Читать онлайн Вкус победы, автора - Хови Кэрол, Раздел - Глава 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вкус победы - Хови Кэрол бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вкус победы - Хови Кэрол - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вкус победы - Хови Кэрол - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хови Кэрол

Вкус победы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 24

Утром Эллин рассердилась, обнаружив, что Джошуа еще не вернулся в отель. Она провела несколько часов, готовя свой словарный запас к нападению, когда он вернется. Но к полудню поняла, что ее злость переросла в беспокойство. Она целый день избегала попыток Мисси отвлечь ее, предпочитая сидеть возле окна и внимательно смотреть на улицу с пятого этажа, в надежде заметить там хоть малейший признак своего мужа.
К вечеру Эллин обезумела от горя, уверенная в том, что случилось что-то ужасное. Она съела совсем немного из той еды, которую Мисси заказала на ужин. У нее не было аппетита. Если бы Эллин настояла тогда, то узнала бы содержание записки и знала бы, куда он пошел! Если с ним что-нибудь случилось, поняла Эллин, похолодев вся внутри, то она этого не переживет.
В девять часов раздался стук в дверь. Эллин поспешила открыть ее, не обращая внимания на предостережения Мисси быть осторожней, и надеясь увидеть безмятежную приятную улыбку Джошуа.
Но это был не он. Это был посыльный. Он протянул Эллин небольшой сверток, грубо завернутый в коричневую бумагу и перевязанный.
– Миссис Мэннерс? – спросил он.
Эллин молча кивнула, содрогнувшись от предчувствия. Она приняла сверток дрожащими руками и закрыла дверь, не предложив ему даже чаевых. В ту же секунду Мисси оказалась возле нее.
– Что случилось? – спросила, затаив дыхание, Мисси и засуетилась, как наседка. – Разверни его! Разверни!
Эллин еще некоторое время смотрела на сверток г пытаясь избавиться от дурных предчувствий. В конце концов, это могло быть все что угодно… и ничего хорошего.
Наконец она поспешно дрожащими руками разорвала обертку, вздрогнув, когда оттуда выпал какой-то предмет и с глухим стуком упал на ковер. Эллин замерла от ужаса: это был великолепный золотой– портсигар Джошуа. Она смотрела, как Мисси наклонилась, чтобы поднять его. С одного конца торчал клочок белой бумаги, который Мисси вытащила. Эллин жадно выхватила его у нее из рук и развернула.
– Эллин, что за…
– Цыц! – шикнула на нее Эллин и прочитала, вся дрожа внутри:
«Моя дорогая Эллин, у меня здесь человек, который заявляет, что он твой муж. Ты знаешь, кого я имею в виду? Я готов заключить сделку. Подходи к заднему входу в Джером-парк в одиннадцать часов, не опаздывай и не приводи гостей, так как мне не нравится твой муж, и у меня осталось мало терпения».
Оно не было подписано, но подпись была не нужна. Эллин скомкала письмо в руке и прикусила свой сжатый кулак, чтобы не закричать.
– Эллин! Что случилось? – взвизгнула Мисси своим перепуганным сопрано.
– Райф взял Джошуа, – ответила она, поражаясь тихому, ровному звучанию своего голоса. – Он хочет заключить сделку, обменять моего мужа на Шейка.
Эллин наконец посмотрела на Мисси и увидела настороженный взгляд своей подруги. Ее младшая подруга заламывала руки.
– Что нам делать? – выдохнула Мисси. Эллин знала ответ, но не могла ничего сказать.
Она отупела от страха.
– Ты оставайся здесь, – наконец сказала Эллин, – и ничего не делай. Ничего, запомни, – более настойчиво повторила она и приняла твердое решение.
– Но что мы…
Эллин бросила записку на пол и схватила Мисси за плечи.
– Успокойся и слушай! – приказала она своей подруге, с силой подчеркивая каждое слово и встряхивая при этом Мисси. – Райф хочет, чтобы я пришла к конюшне одна. Не ходи за мной и не вызывай полицию. Ты слышишь? Берт вот так умер!
Серые глаза Мисси расширились от ужаса. Она нерешительно кивнула.
– Эллин… а как же Джошуа? – захныкала она.
Эллин почувствовала острую боль, подумав о Джошуа, который находился в руках Райфа. Какие изощренные пытки мог придумать Райф для ее мужа? Она содрогнулась.
– Мне надо идти, – пробормотала Эллин, хватая накидку. – Я что-нибудь придумаю.
Но она не могла ничего придумать. Путь к конюшням был длинным и мрачным, как ночной кошмар, от которого она не могла очнуться. Шейка обменять на Джошуа! Ее спина покрылась холодным потом. Райф, конечно, не знал об условиях их брака. Кентуккиец удивился бы, узнав, что она и Джошуа ничего не значили друг для друга, как муж и жена. Это был брак ради денег и защиты. Райф мог даже прийти в ярость, узнав о таком серьезном упущении в своем великолепно разработанном плане, который при нормальных обстоятельствах был бы воплощением жестокости.
Вдруг она ясно вспомнила убийство Берта, и ее горло пронзил бесслезный стон. Умрет ли Джошуа на ее глазах так же ужасно, как Берт? Могла ли Эллин вынести приговор самоуверенному Мэрилендцу с таким же упрямством, которое погубило Берта Эммета?
Ее кеб остановился. Она быстро вышла из него и молча заплатила водителю, жестом показав, чтобы он уезжал. Через какое-то мгновение Эллин была одна. Темнота окутывала задний вход. Неясные очертания ворот зловеще выступали в темноте, как темные мысли об убийстве и предательстве в ее мозгу. Джошуа был где-то за этими воротами.
И Райф.
Эллин медленно подошла к воротам, осторожно оглянувшись вокруг. Всматриваясь в темноту по всем направлениям, она не могла заметить никаких признаков присутствия другого человека. И стала ждать, чутко прислушиваясь к каждому звуку, который мог бы выдать чье-то приближение.
Стоял июнь, но ночной воздух был холодным. Эллин продрогла и поплотнее обмотала свою накидку вокруг шеи. Дрожь не прекратилась, и через минуту Эллин поняла, что дрожит скорее от страха, чем от холода. Разозлившись, она приказала себе успокоиться. Страшно было подумать, чего хотел Райф. Она должна справиться со страхом, если у нее есть надежда спасти Джошуа и Шейка.
– Я здесь, Райф, – прозвучал ее ясный и решительный голос, который немного успокоил ее расшатавшиеся нервы. Она осмелилась продолжить. – Я ненавижу ждать.
Пара сильных, грубых рук схватила ее сзади и зажала как в тиски, прижав ее собственные руки по швам. Она удивленно вскрикнула, когда к ее щеке прикоснулась щетинистая щека. Ее невидимый захватчик рассмеялся, и звук его голоса показался ей знакомым.
– Это факт? – низкий пронзительный голос Райфа усмехнулся над ней. Она чуть не упала в обморок от запаха виски, который исходил от него. – Давай, Эллин, займемся этим здесь, как бывало в Дакоте. Джошуа не надо знать, и я готов поспорить, что этот янки не стоит такой женщины, как ты.
Она рванулась от него, испуганная и ослабевшая.
– Ты вызываешь у меня отвращение, – задыхаясь, сказала Эллин, поворачиваясь к нему лицом. Она едва смогла различить его силуэт в темноте и обрадовалась этому.
Райф снова засмеялся. Это был безобразный хриплый звук, который разрезал темноту как выстрел.
– Раньше ты так не говорила, – растягивая слова, произнес он, бочком придвигаясь поближе, как какая-то скользкая рептилия.
– Сейчас я намного умнее, чем была тогда, – ответила Эллин. Больше он ее не пугал. Это был Райф Симмс, временный рабочий ранчо, худой, голодный и необразованный. И к тому же пьяный. Эти факты вселили в нее уверенность, и она расправила спину.
– Где Джошуа? – спросила Эллин. – Что ты с ним сделал?
Райф сделал несколько нетвердых шагов к ней. Она заставила себя не сдвинуться с места.
– Хорошо, – сказал он тогда зловеще и почти вызывающе. – Давай отведем ее к Джошуа, Гарри.
Эллин вся дрожала от испуга. Огромная рука схватила ее мягкую ладонь, и она, не глядя, определила, что эта рука принадлежит убийце Берта. Человек не издал ни звука, он просто толкнул ее вперед так, что чуть не сломал ей руку. Чтобы не закричать, Эллин до крови прикусила губу. Райф не менее грубо схватил ее за другую руку, и двое мужчин повели ее через ворота по узкой тропинке, ведущей к конюшне. Рука болела так, что казалось, Эллин упадет в обморок от боли.
Наконец они остановились перед закрытой дверью стойла в конце ряда и отпустили ее. Эллин не смогла сдержать вздоха. Она скрестила руки на груди и потерла больные места.
– Открывай, Гарри, – гаркнул Райф.
– Я тебе не раб, – в дерзком ответе Гарри чувствовалась угроза. – И не ее раб, пусть она это делает.
– Ты так разборчив в друзьях, Райф, – Эллин не могла не уколоть, пока отпирала засов.
Вдруг она почувствовала под правым ухом теплую сталь, которая впилась в шею.
– Я ненавижу острых на язычок проституток, – между прочим заметил Гарри.
– Не время, Гарри, – шелковым голосом успокоил его Райф. – Ты можешь отрезать ей ухо позже. Вначале она должна подписать нам некоторые бумаги. А может быть окажет нам еще пару любезностей? Ты не знаешь, Гарри, она леди? Готов поспорить, что мы хорошо проведем с ней вечерок. Правда, дорогая?
Нож убрали. Эллин не ответила. Она почувствовала какое-то странное раздвоение, как будто одна ее часть понимала, что этот ужас происходит на самом деле, а другая отказывалась верить этому. Она с усилием рванула дверь, и та широко распахнулась. Сзади ее толкнули плечом, и Эллин, споткнувшись, влетела в темную конюшню. Она с усилием встала на ноги, ее тошнило от боли.
Свет фонаря тускло ответил небольшое пространство. В нескольких шагах Эллин заметила на полу небольшую фигуру. Когда зажгли еще один фонарь, свет стал ярче и она разглядела, что это был Джошуа, лежавший бесформенной кучей, в состоянии, которое явно свидетельствовало о том, как с ним обращались.
Тут Эллин закричала, не в силах сдержать страх. Она присела на камни возле него и осторожно повернула на спину. На нем не было ни пиджака, ни галстука, ни шляпы. Его белая рубашка была порвана, пропитана потом и засохшей кровью. Его глаза были закрыты, и он, кажется, был без сознания. Его лицо отекло, а из свежей раны над левым глазом медленной струйкой стекала кровь.
Эллин позвала Джошуа по имени, прикоснувшись пальцем к щеке. Его кожа была холодной и в какой-то страшный момент Эллин подумала, что он, может быть, мертв, но едва она сделала быстрый тяжелый вздох, как увидела, что его губы зашевелились в безмолвном шепоте, который она не могла разобрать. Но не успела Эллин почувствовать облегчение, как кто-то схватил ее за руку и грубо дернул вверх, подняв на ноги одним ловким движением, которое причинило ей ужасную боль.
– Смотри, но не трогай, Эллин, – это Райф с его южным акцентом, брызжа ядом, сделал язвительное замечание. – Вначале я получу свою конину, а потом ты свою.
Она не могла говорить. Жгучая боль опалила ей спину, накатившись на нее безжалостной волной.
– Давай… пойдем, – умоляюще выдохнула Эллин.
Райф рассмеялся, как будто это было лучшей шуткой дня. Он отпустил ее, и Эллин упала на колени, осторожно поддерживая руку. Через какое-то мгновение она собралась с духом.
– Райф, – часто дыша, сказала Эллин, пытаясь говорить ровным голосом и глядя на лежащего без движения Джошуа. – Ты, в конце концов, переиграл.
– Что?
Эллин снова поднялась на ноги, желая, чтобы маленькая комната перестала раскачиваться. Она посмотрела в лицо своим похитителям таким холодным взглядом, на какой только была способна, и, прежде чем продолжить, сделала глубокий вздох.
– Мы перехитрили тебя в Балтиморе, – сказала она ему, радуясь его ошеломленному выражению лица, – после того, как ты убил Берта. Я вышла замуж за Джошуа, чтобы защититься от твоей угрозы, и это тоже сработало. Даже ты в это поверил. Тебе пришлось перенести столько хлопот из-за ничего.
Красивое сильное лицо Райфа, не выразившее полного понимания, подозрительно сморщилось.
– Что ты имеешь в виду? – спросил он, больно схватив ее за руку.
– А ты не понимаешь? – выдохнула Эллин, надеясь, что он не слышит, как у нее протестующе заколотилось сердце. – Мы поженились не по любви. Мы поженились, чтобы разрушить твои планы. Твоя новая угроза в действительности никакой угрозы не представляет.
Райф отпустил ее. Его взгляд был суровым и оценивающим. Эллин почувствовала дрожь во всем теле, но постаралась не показывать своих эмоций на лице и открыто посмотрела Райфу в глаза. Вдруг Райф рассмеялся. От его смеха Эллин съежилась.
У нее ничего не получилось.
– Угроза? – повторил кентуккиец, подражая ее высокомерному тону. – Тогда чего ты мечешься, как сука во время течки? Чего ты заскулила, как побитый щенок, когда увидела его? Милая, я думаю, что угроза значительно больше, чем ты хочешь себе признаться.
Эллин в молчаливом изумлении смотрела, как Райф из-за пазухи достал небольшой пакет бумаг.
– Вот они. Все оформлены по закону. Все, что тебе надо сделать – это подписать их.
Он не смеялся. Он был смертельно серьезным, когда протягивал их ей. Она с укором смотрела на них, понимая, что в конце концов ей пришел конец.
– Будь я проклята, если подпишу что-то для тебя, – сказала Эллин, сложив руки на груди.
Гарри сделал шаг вперед, на его грубом лице было угрожающее выражение. Райф твердой рукой остановил его, не отрывая от нее глаз.
– Милая, ты просто постой минутку, – Райф говорил издевательски вежливым и деликатным голосом. – Просто отдохни. И подумай о том, что ты станешь молодой вдовой. Не спеши, Джошуа никуда не уйдет, и мы тоже. Гарри, давай, приведи сюда этих ленивых ублюдков.
Гарри нетерпеливо ушел по поручению, Эллин уставилась на Райфа, пытаясь понять, как она вообще могла когда-то любить его.
– Райф, – попыталась она сказать снова. – Это никогда не сработает. Даже если я подпишу эти бумаги, я скажу в комитете, что они были подписаны под принуждением. Это надолго свяжет тебе руки. Я позабочусь о том, чтобы Шейк не принес тебе ни пени.
Райф набрал воздуха в легкие, но тут его прервал Гарри, возвратившийся с двумя мужчинами, которых она не узнала. Выражение лица Райфа стало торжествующим.
– Она хочет остаться вдовой, Гарри, – громко сказал Райф. – Сделай ей одолжение.
Гарри шагнул вперед, явно довольный тем, что наконец-то началось какое-то действие. У Эллин подкосились ноги.
– Райф! – в отчаянии вскрикнула она, пытаясь остановить его. – Неужели ты можешь быть таким бессердечным, таким беспринципным, что ты совершишь…
– Я? – спросил Райф с наигранной невинностью, от которой пробирала дрожь. – Я не собираюсь никого убивать, правда, Гарри? Почему ты не посвятил миссис Мэннерс в наши небольшие планы?
Она принудила себя посмотреть на человека, которого она уже видела в роли убийцы. Он схватил ее за руку и грубо подтолкнул к Джошуа, потом вложил ей в руку свое оружие, положив ее пальцы на курок. Гарри направил дуло на человека, лежащего на соломе, который только что зашевелился.
Эллин поняла весь ужас положения, в котором оказалась по иронии судьбы. Джошуа женился на ней несколько недель назад, чтобы защитить ее от угроз Райфа. Теперь, кажется, он, женившись на ней, вверил ей свою жизнь.
– Ред, должен признать, я потрясен. Потрясающая идея.
Эллин вздрогнула. Джошуа протирал кулаками глаза.
– Заткнись, – сказала Эллин ему испуганным шепотом. – И не умничай!
Джошуа посмотрел на нее поверх ствола оружия, находившегося в нескольких дюймах от его лица. Его темные глаза были удивительно оживленными и излучали спокойствие. Эллин вспомнила, как временами ей хотелось взять ружье, или другое оружие во время их словесных споров, и подумала о том, не наказание ли это господне за ее гнев и гордость. Она поняла, что больше не может выносить взгляд человека, который неделями защищал ее, как никто другой.
Через несколько минут, как только Гарри неумолимо нажмет на ее пальцы, Джошуа Мэннерс будет мертв. Его кровь, как и кровь Берта, запятнает ее душу.
– Давай бумаги, – негромко попросила Эллин, не глядя на торжествующую улыбку Райфа. Гарри отпустил ее пальцы, и она вздохнула, на сей раз с облегчением. На какое-то время они были спасены. Она не осуждала Джошуа и не проклинала себя. Эллин услышала, как ее муж издал негромкий вздох, и увидела, как у него напряглись скулы, когда он пристально смотрел на Райфа. О чем он мог думать? О чем бы он ни думал, у нее возникло предчувствие беды.
Райф сунул ей под нос бумаги. Эллин приняла их, искоса глядя, как двое мужчин, которых привел Гарри, подняли Джошуа и поставили его. Кажется, он нетвердо держался на ногах, и Эллин надеялась, что он не натворит глупостей.
– Я наполовину верил, что ты пойдешь вперед и убьешь его, – голос Райфа казался тоскливым от злобы. – С самой первой минуты, как только я увидел этого ублюдка янки, я возненавидел его и удивлен, как ты могла поладить с ним после того, что было между нами. Должно быть, тебе было очень уж хорошо.
Райф засмеялся, но это был неестественный смех – горький и пустой звук. Эллин почувствовала на себе взгляд Джошуа, но не смела взглянуть на него. Она могла бы догадаться, что Райф подвергнет ее такому унижению. Но Эллин вынесла от него уже столько оскорблений, что не хотела ничего ему говорить.
– Не отвечаешь? – продолжал кентуккиец, когда она развернула шуршащие бумаги. – Нечего и ожидать его, я так понимаю. Жена обязана быть преданной мужу. Даже если он этого не стоит. Вот ручка, которую я одолжил у Джошуа, милая. Быстренько подпиши это, и мы расстанемся как положено.
Эллин почувствовала, как его рука уверенно и бесстыдно скользнула по ее плечу, и она, содрогнувшись, отшатнулась от него. Эллин не подписывала бумаги. В трех шагах чуть сзади от себя она увидела, как Джошуа сбросил своих охранников и устремил свой властный взгляд на Райфа. Тот час же Эллин поняла, что Райф боится его и пытается спровоцировать Джошуа на какие-то действия в оправдание своей жестокости. Ей стало противно.
– Отпустите Джошуа, – только и смогла Эллин прошептать Райфу, больше не думая о том, что говорит испуганно. – Я ничего не стану подписывать. И не сделаю ничего, пока не увижу, что Джошуа вышел отсюда. Один.
– Не заключай никаких сделок ради меня, – голос Джошуа был тверд. – Я не уйду отсюда без тебя, Эллин.
С этими страстными словами Джошуа выразительно шагнул к ним. Тут же возле груди Джошуа появился ствол оружия Гарри. Казалось, Райф просто удивлен.
– Я все ждал, когда ты выйдешь из-под ее юбки, – усмехнулся Райф.
– Джошуа, не двигайся! – предупредила Эллин, сдерживая панику. – Он только этого и ждет! Неужели ты не понимаешь?
– Ты позволяешь своей жене так командовать собой? – продолжал Райф, воспользовавшись моментом. – Ты даже еще более жалок, чем я думал. Может, Эллин хочет, чтобы ты убрался отсюда, и мы наедине возобновили старые отношения.
Райф теперь демонстративно обнял ее грубоватым интимным жестом. Она чуть на задохнулась от предательски охватившего ее ужаса. Джошуа сделал еще одно внезапное движение, но был схвачен двумя типами, которые подняли его на ноги. Гарри все еще держал Джошуа под прицелом. Райф стал между ней и Джошуа, и теперь, глумясь над ними, не спеша расстегивал пуговицы на платье. Эллин попыталась оттолкнуть его, уронив бумаги и ручку, но Райф быстрым рывком заломил ей руку за спину.
– В чем дело, Элл? – выдохнул он, скользнув рукой под воротник ее платья. – Ты боишься, что он увидит, что ты за женщина? Или боишься понять, что он за мужик?
Потом он коснулся губами ее шеи, и от этого прикосновения у нее в жилах застыла кровь. Гнев вытеснил страх. Она закрыла глаза и со всей силы ударила его коленом под пах.
Сразу же все пришло в движение. Райф упал на солому, скрючившись и визжа, как испуганное раненое животное. Она увидела, как Джошуа толкнул одного из державших его людей, врезал другому локтем по ребрам, на время выведя всех троих из строя. Со скоростью звука он схватил ее за руку и бегом потащил к двери.
Вдруг Джошуа с мычанием повалился на пол. С испуганным криком Эллин повернулась и увидела, что Гарри схватил Джошуа за ногу и тянул вниз.
– Уходи! – сказал он ей, задыхаясь, очевидно от падения.
Ее испугало само предложение. Вместо того, чтобы убежать, она набросилась на Гарри, хотя он был вдвое здоровей ее.
Наемники Райфа и до того были не очень-то любезными, а сейчас вообще озверели. Один из них захватил ее сзади, как в тиски, и у нее не хватило сил вырваться. Эллин беспомощно смотрела, как Гарри и другие типы избивают Джошуа. Это было ужасающее зрелище. Каким-то чудом Джошуа не потерял сознание, и, когда Райф ожил, он гаркнул, чтобы драку прекратили.
Мужчины повиновались, как будто им уже начала надоедать их игра. Гарри вернулся и встал возле Райфа, а эти двое держали значительно ослабевшего Джошуа. Эллин хмуро заметила, что только убедившись, что Джошуа держат крепко, Райф осмелился приблизиться к нему. Застыв, она наблюдала, как эти двое переглянулись так, что, казалось, столкнулись два метеорита. Джошуа тяжело дышал, как загнанное животное.
– Вот это я называю любовью, – комплимент Райфа был явной издевкой. – Так защищать свою леди. Скажи, как ты сейчас будешь защищать ее, Джош? Пусть, Эллин, твой проклятый янки не вмешивается!
На предпоследнем слоге он выдал удар в солнечное сплетение Джошуа, со всей тяжестью своего тела. Эллин съежилась от одного этого звука и закричала, увидев, как Джошуа беспомощно скорчился под неожиданной силой удара. Ей стало плохо. Райф снова переключил внимание на нее, но без всяких амурных намерений.
– Подними эти чертовы бумаги! Сейчас же! – приказал он ей, и Гарри подобрал бумаги с пола, где Эллин их выронила. Еще с минуту он искал ручку. Она выхватила бумаги, пытаясь унять страшную дрожь в руках, и несколько раз расписалась.
– Отпусти его, Райф, – Эллин просила его, но ей было уже все равно. Она только хотела знать, что Джошуа останется в живых. Если бы ей пришлось умолять Райфа, она знала, что будет умолять его.
– Я отпущу его, – хмуро пообещал Райф, наконец вырвав у нее документы. – Я отпущу его прямо в ад!
Как по команде, Гарри со зловещим свистом, звук которого напоминал ветер в узком тоннеле, выхватил свой нож из ножен и высоко занес его, как будто собирался раскромсать свою жертву на куски.
Эллин, не думая, правой рукой схватила нож. Ее пальцы плотно сомкнулись вокруг острого, как бритва, лезвия, как ножны из плоти. Убийца с силой вырвал оружие, пальцы Эллин разжались, и страшным фонтаном брызнула кровь.
Боли не было. Она смотрела на свою руку, взволнованная и пораженная. На мгновение люди Райфа позабыли о Джошуа, глядя на это отвратительное зрелище. Ему хватило этого времени, чтобы схватить со стены один из фонарей и с силой, которая могла убить человека, опустить его на голову своего охранника. Керосин загорелся на полу стойла, и живо заплясала лента желтого пламени, зажигая сырую задымившуюся солому. Эллин увидела, как Джошуа этой же лампой ударил Гарри, и убийца Берта упал на этот огонь, затушив его.
Эллин ощутила легкость, как будто воспарила над комнатой. Она совершенно не чувствовала своей руки и своего тела, только чувство спокойствия и безмятежности. Больше она ничего не помнила в этих страшных событиях.
Джошуа, наоборот, почувствовал себя, как будто только что появился на свет из длинной темной пропасти. Устранив угрозу со стороны половины контингента Симмса, он почерпнул силу из своего успеха и нанес страшный удар третьему противнику. Тот сложился вдвое, и Джошуа нанес еще один удар в челюсть, сложив руки «топориком». Быстро повернувшись, он с упавшим сердцем увидел, что даже этого недостаточно.
Райф схватил Эллин за волосы и, вытащив свой собственный длинный охотничий нож, приставил его к шее, на которую падала страшная, похожая на рану тень. Голова Эллин была откинута назад, глаза – закрыты. Из всего этого Джошуа понял, что она без сознания или уже умерла от потери крови. Ее искалеченная окровавленная рука безжизненно висела вдоль тела, а юбка была ужасно запачкана своей собственной кровью. Джошуа с ужасом перевел взгляд от изуродованной руки на лезвие, прижатое к ее горлу.
– Ред, – он заставил себя говорить со спокойствием, которого вовсе не чувствовал. – Она сойдет с крови!
Рука Райфа крепче сжала нож, и Джошуа замер, даже не смея вздохнуть.
– Из ее горла польется еще больше крови, смотри, Джош! Ну-ка, подай сюда эти бумаги! Быстро!
Джошуа сделал, как ему было сказано, понимая, что Райфа ничто не остановит от убийства Эллин. Понимание этого было горькой пилюлей, но он проглотил ком в горле и продолжал надеяться. Райф выхватил бумаги из его протянутой руки и попятился к двери, потащив за собой свою заложницу. Кажется, Райф потерял интерес к насмешкам, и единственное, что было для него важно – это убежать. Одной рукой Райф толкнул дверь, все еще держа Эллин.
– Я передам от тебя привет Морган, – сказал Райф и бесшумно бросил нож в Джошуа, едва успевшего вовремя увернуться. Когда Джошуа поднял голову, он увидел, что Райф ушел, а Эллин ничком лежит перед ним на соломе.
Джошуа почувствовал, как ледяная рука сжала его сердце, и подошел к ней. Он осторожно перевернул ее на спину, пытаясь не потерять способность мыслить. Она уже спасла ему жизнь. Теперь дело было за ним: он должен был вернуть ей долг, если это еще можно было сделать.
С одним оставшимся фонарем в комнате стало значительно темнее, но он знал, что не в этом была причина того, что он еле видел. Джошуа приложил ухо к ее груди. Она дышала, и ее сердце билось медленно и ровно. Но облегчение, которое он при этом почувствовал, быстро прошло, когда он осмотрел ее рану. Джошуа осторожно разжал ее пальцы, которые сжались для самозащиты.
Это была пародия руки: искореженная кровавая масса сплетенных мышц и сухожилий. Он раньше имел дело с ранами, но не с нанесенными охотничьим ножом. Не обращая внимания на свои ушибы и раны, Джошуа оборвал рукав своей уже изорванной рубахи. Когда он перевязывал ей руку, она заговорила, испугав его.
– Иди за Шейком, – промямлила Эллин, как полусонный котенок. Ее глаза были закрыты. Он не был уверен, что она в абсолютном сознании, но знал, что ей нужен врач. В ответ на ее просьбу он легко поднял ее на руки и вынес из конюшни в прохладную июньскую ночь.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вкус победы - Хови Кэрол


Комментарии к роману "Вкус победы - Хови Кэрол" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100