Читать онлайн Все краски ночи, автора - Ховард Линда, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Все краски ночи - Ховард Линда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.1 (Голосов: 58)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Все краски ночи - Ховард Линда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Все краски ночи - Ховард Линда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ховард Линда

Все краски ночи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

В столовой яблоку было негде упасть, почти все соседи собрались у Кейт Найтингейл, все хотели знать, что случилось. Кейт приготовила кофе и начала его разливать, но Шейла, взглянув на дочь, сказала:
– Сядь. Люди сами могут себя обслужить.
Кейт села. Такер и Таннер были в столовой вместе со всеми. Обычно она не позволяла им заходить в столовую, когда там находились клиенты, но сегодня был особый случай. В столовой шел совет. В Трейл-Стоп пришла беда, и жители городка всем миром решали, как ее отвести. Как защитить себя. Здесь, в столовой гостиницы, собрались не клиенты Кейт Найтингейл, а друзья, соседи. Кейт по поведению близнецов пыталась понять, улавливают ли они суть того, что происходит. Мальчики были возбуждены, только и всего. Когда они спросили Келвина, почему он держал ружье, он ответил, что на чердаке была змея и ему пришлось от нее избавиться. Естественно, рассказ о пристреленной змее привел их в восхищение, и мальчишки, само собой, потребовали, чтобы им показали убитую змею, и были разочарованы узнав, что змеи нет. В их понимании весь этот переполох был связан со змеей, и в этом они были недалеки от истины. Они просто не знали, что то была змея в человеческом обличье. И теперь они находились здесь, вместе со всеми, в гуще событий, и взгляды их возбужденно перескакивали с одного выступавшего на другого.
– Вам надо было задержать их, пока мы бы все здесь не собрались, – проворчал Рой Эдвард Стенли, обращаясь к Келвину. Ему было восемьдесят семь лет, и его взгляды не претерпели изменений с тех давних времен его молодости, когда считалось в порядке вещей без суда и следствия расправляться с чужаками, посмевшими нарушить мирное течение жизни городка. Преступников тогда не сдавали в полицию, а судили здесь же и ничтоже сумняшеся вешали на ближайшем крепком дереве.
– Я подумал, что лучше отдать им то, что они хотят, и выпроводить отсюда, пока никто не пострадал, – спокойно ответил Келвин.
– Нам надо позвонить шерифу, – сказала Милли Эрл.
– Да, но тогда скорее всего арестуют меня, – заметил Келвин. – Это я ударил одного из них по голове.
– Я согласна с Милли, – вступила в дискуссию Нина. – Нам надо прямо сейчас позвонить в полицию. Я не пострадала, но испугалась до смерти.
– Змея тебя почти укусила? – спросил Такер и прислонился к ее ногам. Его голубые глаза стали круглыми от возбуждения.
– Почти укусила, – с мрачной серьезностью подтвердила Нина, поглаживая его темноволосую голову.
Таннер тоже подошел к ней поближе и, не сводя глаз с лица, прижался к ее ногам. Нина и его погладила по голове.
– Bay! – выдохнул Такер. – И мистел Халлис тебя спас?
– Спас.
– Взял ружье и… – подсказал Таннер и затих, не дождавшись продолжения.
– Да, он спас меня с помощью ружья.
Рой Эдвард посмотрел на мальчиков и, пораженный сходством близнецов, спросил, ни к кому конкретно не обращаясь:
– Кто из вас кто?
– Это просто, – со смехом ответил Уолтер Эрл. – Того, у кого рот не закрывается, зовут Такер, а оставшегося – Таннер.
Все в комнате сдержанно засмеялись, и атмосфера стала чуть менее напряженной.
Сердце Кейт переполнялось любовью и тревогой. Она готова была на все, чтобы защитить своих мальчиков. Они были такими маленькими. Они задирали головы, ловя каждое сказанное здесь слово. Им было всего по четыре года, и самым значительным достижением в их короткой жизни стало умение самостоятельно одеваться. Они целиком зависели от нее. От нее одной – только от нее одной – зависело их благополучие и их безопасность. Кейт повернулась к Шейле и сказала:
– Я хочу, чтобы ты уехала завтра и детей взяла с собой. Подержи их у себя, пока все это не закончится.
Шейла накрыла руку дочери своей и обнадеживающе пожала.
– Ты думаешь, они вернутся? – спросила она, прищурившись. Она мало говорила с тех пор, как вернулась с прогулки и узнала, что ее дочь держали под прицелом. С запозданием Кейт поняла, что и ее мать переполняло то же сильнейшее желание защитить свое дитя, терзал страх за ее, Кейт, жизнь.
– Я боюсь этого, – призналась Кейт. – Но, если рассуждать здраво, к чему им сюда возвращаться? У них нет на то никаких причин, поскольку я отдала им чемодан, и я знаю, что моя тревога, вероятно, не более чем эмоциональная реакция на пережитый шок. Но мне будет спокойнее, если ты увезешь мальчиков в безопасное место. Самым ужасным из всего, что я чувствовала, был страх за вас, за мальчиков, за тебя. Я страшно боялась, что вы трое можете вернуться в самый неподходящий момент. – У Кейт снова свело живот при воспоминании о пережитом ужасе. – Я не знаю, что бы я сделала. – Голос ее сорвался, и она сжала зубы, чтобы не разрыдаться.
– Ты знаешь, как я мечтаю привезти их к нам с отцом погостить, но давай подождем до утра. Если ты не изменишь своего решения, тогда я завтра же с ними уеду. Ты не представляешь, как тяжело сейчас играть честно, – помолчав, добавила Шейла.
В этом комментарии была вся она, и слезы у Кейт сразу высохли. Кейт обняла мать, она любила ее, и была ей несказанно благодарна.
– Представляю, мама.
Шерри Бишоп подошла и похлопала Кейт по плечу.
– Тебе надо позвонить шерифу.
– Я ничего не имею против звонка шерифу, – сказала Кейт, вымучив улыбку. – Я просто думаю, что в полиции все равно ничего не смогут сделать. Эти люди скорее всего назвали вымышленные имена и уже давно уехали. Это подтверждает подозрения о том, что мистер Лейтон неспроста выпрыгнул из окна и уехал не попрощавшись – он действительно замешан в чем-то очень скверном, но… что с того? В конечном итоге никто не пострадал. Так что я могу, конечно, написать заявление в полицию, но, боюсь, этим все и закончится. Так к чему утруждать себя лишними хлопотами?
– У них было оружие! Они ограбили тебя! Это уголовное преступление! Ты должна позвонить в полицию! Факт вооруженного нападения должен быть занесен в полицейский протокол на случай, если они вернутся!
– Наверное, ты права. – Кейт быстро взглянула на Келвина. – Хотя, я думаю, не стоит сообщать шерифу о том, что мистер Харрис ударил одного из них по голове. – Кейт так же быстро отвернулась. Удивительное дело, с некоторых пор она не могла смотреть на Келвина, не испытывая при этом странного волнения. Одно воспоминание возвращалось к ней, всплывало перед глазами с потрясающей четкостью. Она словно воочию видела Келвина, держащего дробовик, нацеленный Меллору в голову. В тот момент у нее не возникло и тени сомнения в том, что он нажмет на курок, и Меллор, очевидно, пришел к тому же выводу. В тот краткий миг Кейт увидела Келвина с той стороны, о существовании которой раньше и подумать не могла, и теперь не могла понять, как уживаются в одном человеке болезненно стеснительный разнорабочий и воин с глазами, холодными как лед, без страха смотрящий смерти в глаза и убивающий без снисхождения.
Но похоже, ни у кого в Трейл-Стоп поступок Келвина не вызвал ни удивления, ни особых эмоций. Должно быть, соседи Кейт догадывались о существовании этой столь неожиданно открывшейся ей стороне личности Келвина. Вероятно, дело было не в особой скрытности Келвина, а в ее, Кейт, слепоте, от которой она прозрела только сегодня. А может, она просто не утруждала себя тем, чтобы приглядеться к нему внимательнее. Факт оставался фактом: со дня смерти Дерека она посвятила всю себя мальчикам и работе и на все остальное просто закрывала глаза. Ей не было дела до того, чем дышат ее соседи, она не задавала вопросов, которые могли бы дать ей информацию о том, кто есть кто, что скрыто за тем, что видит она каждый день. Она прожила эти годы, словно лошадь в борозде, делала то, что должна была делать, не замечая ничего того, что не относилось непосредственно к ее мальчикам и ее бизнесу. Но с другой стороны, что еще ей оставалось делать? Только закрыв эмоциональные шлюзы, она давала себе шанс выжить и сохранить рассудок.
Соседи были к ней благосклонны, и Кейт воспринимала их дружелюбие и готовность прийти на выручку как данность, не задумываясь о том, какой жизненный опыт, какие радости и горести напитали источник душевной щедрости каждого из них. Что она о них знала? Почти ничего. Нина была ее самой близкой подругой, но Кейт и о ней почти ничего не знала. Она даже не знала, почему Нина ушла из монашеского ордена. Почему Кейт о ней ничего не знала? Потому ли, что Нина не хотела говорить о себе, или потому, что Кейт никогда ее об этом не спрашивала? Кейт было стыдно за себя, за свою черствость. Ей было мучительно стыдно: за все эти годы она ни разу не протянула руку, не открыла сердце той, которую считала своей подругой, ни разу не попыталась стать ей по-настоящему близким человеком.
Все они, ее соседи – ее друзья, собрались сейчас здесь, у нее в столовой. Они пришли не сговариваясь, как только узнали о том, что у нее случилась беда. У Кейт не было сомнения в том, что, узнай они вовремя о том, что происходит, немедленно пришли бы к ней на выручку, каждый из них, прихватив то оружие, что было в их распоряжении. Она жила здесь уже три года и считала, что знает всех местных, но теперь возникало ощущение, что она впервые видит их, видит по-настоящему. Рой Эдвард, присев на корточки, доставал из карманов всякую всячину, показывая Таннеру и пытаясь вызвать его на разговор. Из прежнего общения с Роем Кейт вывела, что он человек с причудами и отличается вспыльчивостью, но, похоже, он сумел найти общий язык с Таннером, потому что ее сын вытащил палец изо рта и, склонившись над перочинным ножиком Роя и каштаном, рассматривал их с живым интересом. Милли подошла и похлопала Кейт по плечу.
– Если ты не против, чтобы я похозяйничала на твоей кухне, я заварю тебе и Нине чаю. Чай лучше, чем кофе, помогает поднять настроение. Я не знаю почему, но это так.
– Я бы выпила чаю, – сказала Кейт, вымучив очередную улыбку, хотя чаю ей совсем не хотелось.
Они с Ниной как раз пили чай, когда на кухню вошел Меллор, угрожая им пистолетом. Кейт подозревала, что Милли испытывала потребность сделать что-то полезное и поэтому решила приготовить чай. Нина слышала предложение Милли. Они встретились с Кейт взглядами, и Нина чуть заметно поморщилась и страдальчески улыбнулась. Ей так же, как и Кейт, не хотелось пить чай, потому что чаепитие рождало у нее совсем не те ассоциации, на которые рассчитывала Милли.
Решив не откладывать звонок к шерифу на потом, Кейт вышла в семейную гостиную и еще раз позвонила в отделение полиции. Сет Марбери не ответил на звонок, и она оставила голосовое сообщение, затем села на диван, откинулась на спинку и закрыла глаза, воспользовавшись относительным покоем, чтобы привести в порядок нервы. Она слышала гул голосов за стеной, становившийся то громче, то тише, иногда раздавались гневные реплики, но их было все меньше.
Телефон зазвонил до того, как она успела собраться с силами и внутренне подготовиться к разговору. Звонил Марбери.
– Я не уверен, что точно понял все, что вы сказали. – Голос его звучал тревожно, тон был резким, отрывистым. Все это навело Кейт на мысль, что Марбери все понял точно, просто не поверил тому, что услышал.
– Сегодня ко мне в гостиницу приехали двое мужчин, – сказала Кейт. – Занесли вещи к себе в номера. Вскоре после этого они спустились вниз. Один из них, угрожая Нине Дейз и мне пистолетом, потребовал отдать вещи, оставленные Джеффри Лейтоном в гостиничном номере. Я отдала им вещи, и они уехали. Я думаю, можно с уверенностью сказать, что мистер Лейтон замешан в какой-то темной истории и что эти двое с ним заодно.
– Как зовут тех двоих?
– Меллор и Хаксли.
– А по именам?
– Дайте посмотреть. – Кейт встала и направилась к двери.
Гостевая книга лежала на столе в коридоре под лестницей. Кейт остановилась в нерешительности, увидев, что Келвин стоит в дверях и слушает разговор. Но, решив, что Келвин имеет полное право знать, что она говорит следователю, поскольку этот разговор напрямую касался его, она жестом пригласила его войти, а сама вышла в коридор, взяла со стола в коридоре гостевую книгу и принесла ее в гостиную.
– Они записались под именами Гарольд Меллор и Лайонел Хаксли.
– Как они расплачивались?
– Вчера позвонил мужчина и заказал для них номера, сообщив номер кредитной карты. Я думаю, что это был тот же самый мужчина, что звонил раньше, назвавшись агентом компании по прокату автомобилей. Я не могу это утверждать, но кажется, голос был тот же. И на этот раз номер его тоже не определился.
– На чье имя выдана кредитка?
– Он сообщил мне, что его зовут Гарольд Меллор, но я точно знаю, что звонил не тот, кто приехал сегодня, – голоса у них совершенно не похожи.
– Вы уже сняли со счета деньги за проживание?
– Да, и оплата прошла.
– Карта может все равно оказаться фальшивой. Это мы можем проверить. У вас есть номера их водительских удостоверений?
– Нет. – Кейт не имела привычки требовать от гостей заполнять карты полностью, хотя теперь уже считала, что пора вводить новые правила.
– И они уехали, не причинив никому вреда, после того как вы отдали им багаж Лейтона?
– Да, вреда они никому не причинили.
Келвин подал знак, что хочет поговорить с Марбери. Кейт вопросительно приподняла брови.
– Подождите, – сказала она Марбери. – Мистер Харрис хочет с вами поговорить. Это Сет Марбери, отдел расследований, – сказала она Келвину.
– Говорит Келвин Харрис, – сказал Келвин. Говорил он как обычно, тихо и не слишком внятно. У Кейт даже голова немного закружилась от перехода. Она смотрела на него, не веря своим глазам. Неужели это тот самый человек, что хладнокровно мог целиться в голову другому? Мозг отказывался воспринимать перемену, и, наверное, из чувства самосохранения, из стремления зацепиться за что-то, что осталось неизменным, и утвердиться в мысли, что она не повредилась рассудком, Кейт уставилась на руку мистера Харриса, сжимавшую трубку. К счастью для нее и для Нины, он держал ружье с той же уверенной сноровкой, что и молоток или пассатижи.
Должно быть, Марбери спросил у Келвина, чем он зарабатывает на жизнь.
– Делаю все, что нужно. Плотничаю, выполняю слесарные и кровельные работы, ремонтирую трубы.
Кейт прислушалась. Она не могла разобрать, что говорит Марбери. Келвин сказал:
– Когда миссис Найтингейл дала мне письма, чтобы я отвез их в город, она наклеила на них марки перевернутыми. Знаете, такие марки, которые продаются по сотне в упаковке. С американским флагом. – Снова невнятный гул на том конце провода. – Да, я подумал, что она расстроена, поэтому решил прикинуться дурнем и вернулся. Для страховки. И прихватил с собой ружье. Только поэтому эти двое уехали, не причинив никому вреда. – Снова невнятный голос Марбери. – Нет, никто не сделал ни одного выстрела. Мой «моссберг»
type="note" l:href="#n_11">[11]
против его «тауруса». Который, кстати, он не забрал с собой. – В голосе Келвина Кейт, к немалому своему удивлению, расслышала насмешливые нотки, словно он говорил о чем-то забавном. – Да, завтра устроит, – наконец сказал Келвин и передал трубку Кейт.
– Миссис Найтингейл, – сказал Марбери. – Я приеду завтра, чтобы снять показания с мистера Харриса. Вам будет удобно дать мне показания в тот же день?
– Конечно, – сказала она. – Лучше всего после десяти.
– Хорошо. Я буду у вас в одиннадцать.
Кейт нажала на кнопку отключения вызова. Она понимала, что должна вернуться в столовую. Понимала, что там ее ждут люди, и все же не могла найти в себе силы сдвинуться с места.
– Как такое могло случиться? – наконец сказала она.
– Все будет хорошо.
Кейт вдруг поняла, что он не мямлил и не бормотал тогда, на чердаке. Он говорил тихо, но абсолютно отчетливо, не бубнил, не заикался. Голос его ни разу не сорвался. Келвин ни разу не покраснел. Должно быть, он принадлежал к той редкой когорте людей, которые умеют собраться, когда обстоятельства требуют этого от них, но снова возвращаются в свою зону комфорта, как только минует кризис. Больше она никогда не сможет смотреть на него прежними глазами.
– Келвин, я… – Кейт запнулась и, к стыду своему, густо покраснела. – Я не сказала, как я вам благодарна…
Он смотрел на нее так, словно у нее выросла вторая голова.
– Вам не обязательно об этом говорить. Я и так знаю.
Из-за мальчиков, подумала она. Он знал, как смертельно она боялась того, что Шейла с мальчиками вернется посреди того жуткого спектакля, что разыгрывали у нее в доме Меллор и Хаксли. Что сыновья и мать поневоле станут участниками этого безумного и жуткого представления. Марионетками в руках убийц. Благодарная Келвину за то, что ей не пришлось ничего объяснять, Кейт отвернулась и пошла в столовую. Он шел следом, чуть помедленнее. И не успел он войти, как на него набросились два четырехлетних мальчика, требуя немедленно рассказать им, какой величины была змея и что он с ней сделал.
Кейт пересказала соседям разговор с детективом и сообщила, что завтра Сет Марбери приедет в Трейл-Стоп снимать показания. К этому времени Милли уже заварила чай, и Кейт была вынуждена сесть за стол. Как, впрочем, и Нина. Как ни странно, нервы ее действительно начали успокаиваться; и ощущение нереальности всего происходящего, от которого мутило и кружилась голова, стало понемногу улетучиваться. Собрание рассосалось только тогда, когда вернулись в гостиницу три постояльца – скалолазы, счастливые, с обветренными лицами и блеском в глазах.
Поскольку ресторана в Трейл-Стоп не было, а ближайший пункт питания находился в трех милях отсюда, за дополнительную плату Кейт предлагала вечером бутерброды, чипсы и десерт. Скалолазы заказали ужин, так что она занялась приготовлением сандвичей с сыром и мясом. Шейла занималась с детьми, хотя мальчики все не желали угомониться и требовали, чтобы их пустили на чердак, поохотиться на змей. Шейла и накормить мальчишек успела, пока Кейт занималась клиентами. К тому времени, как Шейла и Кейт смогли присесть, Кейт так устала, что даже есть не могла. Она знала, что это реакция организма на стресс, но физическая усталость была сродни той, что испытываешь, весь день проведя на скалах.
– Мама, я очень хочу спать, – сказала она и, зевнув, прикрыла рукой рот.
– Почему бы тебе не прилечь сегодня пораньше? – предложила Шейла таким тоном, что предложение ее прозвучало скорее как приказ. – Я могу сама уложить мальчиков.
Кейт удивила ее, да и сама удивилась, сразу же согласившись.
– Меня ноги не держат. Кстати, когда ты будешь их укладывать, почему бы тебе не затронуть тему путешествия? Они ни разу в жизни никуда от меня не уезжали, так что могут и воспротивиться.
– Предоставь это мне, – самоуверенно заявила Шейла. – Они на все сто поверят, что дом их Мими лучше, чем Диснейленд.
– Мальчики не были ни у тебя, ни в Диснейленде, так что они могут и не понять сравнения.
– Не придирайся к словам. Утром они начнут умолять тебя отпустить их со мной. Это если ты уверена в том, что хочешь, чтобы они уехали. Мне все еще кажется, что ты должна подумать до завтра.
– Конечно, я уверена в том, что они должны ехать с тобой, – сказала Кейт. – Я хочу, чтобы моим детям ничто не угрожало, а сейчас у меня такой уверенности нет. Возможно, я преувеличиваю опасность, но я так чувствую и ничего с этим поделать не могу.
Шейла обняла дочь.
– Понимаю. Но не стану на тебя обижаться, если ты утром передумаешь. Сильно не стану.
– О, спасибо. Ты меня так успокоила, – сказала Кейт и засмеялась. Она обняла мальчиков, поцеловала их и пожелала спокойной ночи. Мальчики ничего не имели против того, что сегодня купать их и читать сказку на ночь будет бабушка. Возбуждение сегодняшнего дня сказалось и на них, они уже зевали и терли глаза.
Кейт почистила зубы, приняла душ и без сил повалилась на кровать. Она очень устала, но мозг не хотел успокаиваться: мысли скакали, как сумасшедшие белки с ветки на ветку, с одного предмета на другой. События сегодняшнего дня яркими картинками вспыхивали перед глазами: белое лицо Нины, выражение серо-голубых глаз Келвина, когда он держал под прицелом Меллора. Тогда она не заметила, но сейчас, вновь и вновь проигрывая в памяти эту картину, воочию увидела едва заметное движение пальца на спусковом крючке. Келвин действительно собирался выстрелить.
Должно быть, и Меллор заметил это движение и именно поэтому поступил так, как предложил Келвин. Кейт поежилась. Ей внезапно стало холодно, она свернулась калачиком на кровати, поджав под себя ноги. Она часто мерзла по ночам, и не всегда потому, что ночью резко падала температура, скорее это была реакция на одиночество. Одиночество, которое она особенно остро ощущала с наступлением темноты. Сегодня она ежилась под одеялом в компании страха, страха за своих детей, страха насилия, и от этой леденящей компании ей становилось еще холоднее.
Подсознание услужливо подсовывало ей картинки. Этот взгляд Келвина. Она знала мистера Харриса три года, но у нее было ощущение, что она увидела, впервые по-настоящему увидела, его только сегодня. Сегодня она многое узнала о своих соседях, оценила их с новой стороны, но если в отношении всех прочих жителей Трейл-Стоп она испытала то, что, наверное, испытывает человек со слабым зрением после успешной операции на сетчатке, когда картинка становится ярче, четче, наполняется новыми нюансами, то в отношении Келвина все было совсем не так. Ее восприятие Келвина не просто отчасти изменилось, оно кардинально перевернулось.
Теперь, глядя на него, она никогда больше не увидит в нем болезненно стеснительного, добросердечного мастерового.
И, хуже того, у нее было ощущение, что перемена в ее восприятии даже глубже, чем она осознавала. Словно жизнь ее сегодня еще раз раскололась на «до» и «после». Она еще не определила, где именно находилась эта точка разлома, насколько серьезным был сдвиг фундамента, на котором базировалось ее представление о жизни. Она не знала, как реагировать, что думать, потому что не знала, стоит ли она на твердой земле или на зыбучем песке.
Воспоминание о серых, светлых глазах Келвина, о выражении этих глаз жгло ее мозг своей пронизывающей четкостью, и Кейт, засыпая, пыталась понять, чувствует ли она себя сейчас надежнее и увереннее или находится в преддверии нового этапа, где ее ждут еще более суровые испытания.


Келвин Харрис уже давно обнаружил, что из окна своей спальни, при выключенном свете он мог увидеть свет в окне спальни Кейт Найтингейл. Ее гостиница была примерно в полутора кварталах от магазина фуража, но дорога делала изгиб, и благодаря этому изгибу Келвин мог видеть окна двух спален, выходящих на дорогу. Окна спальни мальчиков и окна Кейт. Он был у нее в спальне, когда ремонтировал трубы в смежной со спальней ванной. Ей нравились красивые вещи, например нарядные подушки, разбросанные по кровати. В ванной на полу лежали толстые хлопчатобумажные коврики, которые сочетались по цвету со шторой душевой и чехлом на крышке унитаза. И пахло в спальне хорошо. Легким ароматом духов и… женщиной. Тогда, проходя в ванную, Келвин, помнится, бросил взгляд на ее кровать, и у него бурно разыгралось воображение.
Его реакция на Кейт была настолько сильная, что он не мог ее контролировать. Он краснел и заикался, как влюбленный подросток, бесконечно забавляя соседей. Три года добросердечные соседи подначивали его пригласить Кейт на свидание, но он не мог решиться. По тому, как она величала его «мистером Харрисом» и как она на него смотрела – словно он ей в дедушки годился, Келвин видел, что она совершенно не готова к тому, чтобы с ним встречаться.
Немало воды утекло с тех пор, как ему приходилось целиться в человека с намерением нажать на курок, но этот ублюдок Меллор был на волоске от того, чтобы голову ему разнесло на куски, как тыкву. Только увидев, что Кейт наблюдает за ним и что этот выстрел еще больше ее травмирует, Келвин удержал палец на курке. Он не хотел, чтобы она смотрела на него с тем же ужасом, какой он увидел в ее глазах, когда она смотрела на Меллора.
Сегодня вечером света в ее окне не было. Он видел, как зажегся свет в спальне близнецов, как погас примерно через пятнадцать минут, но Кейт так и не включила свет в своей спальне. Он догадывался, что она устала донельзя и легла спать, а мальчиков, должно быть, уложила спать ее мать.
Три года он ждал, что она заметит его чувства, хотя здравый смысл подсказывал, что давно пора бросить все и жить дальше. Но Келвин не сдавался. Что это? Упрямство, что сидело у него в крови, или маленькие мальчики, что льнули к его ногам и прикипели к его сердцу, или сама Кейт, но он не мог решиться и сказать себе: все, с меня хватит, я ухожу.
И этот день, сегодняшний день, день ужаса и страха, разрушил баррикаду. Частично разрушил. Сегодня впервые за три года она назвала его «Келвин». И на этот раз покраснела она, а не он.
Он лег спать с ощущением, что мир изменился, произошел сдвиг пласта и завтра он проснется уже не там, где засыпал. Проснется на новом месте.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Все краски ночи - Ховард Линда



Достаточно поверхностный роман, характеры героев не раскрыты. к сожалению...
Все краски ночи - Ховард ЛиндаЛора
8.02.2012, 13.17





Да, у Линды Ховард есть и более захватывающие романы. Какие-то моменты достаточно интересны, но в целом как-то недоработанно, чего-то не хватает. 5/10
Все краски ночи - Ховард ЛиндаАнастасия
9.07.2012, 3.01





Боевичок такой от Линды. Когда читаешь, кажется, что смотришь фильм. Главный герой как всегда "военный, красивый, здоровенный". Героиня как обычно у Ховард умная, непсихованная, хорошая женшина. Мне было интересно.
Все краски ночи - Ховард ЛиндаВафля
21.01.2013, 22.17





Роман понравился. Читайте!
Все краски ночи - Ховард ЛиндаNadine
9.04.2013, 12.25





нудная середина и слишком быстрая развязка.ну,и канешн,не понятно как такие матерые киллеры такую глупость сотворили,какие мотивы у этого главбуха были?какой-то безумно-нереальный боевик.Вобщем и любовного романа не получилось и с детективной линией пролет.
Все краски ночи - Ховард ЛиндаТанита
31.10.2013, 23.12





Не сказала бы, что это любовный роман, скорее детектив - боевик. Через это оценка резко снижается.
Все краски ночи - Ховард ЛиндаЛена
31.03.2014, 0.47





Слабовато.
Все краски ночи - Ховард Линдаирчик
7.07.2014, 15.57





Слабовато.
Все краски ночи - Ховард Линдаирчик
7.07.2014, 15.57





Не знаю,как насчет боевика,все-таки автор-не мужчина,но для обывателя все достаточно круто.Хотя я не люблю мучительные описания ранений,вывихнутых ног и убийств,но написано интересно и реалистично.Хотя всего одна постельная сцена,но это не портит сюжета.Иногда романтичные,платонические отношения ничуть не хуже бурных страстей,если их описывает Ховард.
Все краски ночи - Ховард ЛиндаДианa
7.11.2014, 18.57





Роман-боевик, любовь как-то сразу возникла и все. Много ответвлений сюжетных линий, которые были заявлены, но не прописаны. Но читается не плохо 710
Все краски ночи - Ховард ЛиндаЛёля
5.11.2016, 14.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100