Читать онлайн Все краски ночи, автора - Ховард Линда, Раздел - Глава 28 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Все краски ночи - Ховард Линда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.1 (Голосов: 58)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Все краски ночи - Ховард Линда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Все краски ночи - Ховард Линда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ховард Линда

Все краски ночи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 28

Первая снежинка упала на землю в начале шестого. Кейт остановилась и в ужасе посмотрела на небо. За первой снежинкой последовали новые, их подхватило ветром и унесло.
– Ты видел? – спросила она Келвина.
– Угу.
Для снега время еще не пришло, но в этих местах случались ранние зимы. Если повезет, эти снежинки растают, и все. Несколько часов назад пошел сильный дождь, но, с учетом того что температура неуклонно падала по мере восхождения, приходилось предусматривать возможность настоящего снегопада.
Снегопад был плохим знаком по ряду причин, из которых самая главная состояла в том, что под снегом они не могли продолжать восхождение. Даже тогда, когда они видели, куда ступают, их подстерегали всякого рода опасности, но если их путь запорошит снегом, каждый шаг мог стоить им если не жизни, то растянутой лодыжки. К тому же их одежда не годилась для холодной погоды. Уже сейчас Кейт то и дело ежилась от холода, и это при том, что она надела толстовку с капюшоном, а поверх нее дождевик.
Келвин достал карту, которую набросал для них Рой Эдвард. Карту с указанием заброшенных шахт.
– Рядом с нами ни одной такой шахты нет? – спросила Кейт, придвинувшись к Келвину так, чтобы видеть листок. Она очень на это рассчитывала: до темноты им надо найти укрытие, а солнце сядет уже через пару часов.
– Нет, пожалуй, – сказал Келвин. Он указал на крестик на карте. – Вот ближайший рудник, а мы, насколько я могу судить, вот тут. – Он указал на другую точку. – Если Рой не ошибся, то мы примерно в миле от рудника по прямой и на футов пятьсот ниже. С нашим темпом до темноты мы туда не доберемся. Но даже если бы мы и могли до него добраться, то нам все равно пришлось бы сделать остановку, чтобы просушить одежду и согреться. Твои кроссовки промокли.
К несчастью, он был прав. Ноги у нее заледенели.
– Что будем делать?
– Тебе надо где-то укрыться от ветра и посидеть, пока я приготовлю все для ночевки. В этом я специалист.
Поскольку ветер продувал склон насквозь, Кейт и представить не могла, где можно укрыться от ветра. Но Келвин нашел ель с такими большими и пушистыми ветками, что земля под ними осталась сухой, и Кейт села под ель, прижав колени к груди и свернувшись в комок, чтобы сохранить тепло. Она посмотрела на Келвина, видела, как от дождя и ветра покраснело его лицо, и вдруг вспомнила, что одет он едва ли не легче, чем она. Его единственное преимущество состояло в водонепроницаемых ботинках.
– Будь осторожен, – сказала она, потому что не придумала ничего лучше.
– Если я не смогу найти для нас никакого укрытия, то сооружу навес. – Он начал освобождаться от снаряжения, аккуратно складывая все хозяйство возле Кейт. Свернутый в бухту канат он положил сверху. Потом нежно прикоснулся к ее щеке и ушел. С собой Келвин прихватил одну лишь саперную лопатку. Кейт спрятала нос в дождевик, словно могла согреть себя собственным дыханием. И действительно ей стало теплее, несмотря на то, что ветер продолжал завывать в кронах деревьев и дождь не прекращался. Ветви ели служили чем-то вроде навеса: из-за их наклонного расположения дождь стекал, не попадая на нее.
Прошли ровно сутки с тех пор, как они покинули Трейл-Стоп. Что там происходило? Они с Келвином почти не разговаривали, потому что, поднимаясь по скалам, не больно побеседуешь. Они останавливались только тогда, когда в этом была необходимость, постоянно ощущая, что время поджимает.
Примерно через полчаса дождь наполовину смешался со снегом. Кейт смотрела на белесую пелену, заклиная снежинки исчезнуть. Она ничего не имела против снежинок, просто хотела, чтобы теплая погода постояла еще немного. Там, внизу, вероятно, снега не было вообще.
Но снежинки слипались хлопьями, и земля начала укрываться белой порошей. Интересно, где сейчас Келвин, думала Кейт, и что он делает?
Келвин подобрал сломанную ветку толщиной с большой палец и стал тыкать этой веткой в каждую попадавшуюся ему на глаза кочку, вдруг под ней скрывается небольшая пещера. Он точно знал, что медведи еще не залегли в берлоги, время для этого еще не наступило, поэтому повесил саперную лопатку на ремень, а в руку взял зачехленный девятимиллиметровый автомат. Обычно когда выходил на задание, он носил его на поясе или пристегнутым к бедру, но, карабкаясь по скалам, пришлось, убрать его во внутренний карман и застегнуть карман на пуговицу. Автомат – не лучшее оружие, когда идешь на медведя, но все равно в сто раз лучше, чем саперная лопатка.
Каменных уступов хватало, но они были слишком мелкие, чтобы вместить двух человек. Из некоторых расщелин били ключи, но поскольку одно из главных требований, что предъявлялось к убежищу, это сухость, от таких вариантов пришлось отказаться. Если он в ближайшее время ничего не найдет, придется воспользоваться остатком дня, пусть светлым его трудно назвать, на строительство навеса.
Наконец он увидел то, что искал. Гранитная глыба нависала над склоном, чуть задираясь вверх, опираясь о другую гигантскую плиту. Эти плиты держались прочно – они находились здесь целую вечность: на верхней плите росли взрослые деревья. Еще одна гигантская ель росла с южной стороны, частично перегораживая вход. Отодвинув еловые лапы, что спускались едва ли не до земли, Келвин, пригнувшись, забрался внутрь и осмотрел найденное им место. В длину оно было футов десять и всего футов пять глубиной. Это хорошо, потому что маленький объем согреть куда проще, чем большой.
Маленьким фонариком Келвин осветил каждый угол, проверяя, нет ли там змей, дохлых и живых крыс и всего прочего. Конечно, тут хватало всякого лесного сора, и насекомые от света бросились врассыпную. Но прогнать их поможет костер. Келвин отломил небольшую еловую ветку и с ее помощью подмел ночное пристанище, затем наломал веток с окрестных деревьев, стараясь брать понемногу от каждого дерева. Он сложил ветки крест-накрест на полу. Запах хвои поможет избавиться от затхлости, да и спать на настиле приятнее. Лично он мог спать на голой земле, завернувшись в одеяло, но Кейт будет уютнее на таком импровизированном матрасе.
Сегодня по крайней мере они могут развести костер. Склон был обращен на восток, стрелки его не увидят. Деревья над ними не дадут просочиться дыму, да и погода не способствует ясной видимости.
Дождь уже полностью перешел в снег, и снегопад все усиливался, покрывая землю снежным ковром. Келвину это не нравилось. Потому что после наступления темноты температура упадет еще ниже и наутро все будет покрыто ледяной коркой. Им оставалось надеяться лишь на то, что этот холодный фронт скоро уступит место фронту теплому, с теплым дождем.
Чем быстрее Кейт окажется в этом укрытии и чем быстрее он разведет костер, тем скорее она сможет снять с себя мокрые носки и кроссовки и согреет ноги. Он может закончить оборудование их убежища и после того, как приведет туда Кейт.
К тому времени как Келвин вернулся к Кейт, дневного света оставалось еще минут на двадцать и тонкий слой снега под ногами стал необычайно скользким. Несколько раз ему приходилось пользоваться своей саперной лопатой как тростью, чтобы не упасть. Капли воды на ветках начали превращаться в льдинки и тихонько звенели на ветру.
– Я нашел для нас место, – сказал он, и Кейт подняла голову. Она сидела, прижавшись щекой к коленям, натянув дождевик выше подбородка, согреваясь собственным дыханием, и глаза у нее были тревожные, а еще в них появилась дымка страдания, которая беспокоила его сильнее, чем все остальное. – Там сухо, и мы можем развести костер.
– Ты произнес волшебное слово. – Кейт вылезла из-под ели. Отдых придал ей сил. Она чувствовала бы себя куда лучше, если бы он настоял на том, чтобы она надела ботинки, но он сам не ожидал, что пойдет дождь, а потом и снег. Артрита, который предупредил бы о грядущей смене погоды, у Келвина не было, и посмотреть передачу с прогнозом погоды за последние два дня не получилось. Но он помнил, что необычайно ранний для этого времени года снежный фронт уже предсказывали.
– Земля начала подмерзать, – сказал Келвин. – Сначала схватись за что-нибудь и только потом ступай.
– Поняла. – Кейт вытащила свой молоток, а Келвин, взвалив на себя все снаряжение, пошел вперед. Он двигался так легко, словно и не было у него никакой ноши. Кейт осторожно двинулась следом.
* * *
Она очень надеялась на то, что найденное им убежище находится не слишком далеко, потому что темнело стремительно, а снегопад все усиливался. Снег падал и просеивался сквозь деревья в пугающей тишине.
Она надеялась, что там, внизу, тоже идет снег. Что тех стрелков на склоне горы завалит снегом в десять футов толщиной. Она надеялась, что они провели под дождем весь день, а теперь превратились в сосульки.
– Нам придется повернуть назад, да? – тихо спросила она.
– Вероятно. – Он не стал подслащать пилюлю. И она была этому рада. Она предпочитала иметь дело с реальностью, а не с картинками в розовом свете, в которых было больше от пожеланий, чем от фактов.
Он остановился на особенно скользком участке и с помощью саперной лопатки сделал зарубки, чтобы можно было на них ступить. С дождевиком, наброшенным на припасы, которые он нес за спиной, он был похож на уродливое чудище, но, наверное, и она выглядела не лучше.
Она не помнила, чтобы когда-либо чувствовала себя отвратительнее, чем сейчас.
– Ну, вот мы и пришли, – сказал он наконец, отодвинув ветки гигантской ели и осветив фонариком маленькую пещеру. – Я там подмел и настелил ветки. Залезай и устраивайся поудобнее, а я пока принесу дрова.
Она не стала спрашивать, где он собирается брать сухие дрова, она была абсолютно уверена в том, что если таковые имелись в природе, он их добудет. У входа в пещеру Кейт скинула дождевик, повесила его на ветку ели у входа, а сама ползком забралась внутрь. Не помешал бы фонарь, но у нее с собой фонаря не было.
– Вот, держи, – сказал он и протянул ей зеленую тонкую трубку. Кейт вспомнила, что видела такие фонарики в магазине, который торговал туристическим снаряжением.
Свет – настоящее чудо. Кейт сразу почувствовала себя лучше, хотя было по-прежнему холодно и зябко.
Келвин опустился у входа на колени и принялся сгружать с себя припасы и снаряжение, стараясь действовать так, чтобы дождевик не соскользнул. Ему совсем не хотелось, чтобы намокли одеяло и коврик.
Кейт начала привыкать к весу воды в импровизированном ранце, но, как только избавилась от этого веса, сразу же почувствовала громадное облегчение и радостно повела плечами, разминая затекшие мускулы.
– У тебя есть сухие носки?
– В кармане.
– Прежде всего, сними мокрые кроссовки и носки, разотри ноги досуха и надень сухие носки. – С этими словами он ушел, нырнул в темноту. Пару секунд она наблюдала за тем, как удалялся огонек его фонарика, а потом сделала то, что он ей велел. Он был специалистом по выживанию, а она – нет.
Кейт сняла мокрые кроссовки и с трудом стянула две пары мокрых насквозь носков. Ноги ее были белыми, как у покойницы. Она попыталась согреть пальцы ног в ладонях, но руки тоже были холодными, так что толку от этого оказалось немного. Она принялась энергично растирать ступни. Ей бы сейчас не помешал таз с горячей водой, но водопровода в этой их гостинице не было, так что оставалось только растирать ноги.
Свет, что давала химическая трубка, был призрачно-зеленоватый и тусклый, так что Кейт не могла сказать наверняка, порозовели ее ступни или нет, но то, что ей стало теплее – это точно. Она быстро достала из кармана носки и натянула их. Как это ни странно, носки отчасти впитали тепло тела, и, надев их, она почувствовала что-то похожее на то, как если бы завернула ноги в теплое полотенце. Вскоре это ощущение пропало, но то недолгое время, пока оно длилось, показалось ей настоящим блаженством.
Штаны ее были мокрыми от колен до самого низа, но переодеться было не во что. И тут она вспомнила про панталоны, которые положила в карман толстовки. Кейт достала их, быстро стянула мокрые штаны и натянула обтягивающие панталоны. Они были сухими, но в такой холод ей даже странно было смотреть на себя в одних панталонах, поэтому она обернула бедра одеялом и принялась устраивать им с Келвином постель.
Подготовка спального места заключалась в том, чтобы расстелить матрас на еловый лапник, которым он застелил пол, затем положить сверху его одеяло. Она убрала «ранцы» с водой в дальний угол, надеясь, что там вода не замерзнет. Из еды у них были мюсли, пакетики с изюмом и маленькие шоколадки. У Келвина в поклаже оказались кукурузные чипсы. Кейт удивленно пожала плечами. Может, он любит чипсы? Что до нее, так она обожала шоколад.
Келвин вернулся с охапкой хвороста, завернутого в дождевик. Он свалил свою поклажу на сухой пятачок, затем достал саперную лопатку и быстро выкопал небольшую ямку перед входом в укрытие. Закончив, он сказал:
– Мне надо принести немного камней. – И с этим снова исчез.
Камни он нашел быстрее, чем сухой хворост. Он сделал несколько ходок и в итоге выложил камнями все дно ямки. Снизу положил ветки потолще, на них – сухие палочки потоньше.
– Этого хватит, чтобы развести костер. Потом я принесу еще дров, – сказал он и, взяв пачку с кукурузными чипсами, открыл ее и отправил пару чипсов в рот.
Отложив чипсы в сторону, он взял водонепроницаемый коробок со спичками и зажег одну, но вместо того, чтобы поджечь ветки, взял кукурузный чипс и осторожно поднес его к спичке.
К удивлению Кейт, чипс занялся пламенем, причем язычок пламени появился в углублении чипса, словно младенец в люльке.
– Черт меня дери, – пробормотала она.
– Высокое содержание растительного масла, – сказал Келвин и подбросил горящий полумесяц под крупные ветки.
Кейт наклонилась, восторженно наблюдая за тем, как от горящего чипса занялись ветки и дымок потянулся вверх.
– Сколько времени он будет гореть?
– Никогда не засекал. Достаточно долго. Не позволяй костру разгораться слишком сильно. Подбрасывай ветки только для того, чтобы он не погас, пока я не вернусь с дровами.
И Келвин опять ушел в ночь.
Огонь завораживал, и тепло, согревавшее лицо, было настоящим блаженством. Кейт смотрела на кукурузный чипс, пока он не исчез, ей хотелось поджечь еще один, но она поборола искушение и послушно делала то, что велел ей Келвин: поддерживала огонь, не давая ему разгораться слишком сильно.
Келвин притащил целую гору веток, потом снова пошел за дровами, и так несколько раз. Потом он сел над навесом и с помощью гибких тонких веток соорудил заслон от ветра. И все это за полчаса.
Потом он вздохнул и потер руками щеки, и Кейт поняла, как он устал.
– Отдохни, – сказала она, подвинувшись на матрасике, чтобы освободить больше места, и протянула Келвину пакет с мюслями и бутылку с водой. – У меня еще есть изюм и шоколадки.
– И то и другое, – сказал он. – Мы сегодня сожгли много калорий.
Они ели молча. Оба настолько устали, что просто не было сил разговаривать и жевать одновременно. Глотая изюм, Кейт буквально физически ощущала, как сахар из сушеных виноградин входит в кровь и сгорает, даря тепло. Маленькую картонную коробку из-под изюма она пододвинула к костру, чтобы подбросить ее в костер позже.
Келвин взглянул на ее кроссовки и пододвинул их и мокрые носки к костру. И тут он увидел ее штаны. На мгновение он замер, потом медленно протянул к ним руку и положил их возле кроссовок и носков, разложив так, чтобы мокрая часть оказалась поближе к огню. Келвин бросил на Кейт быстрый взгляд, очевидно, задаваясь вопросом, не голая ли она там, под одеялом.
Улыбнувшись, она чуть раздвинула края одеяла, демонстрируя ему шелковые панталоны. Плечи его немного расслабились, и он, усмехнувшись, сказал:
– Ты меня чуть до инфаркта не довела.
После еды им захотелось спать. Сняв ботинки, он опустил в один из них светящуюся трубку, отключив, таким образом, свет. Лишь крохотный зеленый огонек остался гореть в ботинке.
Костер давал куда более приятное освещение. Завернувшись в одеяло, Келвин лег между Кейт и входом в их укрытие. Кейт тоже легла на матрас и завернулась в одеяло.
– Сегодня нам тоже придется спать по очереди?
– Ни к чему, – сонно пробормотал он.
– Мы можем по очереди спать на матрасе.
– Мне и здесь отлично. Я столько раз спал на голой земле, что и припомнить трудно.
Она хотела было возразить, но веки ее отяжелели. Она лишь вздохнула и провалилась в сон.
Кейт проснулась, может, через час, может, через несколько часов. Проснулась от холода. Открыв глаза, она увидела, что Келвин подбрасывает хворост в костер, холод, очевидно, и его разбудил.
Ночью сильно похолодало. Она ощущала разницу в температуре воздуха, который пробирался сюда снаружи через построенный им плетень. Насколько бы им было холоднее, если бы Келвин не соорудил этот экран? Кейт свернулась в клубок и подтянула колени к подбородку, стараясь сохранить тепло.
– Замерзла? – спросил Келвин, и Кейт кивнула. Он подбросил в костер еще немного хвороста.
Кейт прищурилась, глядя на циферблат своих часов, но в этом неверном свете не смогла рассмотреть стрелки.
– Который час?
Должно быть, он уже успел взглянуть на часы, потому что ответил сразу:
– Полночь. – Они успели поспать часа два-три, не меньше.
– Снег все еще идет? – Она села, глотнула воды и снова быстро нырнула под одеяло.
– Да. Сугробы около трех-четырех дюймов толщиной.
Три-четыре дюйма снега под ногами – это не так уж много, но в их положении, что три дюйма, что тридцать – все едино. Они просто не были готовы к тому, чтобы идти по снегу: мало того что у них не было теплой одежды, лед под ногами делал самый легкий подъем непосильной задачей. И снег продолжал падать.
Келвин тоже лег, повернувшись к ней спиной – так же, как тогда в подвале, с той лишь разницей, что теперь они не прижимались друг к другу. Разумеется, матрас был такой ширины, что его едва хватало на одного, но были и другие возможности.
Кейт раздумывала над этими другими возможностями, спрашивая себя, готова ли она к такому шагу. Она посмотрела на его светлый вихрастый затылок, и ответ пришел сам собой – да. Да. Она с радостью просыпалась бы по утрам, глядя на эту вихрастую голову всю свою оставшуюся жизнь. Она хотела познать егр, познать ту тайну, что он собой представлял. В нем было интересно все: каждый аспект его непростой личности. Она хотела заниматься с ним любовью, хотела смеяться с ним, хотела разделить с ним жизнь. Ей еще предстояло выяснить, готов ли он связать свою жизнь со вдовой с двумя детьми, но она знала, что интересна ему по крайней мере как женщина.
– Келвин, – прошептала она и притронулась к его спине. И все. Он повернулся к ней лицом. Взгляд его был кристально чист, прозрачен и прям. Каждый мускул ее тела натянулся как струна. Все тело вибрировало от желания.
Он откинул свое одеяло и, присев на корточки, стащил с нее панталоны и нижнее белье, положив все, что снял, на снаряжение. Внезапная нагота заставила ее сердце биться в утроенном темпе, она сжала ноги, словно стремясь сохранить тепло и это драгоценное ощущение.
Ей хотелось расслабиться, но она не могла. Все тело свело от напряжения. Она приподняла бедра, ища его, но угол был не тот. Он толкнулся в нее, и она едва не вскрикнула от боли. Он высвободился из ее хватки ровно настолько, чтобы просунуть руку. Кейт отчаянно тянула его к себе.
– Господи, – сквозь стиснутые зубы прошептал он. – Кейт! Бог мой! Позволь мне…
Кейт словно со стороны слышала свое тяжелое дыхание. Она почти что всхлипывала. Ей было больно. Она была возбуждена, но внутренние мышцы свело от напряжения, почти перекрыв ему доступ. Ей хотелось плакать. Ей хотелось кричать. Ей хотелось сбросить его и избавиться от этого ощущения жара и растяжения, но в то же время хотелось, чтобы он толкал себя в нее, сильно, мощно, до тех пор, пока это ужасное напряжение не отступит и она не почувствует разрядку. Она впилась пальцами ему в спину и обнаружила, что мышцы у него напряжены не меньше.
Он тоже втягивал воздух судорожными глотками, и все тело его дрожало, как будто он противостоял какой-то непреодолимой силе. Она повернула голову и увидела, что он схватился за ветки под матрасом.
Он хрипло простонал и прижался лбом к ее лбу.
– Если я пошевельнусь, я кончу.
Если он не пошевельнется, она умрет.
Они оба, напряженные до предела, сжимали друг друга телами отчаянно пытаясь обрести контроль над яростным желанием охватившим обоих. Кейт застонала, всхлипнула, словно ее подхватил гигантский водоворот, и этот водоворот понес ее, увлекая по спирали к центру, все ближе к неизбежной катастрофе Она вскрикнула, и внутренние мышцы ее непроизвольно сжались вокруг него. В глазах померкло, мир исчез, и начался оргазм.
Келвин потерял над собой контроль и, нависнув над ней, стал раз за разом входить в нее с такой отчаянной силой, так глубоко, что она закричала вновь.
Медленно, очень медленно он в изнеможении опустился на нее.
И только тогда она вдруг ощутила, какой он тяжелый. Невероятно тяжелый для человека, который с виду кажется таким худым. От него шел жар, жар его тела противостоял холоду что пробирался в их убежище снаружи. Она продолжала лежать, вцепившись ему в спину, и ей пришлось сделать над собой усилие, чтобы отпустить его и расслабить руки. Она скользнула ладонями по его спине, погладила его по обнаженным ягодицам.
Щеки ее были влажными. Она не знала, почему плачет. Она глотала воздух и старалась унять сердцебиение, но слезы почему-то продолжали течь по щекам. Он губами сушил ее слезы, он целовал ее в виски, покрывал поцелуями абрис скул и, в конце концов, накрыл губами ее рот.
Второй раз все было куда, куда медленнее…
Кое-как им удалось привести себя в порядок – пригодилась вода. Потом он натянул штаны и со стоном упал на спину, на матрас, а Кейт уложил на себя. Накрывшись обоими одеялами, согревая друг друга теплом своих тел, они чувствовали себя куда комфортнее. Кейт, согревшись, быстро уснула, а проснулась лишь тогда, когда он пошевелился под ней.
Она прикоснулась к его лицу, уже покрывшемуся щетиной. Ей нравилась эта щетина, что царапала ее ладонь, и нравилось то, что он поцеловал ее ладонь, прежде чем снова закрыл глаза.
– Ты перестал краснеть, – сказала она, проводя кончиком пальца по его верхней губе. И вдруг эта тема показалась ей важной. – Почему ты больше не краснеешь?
Он открыл глаза и пристально посмотрел ей в лицо.
– Потому что ты начала краснеть.
Да, она действительно последнее время то и дело краснела в его присутствии.
– Когда ты переехала сюда, – сказал он, – я знал, что ты не готова. – Голос его был нежен, как ласка. Снаружи шел снег, и этот снег приглушал все звуки. Слышались только уютное потрескивание костра да его голос. – Ты все еще не оправилась от горя. Ты построила вокруг себя стену, которая не позволяла тебе увидеть во мне мужчину.
– Я видела тебя, – возразила она, – просто ты казался таким застенчивым…
На губах его появилась улыбка.
– Да. Весь город потешался, наблюдая за тем, как я краснею и заикаюсь рядом с тобой.
– Но это было… С самого начала? Три года назад? – Кейт была удивлена. Не просто удивлена, поражена, шокирована. Не может быть, чтобы она была настолько слепа, чтобы не замечать того, что способен заметить и подросток.
– С первой нашей встречи.
– Почему ты ничего не сказал? – Она испытывала раздражение. Как же так, все знали, а она – нет.
– Ты была не готова, – повторил он. – В Трейл-Стоп только к двум мужчинам ты обращалась по фамилии с приставкой «мистер» – это Крид и я. Подумай над этим.
Ей не надо было долго думать. Все было ясно как день. Эти двое были единственными мужчинами в Трейл-Стоп, Гордон Мун не в счет, которых можно было рассматривать как потенциальных кандидатов в мужья, и она сразу установила между ними и собой дистанцию. И держала ее все эти годы.
– Когда ты назвала меня по имени, я понял, что стена рухнула, – сказал он и поднял голову.
– Все знали. – Она никак не могла с этим смириться.
– И не только. Я… э… должен сделать еще одно признание. Твой дом не нуждался в таком количестве ремонтных работ. Наши изобретательные соседи постоянно что-то портили в нем: то провод перережут, то трубу открутят, и все это для того, чтобы свести нас вместе. Они находили это забавным – смотреть, как я извожусь, когда ты говоришь со мной.
Кейт смотрела на него, не зная, смеяться ей или злиться на козни соседей.
– Но… но…
– Ничего, я выжил. Я – человек терпеливый. А они делали то, что, по их мнению, могло помочь нам сойтись. Они не хотели лишиться хорошего мастера.
Так, теперь она окончательно потеряла почву под ногами.
– Каким образом они могли тебя лишиться?
– Когда ты приехала в Трейл-Стоп, прошел всего месяц с тех пор, как я демобилизовался из армии. Я колесил по стране, не в силах решить, чем заниматься на гражданке, и приехал сюда, чтобы навестить Крида. Он был моим командиром и другом. Он демобилизовался… восемь лет назад, кажется, и я с тех пор с ним не виделся, поэтому и решил повидаться. Я прожил в Трейл-Стоп две недели и хотел уже уезжать, когда приехала ты. Я увидел тебя и остался. Вот так все просто.
Ничего себе просто.
– Я думала, что ты тут всю жизнь прожил! – Она готова была захныкать. Неизвестно почему, скорее всего потому, что чувствовала себя полной дурой.
– Нет. Я живу в Трейл-Стоп на две недели дольше, чем ты.
Она смотрела в его глаза, полные нежности. Она смотрела в глаза мужчины, который умел быть жестким и непреклонным. Она смотрела в глаза человеку цельному и уверенному в себе.
Ей хотелось плакать. Она открыла рот, чтобы сказать что-то значительное, но так ничего и не придумала.
– Но у меня рот, как у утки!
Он моргнул и ответил с полной серьезностью:
– Мне нравятся утки.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Все краски ночи - Ховард Линда



Достаточно поверхностный роман, характеры героев не раскрыты. к сожалению...
Все краски ночи - Ховард ЛиндаЛора
8.02.2012, 13.17





Да, у Линды Ховард есть и более захватывающие романы. Какие-то моменты достаточно интересны, но в целом как-то недоработанно, чего-то не хватает. 5/10
Все краски ночи - Ховард ЛиндаАнастасия
9.07.2012, 3.01





Боевичок такой от Линды. Когда читаешь, кажется, что смотришь фильм. Главный герой как всегда "военный, красивый, здоровенный". Героиня как обычно у Ховард умная, непсихованная, хорошая женшина. Мне было интересно.
Все краски ночи - Ховард ЛиндаВафля
21.01.2013, 22.17





Роман понравился. Читайте!
Все краски ночи - Ховард ЛиндаNadine
9.04.2013, 12.25





нудная середина и слишком быстрая развязка.ну,и канешн,не понятно как такие матерые киллеры такую глупость сотворили,какие мотивы у этого главбуха были?какой-то безумно-нереальный боевик.Вобщем и любовного романа не получилось и с детективной линией пролет.
Все краски ночи - Ховард ЛиндаТанита
31.10.2013, 23.12





Не сказала бы, что это любовный роман, скорее детектив - боевик. Через это оценка резко снижается.
Все краски ночи - Ховард ЛиндаЛена
31.03.2014, 0.47





Слабовато.
Все краски ночи - Ховард Линдаирчик
7.07.2014, 15.57





Слабовато.
Все краски ночи - Ховард Линдаирчик
7.07.2014, 15.57





Не знаю,как насчет боевика,все-таки автор-не мужчина,но для обывателя все достаточно круто.Хотя я не люблю мучительные описания ранений,вывихнутых ног и убийств,но написано интересно и реалистично.Хотя всего одна постельная сцена,но это не портит сюжета.Иногда романтичные,платонические отношения ничуть не хуже бурных страстей,если их описывает Ховард.
Все краски ночи - Ховард ЛиндаДианa
7.11.2014, 18.57





Роман-боевик, любовь как-то сразу возникла и все. Много ответвлений сюжетных линий, которые были заявлены, но не прописаны. Но читается не плохо 710
Все краски ночи - Ховард ЛиндаЛёля
5.11.2016, 14.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100