Читать онлайн Вкус победы, автора - Хови Кэрол, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вкус победы - Хови Кэрол бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вкус победы - Хови Кэрол - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вкус победы - Хови Кэрол - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хови Кэрол

Вкус победы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

На следующее утро сильный ветер и густой дождь изменили планы Эллин. Вместо того, чтобы поехать с Бертом на конюшню или ходить по магазинам, ей пришлось сидеть в отеле, как в заточении, вместе с Бертом и бесконечно играть в вист и монте. До завтрака она написала несколько писем Мисси, потом забраковала их, не отослав ни одного. Эллин пока что не хотела сообщать ей эти неприятные новости. Мисси и без того паниковала, частенько не имея на это оснований. Эллин прочитала свою последнюю попытку и сочла ее соответственно успокаивающей, неосведомительной и нечестной. За каждой строчкой было чувство вины. Она специально вводила свою подругу в заблуждение, пытаясь заставить ее думать, что в Балтиморе все шло хорошо, когда на самом деле все это даже отдаленно не напоминало правду. Эллин молилась, чтобы Мисси не распознала ложь на его страницах.
Берт зашел за ней необычно рано, и Эллин заподозрила, что он боялся, что она ускользнет до его прихода, как ребенок, не выполняющий свои обязанности. Эта мысль раздражала ее. В столовой «Хантингтона» было полно народу, возможно, потому, что никто не рискнул выйти на улицу в такую погоду. Эллин попросила место за столиком у выступа в стене с окном, которое выходило на серое небо и еще более серый город. Столик к тому же был расположен в стороне от прохода, что обеспечивало видимость некоторого уединения.
– Дни, подобные этому, – заметил Берт, – наводят меня на воспоминания о моем детстве в Брайтоне.
– Я думала, что ты провел свое детство в Реддингтоне, – поддразнила его Эллин.
Берт сел напротив и улыбнулся при виде горки горячих бисквитов.
– Тогда я справлялся с ними.
Эллин должна была ему улыбнуться, такой он был чудак.
– Я не думаю, что у тебя есть план, да? – она снова стала серьезной, коснувшись темы шантажа.
Берт задумался.
– Только один, – признался он, отведя от нее взгляд.
– Какой?
Берт сделал глубокий вдох и выдох.
– Заручиться поддержкой нашего друга Мэннерса.
– Об этом не может быть и речи! – отрезала она, почувствовав, что при этой мысли кровь отхлынула от ее щек. – Я не позволю посвящать его в свои дела, Берт. И я надеюсь, что в последний раз слышу об этом.
– Как бы не так, моя девочка, – вспылил Берт в ответ с необычайной страстностью. – За последние несколько дней я достаточно хорошо узнал Мэннерса и уверен, что ему можно верить, несмотря на то, что ты думаешь, и он именно тот человек, который разберется с этим негодяем и его подручными. Эллин, я хочу, чтобы ты была благоразумной. Я не знаю, кто вбил тебе в голову, что Мэннерс – мерзавец, но это вовсе не так.
Эллин покачала головой, чувствуя, как горький смешок вот-вот вырвется из горла.
– Почему ты считаешь, что он вообще захочет нам помогать? – вызывающе спросила она, откидываясь на спинку стула. – После того, как я с ним обошлась?
Берт пожал плечами.
– Он хороший человек, Эллин. Это все, что я хотел сказать. Я знаю, что если бы мы сами пошли к нему и…
– Я так и думала, что ты не поймешь, – прервала Эллин, поняв, что даже при одной мысли об этом у нее подкашивались ноги. – Я хочу сохранить это в тайне. Давай даже не обсуждать…
– Интересно, как ты сохранишь это в тайне, если Симмс начнет осуществлять свой план? – возразил Берт, доставая из нагрудного кармана кисет с табаком. – Ты не отдашь Шейка. Ты не увезешь его из Прикнесса. И ты не будешь просить о помощи. Черт побери, Эллин, что же остается делать?
Она знала ответ на этот вопрос. Наблюдая, как Берт проверяет содержимое кисета, Эллин почувствовала, что ей тесно в стенах этой ниши.
Вдруг Берт резко встал.
– Я пойду за табаком, – спокойно сказал он. – И скоро вернусь. Не вздумай уйти!
Британец вышел.
После того как он исчез из виду, Эллин позволила себе тяжело вздохнуть. Официант налил ей кофе с пастеризованными сливками и оставил кофейник. Еще в Луизвилле она начала пить много кофе, и иногда у нее бывало расстройство желудка, которое, она считала, происходит из-за местной воды. Поэтому Эллин употребляла только прокипяченные напитки. Она сцепила руки и указательными пальцами задумчиво касалась своих поджатых губ.
Может быть, Берт был прав. Не было речи о том, чтобы угроза, которая замаячила над ними, была более опасной катастрофой, чем все то, с чем она сталкивалась раньше. Бесспорно, им нужна была помощь. «Возможно, – думала Эллин, уставившись в чашку с кофе, – придется обратиться к Мэннерсу…»
Закрыв глаза, она попыталась вызвать в воображении образ этого человека, и перед ней возникли его темные сердитые глаза в комнате гостиницы в Дедвуде.
«Мисс Кэмерон, – сказал он тогда, – чего вы так боитесь?»
«Я думаю, что он очарователен», – сказала Мисси.
А как она, Эллин, унизила его перед всеми в вагоне-ресторане! Отряхнувшись от этих воспоминаний, Эллин изменила декорации. Она просит его о помощи, а он насмехается над ней, требует объяснить, почему она изменила свое отношение.
«Что может тебе настолько угрожать, что ты просишь у меня помощи?» – спросит Мэннерс. И Эллин, отведя взгляд от его пронзительных глаз, должна будет рассказать ему…
Нет. Она бы не пережила этого. Лучше умереть от унижения, чем доверить свою тайну этому человеку. Ей стало жарко, и, когда Эллин открыла глаза, чтобы избавиться от видения, которое вызвала в своем воображении, она почувствовала, как чья-то грубая рука больно сжала ей локоть. Эллин слишком испугалась, чтобы закричать. Она повернулась к своему мучителю, наполовину уверенная в том, что увидит самого Джошуа Мэннерса. Но это был не он.
Это был один из тех мужчин, которые похитили ее в кебе. Эллин удивленно отдернулась, но этот безобразный высокий мужчина быстро схватил ее. Такая сила и решительность повергли ее в оцепенение от страха, а он наклонил к ней свое мерзкое лицо.
– Избавься от своего дружка-англичанина. Ред хочет встретиться с тобой сегодня вечером, – его дыхание угнетало.
– Ред? – слабо выдавила она из себя.
Негодяй вывернул ей руку жестом, который, Эллин была уверена, предназначался, чтобы причинить ей боль, а не привлечь внимание.
– Райф Симмс. Ты помнишь его? – пронзительный голос стал злобным. Эллин съежилась от страха. – Мы будем ждать тебя на перекрестке улиц Логан и Хагес в десять часов.
«Тайное свидание! Боже, неужели Райф считает ее настолько глупой?» Она напряглась и попыталась выдернуть руку.
– Я просто не могу…
– Тебе лучше прийти, – угрожающе произнес он, и его пальцы больно впились ей в руку. – Если ты не хочешь, чтобы твое имя пестрело в газетах. Десять часов. И принеси документы на жеребца.
Боль в руке отпустила. Человек ушел. Эллин хотела убежать, но как будто пристыла к стулу. То ли комната стала больших размеров, то ли Эллин уменьшилась. Трудно понять.
– Ваш друг?
Джошуа Мэннерс, полнейшая противоположность ее предыдущему гостю, одетый в серый костюм, опустил свое тело в шесть футов высотой на место Берта. Неторопливым и эффектным жестом он вытащил сигару из золотого портсигара. Затаив дыхание, не смея пошевельнуться или что-нибудь сказать, Эллин наблюдала, как Мэннерс приступил к обычному ритуалу зажигания.
– Нет, – наконец выдавила она, отчаянно пытаясь овладеть собой. Воспоминания об этом человеке были еще так свежи, так близко. Ее сердце стучало, как набирающий скорость поезд.
Эллин потянулась за чашкой кофе, надеясь успокоить свой желудок, но рука сильно задрожала, и от нее задрожал фарфор. Эллин оставила эту попытку и положила руку на стол, как ненужную перчатку.
– Вы похожи, – продолжал Джошуа своим вежливым голосом, который всегда ее раздражал, – на ребенка, которого только что застали возле тарелки с печеньем. Что мог сказать вам этот мерзкий скользкий тип?
Эллин не смогла ему ответить. На своей руке, которая лежала на столе, она почувствовала теплое давление. Эллин удивленно посмотрела на руку и увидела, что Джошуа Мэннерс накрыл ее своей широкой ладонью.
– Он угрожал вам? Да? – его спокойный тихий голос оказывал на нее гипнотическое воздействие. – Что он вам сказал?
Слова были готовы сорваться у нее с языка. Оставалось только открыть рот, и они выскочат сами по себе. Эллин могла снять груз проблем со своих плеч и переложить на его широкие плечи. На плечи Джошуа Мэннерса, который желал помочь ей. И тогда можно будет вздохнуть легко и свободно. Неожиданно ее взгляд скользнул вверх по рукаву его красивого костюма, по плечу, по мужественным скулам и заглянул в необычно серьезные карие глаза, с пониманием смотревшие на нее и беспомощно приковывающие взгляд.
– А, Джошуа! Доброе утро!
Голос Берта развеял чары. Эллин выдернула свою руку и потупилась. Это было близкое, интимное прикосновение. Со спасением или с провалом? Она не могла быть уверенной. Джошуа поднялся во весь рост.
– До свидания, Берт. До свидания, мисс Кэмерон, – мэрилендец отвесил легкий поклон и исчез из комнаты.
Берт не способен был убедить Эллин в глупости ее решения – она согласилась с требованием Райфа. Эллин считала, что это шанс вызвать его на разговор. Поэтому без пяти десять Берт наблюдал из аллеи на пересечении улиц Логан и Хагес, как Эллин ожидает на углу. В своем простеньком костюме из серого поплина она могла показаться служанкой, ожидающей автобус.
Единственным просветлением, мрачно отметил Берт, было то, что дождь кончился. Мостовая блестела, а в лужах отражался бледно-желтый свет, мерцающий в газовых фонарях в форме шара на длинной ножке, стоящих вдоль улицы.
Берт был уверен, что эта шальная выходка была большой ошибкой. Со своего скрытого наблюдательного пункта он обозревал всю площадь и был готов в любую минуту прийти на помощь Эллин. Берт молился, чтобы все обошлось, но не имел понятия, как им может так повезти. Единственное, в чем он был уверен, так это в том, что если кто-нибудь тронет Эллин хоть пальцем, он выйдет и будет стрелять. Берт посмотрел на свои карманные часы.
Десять часов.
Улица по-прежнему была пустынна.
Прошла еще одна минута.
Прошло две минуты.
Эллин посмотрела в сторону аллеи: на лице у нее была написана готовность к отступлению.
Прошло три минуты.
По мокрой мостовой задребезжал закрытый кеб, который остановился перед ней. Берт смотрел и вслушивался в то, о чем они говорили: извозчик и леди. Никто не вышел из кеба, и на мгновение Берт подумал, что это ложная тревога. Потом, к его удивлению, Эллин подошла к двери и, посмотрев через плечо ничего не выражающим взглядом, открыла ее и вошла внутрь.
С ловкостью кошки, противоречащей его внешности, Берт быстро побежал и незаметно вспрыгнул на багажное место на задке кеба.
В кебе было темно. Окна были закрыты черной бумагой, как в катафалке. Эллин не полезла внутрь, предпочитая сесть возле двери, которую она плотно закрыла. Кеб тронулся, и ее охватила паника. Что, если Берту не удалось пробраться вслед за ней? Было поздно беспокоиться. Она плотно сцепила руки на коленях, сжавшись в углу и пытаясь казаться как можно менее заметной.
Путь казался длинным и медленным, полным поворотов и остановок. Даже если бы Эллин знала Балтимор, она бы не смогла определить, в каком направлении они ехали. Молясь о том, чтобы Берту как-нибудь удалось следовать за ней, она усилием воли пыталась сохранить спокойствие. От нее потребуется собрать всю до капли силу и здравый смысл, чтобы выдержать этот вечер.
Эллин не имела представления, сколько времени ушло на дорогу до того, как кеб сделал последнюю остановку. Она потянулась к дверной ручке, но затем резко отдернула руку, с вызовом ожидая, что кто-нибудь скажет, что ей делать дальше. Вскоре скрип старого кожаного сиденья, плачущего по смазке дерева, и неожиданный наклон кеба сказали ей, что извозчик спрыгнул вниз. Больше она не уловила ни звука, ни движения.
– Выходи, – резкий незнакомый голос испугал ее чуть ли не до потери сознания, и Эллин захотелось очутиться подальше от этого чуть не лишившего ее сознания голоса. Она ухватилась за ручку и, распахнув дверь, выпала из кеба на грязные, острые камни темной и глухой аллеи. Ни извозчик, ни «призрак» в кебе не предложили ей помощи, когда она поднималась на ноги.
– Сюда, – «призрак» вышел вслед за ней из кеба и жестом указал в темную пасть аллеи. Эллин по-прежнему не могла видеть лица этого человека и даже сомневалась, что ей хотелось его увидеть. Она стала исполнять приказания, когда неизвестно откуда возник пытавшийся казаться бесстрастным голос:
– Минуточку! Кто…
– Иди! – снова зарычал голос, приставив для большей выразительности к ее ребрам какой-то твердый тупой предмет, скорее всего, оружие.
Бравый голос быстро смолк, и Эллин сделала так, как ей велели, неловко спотыкаясь о камни. Шаги двух людей сопровождали ее, направляя к тусклому свету в конце аллеи. Когда они приблизились, то оказалось, что свет пробивался из-за двери.
Дверь открылась, когда они подошли, как будто кто-то наблюдал за ними. С бьющимся сердцем она думала о том, мог ли это быть сам Райф? Не дожидаясь приказания, Эллин вошла в кирпичное сооружение, а ее похитители двигались за ней по пятам. Это оказалась комната, где хранился корм в платной конюшне или же что-то вроде товарного склада. На стенках были рядами развешаны уздечки и сбруи, рассортированные по виду неисправности. Бочки и бочонки использовались вместо мебели: на них стояли тусклые и грязные фонари, освещавшие мрачным желтым светом маленькую тесную комнатку. В конце комнаты находилась арка, которая вела, по ее предположению, в другую комнату, но в темноте нельзя было ее рассмотреть. Может, это Пимлико? Инстинктивно Эллин почувствовала, что нет, но это нельзя было утверждать наверняка.
– Садитесь, – из темной арки появился третий человек. Он был толстым и приземистым, как Берт, и, возможно, того же возраста. Человек улыбался. От выражения его лица у Эллин по телу пробежали мурашки.
– Где Райф? – удивительно спокойным голосом требовательно спросила заложница.
– Очень скоро ты его увидишь. Садись, – для большего эффекта он положил свою увесистую руку на ее хрупкое плечо. «Призрак» из кеба развязной походкой подошел к ней и занес ногу над одним из бочонков, собираясь присесть. Теперь Эллин рассмотрела его лицо, но лучше бы она его не видела. Это было неприятное рябое лицо, все в шрамах, как будто этот человек с гордостью, как значки, носил на нем свои грязные делишки.
– Райф хотел, чтобы мы немного побыли с тобой, – начал этот человек, похлопав ее по щеке своей грязной огромной лапой. – И заранее бескомпромиссно уладили некоторые вопросы.
Эллин резко отдернула голову и посмотрела на него с презрением, на какое-то время вытеснившим страх.
– Например?
– Ред знал, что ты предпочтешь умереть, чем быть опозоренной.
Эллин содрогнулась. Неужели все эти люди знали о них с Райфом? Похоже, что да. Но неожиданно это стало так не важно перед тем фактом, что она сейчас была полностью в их власти, явно не имея поддержки ни с чьей стороны. Эллин полностью осознала, что ей не позволят уйти отсюда, пока в качестве расплаты не получат Шейка. «Ах, почему я не послушалась Берта, Мэннерса?»
Притворившись, что она не обратила внимания на замечание этого типа, Эллин настойчиво повторила свой вопрос:
– Какие «вопросы» нужно уладить? – ее голос был суровым и твердым, страх ушел в сторону. – Я поняла, что это будет встреча, и не собираюсь передавать вам Шейка.
Небольшая аудитория наградила ее минутой недоумения. Потом тесная комната изверглась гиканьем и улюлюканьем, как будто здесь были дикие совы.
– Забавно звучит, да? – третий человек, который до сих пор молчал, ткнул в бок «призрака» и неприятно хохотнул.
– «Я не собираюсь передавать…» – усмехнулся в ответ «призрак», вздернув кверху свой плоский нос.
– Придурки, – прошипела Эллин, вставая со стула. Гнев совершенно вытеснил страх. – Кретины слабоумные! Мне нечего вам сказать! Отведите меня к Райфу Симмсу!
«Я смогу его убить, – подумала она, – даже голыми руками, при необходимости».
– Ред встретится с тобой в свое время, красотка, – тип, который встретил их, пихнул ее на стул ничуть не с меньшей силой, чем в первый раз. – А пока я бы на твоем месте пересмотрел свое отношение.
– Предполагается, что вы втроем запугаете меня, чтобы я согласилась? – Эллин сказала это с сомнением и высокомерием.
– Ладно… – тип, сидевший на бочке, встал и подошел, затаив злобную усмешку. – Ред предоставил нам свободу действий по этому вопросу.
Было, без сомнения, понятно, что он имел в виду. Почувствовав слабость и тошноту от отвращения, Эллин опустилась на место.
– Не иначе, как хорошая девочка стала плохой, я скажу. А если верить Реду, ты хороша, – голос «призрака» стал пронзительным. – Не хочешь ли дать мне самому попробовать?
Крики на улице отвлекли его внимание. Эллин снова вздохнула.
– Похоже, что Гарри вернулся. Открывай! – рявкнул он человеку, который вел кеб. Тому не понравился тон приказа, но тем не менее он подчинился.
Скорее всего, на улице были еще люди Райфа. Первого человека Эллин узнала, когда он появился в дверях. Это был тот самый, который прервал ее спокойный завтрак. Другого она тоже узнала. У нее сердце ушло в пятки. Это был Берт, насупившийся, подавленный, с заломленной рукой и без оружия. Третий человек держал его под прицелом. Теперь в тесной комнате было пятеро мужчин, не считая Берта.
Гарри, который подходил к Эллин за завтраком, не поздоровался, а пошел прямо на нее с таким выражением лица, от которого она оцепенела.
– Я предупреждал тебя наедине! – заревел Гарри. Его здоровая рука мощным ударом настигла женскую голову, и Эллин полетела на пол.
– Ты, проклятый… Эллин! С тобой все в порядке?
Эллин услышала, как Берт борется, чтобы прийти к ней на помощь, но не смогла ответить ему, так как изо всех сил пыталась остаться в сознании. Шатаясь от удара, она медленно поднялась с расщепленного пола и с трудом встала на ноги, пытаясь остановить головокружение. Чувствуя себя отвратительно, тяжело дыша, она повернулась и заметила, как «призрак», насмехавшийся над ней, коротко кивнул Гарри. Последний быстрым движением вытащил из-за пояса охотничий нож и всадил его Берту между лопаток с дикой силой. Она не могла оторвать взгляда. Берт медленно осел, и его удивленное лицо исказилось от боли. Убийца вытащил оружие, и его рука и рукав окрасились кровью.
Кровью Берта!
С криком Эллин бросилась к убийце, но чья-то грубая рука отшвырнула ее назад.
– Надо было играть с нами в открытую, – прорычал «призрак». – Гарри не любит, когда его водят за нос. Сбрось труп в залив, – приказал он мужчине, который привел Берта под прицелом. – Ты помоги ему, Сай. И быстрее назад, а то потом хлопот не оберешься.
Онемев от ужаса, Эллин смотрела, как двое мужчин подняли безжизненное, ставшее вдруг бесформенным тело Берта Эммета и перебросили через плечо Сая, покрыв его грязной рогожей. Ее затошнило.
– Мы поедем на конюшню, – сказал «призрак», когда они тащили Берта через дверь. – Ред уже там. Как только мы получим жеребца и возьмем его документы, мы выпустим тебя по дороге. А пока ты сможешь рассказать кому-нибудь, мы будем уже далеко.
«Вот здесь все кончится», – подумала Эллин, все еще не опомнившись от ужаса. У нее омертвели йоги, и ей показалось, что она находится в этой душной комнате всю свою жизнь. Эллин подумала о Берте и о его теле, затерянном в сырой и неизвестной могиле. Она подумала, что больше никогда не увидит его испитого лица, и чуть не задохнулась от боли. Не успела Эллин опомниться, как ее подтолкнули к арке, за которой стоял закрытый экипаж. Она знала, что эти типы и не думали ее отпускать, даже если и в самом деле она отдаст им Шейка. Эллин обречена последовать за своим несчастным другом на дно Чезпика.
Она импульсивно рванулась вперед и вырвалась у охранника. Несколько прыжков со скоростью дикого зверя – и она уже возле двери, но какая-то сила сбила ее с ног, и беглянка бездыханно рухнула на пол. Задохнувшись, Эллин хваталась за пол, пытаясь уцепиться за что-нибудь, когда ее оттаскивали. Все еще хватая воздух ртом, она набросилась с кулаками на голову своего захватчика, со всей силой барабаня по ней руками.
Второй мужчина заломил ей руки, а двое других грубо и резко вздернули ее на ноги, ругаясь и чертыхаясь.
– Озорница. Ред был прав, – слова больно ранили ее. – Как ты думаешь, может, мы ее… – голос оборвался.
«Призрак» пристально и плотоядно посмотрел на девушку и потер свой грязный небритый подбородок немытой рукой. Эллин отчаянно извивалась.
– Лучше не надо, – посоветовал он. – Слишком долго будет сопротивляться. Мне нравятся покорные женщины.
– Она быстро смирится, когда ты покажешь ей свое достоинство, – возразил первый.
Эллин лягнула его ногой, и он скорчился от боли. Его крик прервал грохот в дверь. Испуганная, но ободренная, Эллин посмотрела в направлении двери, ожидая, что будет дальше. И в следующий момент сокрушительный удар втолкнул в комнату высокую мощную фигуру, которую она сразу узнала.
Джошуа Мэннерс не терял ни времени, ни слов. С оружием наготове он не встретил сопротивления.
– Добрый вечер, джентльмены, – его вежливый надменный тон вызвал в ней раздражение. – Я освобожу вас от этой дамы, – Мэннерс двинулся к Эллин, не глядя на нее. Больно сжимающие руки сразу же отпустили девушку. Освободившись, Эллин чуть не упала, но смогла удержаться на ногах.
– Становитесь лицом к стене, руки вверх, – приказал Мэннерс мужчинам, стоявшим возле экипажа.
«Какого черта он делал здесь?» – подумала Эллин, увидев, как ее бывшие захватчики полностью подчинились четким командам Джошуа. Она не могла отрицать, что еще раз была невыразимо признательна ему за своевременное вмешательство.
Эллин, не отрывая взгляда, смотрела на Джошуа и ждала дальнейших приказаний.
Его самоуверенность восхищала. Ей казалось, что всю свою жизнь он справлялся с подобными ситуациями. Рука Мэннерса крепко сжимала длинными пальцами оружие, даже когда мужчины встали у стены в этой нелепой позе «орла».
– Где Берт? – услышала она краткий вопрос. Мэннерс не отводил взгляда от своих заложников. Только потом Эллин поняла, что вопрос обращался к ней.
– Мертв, – услышала она свой собственный неестественно сдавленный голос, который вначале даже не узнала. Эллин попыталась снова заговорить, рассказать ему всю историю, но лишь смогла повторить: – Берт мертв.
Она упала на колени. Мэннерс вздрогнул и посмотрел на нее, пытаясь определить степень ее ушибов и повреждений. В этот момент один из заложников выскочил вперед и схватил оружие.
Застигнутый врасплох, Джошуа, проклиная свою глупость, нажал спусковой курок и прострелил левый висок незадачливому парню. Однако к этому времени двое оставшихся присоединились к атаке.
Оружие было выбито у Мэннерса из рук, и все, что он мог сделать, – это надеяться, что займет этих двоих настолько, что они не смогут поднять оружие. Преимуществом Джошуа были рост и мастерство, хотя вес был значительным преимуществом его противников. Обрушившиеся удары угрожали лишить сознания, а этого, он понимал, допустить было нельзя. Если он потеряет сознание, то больше уже никогда не придет в него. И Эллин будет в любом случае тоже мертва.
Один из двух нападавших упал от представленного правым кулаком Джошуа апперкота
type="note" l:href="#n_5">[5]
и больше не встал. Пошатываясь, Джошуа набросился на другого, который уже отступал, поняв опасность момента. Мужчина покачнулся и рухнул как срубленный дуб. После его падения в комнате повисла гробовая тишина. Мэннерс выпрямился, тяжело дыша, и стер струйку крови, вытекающую из губы, тыльной стороной ладони. Он оглянулся назад на распростертые тела, коротко поблагодарив своего создателя.
Посмотрев в направлении Эллин, Джошуа увидел, что она пытается подняться, отталкиваясь руками. Он пересек комнату, держась на уже окрепших ногах, и опустился возле нее на колени.
– Тебе больно?
Их взгляды встретились. Мэннерс посмотрел в усталые глаза, которые сегодня слишком много увидели. На ее щеке и виске был внушительного вида и размеров синяк, но она покачала головой. Он хотел взять ее на руки, но засомневался, хватит ли у него в данный момент на это сил.
– Вставай, Эллин, – Джошуа сделал ей знак, предлагая руку. – Нам надо выбраться отсюда.
К его удивлению, Эллин тяжело повисла, опираясь на него, когда вставала. Поднявшись, она все еще держалась, вцепившись в его руки, как будто боялась, что ее оставят одну; а ее зеленые глаза были как у беспризорного ребенка: широко распахнутые, испуганные и печальные. Мэннерс прижал ее к груди и вспомнил, что никогда не обнимал ее раньше. Джошуа стоял, ошеломленный силой чувств, которые она в нем пробудила. Невероятно, но Эллин не сопротивлялась. Она спрятала голову у него на груди и тихо всхлипнула:
– Берт…
Ей пришлось увидеть, как он умер, а до этого момента она никогда не видела смерть. Мэннерс знал, что такое смерть, и, сопереживая, сжал ее в объятиях и тихо забормотал что-то успокаивающее, зарывшись в мягких пышных волосах.
– Все хорошо, Эллин, – сказал он шепотом, желая вобрать в себя всю ее печаль. – Все будет хорошо.
Всхлипывания стихли, и успокоилось сотрясавшееся в рыданиях тело. Мэннерс знал, что Эллин берет себя в руки. В какой-то момент Джошуа почувствовал смущение от того, что так близко прижимает ее, и руки неуклюже разжались сами собой. Он поймал себя на мысли, что удивлялся тому, как женщина может заставить мужчину чувствовать себя уверенным в какой-то момент, а в следующий – неопытным юнцом. Она оттолкнула его, и его руки отпустили ее. Эллин тут же посмотрела ему прямо в глаза ничего не выражающим взглядом.
– Я готова, мистер Мэннерс. Куда нам надо идти?
Джошуа почувствовал странное облегчение: она снова казалась самой собой.
Официальной и неприступной. Такой, с какой он знал как себя вести. Джошуа поискал глазами свое оружие, чтобы отвести от нее взгляд.
– Уйти отсюда, – сказал Мэннерс ей, не желая думать о том, что будет потом. – Дружки Райфа могут вернуться сюда в любое время.
Он наклонился, чтобы поднять оружие, а когда выпрямился, заметил, что Эллин неподвижно уставилась на пол. Последовав за ее взглядом, Джошуа увидел расползшееся по полу пятно темно-красного цвета, похожее на разлитое вино. Он видел, что у нее перехватило дыхание. Хрупкие плечи снова вздрогнули от пронзившей ее боли, от сознания того, что Берт умер. Убит. Эллин медленно подняла глаза на Мэннерса.
«Если она еще так немного посмотрит на меня, то мы никогда не выберемся отсюда».
– Эллин, – мягко сказал Мэннерс, даже, скорее, попросил ее. – Нам надо идти. Быстро.
Он с решительной властностью взял ее руку и потащил за собой через дверь вверх по длинной темной аллее. Эллин не сопротивлялась.
«Остальной личный состав Симмса вернется в любое время», – думал Джошуа. Он вел ее по узкой темной тропинке, осторожно держась в тени, наметанным взглядом обозревая освещаемый лампами участок улицы впереди. Мэннерс поднес ко рту свободную руку, чтобы сплюнуть свежую кровь. С тремя он справился. Но с двумя еще не смог бы.
Еще двое были бы для них смертельны.
Оглянувшись на Эллин, он шепнул ей подбадривающе:
– Держись, Эллин. Мы почти…
Не успел он договорить, как заметил не два, а четыре силуэта у входа в аллею. Джошуа подтянул Эллин поближе к себе и наблюдал, а его сердце бешено колотилось в груди.
– Что там? – шепотом спросила Эллин.
– Ш-ш-ш, – посоветовал он ей замолчать, не отрывая взгляда от незнакомцев.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вкус победы - Хови Кэрол


Комментарии к роману "Вкус победы - Хови Кэрол" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100