Читать онлайн Вкус победы, автора - Хови Кэрол, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вкус победы - Хови Кэрол бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вкус победы - Хови Кэрол - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вкус победы - Хови Кэрол - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хови Кэрол

Вкус победы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Джошуа проснулся и вскочил, услышав скрип дверных петель и стук двери. Он поморгал слипшимися глазами и с любопытством посмотрел на конюха, который распахивал двери конюшни для выполнения своих утренних обязанностей. Неожиданно помещение залил солнечный свет. Неуклюже защищая рукой глаза от солнца, Джошуа сел и поздоровался с конюхом:
– Доброе утро, – сказал Мэннерс, протирая занемевшую шею. – Вы не видели жену и Шейка?
Мужчина указал на тренировочный трек.
– Работают, – последовал краткий ответ.
Поблагодарив его, Джошуа опустил обутые ноги на пол. Он не очень любил ночевать в загонах и конюшнях, но потворствовал капризу своей жены.
Как и на скачках, Шейк был у Эллин на первом месте. Фактически он занимал второе и третье тоже. Но тогда не оставалось места для Мисси, Берта, Билла Боланда и остальных людей вообще. Может быть, за исключением Райфа. «Райфа?» – подумал Джошуа, разминая замлевшую спину. Нет, для Райфа не должно было быть места нигде после того, что он с ней сделал. Но женщины были непостижимыми существами и, судя по тому, как Эллин целовалась с Райфом в Луизвилле, – она не была исключением. Он не хотел об этом думать, не больше ему хотелось вспоминать и о событиях вчерашнего вечера. Джошуа с усилием поднялся на ноги и не спеша пошел на улицу, чтобы увидеть Эллин и жеребенка.
До тренировочного трека было недалеко, и Мэннерс сразу же выделил шоколадного выхоленного жеребенка и его прекрасно сложенную хозяйку. Они шли неспешными шагами, как молодые любовники на свидании. Шейк выглядел намного лучше, но Джошуа сомневался, что конь пригоден для участия в завтрашних соревнованиях.
Мэннерс подождал у барьера, пока странные влюбленные не сделали круг и не оказались на его стороне. Он помахал Эллин, которая тут же насторожилась, но подвела Шейка.
– Доброе утро, – официально, без улыбки, сказала она. – Ты хорошо спал?
– Да, нормально. – Джошуа пожал плечами. – Для этих условий. А ты?
Эллин молча кивнула. Она выглядела усталой.
– Мы не хотели будить тебя, когда уходили.
– Когда это было?
– На рассвете.
– Вы, наверное, проголодались, – заметил он.
– Можно было бы поесть.
Джошуа пригласил ее жестом, и они побрели к воротам. Он протянул руку за поводом, и Эллин автоматически отдала его. Как будто она верила ему. Он хотел бы знать, сознательно ли она это сделала, но не посмел спросить.
– Давай вернемся в отель, – предложила Эллин. – Я бы хотела принять ванну.
Джошуа согласился.
– Думаю, что сегодня персонал позаботится о Шейке.
– Погоди минутку! – она остановилась, и ее глаза прищурились. – Я не сказала этого! Я хочу сразу же приехать назад днем, когда Шейку нужно разминаться!
Не было смысла спорить с ней. Они вернулись в Хантингтон, где приняли ванну, позавтракали и меньше всего говорили о выздоравливающем жеребенке. Джошуа не хотел начинать спор, он был уверен, что Эллин не желала и слышать его предостережения. Она довольно скоро, сегодня же днем, убедится, что Шейка придется вычеркнуть из списка участников Прикнесса.
Сытые и отдохнувшие, они вернулись на трек к полудню, когда Шейку положено было бегать. Жеребенок был в хорошем настроении, он оживленно закивал головой, приветствуя свою хозяйку; и никто не стал возражать, когда Эллин приказала вывести коня на пробежку. Но Джек Риллей был сердит больше, чем обычно, и не спешил исполнять желание Эллин. Замечания Риллея были колкими и резкими, и Джошуа заметил, что мускулистый приземистый жокей неоднократно бросал на него подозрительные взгляды. Джошуа удивился, что Эллин безропотно терпела грубое обращение жокея. Мэннерс украдкой наблюдал за поведением мужчины и реакцией своей жены, думая, могло ли его присутствие повлиять на них обоих.
Шейк побежал. Он бежал неохотно и вяло, но бежал. Наблюдая за ним, Эллин все больше и больше мрачнела. Время его пробега ухудшилось, и она просигналила, чтобы Шейк возвращался. Эллин кратко приказала Риллею увести коня. Мужчина, ничего не говоря, подчинился, и заметно поникшая Эллин молча последовала за ним. Джошуа шел рядом с ней.
– Ну что скажешь, Эллин? – спокойно спросил он. Единственное, что он получил в ответ, так это отрицательный кивок головы. Эллин устало тащилась, тяжело дыша. Она замедлила шаг, и Джошуа, с ожиданием посмотрев на нее, тоже стал идти медленнее. В тот момент, когда ему показалось, что Эллин вот-вот заплачет, она тихо выругалась так, как, он думал, могли ругаться только мужчины. Джошуа едва сдержался, чтобы не расхохотаться.
Когда они вернулись на конюшню, он наблюдал, как Эллин медленно расхаживает туда-сюда. У нее была интересная привычка играть пальцами, как на невидимом фортепиано. Джошуа устал от всего этого, и сегодня вечером ему хотелось только горячей ванны, горячего ужина и мягкой постели. Возле него Шейк небрежно отгонял мух, помахивая своим роскошным хвостом.
– Тебе придется отказаться от участия в скачках, – предложил Джошуа, охваченный жаждой деятельности.
– У нас еще есть время, – в ответ проворчала Эллин, уставившись в пространство.
Он сомневался, действительно ли она верила в это или же просто искала повода, чтобы отложить окончательное решение.
– Да, а мы должны жить, – напомнил он ей, шумно хлопнув перчатками об ногу. – Тогда обедать. И я не хочу проводить еще одну ночь в конюшне возле Шейка! Даже ради самого Господа Бога.
Эллин испепелила его взглядом, как будто нашла решение.
– А если я решу остаться? – наперекор сказала она, презрительно прищурившись.
– Ты будешь ужасно глупо выглядеть у меня за плечами, – устало огрызнулся он. – Кроме того, сегодня ты Шейку не нужна, ты только побеспокоишь его.
По дерзкому выражению ее лица он понял, что она представляла, как он перебросит ее через плечо и понесет из Пимлико. Эллин думала, действительно ли он сможет это сделать? Джошуа знал, что его непреклонный взгляд заставил ее в это поверить.
– Возможно, ты прав, – согласилась она, отведя глаза.
В тот вечер за запертой дверью Эллин писала письмо Мисси. Вернее, несколько писем сразу. В первом она описала все причины, по которые Шейка пришлось вычеркнуть из списка участников Прикнесса. Следующие два письма объясняли, что Шейк побежит, и все идет относительно хорошо. Каждое послание проделывало путь i мусорную корзину. Отчаявшись в своей попытке написать, Эллин пошла спать, надеясь, что соя поможет ей избавиться от тяжкого бремени нерешительности. Потом она долго не могла заснуть и лежала, уставившись в темноту и пытаясь решить судьбу жеребенка.
Наконец Эллин оставила всякие попытки заснуть и вышла из спальни в общую комнату. В халате и тапочках она не стала зажигать свет, а неслышно ступала по полу к графину с вином. Неслышным движением она открыла бутылку и налила щедрую порцию красного вина в стакан, издав только легкий звон, когда горлышко бутылки коснулось края ее фужера.
– Я бы тоже выпил стаканчик, Эллин.
Она чуть не выронила и то и другое, услышав мягкий баритон. Это был, конечно, только Джошуа, который сидел где-то в темноте за ее спиной.
– Ты чуть не напугал меня до смерти, – пожурила она его. – Однако, что ты тут делаешь?
Последовало короткое молчание.
– Я тоже не могу заснуть, – ответил Джошуа. – И я не против посидеть в компании.
Эллин не отозвалась. Раздосадованная реакцией на его нежданное присутствие, она налила еще один фужер вина и закрыла крышку. Держа в руке два фужера, Эллин повернулась и вошла в комнату в тот момент, когда Джошуа зажигал маленький фонарь-«молнию». Она снова чуть не выронила оба фужера. На нем были только чисто выстиранные голубые джинсы, и Эллин бросилась в глаза его обнаженная грудь. Пламя лампы оттенило его смуглую кожу и темные волосы на груди.
Если Джошуа и заметил ее замешательство, когда он, выполнив свою задачу, выпрямился, то предпочел не подавать вида. Эллин пыталась заставить себя сдвинуться с места. На необычно серьезном лице не было и намека на насмешку. Она остановилась перед ним на расстоянии вытянутой руки и протянула один из наполненных фужеров, приложив все усилия, чтобы не выразить своих чувств взглядом. Джошуа не спеша взял стакан из ее рук и обхватил ножку так, что его пальцы коснулись руки Эллин. Против воли, ее рука осталась неподвижной, но потом наконец выпустила фужер. Эллин поспешно села в кресло-качалку в середине комнаты, свернувшись на нем, как кошка.
– Ты хочешь поговорить? – спросил Джошуа мягким и легким баритоном.
Он устремился в другое кресло и беспечно развалился в нем. Эллин покачала головой, пробуя рубиновое вино. Сама того не желая, она умоляюще сказала:
– Скажи мне, что он побежит, Джошуа.
Он не сразу ответил ей. Казалось, что он испытывает ее взглядом своих глубоких темных глаз, задумчиво потягивая вино.
– А как ты думаешь? – спросил Мэннерс, устраиваясь на подушках и что-то тихо промычав.
Он знал, что в действительности Эллин не хотела слышать его мнение. Однако этот вопрос и разозлил и обрадовал ее. Джошуа Мэннерс имел свои недостатки, но он заставлял ее думать, это уж точно.
– Я уже не знаю, что и думать, – Эллин покачала головой, чувствуя себя изрядно усталой.
– Я хочу, чтобы за меня приняли решение. Джошуа привстал на сиденье.
– Ты хочешь, чтобы я это сделал для тебя? Эллин послала в его сторону усталый взгляд.
– Конечно, нет! – ответила она и тут же заметила, как его широкий чувственный рот растянулся в широкой усмешке.
– Ты невыносим.
– Ты постоянно говоришь так, – согласился Джошуа в своей потрясающей вежливой манере. – Но это часть моего обаяния, не так ли?
Его обаяния! Эллин прикусила губу.
– Я думаю, Морган Меллетт лучше знать, – сказала она, глядя в свой фужер.
Эллин услышала тяжелый вздох на другом конце комнаты.
– Она была Морган Браун в Пиерре, – сказал Джошуа тихим голосом. – Вдова, на которой можно было жениться, – он потер скулу свободной рукой, и его темные глаза уставились в ночную тьму. Эллин смотрела на него, сгорая от любопытства, но боялась спрашивать, чтобы он не истолковывал ее интерес неправильно. – Я никогда не хотел жениться, и она это знала, – продолжил он, к ее облегчению, без подсказки. – Потом подвернулся губернатор, и Морган использовала шанс приобрести некоторую респектабельность. Но она, как избалованный ребенок. Морган хотела, чтобы, как говорится, и волки были сыты и овцы целы. Кажется, она понимает, что я бы такого не сделал даже с моим злейшим врагом, тем более с моим работодателем.
Его слова и тон были искренними. Эллин почувствовала тяжесть в груди, как будто рыдание хотело вырваться наружу и не смогло.
– А Райф бы смог, – подумала она вслух, потом в ужасе зажала рот рукой. Вино. Вино развязало ей язык и ее сдержанность. И ее здравый смысл. Эллин была рада тусклому свету, потому что надеялась, что Джошуа не мог заметить, как густо она покраснела.
– Я уже говорил тебе, я не Райф, – сказал он ей таким тихим и нежным голосом, что ей захотелось заплакать.
Эллин встала из кресла-качалки и поставила фужер на стол. Ей надо было взять себя в руки, а она знала, что не сможет этого сделать, пока чувствует на себе ласковый взгляд Джошуа. Высокие окна были завешаны задрапированными шторами, и Эллин отодвинула одну из них в сторону, сделав вид, что ей интересно посмотреть на ночной Балтимор.
– Кто ты, Джошуа Мэннерс? – прошептала она в парчовую портьеру и, почувствовав рядом с собой легкое дыхание ветерка, поняла, подавив тяжелый вздох, что Джошуа подошел к ней.
– Джошуа Мэннерс, – тихо ответил он, – человек, который прошел долгий путь в поисках чего-то, что он нашел в своей собственной комнате в отеле теплой майской ночью.
Его мягкий баритон был бархатным и таким же нежным, как портьеры, касавшиеся ее щеки. Внутри у нее что-то оборвалось, что-то, что она почти услышала. В какой-то момент Эллин испугалась, что это могло быть ее сердце. Она почувствовала невесомое прикосновение на плече и боялась смотреть на своего мужа, но, в конце концов, обернулась. Эллин с трудом видела его в темноте, но чувствовала, как он мягко окутывал ее, как одеялом. Когда она склонила голову на его теплую, обнаженную грудь, он заключил ее в объятия, и к ее глазам подкатили слезы.
– Я не могу, Джошуа, – от боли Эллин едва смогла произнести эти слова. – Я не могу любить тебя. Я собираюсь замуж за Билла. Я обещала ему. Я обещала ему.
Джошуа почувствовал физическую боль: как будто она дала ему под пах. Он не мог отпустить ее, потому что боялся, что боль одолеет его.
– Ты не можешь любить меня? – несмотря ни на что, его голос был ясным и даже скептическим. – Или не любишь?
– Я не могу, – ответила Эллин подавленно. – И не люблю.
– Дай себе шанс, – робко сказал Джошуа, прижавшись щекой к ее мягким волосам. – И дай мне шанс показать, как я люблю тебя.
– Нет!
Эллин вырвалась и подбежала к свету. Она пошатывалась, тяжело дыша, и ее глаза широко распахнулись от злости и боли.
– Я не проститутка, – яростным шепотом сказала она, и ее взгляд был на удивление бесстрастным. – И я ею не буду. Если из-за того, что у меня была любовная связь с человеком, которого я любила…
– Дура несчастная, – выдохнул он сгоряча. – Ты несчастная маленькая глупышка!
Джошуа услышал, как она тяжело задышала, как будто ее ударили кулаком. Он хотел сказать что-то еще, возможно извиниться, но слова сжали ему горло.
Она почти бегом бросилась в свою комнату и быстро закрылась изнутри. Джошуа был бессилен что-либо сделать, он просто смотрел на дверь.
В тот же час он ощутил на себе агонию раненного, но не убитого на охоте зверя.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вкус победы - Хови Кэрол


Комментарии к роману "Вкус победы - Хови Кэрол" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100