Читать онлайн Вкус победы, автора - Хови Кэрол, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вкус победы - Хови Кэрол бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вкус победы - Хови Кэрол - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вкус победы - Хови Кэрол - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хови Кэрол

Вкус победы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

– Теплый денек, правда? – источник бархатистого баритона, который Эллин тотчас же узнала, был рядом с ней, как будто он выкристаллизовался из пара. Слова Джошуа покоробили ее, и в какой-то момент она не могла вспомнить, почему очутилась здесь на улице.
– Да, – промямлила она в ответ. Эллин ясно осознавала, что одна ее часть хотела, чтобы он ушел, а другая, значительно большая, – чтобы он остался. Она продолжала смотреть на улицу, не смея поднять на него глаз. Эллин боялась, что он поймет ее чувства и раскроет ее тайны.
– Нам нужен другой жокей, – сказал Джошуа, и Эллин обрадовалась этой новой теме, за которую можно было зацепиться.
– У тебя есть предложения? – со вздохом спросила она.
– Несколько, – он говорил деловито и, слава Богу, она сумела взять себя в руки. – Ты доверяешь мне?
Джошуа пытался рассердить ее, как поняла Эллин, но она не собиралась вставать на дыбы.
– А что, есть какая-то причина не доверять тебе? – спросила она.
– Если я скажу «нет», ты мне поверишь?
Несмотря на свое мрачное настроение, Эллин рассмеялась.
– Ты невыносим, Джошуа. Куда нам надо идти?
Наконец она почувствовала в себе силу, чтобы на него посмотреть. Джошуа покусывал нижнюю губу и изучающе посматривал на нее.
– Это не место для леди, Эллин, – сказал он ей. – Тебе лучше остаться в отеле с Мисси. Я вернусь через несколько часов, и мы сможем все обговорить. Возвращайтесь в номер. Я думаю, отдых пойдет тебе на пользу.
Его голос был настолько нежным, что ей захотелось закутаться в него, а в темных глазах не было и тени насмешки. Эллин захотелось остановить время и навсегда сохранить этот момент. Она поняла, что никогда в жизни не испытывала такого чувства. Это было прекрасное пугающее чувство, и она не хотела, чтобы оно прошло.
– Джошуа… – это она произнесла? Это был ее голос, такой бездыханный и невесомый?
– Что такое, милая?
– Я…
– Что ты надумала, милая?
Прошлое выступило из темноты и охватило ее, как хищник, вонзивший когти в свою несчастную жертву. Она любила того, кого не имела права любить. Билл Боланд мог теперь притязать на нее. Более того, ей казалось, что даже Райфорд Симмс мог когда-то. Ошибки прошлого выстроились перед ее глазами, как на парад и плясали, как грубые и насмешливые шуты. Эллин была опустошенной.
– Увидимся позже, – смогла произнести она и исчезла, чтобы он ничего больше не успел сказать, что могло добавить ей только боли.
Мисси восприняла новость об уволенном жокее, как будто это не имело никакого значения.
– Джошуа найдет нам нового, – жизнерадостно сказала она, помогая Эллин раздеться. – Хорошо, что избавились от Джека Риллея. Он очень неприятный, и мы ловко от него избавились. Эллин, у меня есть хорошая идея.
Эллин в одном нижнем белье улеглась на кровать прямо на покрывало, наблюдая, как Мисси вешает платье. С тех пор как они вернулись к городской жизни, Мисси заняла свое прежнее место ее горничной. И Эллин позволяла ей это делать. Она вздохнула и подумала, что надо не забыть поговорить с Мисси о таком неожиданном повороте событий. А сейчас Эллин была вынуждена терпеливо следовать за быстрым течением мысли своей подруги.
– Я даже боюсь спрашивать, – зевнув, ответила Эллин.
– В чем дело? – Мисси прекратила заниматься гардеробом Эллин, подошла и села возле нее на кровати. Она сложила руки на коленях и проницательным взглядом, от которого у Эллин по спине побежали мурашки, взглянула ей прямо в глаза.
– Сегодня вечером, – тихим голосом сказала Мисси, как будто боялась, что кто-нибудь мог подслушать, хотя они были совершенно одни, – ты должна пойти к Джошуа и… соблазнить его.
– Что! – Эллин чуть не подпрыгнула на кровати, шокированная, что услышала такое из уст своей старой подруги. – Мисси, ты сошла с ума?
Мисси не покраснела и не отвернулась.
– Он любит тебя, Эллин. Он сам мне об этом сказал. И я подозреваю, что ты тоже его любишь, или я ошибаюсь?
Предчувствия Мисси были неоспоримы, как всегда. Эллин почувствовала, как у нее зарделись щеки, она не могла отрицать того, что было правдой.
– Мисси, какое отношение ко всему этому имеет любовь? – спросила Эллин, откидываясь назад и глядя на кружевной полог над головой. – Я ношу ребенка Билла Боланда. Даже если бы я ненавидела Джошуа, я не смогла бы обмануть его, чтобы он остался женатым на мне. Я должна оставить свои чувства, пусть рядом со мной будет Билл Боланд. И если я не могу…
– Эллин, ты такая упрямая! – раздраженно воскликнула Мисси. – Если ты не можешь, то что тогда будешь делать? Родишь незаконного ребенка и будешь страдать от насмешек и унижений жителей Рэпид-Сити? Людей, которые годами ждали твоего грехопадения? Как ты можешь отказаться от возможности, которой у тебя никогда не было, стать счастливой?
Аргументы Мисси были как всегда убедительны, особенно, если они были разумны.
Эллин почувствовала, как ее грудь вздымается от тяжелого вздоха.
– Ты помнишь, – тихо спросила она, – почему я ушла из своей семьи?
Теперь настала очередь Мисси вздыхать.
– Эллин…
– Помнишь? – повторила она, по-прежнему глядя на полог. Мисси встала с кровати и подошла к окну.
– Небольшой домик на улице Делансе, – пробормотала Мисси, как будто читала детский стишок. – Любовница твоего отца и ее… их мальчик. Да, я помню.
– Тогда ты можешь понять, – продолжала Эллин, садясь напротив сделанной в виде арки передней спинки кровати, – почему я не смогу сделать этого с Джошуа. Или с ребенком. Или с собой.
– Нет, – твердо сказала Мисси. – Не могу. Не могу. Это совсем другое дело. Ты замужем за Джошуа. Ты даже не знаешь точно, беременна ли ты. Ты любишь Джошуа. Он любит тебя. Мне кажется, все это так просто. Оставайся с ним и будь счастлива. Или оставь его и будь несчастной и к тому же, может быть, обесчещенной.
– Очень тяжелый выбор, – саркастически поддела ее Эллин.
Эллин не могла поспорить с ней. В конце концов, в том, что говорила Мисси, была значительная доля логики. Дети часто рождались преждевременно. Она не сомневалась, что Джошуа станет прекрасным отцом. А она, без сомнения, была бы счастлива остаться миссис Джошуа Мэннерс. Однако, был другой выбор.
– Предположим, что я скажу ему о ребенке? – начала она, закинув ногу на ногу. – Что бы он сделал, как ты думаешь?
Мисси резко повернулась к ней, и ее стального цвета глаза недоверчиво уставились на нее.
– Интересно, кто из нас сошел с ума? Случится одно из двух, если ты ему скажешь: его самолюбие пострадает настолько, что он тебя отвергнет совсем, или его порядочность принудит вернуть тебя Биллу. Ты готова к таким последствиям?
Эллин сразу же вникла в значение сказанного подругой. Мисси очень четко обрисовала три разных сценария, два из которых подразумевали отсутствие Джошуа Мэннерса в ее жизни. Третий и, скорее, самый страшный, подразумевал обман. Эллин сомневалась, что она способна на такой обман. «Может быть, со слабой надеждой, – подумала она, – Джошуа отреагирует на новость не так, как предположила Мисси.
«Может быть, – снова подумала Эллин, – его реакция будет еще хуже».
– Я не могу этого сделать, Мисси, – вздохнула она, понимая, что приближались плохие времена. – Я не смогу так обмануть Джошуа. Я знаю, что эта ложь мешала бы мне.
Мисси подошла к ней и твердо, но осторожно, подняла лицо Эллин вверх за подбородок. Ее взгляд был бескомпромиссным:
– Спроси у себя, Эллин: ты сможешь этого не делать?
Эллин отдернула голову, не желая видеть в ясных глазах Мисси обрисованные ею очень невеселые сценарии.
Темнота окутывала комнату Джошуа, как густой черный туман. Эллин тихо проскользнула сквозь нее, без малейшего страха размышляя о своем предстоящем деле. Она побольше запахнула халат, под которым ничего не было. Эллин дрожала, но не от холода.
Джошуа вернулся перед обедом с именами трех кандидатов, которым могла быть оказана честь стать жокеем Шейка. Кажется, он остался доволен успехом и сильно удивился, когда Эллин отклонила его предложение поехать познакомиться с ними. Ее сердце было переполнено тем, что ей предстояло совершить.
Мисси посоветовала Эллин выпить немного вина или шампанского. Но Эллин хотела иметь ясную голову и крепкие нервы. Ей понадобится приложить все усилия, если она рассчитывала на успех.
Джошуа спал в своей кровати. Она слышала его неглубокое ровное дыхание. Это был успокаивающий звук. Эллин даже могла бы полюбить этот звук, если бы не ожидание сущего уродства, которое она собиралась с ним сделать. Мысль об этом превратила ее внутри в массу расплавленного искореженного металла, как после крушения поезда.
Она тихо нащупала лампу на ночном столике возле кровати. «Зажечь ее? Нет», – решила Эллин. Она не готова выдержать его проницательный взгляд сейчас. Лучше, если Джошуа не будет отчетливо видеть ее. Конечно же, ее вероломство написано у нее на лице, и он сразу же разгадает ее намерения.
Эллин еще немного помедлила, желая в последний раз посмотреть на него невинными глазами. Металлический стержень терзал, и дергал, и жег ее изнутри. Она любила его, и знала это. Такой же всепоглощающей любовью, какой любила Мисси, и такой же страстной, какой она любила Райфа. И Эллин готова была поставить на карту все, и всю жизнь ходить под грузом обмана и надувательства. Она чуть не запятнала эту любовь, называемую ложью…
Она сделала глубокий тяжелый вздох. «Я не могу сделать этого», – подумала Эллин, и, мысль об этом, безмятежно спящем в темноте, болью отозвалась у нее в сердце.
«А ты можешь не сделать этого?» – вспомнила Эллин слова Мисси.
Она присела на его кровать, и резкий скрип пружин разбудил Джошуа, который спал с чуткостью кошки.
– Эллин! – воскликнул он негромким шепотом, схватившись за сердце. – Что ты здесь делаешь? Что случилось?
Она проглотила ком в горле, отчаянно пытаясь подавить в себе чувства.
– Нет, – тихо сказала она. – Я… Куда исчезла ее четкость речи?
Джошуа повернулся и вскоре уже сидел рядом с ней на кровати.
– Я… я должна… – она снова замолчала и почувствовала, что Джошуа смотрит на нее так, как раньше. От этого взгляда ей раньше хотелось убежать из комнаты. Но теперь ей хотелось наслаждаться этим взглядом всю жизнь. Эллин не могла говорить.
– Боже, как ты прекрасна, – прошептал он в темноту, нежно убирая волосы у нее со щеки своей сильной рукой. Рука задержалась на скулах, и Эллин инстинктивно наклонилась, чтобы еще раз почувствовать это прикосновение, по которому так истосковалась, хотя она до сих пор не позволяла себе думать об этом.
Джошуа поцеловал ее, нежно захватив губами рот. Постепенно ее заполнила нежная сладкая пена, которая была желанием, и она уже обвила руками его шею. Его поцелуй все продолжался, и она позволяла это, желая понять вкус поцелуя и его самого так, как никогда не знала раньше. Его губы были сильными и настойчивыми, а язык разжигал ее, как факел.
Тихий стон испугал Эллин, и она поняла, что это ее собственное желание нарушило тишину. Его другая рука была у нее на воротнике и неспешной медлительностью, равносильной пытке, скользнула за мягкую синель
type="note" l:href="#n_6">[6]
по плечу. Ее халат, уступая место его руке, скользящей по ключице, и легкая испарина, которой покрылось тело после первого прикосновения, облегчали путь к мягкой округлости ее груди. Желание переполнило Эллин, когда он стал нежно ласкать ее внезапно отвердевший сосок.
«Он любит тебя, – сказала Мисси. – Он сам так сказал. И ты любишь его. Лучшее, что ты сделаешь…»
Все тепло внутри нее превратилось в лед. Она не могла сделать этого. Эллин с усилием опустила голову, нарушая единство, созданное их губами. Кажется, Джошуа неправильно истолковал ее жест: теперь он целовал ей глаза, висок, все, к чему мог прикоснуться губами. Другой рукой он взял полу халата, собираясь, она знала, отбросить ее назад.
– Джошуа, подожди, – сказала Эллин, и перед лицом возникшей задачи ее желание отступило.
– Я ждал слишком долго, – прошептал Джошуа, лаская губами ее ухо и доводя до безумия. – Милая моя, любимая…
В этот захватывающий своей потрясающей нежностью миг ей ничего так не хотелось, как ответить ему такой же нежностью и ощутить то, что влекут за собой эти пьянящие поцелуи. Ей потребовалась вся воля, чтобы отстраниться, освободиться от чар этого страстного желания и отвернуться от Джошуа. У нее на глаза навернулись слезы, и чувства переполнили ее так, что ей казалось, она вот-вот задохнется от них.
– Пожалуйста, не надо, Джошуа, – попросила Эллин, поднимаясь с кровати, чтобы быть от него подальше. – Ты ведь не знаешь всего.
Он был рядом с ней и одержимо, страстно обнимал Эллин за талию, наклонив лицо к ее шее.
– Я знаю, что люблю тебя, – сказал он голосом, перевернувшим ее внутри и превратившим в дрожащую массу.
Ее рука невольно поднялась к его щеке, очертив мягкую линию на мужественных скулах.
– И я люблю тебя, – смогла прошептать Эллин и всхлипнула: – И это все осложняет. Пожалуйста, выслушай меня.
Он убрал от нее руки, и на мгновение ей показалось, что она может упасть. Проглотив комок в горле, она повернулась к нему лицом и увидела, что он зажигает на столе лампу. Комната озарилась бледным прозрачным свечением. Джошуа снова повернулся к ней, стоя от нее в трех шагах и глядя темными серьезными глазами, полными ожидания.
– Я слушаю, – сказал он сдавленно.
«О Боже мой», – взмолилась Эллин. Она так давно уже не молилась, что не смогла вспомнить слов мольбы. Потом наступила долгая пауза, когда в ее воображении не было ничего, кроме желания вновь очутиться в его объятиях. Но она не должна просить об этом. Она должна сама с этим справиться.
А Джошуа ждал.
– Боюсь, что я, возможно… жду ребенка, – еле слышно прошептала наконец Эллин, желая отвести взгляд, но не осмеливаясь это сделать.
Он моргнул. Его глаза широко раскрылись, потом прищурились. Джошуа сделал глубокий вдох, потом – резкий выдох.
– Райфа? – спросил он вызывающе.
Слова пронзили ее, как острый нож. Она думала над ответом. Будет ли лучше солгать, и он будет думать о ней, как о дуре, или же сказать правду, и он будет думать о ней, как о проститутке.
– Билла, – выдохнула она, чувствуя, что сгорает со стыда, – Билла Боланда.
Эллин хотела ему все сказать. Как она не любит Билла. Как была сломлена Райфом, и как боялась на всю жизнь остаться одна. Но заметив, как в его глазах исчезли все чувства, и взгляд стал опустошенным, Эллин поняла, что ее объяснение будет бесполезно.
Джошуа ускользнул от нее, как свежая вкусная вода через сито, и у Эллин пересохло во рту.
– Зачем ты пришла ко мне сегодня? – от этих тихих слов она вздрогнула и призвала все свое мужество, чтобы ответить ему.
– Думаю, ты знаешь, – ответила Эллин шепотом. – Извини, Джошуа. Я не хотела причинять тебе боль. Я не смогла сделать это. Я не смогла солгать тебе.
Слабая улыбка тронула его губы, но это было неприятное выражение.
– Ты не смогла солгать, – как эхо повторил он, и в его голосе послышалась явная насмешка. – И предполагается, что этого достаточно? Предполагается, что это все уладит?
Его слова были маленькими острыми камешками, брошенными в нее с большой силой. Эллин хотела прикоснуться к нему. Она хотела все исправить. Но теперь их разделяло гораздо большее, чем три шага на персидском ковре. Теперь их разделяло нечто большее, чем на стипль-чез в Дакоте. Она рассеянно подумала, не убьет ли он ее, и можно ли просто умереть.
– Спасибо, – продолжал Джошуа чересчур громко и дерзко, – за твое признание. Ты не хотела причинять мне боль? Это трогательно. В самом деле. И я бы даже мог в это поверить, если бы не слишком часто повторяющиеся признания в твоей ненависти.
Он помолчал и с горькой усмешкой покачал головой.
– Я позволил вам один раз чертовски помучить меня, леди, и не могу придумать ни одной причины, почему я должен давать вам шанс выходить на «бис».
Эллин почувствовала, что у нее отвисла челюсть, и кровь отхлынула от лица.
– Что ты…
– Я говорю, – перебил он, подбоченясь, – ты слишком далеко зашла в любовных делах со своим дакотским самцом.
Ей захотелось уйти из комнаты. Ей захотелось убежать. Она подумала, что бежит, но это просто сердце ее билось, как дикая птица в клетке. Она все еще стояла с ним вне собственного тела. Внезапно Эллин услышала звук, как порыв ветра над ухом. Это, как она поняла, было его дыхание. Его обнаженная грудь, украшенная россыпью темных волос, вздымалась и падала от быстрого дыхания.
– Убирайся, – выдохнул Джошуа, глядя на нее холодным убийственным взглядом.
Эллин оказалась в своей комнате без всякого представления, как она там очутилась. Она прислонилась к двери, нащупала там замок, проклиная ослепившие ее слезы. Эллин чувствовала рыдания в душе, но они так и не вырвались наружу, а застряли в ее груди и в горле. Эллин съехала по двери на колени и рухнула в полном отчаянии.
Некоторое время Джошуа стоял, уставившись на дверь, через которую недавно прошла Эллин Кэмерон Мэннерс.
В его желудке острой болью застрял нож. В его груди. В его животе. Он рассеянно пытался вспомнить, когда раньше чувствовал такую же боль, и понял, к своему изумлению, что не помнит.
Джошуа попытался сдвинуться с места. Его ноги свело от боли, и они как будто приросли к полу. Он посмотрел вниз, ожидая увидеть, что они истекают кровью. Но этого не было. Они просто окаменели, как все его тело, кроме сердца.
Будь она проклята, подумал он. Будь она проклята. Будь проклят Билл Боланд. И Райф Симмс. И будь проклят Джошуа Мэннерс. В комнате стало душно от того, что испарились все его надежды и мечты. Ему надо было уйти, иначе он задохнется.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вкус победы - Хови Кэрол


Комментарии к роману "Вкус победы - Хови Кэрол" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100