами? – спросила его Джордж.
Но вместо него мрачно ответил фермер:
– Они мертвы.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100