Читать онлайн Все краски ночи, автора - Ховард Линда, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Все краски ночи - Ховард Линда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.1 (Голосов: 58)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Все краски ночи - Ховард Линда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Все краски ночи - Ховард Линда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ховард Линда

Все краски ночи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Кейт поспешила вниз, надеясь, что на Шерри за эта время не навалился неожиданный поток посетителей. У двери на кухню она услышала голос Шерри, чуть хрипловатый от смеха.
– Мне было интересно, сколько еще ты собирался прятать голову под раковиной.
– Я боялся, что если шевельнусь, она и меня отшлепает.
Кейт резко остановилась. От удивления она распахнула глаза. Это мистер Харрис такое сказал? Мистер Харрис?! И кому – Шерри? Она могла представить, что он говорит нечто подобное другому мужчине, но, разговаривая с женщиной, он и двух слов не мог связать, не краснея от смущения. И еще ее поразила та свобода и легкость, с какой он говорил. Она никогда не слышала, чтобы он так непринужденно общался. Кейт решила было, что ей просто послышалось.
Мистер Харрис… и Шерри? Может, она чего-то не понимает? Такого просто не могло быть. Эти двое не могли быть вместе, сама мысль об этом казалась дикостью. Ну… Все равно что Мона Лиза сошлась бы с Майклом Джексоном.
«В этом мире возможно все», – напомнила себе Кейт.
Шерри была старше мистера Харриса. Ей было пятьдесят с хвостиком. Однако возраст не играл такой уж большой роли. Она была женщиной привлекательной. Крупной, но фигуристой, с рыжеватыми волосами и располагающим к себе дружелюбным нравом… Мистер Харрис… Впрочем, Кейт понятия не имела, сколько ему лет. Между сорока и пятьюдесятью, наверное. Он выглядел скорее всего старше своих лет, и не потому, что у него была морщинистая кожа. Он был из тех, кто уже рождаются старыми, с эдакой манерой себя вести, словно они уже все на свете видели. Теперь, когда Кейт впервые задумалась о том, сколько ему лет на самом деле, она пришла к выводу, что ему, возможно, нет и сорока. Русые, белесые волосы всегда были всклочены, и Кейт видела его только в замасленном рабочем комбинезоне. Мистер Харрис был так худ, что комбинезон висел на нем мешком, болтался как на вешалке.
Кейт стало стыдно. Мистер Харрис был таким стеснительным, что она избегала смотреть на него и болтать на общие темы. Она не хотела подвергать его еще большему стрессу, а теперь чувствовала себя виноватой из-за того, что пошла по пути наименьшего сопротивления. Кейт стоило потрудиться и предпринять хоть какие-то усилия, чтобы стать ему другом. Ведь именно так вели себя с ней местные жители: все в той или иной мере пытались дать ей понять, что расположены к ней дружески. Хорошая же из нее получилась соседка!
Кейт переступила порог кухни с тем ощущением, с каким, должно быть, человек делает шаг в сумеречную зону. Мистер Харрис буквально подпрыгнул, когда увидел ее. Он покраснел, словно понял, что его подслушали, Кейт сознательно переключила мысли на странные действия мистера Лейтона, чтобы не думать о романе, который, возможно, разворачивался у нее под носом.
– Постоялец из третьего номера вылез в окно и уехал, – сказала она, в недоумении пожав плечами – мол, черт его знает, что тут происходит.
– Из окна? – озадаченно переспросила Шерри. – Зачем?
– Я не знаю. У меня есть номер его кредитной карты, так что деньги за проживание я с него все равно сниму. Ему бы все равно не удалось убежать, не расплатившись. Значит, тут что-то другое. И к тому же его имущество все еще в номере.
– Может, ему просто захотелось вылезти в окно?
– Возможно. Или он просто сумасшедший.
– Или это, – согласилась Шерри. – А на сколько дней он остановился?
– Только на одну ночь. Расчетное время у нас в одиннадцать утра, так что он может скоро вернуться.
Хотя куда он мог податься, Кейт и представить не могла. Разве что ему остро понадобилось наведаться в магазин, торгующий кормом для животных. В Трейл-Стоп не было ни других магазинов, ни ресторанов. Ближайший город был отсюда в часе езды, так что мистеру Харрису все равно не хватило бы времени надо, чтобы добраться туда и вернуться к расчетному времени. Да нормальный человек и не стал бы так утруждать себя лишь потому, что ему просто не хотелось завтракать с незнакомыми людьми.
Мистер Харрис деликатно покашлял.
– Я буду… э-э… – Он огляделся, явно чувствуя себя не в своей тарелке.
Догадавшись, что он не знает, куда поставить, пустую кружку, Кейт сказала:
– Давайте ее сюда, – и протянула руку. – Спасибо, что зашли. Но я все равно хотела бы вам заплатить.
Он упрямо тряхнул головой и отдал Кейт чашку. Решительно настроившись на более явное проявление дружелюбия, Кейт продолжила:
– Не знаю, что бы я без вас делала.
– Никто из нас не понимает, как мы раньше обходились без Келвина, – весело сказала Шерри, направляясь к раковине, из которой начала перегружать посуду в посудомоечную машину. – Ждали по неделе, а то и дольше, пока не приедет кто-нибудь из города каждый раз, когда нужно было что-то починить.
Кейт удивилась, ей казалось, что мистер Харрис всегда тут жил. Он действительно хорошо вписался в местную общину и производил впечатление человека, прожившего в Трейл-Стоп всю свою жизнь. Кейт снова почувствовала, как краснеет от стыда. Шерри назвала его по имени, а Кейт всегда называла его мистер Харрис, весьма эффективно держа дистанцию. Она сама не знала почему, но факт оставался фактом.
– Мама! – раздался вопль со второго этажа. – Время вышло!
Шерри сдержанно засмеялась, и Кейт заметила, как на краткий миг на лице мистера Харриса появилась улыбка, а потом он, отсалютовав Шерри двумя пальцами, взялся за ящик с инструментом. Очевидно, он собирался исчезнуть до того, как мальчики вернутся вниз.
Кейт закатила глаза, беззвучно моля о минуте тишины и покоя, после чего вышла в коридор.
– Скажи Таннеру, что он может встать со стула.
– Улла! – За радостным воплем последовали глухие ухающие звуки: мальчишки запрыгали от счастья. – Тани! Мама велела вставать! Давай построим форт и балликаду и сплячемся! – Захваченный предвкушением новой игры, Такер побежал назад в комнату.
Кейт забавляло его произношение в стиле Элмера Фудца.
type="note" l:href="#n_1">[1]
Не забор, а баррикаду собирался строить Такер. Откуда он мог узнать это слово? Возможно, мальчишки смотрели по телевизору старые вестерны. Надо получше приглядывать за тем, как они развлекаются.
Кейт заглянула в столовую. Она была пуста, Утренний час пик закончился.
Мистер Харрис тоже ушел. Подойдя к Шерри, чтобы помочь ей с посудой, Кейт подтолкнула ее.
– Ну, расскажи, что там у вас с мистером Харрисом? Между вами что-то есть?
Шерри от удивления открыла рот.
– Господи, да нет же! С чего ты взяла?
Реакция Шерри была настолько искренней, что Кейт почувствовала себя глупо из-за того, что поспешила сделать неверный вывод.
– Но он с тобой разговаривал.
– Что в этом такого? Келвин со многими разговаривает. Он просто немного стеснительный, – сказала Шерри, что было явным преуменьшением. – Кроме того, по возрасту я гожусь ему в матери.
– Ничего подобного.
– Ладно, допустим, я немного преувеличила. Мне действительно нравится Келвин, очень нравится. Он умный парень. Сообразительный. Может, он университетов и не кончал, но зато может отремонтировать все, что угодно.
Кейт была с этим согласна. Если бывают мастера от Бога, то мистер Харрис был в их числе.
Десять лет назад Кейт, только-только получив диплом маркетолога, сверху вниз смотрела на тех, кто зарабатывал себе на жизнь физическим трудом; на всех этих людей в форменной рабочей одежде с пришитыми к нагрудным карманам лоскутами с фамилиями «именами. Но теперь она стала старше и мудрее. Теперь она понимала, что в этом мире важны все профессии: от тех, кто планирует, до тех, кто воплощает планы в жизнь. А что касается этой маленькой общины, то тут умелец был на вес золота.
Кейт принялась за уборку в столовой. После этого она пропылесосила первый этаж, по крайней мере те помещения, куда был открыт доступ постояльцам гостиницы. Слава Богу, в этом громадном викторианском особняке было две гостиных. Первая, та, что побольше, предназначалась для постояльцев. Та, что поменьше, служила только ей и мальчикам. В этой комнате они по вечерам смотрели телевизор, играли. Кейт даже не стала убирать здесь игрушки.
Шерри высунула голову из кухни.
– Я закончила. Увидимся утром. Надеюсь, твоя мама доберется без приключений.
– Спасибо. Я тоже надеюсь. Она просто запилит меня до смерти, если с ее машиной что-то случится.
До Трейл-Стоп добраться было и в самом деле непросто. Одна автомобильная дорога – и все. Мать Кейт не любила летать маленькими самолетами с пропеллерами, для которых неподалеку был оборудован крохотный аэродром, поэтому она решила долететь до Бойсе, столицы штата Айдахо, а дальше взять напрокат машину. Но такой маршрут подразумевал большее время в пути – еще одна больная тема. Мать все никак не могла успокоиться, постоянно упрекая дочь, что она выбрала для жизни такое захолустье. Матери вообще не нравился Айдахо, провинциальный штат с преимуществен но сельским населением. Ей не нравилось, что Кейт купила гостиницу, потому что такого рода бизнес не оставлял свободного времен и, времени для себя.
Мать во многом была права, и Кейт признавала это. Она и сама предпочла бы остаться в Сиэтле, если бы у нее был выбор.
Но выбора не было, и потому она поступила так, как считала лучшим для себя и для мальчиков. Когда умер Дерек и Кейт осталась одна с девятимесячными близнецами на руках, беда взяла ее в тиски. Горе и опустошенность, вызнанные потерей любимого мужа, с одной стороны, а с другой – суровая реальность жизни, необходимость зарабатывать себе на жизнь. Когда они оба, она и Дерек, работали; их общего заработка хватало, чтобы жить в достатке, но когда родились мальчики, Кейт вынуждена была перейти на неполный рабочий день и работала в основном дома. А когда умер Дерек, ей пришлось вернуться на полный рабочий день, но стоимость услуг квалифицированной няни съедала почти весь ее заработок. Мама не могла помочь Кейт, потому что тоже работала.
У них с Дереком были кое-какие сбережения, и Дерек приобрел страховой полис на сто тысяч долларов, рассчитывая увеличить сумму страховки, когда возрастут доходы. Кто мог подумать, что здоровый тридцатилетний мужчина сгорит от стафилококковой инфекции сердца? В тот раз, когда впервые после рождения близнецов Дерек отправился в горы, он расцарапал ногу о скалы, и, как говорили врачи, именно тогда бактерия могла проникнуть в его организм. Примерно тридцать процентов населения, как говорили те же врачи, являются носителями стафилококка, но иногда царапина или порез на коже провоцируют рост этих бактерий, и инфекция распространяется в организме, несмотря на все усилия, направленные на то, чтобы остановить ее.
То, как это произошло и почему, имело значение только на интеллектуальном уровне, но на эмоциональном оставалось лишь сознание того, что в двадцать девять Кейт стала вдовой с двумя маленькими детьми на руках.
Имея кое-какие сбережения, получив страховку и соблюдая режим жесткой экономии, она могла бы остаться в Сиэтле, поближе к своей семье и семье мужа. Но тогда ничего не осталось бы на оплату высшего образования для детей, да и работать ей пришлось бы столько, что она едва смогла бы видеть своих мальчиков. Кейт вновь и вновь продумывала свои шансы, просчитывала варианты и наконец пришла к выводу, что самым логичным выходом было бы переехать туда, где стоимость жизни меньше.
Кейт знала этот район в Айдахо, в Биттеррут. Один из сокурсников Дерека вырос здесь. Именно он рассказал Дереку, как это классно – заниматься скалолазанием. Дерек и его сокурсник часто ездили сюда на выходные и каникулы, проводили на этих скалах почти все свое свободное время. Потом, когда Кейт и Дерек познакомились в клубе любителей скалолазания и начали встречаться, Кейт влилась в их компанию, стала своей, и, разумеется, они начали приезжать сюда вместе. Ей нравилась эта местность, эта первозданность, красивые умиротворяющие пейзажи. Они с Дереком, не раз останавливались в гостинице, которая сейчас принадлежала ей, Кейт Найтингейл, так что с городком она была знакома. Бывшая хозяйка, старенькая миссис Уэйскопф, уже с большим трудом справлялась с работой, и, когда Кейт решила заняться гостиничным бизнесом и предложила миссис Уэйскопф продать гостиницу, старушка с удовольствием приняла предложение и переехала в Покателло к сыну и невестке.
Стоимость жизни в Трейл-Стоп была, конечно, ниже, и, продав кондоминиум в Сиэтле, Кейт выручила неплохие деньги, которые тут же отложила на колледж сыновьям. Она решила не прикасаться к этим деньгам ни при каких обстоятельствах, разве что вопрос жизни или смерти встанет ребром. И то речь шла не о ее, Кейт, жизни, а о жизни ее сыновей. Кейт жила исключительно на то, что приносила гостиница, и это не позволяло ей пускаться в излишества. Прибыль от гостиничного бизнеса позволяла жить лишь в режиме строгой экономии, но утренние завтраки несколько исправили положение.
В той жизни, что Кейт избрала для себя и для мальчиков, существовали свои плюсы и минусы. Самым главным плюсом было то, что мальчики все время находились при ней. И в результате они были здоровы и счастливы, и одного этого было уже достаточно, чтобы она оставалась здесь, в Трейл-Стоп. Еще один положительный момент – работая на себя, Кейт была самой себе хозяйка, и ей это нравилось. Ей нравилось то, что она делала, ей нравилось готовить, ей нравились люди, которые жили по соседству. Соседи ее, возможно, несколько по-иному относились к жизни, чем жители Сиэтла, со своими причудами. Но у них, как и у всяких людей, были свои сильные и слабые стороны, свои плюсы и минусы. Воздух здесь был чистым и свежим, и мальчишки могли играть на улице совершенно спокойно.
Что касается колонки «против», то в первую очередь это была отдаленность от цивилизации. Здесь не было станций, обслуживающих сотовую связь, не было цифровой абонентской линии для компьютера. Кабельного телевидения тоже не было, только спутниковое, и картинка получалась зернистой и скачущей. Нельзя было просто взять и по дороге домой заскочить в магазин за покупками: поход в магазин включал поездку на машине, час в одну сторону и час в другую, так что Кейт ездила за покупками раз в две недели и закупала горы провизии. Врач был тоже в часе езды. Когда мальчишки пойдут в школу, ей придется возить их туда каждый день, и каждый день забирать домой из школы – два часа в оба конца пять раз в неделю, значит, придется нанять кого-то в помощь. Даже получение почты вырастало в проблему. Вдоль главной дороги стояли желтые почтовые ящики из тех, что можно увидеть в сельской местности, но главная дорога была в десяти милях отсюда. В Трейл-Стоп было принято, что каждый, направлявшийся в сторону города, собирал корреспонденцию.
Мальчикам не хватало товарищей по играм. В Трейл-Стоп был только один ребенок примерно их возраста – Ангелина Контрерас, но ей уже исполнилось шесть, и она ходила в первый класс, поэтому днем была в школе. Немногие подростки часто оставались ночевать в городе у родственников или друзей во время учебного года, а домой приезжали только на выходные – все из-за расстояний.
Кейт не закрывала глаза на те проблемы, что были обусловлены ее выбором, но в целом она считала, что для мальчиков ее выбор был оптимальным. В первую очередь она думала о них. На ее плечи ложилась ответственность за их воспитание, за их благополучие, и она готова была на все, лишь бы они не пострадали.
Иногда она чувствовала себя такой одинокой, что боялась сломаться под давлением обстоятельств. С виду все было вполне нормально, обыденно. Она жила в этом маленьком поселении, где все друг друга знали, она растила детей, она покупала продукты, готовила и оплачивала счета, она сталкивалась с теми же проблемами, с которыми сталкиваются все домовладельцы. Каждый день одно и то же, ничего не менялось.
Но с тех пор как умер Дерек, Кейт не покидало ощущение, что она идет по лезвию бритвы – один неверный шаг, и она свалится в пропасть. Что, если денег, отложенных на образование детей, окажется недостаточно? Что, если рухнет рынок ценных бумаг и все проценты превратятся в дым? Все лежало на ее плечах: любое решение, каждый поступок, каждое мгновение жизни. Если бы она должна была заботиться только о себе, она не переживала бы так, не испытывала бы такого страха; но у нее было двое мальчиков, и поэтому она постоянно жила как под дамокловым мечом.
Ее близнецам было всего по четыре года, совсем еще малыши. Они уже потеряли отца, и хотя не помнили его, но наверняка чувствовали, что в их жизни чего-то недостает, и это ощущение ущербности с годами возможно, будет усиливаться. Чем и как могла она возместить им утрату? Хватит ли сил, чтобы провести их целыми и невредимыми сквозь буйные годы отрочества?
Гарантий не существует. Кейт знала об этом, знала, что будь даже жив Дерек, проблем все равно не удалось бы избежать. Но вся разница состояла в том, что тогда ей не пришлось бы решать их в одиночку.
Ради мальчиков она заставила себя жить дальше, спрятала скорбь глубоко внутри себя, туда, где могла, хранить эту скорбь и управлять ею, и отдавалась ей, только когда оставалась одна, по ночам. Неделями, месяцами она плакала по ночам. А днем концентрировала внимание на детях, на их потребностях и как-то прожила эти три года. Со временем боль притупилась, но не исчезла совсем. Она думала о Дереке практически каждый день, она вспоминала его, когда узнавала его черты в чертах сыновей. Фотография Дерека с сыновьями стояла у нее на комоде. Мальчики смотрели на этот снимок и знали, что это их папа.
Кейт прожила с Дереком чудесных семь лет, и с его уходом в сердце и в душе осталась зияющая рана. Мальчики никогда не узнают своего отца, и с этим она ничего не могла поделать.


Мать Кейт приехала в тот же день в начале пятого. Кейт то и дело выглядывала на улицу, поджидая ее, и, когда на парковку заехал большой черный джип «либерти», она вместе с мальчиками выбежала встречать мать.
– Вот они, мои мальчики! – воскликнула Шейла Уэллс. Выскочив из джипа, она присела на корточки и расставила руки, чтобы обнять близнецов.
– Смотли, Мими! – сказал Такер, показывая бабушке игрушечную пожарную машину, которую держал в руках.
– Смотри! – эхом откликнулся Таннер, демонстрируя желтый самосвал. Мальчики решили, похвалиться перед бабушкой тем лучшим, что они имели.
Шейла их не разочаровала.
– Господи, вот это да! Я никогда не видела лучшей пожарной машины и самосвала.
– Послушай, – сказал Такер и включил сирену.
Таннер состроил гримасу. На его самосвале сирены не было, но зато задняя часть кузова приподнималась, створки кузова раскрывались, и из кузова вываливалось все содержимое. Таннер нагнулся, набрал немного гравия, в кузов и, подняв самосвал над пожарной машиной Такера, вывалил гравий прямо на нее.
– Эй! – раздраженно завопил Такер и толкнул брата. Кейт успела встать между ними как раз тогда, когда братья были готовы затеять драку.
– Таннер, не надо было так делать. Это нехорошо. Такер, а ты не должен толкать брата. Выключи сирену. Отдайте мне игрушки. Они будут у меня в комнате. Я не разрешаю вам играть с ними до завтра.
Такер открыл было рот, чтобы выразить возмущение, но увидел, как материнские брови грозно поползли вверх, и, проявив недетскую мудрость в оценке возможных последствий эскалации конфликта, сказал Таннеру:
– Плости, что я тебя толкнул.
Таннер тоже увидел эти предупредительно поднятые брови и, не забыв об утреннем наказании, решил не испытывать судьбу дважды в один и тот же день.
– Прости, что свалил грязь на твою машину, – проявляя благородство, ответил Таннер.
Кейт пришлось сжать зубы, чтобы не рассмеяться. Она встретилась глазами с матерью. Шейла прижала ладонь к губам: она очень хорошо знала, что иногда матери категорически запрещается смеяться. Она не удержалась и фыркнула, но поспешно справилась с собой и, распрямившись, обняла дочь.
– Непременно расскажу об этом твоему отцу, – сказала она.
– Жаль, что он не смог приехать с тобой.
– Может, в другой раз. Если ты не сможешь выбраться домой на День благодарения, то в следующий раз он точно поедет со мной.
– А Патрик и Энди?
Патрик был младшим братом Кейт, а Энди – его женой.
Шейла открыла багажник, и они принялись выгружать вещи из джипа.
– Возможно, мы все вместе приедем сюда на День благодарения. Если ты не против, конечно. Если все номера у тебя будут заняты, тогда придется переиграть.
– На День благодарения у меня забронировано два номера, но три пока свободны. Я бы хотела, чтобы Патрик и Энди тоже приехали.
– Мамаша Энди закатит истерику, если ее дочь отправится на праздник сюда вместо того, чтобы приехать к ней, – с сарказмом заметила Шейла. Она очень любила невестку, но в отношении матери Энди теплых чувств не испытывала.
– Мы хотим помочь, – сказал Такер, потянув за чемодан. Чемодан весил больше Такера, и Кейт вытащила сумку на ремне, которая тоже оказалась на удивление тяжелой.
– Вы двое возьмете эту сумку. Она тяжелая, так что поосторожнее.
– Какие же вы сильные, – сказала Шейла, покачав головой, и мальчишки гордо выпятили грудь.
– Мужчины, – еле слышно пробормотала Кейт. – Они такие предсказуемые. Ими так легко управлять.
– Ослом тоже легко управлять, пока его не одолеет упрямство, – так же тихо ответила Шейла.
Поднявшись на крыльцо, Кейт огляделась. Мистер Лейтон так и не вернулся. Кейт не хотелось снимать с его карты оплату за еще один день проживания – до завтрашнего дня никаких гостей не ожидалось, и в том, что он не рассчитался в одиннадцать, особых проблем не было, но Кейт все равно испытывала раздражение. Что, если он вернется поздно, когда она закроет гостиницу на ночь? Она не давала постояльцам ключей от здания, так что либо ему придется разбудить ее, либо, черт возьми, пусть лезет в свой номер тем же путем, каким оттуда выбирался, – через окно. Впрочем, она закрыла окно на задвижку изнутри, так что второй вариант не пройдет. Если мистер Лейтон побеспокоит их после того, как они улягутся спать, решила Кейт, она обязательно снимет с его кредитки плату за еще одни сутки. Да и где еще ему ночевать?
– Что-то не так? – спросила Шейла, посмотрев на дочь.
– Один гость уехал отсюда утром и не вернулся к расчетному времени. – Она понизила голос до шепота, чтобы мальчики не слышали. – Он вылез через окно.
– Уехал не расплатившись?
– У меня есть номер его кредитной карты, так что не расплатиться он не может. И еше он оставил здесь вещи.
– Странно. И не позвонил? Впрочем, как он мог позвонить, если мобильный тут не берет?
– Здесь есть телефонная связь. Обычная, – устало ответила Кейт. – Но он не позвонил.
– Если он не свяжется, с тобой до утра, – сказала Шейла, проходя в дом следом за мальчиками, – возьми его вещи и выстави их на интернет-аукцион.
«Стоит подумать над этим, однако, наверное, надо дать ему хотя бы неделю на то, чтобы забрать вещи», – подумала Кейт.
Гости и раньше порой вели себя странно, но чтобы вот так просто уйти, вернее, уехать, оставив вещи в номере, так никто еще не поступал. Кейт испытывала легкую тревогу и подумывала о том, не сообщить ли о произошедшем в местную полицию. Что, если Лейтон попал в аварию, заблудился? Но она не знала, куда он мог отправиться, и хотя выезд из Трейл-Стоп был всего один, примерно в двадцати милях отсюда находилась развилка, оттуда он мог направиться куда угодно. Более того, он вылез из окна, словно хотел сбежать от кого-то. Он мог отсутствовать не потому, что с ним что-то случилось, а потому, что просто не хотел возвращаться. Вполне возможно, ни в какую аварию он и не попадал.
У Кейт был номер его телефона: Лейтон заполнял карточку гостя, как и все постояльцы ее гостиницы. Если он не вернется до утра, она позвонит по этому номеру, И сообщит, что больше в гостинице его не примут. Загадочный – или безумный – мистер Лейтон создавал слишком много проблем.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Все краски ночи - Ховард Линда



Достаточно поверхностный роман, характеры героев не раскрыты. к сожалению...
Все краски ночи - Ховард ЛиндаЛора
8.02.2012, 13.17





Да, у Линды Ховард есть и более захватывающие романы. Какие-то моменты достаточно интересны, но в целом как-то недоработанно, чего-то не хватает. 5/10
Все краски ночи - Ховард ЛиндаАнастасия
9.07.2012, 3.01





Боевичок такой от Линды. Когда читаешь, кажется, что смотришь фильм. Главный герой как всегда "военный, красивый, здоровенный". Героиня как обычно у Ховард умная, непсихованная, хорошая женшина. Мне было интересно.
Все краски ночи - Ховард ЛиндаВафля
21.01.2013, 22.17





Роман понравился. Читайте!
Все краски ночи - Ховард ЛиндаNadine
9.04.2013, 12.25





нудная середина и слишком быстрая развязка.ну,и канешн,не понятно как такие матерые киллеры такую глупость сотворили,какие мотивы у этого главбуха были?какой-то безумно-нереальный боевик.Вобщем и любовного романа не получилось и с детективной линией пролет.
Все краски ночи - Ховард ЛиндаТанита
31.10.2013, 23.12





Не сказала бы, что это любовный роман, скорее детектив - боевик. Через это оценка резко снижается.
Все краски ночи - Ховард ЛиндаЛена
31.03.2014, 0.47





Слабовато.
Все краски ночи - Ховард Линдаирчик
7.07.2014, 15.57





Слабовато.
Все краски ночи - Ховард Линдаирчик
7.07.2014, 15.57





Не знаю,как насчет боевика,все-таки автор-не мужчина,но для обывателя все достаточно круто.Хотя я не люблю мучительные описания ранений,вывихнутых ног и убийств,но написано интересно и реалистично.Хотя всего одна постельная сцена,но это не портит сюжета.Иногда романтичные,платонические отношения ничуть не хуже бурных страстей,если их описывает Ховард.
Все краски ночи - Ховард ЛиндаДианa
7.11.2014, 18.57





Роман-боевик, любовь как-то сразу возникла и все. Много ответвлений сюжетных линий, которые были заявлены, но не прописаны. Но читается не плохо 710
Все краски ночи - Ховард ЛиндаЛёля
5.11.2016, 14.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100