Читать онлайн Вкус победы, автора - Хови Кэрол, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вкус победы - Хови Кэрол бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вкус победы - Хови Кэрол - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вкус победы - Хови Кэрол - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хови Кэрол

Вкус победы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Джошуа Мэннерс упорно работал весь день, но его работа не выходила за пределы игровой комнаты в отеле. Он удобно устроился на вращающемся стуле, обшитом красной кожей, вытащил длинную тонкую гаванскую сигару из своего золотого портсигара, размышляя о новых знакомых, которых он приобрел сегодня днем, и о разных интересных предложениях, которые обещал рассмотреть в течение нескольких дней. И он их рассмотрит, когда прекратит думать о недавней неприятной встрече с Эллин Кэмерон.
Как бы он ни хотел признавать этого, но его гордость все еще страдала при воспоминании о том из ряда вон выходящем спектакле, который она устроила, уходя из ресторана. Он решил немедленно отказаться от своей компании, но от Эллин Кэмерон не так легко было отказаться. Поэтому он неожиданно для себя самого пригласил Берта Эммета жить с ним в комнате в Балтиморе. Берт составлял хорошую компанию, но больше всего Мэннерс ценил в нем тесную связь с раздражающей своей неприступностью мисс Кэмерон.
Берт, выглядевший, как подумал Мэннерс, одновременно изнеможденным и успокоившимся, вошел в клуб. Он выждал, пока коренастый британец посмотрел в его направлении, потом махнул ему рукой. Берт подошел, и его испитое лицо расслабилось в улыбке. Как и все в этом исключительно мужском владении, он надел костюм, галстук и до блеска начищенные парадные туфли, показывая всем своим видом, что он не работает с Шейком в Пимлико. Берт опустился на стул, стоящий напротив Мэннерса, с тяжелым вздохом, соответствовавшим его приземистой фигуре. Мэннерс позвал официанта.
– Эллин гоняла тебя по городу? – приветственно спросил он, вдыхая коньячный аромат.
Берт поморщился.
– Кажется, мы побывали у всех проклятых модисток, торговцев трикотажем, портных и обувщиков, начиная отсюда и до Чезпика, – вздохнул он, поправляя воротничок. – Женщины любят тратить деньги.
Мэннерс согласно кивнул, пока Берт делал заказ официанту.
– Как у тебя дела? – продолжал Берт. – Удача улыбнулась? – в жизнерадостно звучащем голосе Берта было что-то неестественное, и Мэннерс поймал себя на мысли, что пристально изучает своего друга.
– Фактически, да, – ответил он весело. Сейчас ему не хотелось говорить о себе. Он хотел узнать, что скрывается за показной веселостью Берта. Но он предполагал, что нельзя спрашивать напрямик и получить откровенный ответ. После неспешно выпитого глотка бренди и длинной затяжки сигары Берт стал беспокойно осматриваться в переполненной комнате, неизвестно чего пытаясь найти, и Мэннерс снова заговорил:
– Балтимор мне подходит. После пяти лет в Дакоте я мечтал о цивилизации: вымощенных улицах, водопроводе и о проститутках, которые моются каждый день. Я люблю, чтобы женщина имела запах женщины. Что ты на это скажешь, Берт? – он откровенно улыбнулся своему другу и похлопал его по руке тыльной стороной ладони.
Оживление Берта сменилось глубоким вздохом облегчения.
– Я надеялся, что ты вспомнишь свое обещание, – выдохнул он, вытирая пот со лба своим безнадежно помятым платком. – Конечно, мне нужно какое-то… хм-м… развлечение. Эллин там наверху дремлет и…
Он резко остановился, и его лицо снова омрачилось. На этот раз Мэннерс не удержался, чтобы не сделать замечания по поводу его выражения.
– И что? – задал наводящий вопрос Мэннерс, внимательно наблюдая за ним, но поддерживая атмосферу обычного интереса. – Давай, Берт, выкладывай.
– Мы заняты, но…
– Мы не торопимся, – с вежливой немногословностью ответил Мэннерс. – Я понимаю, что Люцилла и Присцилла все еще здесь. Мы бы хотели засвидетельствовать почтение. Но это может и подождать. Вначале – бренди и место, где мы можем поговорить и полюбоваться «пейзажем».
Он протянул женщине чек, она энергично кивнула и облизала свои накрашенные губы.
– О Боже, – услышал он позади себя бормотание Берта, когда женщина ускользнула, чтобы выполнить их просьбу, жестом показав, чтобы они следовали за ней.
Комната, в которую она их привела, могла быть когда-то и столовой, но сейчас в ней находился дубовый резной бар, который проходил вдоль одной стены, и несколько небольших столиков красного дерева с обитыми черной кожей вращающимися стульями, которые напоминали стулья в гостинице.
Она провела их к столу, который стоял вдалеке от других, и забрала шляпы. Джошуа с любопытством наблюдал, как дымчатые подведенные глаза женщины скользили по приземистому крепкому телу его друга. Берт казался смущенным, но ему льстило ее внимание.
– Лучший публичный дом в Балтиморе, – заметил Джошуа, после того как женщина оставила их одних. Официант-негр принес бутылку старого отличного бренди и два стакана и удалился, когда мужчины сели за стол.
– Что у тебя на уме, Берт? – заинтересованно начал Джошуа спокойным и вежливым тоном, откупоривая бутылку и наливая ароматный прозрачный напиток. – Мы можем сейчас это обсудить. У меня такое чувство, что потом мы будем очень заняты и нам некогда будет поговорить об этом.
Берт оглянулся по сторонам, явно борясь с искушением. Джошуа с интересом отметил, что он не хихикал и не казался робким. По мнению бывшего агента секретной службы, это было признаком того, что дело очень серьезное. Мэннерс наблюдал, ожидая ответа Берта. Наконец затуманенный взор серых глаз Берта, покусывающего нижнюю губу, встретился со взглядом Мэннерса.
– Проклятье! Мне придется нарушить слово, – еле слышно прошептал Берт низким и пронзительным голосом. – Но не здесь. Давай пойдем к женщинам, и я тебе все об этом расскажу.
Любопытство Джошуа достигло своего пика, и он едва сдерживался во время короткого перехода к небольшому публичному дому на улице Логан. По всем внешним признакам это место было чистым, пристойным домиком, ничем не выделявшимся в ряду других домов, но на этом сходство заканчивалось.
Внутри оно представляло собой роскошно, элегантно оборудованный салон, обитый сатином и отделанный хрустальными зеркалами и литьем в форме золотых листьев. Мебель была обита бархатом и мохером такого же сорта, а ковры были от Аубусона – этими, а также другими атрибутами славилось это место. Более важно, по мнению многих джентльменов, большое количество элегантно убранных комнат, а также роскошное разнообразие полуобнаженных доступных молодых женских тел, вешавшихся к ним на руки и плечи, как жемчужные ожерелья.
– Послушай… – благоговейный голос Берта затрепетал от удивления. Джошуа не без изумления заметил, как от этого зрелища у его друга округлились глаза.
– Смотри-ка, – шепнул он на ухо Берту, когда к ним робко подошла вычурно одетая женщина приятной полноты.
– Добрый день, джентльмены, – пробормотала она густым контральто, приукрашенным ирландским провинциальным акцентом. – Чего желаете?
Берт поморщился, держа обеими руками бокал бренди, как будто пытался унять внезапную дрожь.
– Эллин не захотела бы, чтобы ты знал, – настороженно начал Берт, чувствуя себя неловко. – И не только потому, что тебе не верит. Я не сомневаюсь, что она скорее бы умерла, чем позволила бы тебе или кому-либо еще услышать то, что ты сейчас узнаешь, особенно после того, что она устроила в поезде. Но, будь я проклят, это получилось экспромтом.
Джошуа подвинул свой стул поближе, чтобы сохранить разговор в секрете. Болтовня на заднем плане создавала уместный защитный фон предстоящему разговору. Джошуа с тревогой, которую собирался не показывать, внимательно глядя в глаза своего друга, приготовился выслушать его. «Мужественная Эллин Кэмерон предпочла бы умереть?» Новость, должно быть, и в самом деле печальная.
– Сегодня утром Эллин получила шантажирующее письмо, его подсунули под дверь. Кажется, у нее… ох… несколько лет назад был роман с одним подлым негодяем. Теперь он угрожает выдать все это, если она не отдаст ему Шейка со всей упряжью, – Берт недоверчиво покачал головой. – Как только Эллин могла связаться с этим негодяем и распутником, не могу понять! – продолжал он.
Но Джошуа слышал его лишь наполовину, сквозь неожиданно возникший в ушах шум, напоминающий отдаленный прибой. В конце концов, Эллин Кэмерон была из плоти и крови. Оставить взгляды, о которых он сам мог только мечтать, и эти нежные ласки, которые он мог только представить… Какой-то негодник воспользовался ее молодостью и вернулся, чтобы изводить ее душу, угрожая тому драгоценному сокровищу, которым так дорожит порядочная женщина, – ее репутации. Он помрачнел. Образ действия был неуловимо знакомым.
– Ты слушаешь меня, Мэннерс? – возбужденный голос Берта заставил его очнуться.
– Извини, о чем ты только что говорил?
– Этого человека зовут Райф Симмс. Он пытался украсть Шейка в Кентукки, стараясь задержать Эллин, пока…
– Райфорд Симмс!!!
Берт действительно был удивлен такому взрыву, но Мэннерс быстро овладел собой, поморщившись из-за собственного неблагоразумия.
– Ты его знаешь? – недоверчиво спросил Берт.
– Возможно, – у Джошуа пересохло во рту. – Человек, которого я знаю, действует под именем Ред. Как он выглядит?
– Я… точно не помню, – запинаясь, пробормотал встревоженный Берт. – У него точно были… ярко-рыжие волосы.
В мозгу Джошуа пронеслась молнией яркая вспышка. Он специально разочарованно опустил уголки рта.
– Это не тот человек, – пробормотал он, отлично понимая, что это именно он и должен быть.
Эллин Кэмерон и Ред… Райф… Симмс…
Насколько он знал младшего оперуполномоченного губернатора Меллетта, это было похоже на него. Сжав кулаки под столом, Джошуа думал, какую же награду Меллетт предложил этому беспринципному мерзавцу, чтобы заполучить это животное. Вспоминая многочисленные случаи, когда Симмс хвастался своими сексуальными похождениями, Мэннерс поймал себя на том, что пытался представить Эллин Кэмерон в этих грязных, низких сценах. Он быстро встряхнул головой – он не хотел видеть этого. У него стоял ком в горле даже если он думал об этом. Мэннерс опрокинул стакан бренди и почувствовал обжигающий поток', потекший ему в горло.
Ред и Элли. Закрыв глаза, он увидел образы, всплывшие сами собой: гипсовую фигуру леди и бронзовую волка. Незнакомец, одетый в белое в Черчиль Даунсе, державший ее в объятиях, затевающий катастрофу…
– Джентльмены?
Это была мадам, и она звала задумавшегося Мэннерса и его английского друга. Джошуа очнулся и почувствовал какой-то дискомфорт в желудке, подобно его мрачным мыслям. Он, непонятно почему, потерял аппетит.
– Продолжай, Берт, – ему удалось сказать это обычным голосом, и он помахал своему другу рукой. – Думаю, мне нужно поразмыслить над этой информацией не отвлекаясь. Если меня здесь не будет, когда ты закончишь, то я встречусь с тобой в гостинице.
Кажется, Берт на некоторое время расстроился и вскоре ушел. Джошуа удобнее устроился на стуле и огляделся вокруг, пытаясь выбросить из головы образы, нарисованные его болезненным воображением и вызванные откровением Берта. Он видел, как похотливые мужчины наслаждаются обществом чувственных женщин этого заведения, как будто они были дешевыми, но необходимыми безделушками, привлекая в витрине магазина. Совсем неожиданно он вдруг понял, что никогда не получит, да и не станет искать утешения в таком месте.
Эллин даже не притворилась, что спит. Как только они с Бертом расстались, она ушла в свою комнату, но не дремать, как ему сказала, а чтобы переодеться в рабочую одежду и убежать на Пимлико. Это был короткий переезд в закрытом кебе, который занимал не более получаса. Она была уверена, что у нее будет предостаточно времени, чтобы улизнуть и вернуться к обеду, предоставив Берту свободу для каких-либо занятий. Ему не надо даже знать, решила Эллин, что она уехала.
Ипподром Пимлико был не таким большим как Черчиль Дауне, но за Шейком ухаживали значительно лучше, чем в Луизвилле. В значительной мере это зависело от изобилия средств, но, от начальства до рабочих конюшен и конюхов, все относились к нему с большим уважением. Помещение было почти таким же, но было ясно видно, что теперь Шейк пожинал плоды своего труда. Два конюха чистили пустое стойло, а двое рабочих, чистящие лошадей, ждали, пока Шейк вернется с разминки. Довольная и гордая тем, что увидела, Эллин продолжала гонять Шейка по разминочному треку, где ее жеребенок, выбивая глину из-под копыт, скакал в своей обычной мощной манере. С восхищением наблюдая за ним, она вспомнила о других днях, когда скакала на нем верхом по полям и дорогам у себя дома. Она вспомнила, с каким усердием Мисси пыталась укротить становившегося на дыбы разгоряченного жеребенка.
Шейк был первым жеребенком, которого Мисси тренировала для скачек без препятствий. Ее дядя растил лошадей для армии, но с годами потребность армии в лошадях отпала, а точнее говоря, уменьшилась. Мисси всегда мечтала растить и воспитывать лошадей, как это делал ее дядя, и Шейк должен был стать производителем целого поколения лошадей на ранчо. Правда, климат был несколько суровым, чтобы воспитывать таких скакунов, сознавала Эллин. Но она верила, что это можно осуществить. Эллин делала оговорки, но Шейк был исключительным конем и вселял в нее надежду. И Мисси, хорошо обучившаяся этому делу у рабочих своего дяди, знала, что делает.
Шоколадный жеребец несся как молния по просторам, разбивая глину в пыль. На выходе всадник остановил Шейка по команде. Перед ней стоял Джек Рилей – неразговорчивый жокей. Он хмуро поздоровался. Его отношение к женщинам на треке не изменилось после Луизвилла.
– Похоже, что он немного щадит свою правую ногу, Джек, – предупредила она его, осматривая круп лошади. – Давайте посмотрим.
Невысокий мужчина спешился, и Эллин стала обследовать ногу Шейка, пока жеребенок безмятежно остывал после пробежки. Рилей взял повернутую вверх копытом ногу жеребенка без комментариев.
– Где Эммет? – холодно спросил жокей, не глядя на девушку.
– Его здесь нет, – терпеливо ответила Эллин.
– Я охотно подожду его, – немногословный жокей бесцеремонно отпустил ногу.
– А я охотно откажу вам, – отрезала Эллин, чувствуя глубокую неприязнь к этому человеку. – Мистер Рилей, я не нуждаюсь ни в вашем одобрении, ни в любви, но я требую, чтобы мои приказы выполнялись. Запомните, вы не единственный жокей в Балтиморе, но Шейк, слава Богу, – единственный и неповторимый. Давайте посмотрим ногу.
– Да, мэ-эм, – он подчеркнуто обратился к ней и выпустил клуб дыма ей под ноги.
Несмотря на то, что между ними возникла стена неприязни, Эллин решительно пошла к конюшне, и вновь в ее мыслях завертелась угроза шантажа. Райф был в Балтиморе. Может быть, он болтался где-нибудь неподалеку от конюшни. Может быть, даже наблюдал за ней в этот самый момент. Она вздрогнула и оглянулась через плечо.
Ей придется ждать его следующего действия.
«Никуда не ходи одна», – предупреждал ее Мэннерс в Луизвилле. А она прошла через весь город, даже не предупредив Берта, куда едет.
Эллин встряхнулась, избавляясь от охватившей ее паники. «Глупо, – подумала она. – Ничего не случится», – и прислонилась к стене, наблюдая, как конюхи засуетились вокруг жеребенка.
Длинный шелковистый хвост Шейка размахивался из стороны в сторону, когда его чистили, а бархатистая кожа подергивалась то на плечах, то на крупе. Эллин даже согнула руку, с радостью вспомнив о тех временах, когда делала это сама. Она поняла, что если все будет идти так же, то, возможно, ей никогда не придется делать это самой, если, конечно, она не захочет этого.
Приказав конюхам осмотреть беспокоившую Шейка ногу, Эллин обратила свое внимание на загон.
К своему удивлению, ей вспомнились события в Дедвуде несколько недель назад, когда Джошуа Мэннерс своевременно вмешался. Эллин не могла вспомнить, что она тогда сказала ему по этому поводу, только помнила, что это была их вторая встреча и она сказала что-то не очень лестное.
Какого черта Мэннерс делал в Балтиморе? Эллин лукаво улыбнулась, припомнив, что произошло в поезде, когда он хотел объяснить причину своей поездки. Мимолетно она подумала, что хотела бы остаться там подольше, чтобы услышать его ответ. Конечно, можно спросить Берта, но Берт мог неправильно понять ее заинтересованность и… ах', зачем все усложнять? В любом случае, если дело касалось Джошуа Мэннерса, она не была уверена в достоверном ответе.
Джошуа приехал в Луизвилл несмотря на то, что собирался не делать этого. Эллин не верила тому, как он объяснил причины своего пребывания в Дедвуде, но теперь у нее закрались сомнения.
Берту нравился этот человек, раз он снова согласился жить с ним в одной комнате, а Берт не был дураком в оценке людей. Эллин закрыла глаза и вздохнула, потрогав кончиками пальцев переносицу. Казалось, что их пути неизбежно пересекутся. Все, на что можно надеяться, так это на то, что за его симпатичным, искренним лицом, на котором так часто играла радостная улыбка, не скрывалось никаких дурных намерений.
Проблема Шейка оказалась всего лишь в потерянной подкове. Это было тут же исправлено.
Уже смеркалось, когда Эллин ушла от своего очаровательного жеребца.
В спешке она обрадовалась кебу, ожидавшему за воротами. Эллин взобралась в него и приказала ехать в отель «Хантингтон». В закрытом кебе было душно, и окна не открывались. В Балтиморе климат был влажным и даже в мае стояла жара. Эллин расстегнула воротник и откинулась назад, закрыв глаза.
В половине восьмого Берт, полностью обновленный, зашел к Эллин, чтобы позвать ее на обед. Он тихо постучался, стараясь не привлекать ненужного внимания, но Эллин не ответила. Подумав, что она спит, Берт постучался громче и приглушенным голосом позвал ее по имени.
Ответа не было.
Его охватила паника, подобно языкам пламени, которые попадают на сухое дерево. Он стал трясти дверь и, к удивлению, обнаружил, что она не заперта. Берт вошел внутрь.
Комнату обыскивали. Двери клозета были распахнуты, ящики с одеждой выдвинуты, а другие предметы разбросаны по комнате как после нашествия урагана. И никаких признаков Эллин. Как загнанное дикое животное, Берт побежал вон из комнаты, спасаясь от страха, чтобы найти Джошуа.
С тяжелым сердцем Джошуа шел за своим взволнованным и что-то невнятно лопотавшим соседом по комнате назад, чтобы посмотреть на царивший там хаос.
– …оставил ее подумать… – говорил Берт, заламывая руки. – Что могло…
Джошуа не слушал, а обследовал комнату. По всей видимости, это не могла быть обычная кража со взломом. Но этот пришелец явно искал что-то определенное. Саму Эллин? Нет, это было бы нелепо. Надо обладать невероятной наглостью или невероятной глупостью, чтобы попытаться увезти насильно с собой кого-нибудь, еще менее вероятно – увезти такого волевого человека, как Эллин Кэмерон, из ее собственной комнаты в отеле среди бела дня. Было более вероятно, что эта упрямая женщина ушла сама, думая, что она неприкосновенна перед фактом угрозы. Но куда? И что могло случиться с ней по дороге?
– …и если с ней что-нибудь случилось, то я никогда себе этого не прощу! – закончил Берт, готовый заплакать.
– Жди меня в фойе, на случай если она придет, – строго приказал Джошуа. – Я пойду вниз.
Когда через несколько минут он увидел Берта в фойе, тот измерял шагами вдоль и поперек персидский ковер, плохо скрывая свое мрачное настроение.
– Где ты был? – требовательно спросил Берт хриплым голосом.
Джошуа посмотрел на него с укором, чтобы не выдать своих переживаний.
– Обеспечивал себе защиту, – ответил он, продвигаясь к выходу.
Берт недоуменно смотрел на него, пока Джошуа не показал ему выступ у себя на боку. Его служебный револьвер, как понял Берт, подстрахует их.
Джошуа позвал кеб, и они понеслись в Пимлико с огромной скоростью.
От трека в сумерках поднимался пар: земля остывала после жаркого не по сезону дня. Запах лошадиных тел и навоза был настолько сильным, что Джошуа еще раз удивился: какая женщина могла бы терпеть такие условия ради любви к лошади? Когда они поспешно пошли по двору, играющие в крокет смолкли, но как только Берт и Джошуа прошли, за их спинами снова возникло оживление, как будто они прошли сквозь двери, открывшиеся и со скрипом захлопнувшиеся за ними. Почти всем своим существом Джошуа был убежден, что Эллин здесь или же была здесь. Но его меньшая часть, которая все еще была агентом секретной спецслужбы, подозревала худшее.
На тренировочном треке оживление стихло, но на конюшне стоял гул как от огромных восточных слепней, так и от вечерней работы: лошадей кормили, поили, чистили. Внимательно глядя на тропинку и ожидая увидеть на ней одинокую фигурку Эллин, Джошуа все больше начинал беспокоиться, так как их поиски не принесли положительных результатов. Последней надеждой было стойло Шейка и информация, которую они могли получить от конюхов.
Уже зажгли фонари, и Берт начал звать ее неистово и громко. Он побежал вперед, и конюхи, и сторожа вышли из конюшни со смущенными лицами.
– Мисс Кэмерон была здесь и уехала, – сказали они. – Она уехала больше часа назад. Сторож видел, как она села в кеб.
В мозгу Джошуа боролись гнев и страх, он в отчаянии кусал губы.
«Как Эллин могла совершить такую глупость и поехать одна по Балтимору, как будто это была деревня с двумя домами, которую она называла своим домом? – думал он, желая задать ей взбучку. – Особенно после того письма?!»
Дальнейший опрос конюхов ничего не дал. Они не видели или не могли вспомнить ничего и никого необычного поблизости днем. Опрос извозчиков кебов, стоящих за воротами, оказался тоже бесполезным. Они только что подъехали, а днем не были здесь. Также извозчики не знали, кто был здесь раньше. Уцепившись за слабую надежду, что они разошлись по дороге, Джошуа предложил Берту поехать назад в «Хантингтон» и посмотреть, вернулась ли Эллин.
Пока Берт и Джошуа добрались назад, было уже девять часов. Они направились прямо в комнату Эллин. Она ответила на их стук настолько спокойно, как будто ничего не произошло. Джошуа подумал, что Эллин была слегка бледная, хотя если бы он не знал об угрожающей опасности, то мог бы и не заметить.
– Где тебя черти носили? – взорвался Берт, схватив ее за руки. – Мы искали тебя по всему городу!
– Неужели? – она, кажется, удивилась. – А я оказалась всего-навсего здесь!
Мэннерс ничего не сказал. Посмотрев через нее, он увидел, что она была приведена в порядок, как будто ничего не случилось. Он внимательно посмотрел на нее, но Эллин не выдала себя ни взглядом, ни вздохом.
– Но ты все же ездила на конюшни! – слегка встряхнув ее, упрекнул Берт. Джошуа подумал, что он бы встряхнул ее посильнее. – Почему ты не сказала мне, что собираешься ехать в Пимлико?
Эллин прохладно посмотрела на Берта и взглянула на Джошуа так, как будто хотела, чтобы он ушел.
– Потому, что ты даже отдаленно не напоминаешь няньку, – она сносно сымитировала британский акцент Берта, что привело его в бешенство. – Ну, а как насчет обеда?
– Я представляю, – вмешался Джошуа, – что у вас сейчас солидный аппетит. В вашей комнате был такой кавардак.
Теперь она действительно побледнела, но ее глаза гневно сверкнули.
– Я буду благодарна вам обоим, если вы будете держаться от моей комнаты подальше, за исключением маловероятного случая, когда я могу пригласить вас! – воскликнула Эллин, потеряв самообладание. – И я при сем предлагаю вам, мистер Мэннерс, не совать нос в мои дела!
Мэннерс улыбнулся. Он не оскорбился.
– Как мило с вашей стороны пригласить меня пообедать с вами, мисс Кэмерон. Однако я в любом случае уже приглашен вечером. Увидимся позже, – сказал Джошуа Берту и, приподняв шляпу, предоставил обитателей Рэпид-Сити самим себе.
– Эллин, ты была необычайно груба! – хмуро пожурил ее Берт, после того как ушел Мэннерс. – Этот человек желает тебе только добра. Ну, так что ты затеяла?
Не проронив ни слова, Эллин втянула его в комнату и закрыла дверь.
– Я действительно ездила на конюшню, Берт, – прошептала она, и Берт с удивлением отметил, что выражение ее лица изменилось: вместо высокомерия на нем появился откровенный страх.
– И меня… – она помедлила, подбирая слова, – похитили.
Берт схватил ее за руки и заглянул в глаза. Она вся дрожала, руки были как ледышки.
– Я зашла в кеб, и меня отвезли в какое-то отдаленное место… я понятия не имею куда, и двое мужчин приказали мне выйти, – продолжала она, уставившись на его галстук. – Они… они пугали меня отвратительными угрозами. Потом сказали, что Райф… Ред, так они его называли… знает, где я нахожусь, и может воспользоваться случаем.
– Потом? – выдохнул Берт, опасаясь услышать самое страшное.
– Потом, – она вздохнула, – они засунули меня обратно в кеб и отослали сюда, сказав, что скоро свяжутся со мной по поводу Шейка.
– Ас тобой все в порядке? – Берт крепче сжал ее маленькие холодные ладошки.
Она кивнула, как будто боялась, что голос подведет ее.
– Ты не говорил Мэннерсу о письме, нет?
– Нет, – Берту стало неловко, оттого что он сказал неправду. – Но, что касается твоей комнаты… боюсь, что я обезумел, когда увидел, что тебя нет и что комнату обыскивали. Что они искали?
Эллин высвободила руки.
– Документы на Шейка, возможно, – ответила она, подходя к окну. – Берт, я боюсь.
У него свело желудок.
– Я тоже, дорогая, – шепотом признался он.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вкус победы - Хови Кэрол


Комментарии к роману "Вкус победы - Хови Кэрол" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100