Читать онлайн Теперь ты ее видишь, автора - Ховард Линда, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Теперь ты ее видишь - Ховард Линда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.94 (Голосов: 85)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Теперь ты ее видишь - Ховард Линда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Теперь ты ее видишь - Ховард Линда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ховард Линда

Теперь ты ее видишь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Потрясенная и ошеломленная, Суини поняла: что-то произошло, хотя и не знала, что именно. На секунду, точнее, на какую-то долю секунды у девушки появилось ощущение, что между ней и Ричардом возникла связь. Суини это смутило; ей хотелось бы избавиться от этого тревожного чувства близости. Она любила одиночество, любила представлять себя мячиком, который катится себе по жизни, сталкиваясь с другими, но не останавливаясь. Лишь на секунду, на короткое мгновение шарик замер на месте, и Суини сама не понимала, как это случилось. Они, знали друг друга в лицо, но были совсем чужими друг другу. У Ричарда нет оснований смотреть на Суини так, словно она его хорошая знакомая. И у нее нет никаких причин чувствовать трепет в животе, похожий на то, что она ощутила, увидев рекламу кока-колы.
Эта новая загадочная перемена, дополнившая те, что произошли в ее жизни за последний год, понравилась Суини не больше других. Черт побери, хоть бы все вернулось на круги своя!
Не успела Суини взять себя в руки, как за ее спиной распахнулась входная дверь салона. Лицо Кая просияло улыбкой, специально предназначенной для покупателей. К изумлению Суини, он, казалось, не заметил ничего особенного в ее поведении.
— Сенатор и миссис Мак-Миллан! — возвестил Кай, быстро шагнув навстречу гостям. — Рад вас видеть. Чем могу быть полезен? Не желаете ли кофе, чая? Может, чего-нибудь покрепче?
Суини обернулась в тот самый миг, когда высокая и невероятно элегантная дама выдохнула:
— Чай.
Истомленный слабый звук едва не утонул в куда более крепком голосе ее супруга, потребовавшего черный кофе. Тон сенатора, сильный и энергичный, резко контрастировал с вялым и безжизненным голосом его жены.
К своему удивлению, Суини узнала сенатора. Ее безразличие к текущим событиям было притчей во языцех, и тем не менее лицо Мак-Миллана так часто появлялось на телеэкране, что она запомнила его. Если бы Кай сказал «сенатор Мак-Миллан», Суини сразу поняла бы, кого ей прочат в клиенты. Сенатор Мак-Миллан обладал таким политическим влиянием, что попал из городской мэрии в законодательное собрание штата, а затем — в Вашингтон, где трудился уже второй срок. Этот богатый человек обладал недюжинным умом, обаянием и честолюбием — короче говоря, всеми теми качествами, которые со временем могли привести его в президентское кресло.
Суини невзлюбила его с первого взгляда.
Возможно, виной тому была профессиональная учтивая любезность искушенного политика, но только не жестокость, ибо к последнему Суини относилась снисходительно. Она и сама не знала жалости в том, что касалось пространства и времени для ее работы. Скорее всего ее оттолкнула надменность, порой сквозившая в любезных манерах сенатора, как случайная струя зловония, вырвавшаяся из канализационной решетки. Мак-Миллан принадлежал к числу политиков, в глубине души считающих своих избирателей тупицами или деревенщиной, либо и тем и другим.
Однако он, несомненно, обладал внешней привлекательностью. Сенатор был высок, около шести футов ростом, с широкими плечами и грудью, казавшимися скорее мускулистыми, чем жирными, и оставлявшими впечатление мощи и силы. Его каштановые волосы еще не поредели, но уже начинали красиво серебриться на висках. Парикмахер сенатора неплохо потрудился над его прической. Глаза Мак-Миллана были чисто орехового оттенка, черты лица — сильные и почти античные, хотя нижняя челюсть и подбородок, слишком строптивые и упрямые, не соответствовали представлению об истинно классической красоте.
Суини сразу поняла, что не хочет рисовать его портрет и задерживаться рядом с ним ни на одну лишнюю минуту. И все же… какой вызов искусству! Удастся ли ей передать привлекательные черты сенатора, а вместе с тем выражение снисходительного превосходства, чуть заметное, но не покидающее его лица? Конечно же, на людях Мак-Миллан всегда умело изображал доброжелательность и любезность. Однако теперь, при Кае и Суини, стоявшими, по мнению сенатора, куда ниже его, он не счел нужным надевать свою обычную маску. Суини не сомневалась: если бы вместо простой юбки и свитера она надела костюм от дорогого кутюрье и обвешалась драгоценностями, Мак-Миллан не позволил бы себе смотреть на нее с такой оскорбительной снисходительностью, при этом надолго прилипая взглядом к ее груди.
Суини уже хотела, в свою очередь, презрительно фыркнуть, но вовремя одумалась. Кандре стоило большого труда заполучить для нее этот заказ, и в благодарность надо держаться хотя бы вежливо. Суини перевела взгляд на супругу сенатора, заранее готовая посочувствовать бедняжке.
Ее добрые намерения пропали втуне. Миссис Мак-Миллан была преисполнена столь явного самомнения, что жалость к ней со стороны низших существ представлялась совершенно немыслимым делом. Сенатор хотя бы поработал над своей публичной маской; его же супруге было попросту наплевать на людей. Считая свое положение незыблемым, она не опасалась, что ее место займет юная конкурентка, разве что сенатор захочет рискнуть своей карьерой. На взгляд Суини, бракоразводный процесс с этой дамой вылился бы в грязную склоку, сулящую ее супругу сплошные неприятности и широкую общественную огласку. Миссис Мак-Миллан лично позаботилась бы об этом.
В облике супруги сенатора все было изысканным — худощавость, стиль одежды, скука в глазах. Свои бледно-палевые — во всяком случае, на нынешней неделе — волосы она уложила в классическую короткую прическу чуть выше плеч, оставив уши открытыми, чтобы окружающие могли полюбоваться филигранными золотыми сережками, усыпанными крохотными бриллиантами. Как истинная жительница Нью-Йорка, миссис Мак-Миллан запаковалась во все черное, отчего ее стройная фигура казалась совсем уж тощей. Должно быть, эти тряпки стоили больше, чем весь гардероб Суини плюс добрая часть мебели в ее квартире.
Вернувшись с подносом, Кай увидел, что Суини подошла к Мак-Милланам и молча стоит рядом.
— Прошу прощения, я вас не познакомил! — сказал он. — Сенатор и миссис Мак-Миллан, это Суини, та самая художница-портретистка, о которой вам говорила Кандра. Суини, это сенатор Мак-Миллан и его жена Марго.
Суини протянула руку миссис Мак-Миллан, чувствуя себя собачкой, подающей лапу. Судя по взгляду, брошенному на художницу супругой сенатора, та испытала такое же ощущение. Миссис Мак-Миллан прикоснулась к руке Суини лишь кончиками пальцев, словно желая свести к минимуму риск заражения. Если сенатор собирался баллотироваться в президенты, его помощникам следовало бы научить Марго проявлять больше дружелюбия к избирателям, иначе она превратилась бы в помеху для кампании.
Зато рукопожатие сенатора, бодрое и крепкое, но не сокрушительное, показало, что он умел пожимать руки. Вероятно, это первая из наук, постигаемая профессиональными политиками. Перед мысленным взором Суини появилось видение — аудиторное помещение, набитое до отказа серьезными молодыми политиками, с надписью на двери: «Курс рукопожатий, 101». Однако сенатор испортил все впечатление, вновь уставившись на ее груди. Суини уже начинала думать, что алый свитер не просто опасен; на этой чертовой тряпке явно лежала печать проклятия. Может, к тому же ей не следовало причесываться и подмазывать губы. Впрочем, помада вряд ли выдержала натиск хот-дога.
Дверь кабинета Кандры вновь распахнулась, и Суини обернулась, довольная тем, что процедура знакомства прервана. Кандра вылетела с перекошенным от гнева лицом, но, как ни странно, выражение, застывшее в ее глазах, было скорее испуганным. Впрочем, оно сразу исчезло. Едва Кандра заметила Мак-Милланов, ее лицо вновь стало теплым и доброжелательным.
За ее спиной в дверном проеме маячил Ричард. Суини не хотела смотреть на него, опасаясь повторения того странного ощущения, однако любопытство и неодолимое желание все же заставили ее сделать это. К облегчению Суини, на сей раз он не ответил на ее взгляд. Ричард выглядел куда уравновешеннее, словно тревога Кандры ни в малейшей мере не трогала его. Когда он, окинув взором пришедших, лениво двинулся им навстречу, его глаза ровным счетом ничего не выражали. Ричард был высок, но при ходьбе не шаркал. Как тренированный атлет, он отлично управлялся со своим ростом и весом. Вспомнив рекламу кока-колы, Суини подумала, как выглядит Ричард без рубашки.
В ее животе вновь возник сладостный трепет. Суини не была голодна, но ее рот увлажнился, как будто она не ела целый день и внезапно уловила аромат свежевыпеченного хлеба. Должно быть, Ричард чертовски хорош в постели. «Не надо об этом», — сказала она себе, обеспокоенная и смущенная. Слишком долго занимаясь искусством, Суини легко угадывала точные очертания тела Ричарда. Уже по тому, как сидела на нем одежда, она могла уверенно сказать, что это мускулистый мужчина из тех, кто никогда не позволит себе зарасти жиром. Суини представила его себе обнаженным, свободно лежащим на спине, и это зрелище показалось ей поистине великолепным. Однако, представив себе, как она заползает на Ричарда, чтобы покрыть его поцелуями с ног до головы и не пропустить ни дюйма, Суини встревожилась. В его теле наверняка найдутся несколько дюймов, заслуживающие самого пристального внимания…
— Карсон, Марго, я так рада вас видеть. — Голос Кандры оторвал Суини от недолгих сладострастных грез. Она поспешно отвернулась от Ричарда, только сейчас осознав, что все это время таращилась на него. Почувствовав, как вспыхнули ее щеки, Суини с надеждой подумала, что не все ее лицо покрылось краской под стать дурацкому алому свитеру.
Кандра шагнула к двери. Изящество и красоту ее ног выгодно подчеркивала короткая юбка английского медно-бежевого костюма. Этот цвет очень освежал ее лицо. Чтобы отвлечься, Суини внимательно пригляделась к ткани, отмечая яркость и живость цвета. Ей нипочем не удалось бы определить, от какого портного этот костюм, но цвет всегда привлекал внимание Суини.
Кандра и Марго обменялись воздушными поцелуями, после чего хозяйка галереи направила всю мощь своего очарования на сенатора. Он взял ее руки в свои и, нагнувшись, поцеловал в щеку. Уж тут ни о чем воздушном не было и речи. Со своего места Суини отлично видела, как сенатор стиснул руки Кандры. Та осторожно высвободилась и повернулась к художнице.
— Вижу, Кай уже предложил вам напитки.
— Ричард… — сердечным тоном произнес сенатор. Раскатистые звуки его хорошо поставленного голоса столь же легко перекрыли щебетание Кандры, как прежде — голос супруги. Суини подумала, что, наверное, он привык перебивать женщин. Когда Мак-Миллан протянул руку, Суини заметила блеск в глазах Ричарда. Судя по всему, тот вовсе не желал задерживаться и вступать в беседу. Однако хорошее воспитание заставило его принять руку сенатора.
Мак-Миллан вложил в рукопожатие все свое расположение, даже накрыл их стиснутые ладони свободной рукой. Очевидно, советники сказали ему, что этот жест — знак взаимопонимания. Но с Ричардом этот прием не прошел. Напротив, его лицо стало еще более бесстрастным.
— Вы прекрасно выглядите, — заметил Мак-Миллан.
— Сенатор… — Ответное приветствие оказалось сухим и кратким, если одно-единственное слово вообще можно назвать приветствием.
Дружбой здесь и не пахнет, решила Суини. Внимательно присмотревшись к мужчинам, она увидела, как побелели костяшки пальцев сенатора, а мгновение спустя то же самое произошло с пальцами Ричарда.
«Соревнуются, будто желторотые юнцы», — подумала Суини, увлеченная сценой, происходившей у нее на глазах. Что бы ни побудило к этому сенатора — неприязнь, стремление доказать свое превосходство или попросту мужская агрессивность, — он пытался смять, расплющить ладонь Ричарда. Но ему пришлось пожалеть об этом, как только Ричард взялся за дело.
— Как поживаете? — спросил сенатор, стараясь сохранить безразличное выражение и продолжая сжимать руку Ричарда. А может, он просто не мог избавиться от его хватки, даже если и хотел. — Должно быть, дела идут неплохо, ведь сейчас экономика на подъеме, не правда ли?
— Не жалуюсь.
На лбу сенатора выступил пот. Потеряв интерес к игре, Ричард резко разжал пальцы. Мак-Миллан мужественно пересилил отчетливое желание растереть ноющую ладонь.
«Ну-ну», — подумала Суини. То, что сенатор ввязался в борьбу с Ричардом, ее не удивило. Она лишь пыталась понять, чем обусловлена враждебность Мак-Миллана — то ли тем, что Суини уловила в глазах сенатора, когда тот целовал Кандру, то ли мальчишеской завистью к успехам Ричарда. Ричард же, как и подобает взрослому зрелому мужчине, плевать хотел на то и другое. В любом состязании между ним и Мак-Милланом Суини приняла бы его сторону; не то чтобы Ричард ей нравился — она почти не знала его, — но сенатор внушил девушке отвращение с первого взгляда.
— Я слышала, вы собираетесь лететь в Рим, — заговорила Кандра, повернувшись к Марго. Ее голос звучал так беззаботно, будто она ничуть не смутилась из-за того, что гости стали свидетелями размолвки с Ричардом, но Суини сразу все поняла. Ее наметанный взгляд безошибочно улавливал мельчайшие нюансы в выражении лиц, а напряжение, застывшее в глазах Кандры, совершенно определенно выдавало ее беспокойство.
— Нет, возникла непредвиденная задержка. Завтра утром у Карсона важная встреча с президентом, — многозначительно промолвила Марго. — Нам пришлось отложить поездку…
Сенатор, вновь заговорив с Ричардом, так заглушил голос жены, что Кандре пришлось наклониться к Марго, иначе она не расслышала бы ее. Возможно, Мак-Миллан намеренно прерывал женщин, желая продемонстрировать свое превосходство, но если он попросту не замечал, что они разговаривают, это было еще оскорбительнее.
Суини перестала вслушиваться в беседу. До нее доносились звуки четырех переплетающихся голосов, но отдельных слов она не разбирала. Ее не интересовала поездка Мак-Милланов в Рим, не интересовали биржевые котировки, какими бы они ни были. Ей стало скучно. Она нервозно переступала с ноги на ногу, готовая отказаться от предложенной работы и вернуться домой к своим холстам. Зачем Ричард задержался в салоне? Вряд ли для него ценно мнение сенатора по поводу биржевых операций, и, уж конечно, Ричард понимает, что Кандра почувствует себя гораздо увереннее, когда он уйдет. «И я тоже», — призналась себе Суини. Она упорно избегала смотреть на Ричарда, опасаясь, что между ними вновь возникнет таинственная связь.
— Я очень рада, что вы встретились с Суини, — сказала Кандра. Услышав свое имя, Суини встрепенулась и увидела, что Кандра тепло улыбается ей. — Если хотите посмотреть, у меня есть ее работа, но, к сожалению, это не портрет, поскольку она пишет их только на заказ.
Суини молчала, крепко сжимая под мышкой папку. Сейчас у нее не было ни малейшего желания показывать кому-либо свои работы.
— В этом нет нужды, — равнодушно отозвалась Марго. — Я уверена, что она справится, коли вы ее рекомендуете. Куда больше меня интересует новое полотно ван Дерна, о котором вы упоминали. Полагаю, его цветовая гамма как нельзя лучше подойдет к гостиной.
Суини чуть не закатила глаза. Она вполне понимала желание Марго подобрать картину, под стать интерьеру, ведь и а ее собственной жизни цвета играли огромную роль, но… ван Дерн? В последнее время этот пронырливый бездарный болван, пачкавший холст огромными цветными пятнами и называющий свои работы искусством, пользовался шумным успехом.
— Несомненно, — согласилась Кандра, изящным жестом указывая на полотно ван Дерна.
Суини не испытывала никакого желания следовать за ними по салону.
— Мне пора идти, — сказала она, крепче сжимая папку и понимая, что ей очень, ну просто очень нужна эта работа. Взяв себя в руки, Суини решила держаться любезнее и предложить заключить договор после возвращения супругов из Рима. Она открыла рот и с удивлением услышала свой собственный голос:
— Очень жаль, но я не смогу написать ваши портреты, миссис Мак-Миллан. Мне уже предложили другую работу.
Слова Суини изумили всех, не только ее. Добрые намерения пропали зря. К счастью, она удержалась в рамках приличий и вежливо солгала, не упомянув о том, как возненавидела эту парочку с первой минуты знакомства и что согласилась бы работать, над их портретами с одним условием: если бы ей позволили пририсовать рожки, раздвоенные копыта и раздвоенные хвосты. Однако гордость переполняла ее. Ведь даже тибетский козопас не придумал бы такой замечательной брехни.
— Что вы сказали?
Марго была поражена. На красивом лице Кандры удивление сменилось такой тревогой, словно она уже представила себе, как именно Суини ответит на скептический вопрос Марго. Но Суини и не собиралась задумываться над ответом. Надо поскорее убраться отсюда, пока не лопнуло ее хрупкое терпение и она не наговорила этим придуркам чего-нибудь такого, что поставило бы Кандру в неловкое положение. Суини рывком повернулась и быстро пошла к двери. Ей хотелось бы побежать, но она сдержала себя.
Суини переложила папку в левую руку и потянулась к дверной ручке, однако справа вдруг появилась высокая фигура и преградила ей путь. Над головой Суини прозвучал низкий голос:
— Позвольте мне. Я тоже ухожу. До свидания, сенатор, миссис Мак-Миллан, Кай.
До сих пор никто не открывал двери перед Суини. Она так смутилась, что забыла попрощаться. Но если честно, смутила ее не любезность Ричарда, а скорее его близость. В животе опять затрепетало. Суини почувствовала себя крайне неловко, оказавшись рядом с Ричардом спустя несколько секунд после того, как она мысленно раздевала его.
Ричард выпустил Суини, вышел, закрыл за собой дверь, и на мгновение они очутились вдвоем в маленьком тамбуре. Сквозь матовое стекло наружной двери просачивался тусклый солнечный свет. Ричард сделал шаг вперед и распахнул вторую дверь, пройдя так близко от девушки, что пола его пиджака скользнула по ее руке. При этом Суини уловила изысканный аромат дорогого одеколона. Ее вновь прошибла дрожь от ощущения физического контакта.
Нет, так не пойдет. С этим надо бороться. Ошеломленная, она вышла из салона и ступила на тротуар. Сначала утренняя реклама кока-колы, а теперь — кто бы мог подумать! — еще и Ричард. Должно быть, сегодня полнолуние или что-то в этом роде, хотя прежде фазы планет не оказывали влияния на ее гормоны. На них вообще мало что влияло. Пожалуй, придется все-таки сходить к доктору и проверить, не взбесились ли ее яичники, выплеснув в кровь излишнюю дозу своевольных возбудителей. Кстати, они могли бы заняться этим в пору беззаботной юности, а теперь, когда ей стукнул тридцать один, Суини не имела ни времени, ни желания плясать под дудку расшалившейся эндокринной системы.
— Суини! — Ричард помахал ладонью перед ее глазами.
Вернувшись к реальности, она зарделась, ибо тут же сообразила, что еще секунду назад пялилась на него вовсю и размышляла о состоянии своих гормональных органов.
— Извините, — пробормотала она. — Что вы сказали?
Уголки губ Ричарда чуть приподнялись, как будто он сдерживал улыбку.
— Я спросил, не подвезти ли вас домой. Начинается дождь.
Он был прав. Полумрак в тамбуре царил вовсе не из-за матового стекла. Пока Суини находилась в салоне, солнце исчезло, а небо заволокли тучи. Она подняла голову, и в то же мгновение по тротуару застучали дождевые капли.
Суини прижала к себе папку, словно желая защитить ее от дождя собственным телом. Поставленная перед выбором, сохранить ли картины сухими или отдать их на растерзание дождю, Суини не колеблясь приняла решение.
— Да, спасибо. Где ваша машина? — Девушка огляделась.
— Вот она. — Ричард поднял руку, и к обочине тут же подкатил серый «мерседес».
Суини подумала, что это гораздо приятнее, чем бросаться при первых признаках ненастья к проезжей части и неистово взывать к проезжающим такси, как делают сотни людей.
Наклонившись, чтобы открыть дверцу, Ричард положил ладонь на спину Суини. От этого прикосновения, сколь неожиданного, столь же и приятного, она едва не споткнулась, но все же обрела равновесие, прижала к себе папку, забралась в машину и, устроившись в углу салона на глянцевитом кожаном сиденье, оставила место для Ричарда. Ее внутренности отплясывали румбу; сердце неистово колотилось, грудь вздымалась, желудок сворачивался в узел. Это было самое ошеломляющее чувство из всех, какие Суини когда-либо испытывала. Но хуже всего было то, что все это красноречиво свидетельствовало об одном: она теряет голову.
Ричард втиснул рядом с ней свое крупное тело.
— Мы подбросим Суини домой, Эдвард, — сказал он водителю,
— Это очень хорошо, сэр. — Произношение Эдварда выдавало в нем англичанина, а лексика лишь усиливала это впечатление. — Какой у мисс Суини адрес?
Ричард назвал адрес, и Суини, изумленно взглянув на него, не сразу сообразила, что он — хозяин дома, в котором она живет. Странно, конечно, что Ричард не забыл об этом; впрочем, гении Уолл-стрит должны обладать исключительной памятью на самые незначительные детали. Заставив себя расслабиться, Суини откинулась назад, погрузилась в уютные объятия прекрасного кожаного сиденья и погладила его, получая наслаждение от мягкой обивки и от ее восхитительного запаха. Ну разве что-то может сравниться с великолепием и роскошью высококачественной кожи!
Потом, поддавшись соблазну, она бросила взгляд на Ричарда и увидела, что он смотрит на нее с легкой улыбкой. Как ни странно, до сих пор его образ не сочетался в мыслях Суини с весельем. Ричард был слишком уравновешенным, даже отчужденным, но теперь его улыбка казалась такой естественной, словно он всю жизнь только и делал, что улыбался. На мгновение Суини охватило ощущение духовного родства, и уголки ее губ тоже приподнялись.
— Вижу, вы так же не любите пустую болтовню, как и я, — сказала она. Ее рот расплылся от уха до уха, и Ричард расхохотался заразительным искренним смехом, что называется, от души. От одного этого звука внутренности Суини вновь сжались в клубок.
— Вы так спешили покинуть здание, что я испугался, как бы не выскочили сквозь стекло.
— Сама не знаю, кто хуже — сенатор или его женушка. При взгляде на обоих меня бросало в дрожь.
— И это заметили все, кроме них. Кай хотел бы превратиться в невидимку, но решил не уходить, опасаясь упустить момент, когда полыхнет фейерверк. — Стоило Ричарду заговорить о Кае, его голос стал ровным и бесцветным. Суини задумалась, догадывается ли он об интрижке Кандры с ее помощником. Это вполне могло стать причиной развода; Ричард не из тех, кто готов терпеть измены жены либо надеяться вернуть ее в супружеское лоно путем нудных семейных скандалов.
Первые капли, робкие предвестники дождя, вдруг обернулись ливнем, и пешеходы ринулись под защиту подъездов и в такси. Словно грибы, тут и там поднимались купола зонтиков. Суини всегда любила шум дождя, но сегодня стук капель особенно завораживал ее, подчиняя сердцебиение ритму, возникающему всякий раз, когда она слышала звуки виолончели или барабанную дробь. Внезапно по ее телу разлился сладостный холодок, кожа пошла мурашками, и Суини обхватила себя руками.
— Эдвард, включите отопление, мисс Суини замерзает.
— Слушаюсь, сэр.
— Мне вовсе не холодно, — сама не зная почему, возразила Суини. Постоянно одолевавший ее озноб показался вдруг чем-то неприличным, слабостью, в которой нельзя признаваться. — Просто от стука капель моя кожа покрылась пупырышками.
— Вы дрожите. Не хотите ли накинуть на плечи мой пиджак?
И вновь внутренности Суини поджались так, словно их тряхнуло землетрясением. Ричард, внимательно наблюдавший за ней, уловил едва заметную дрожь. Суини не понимала, что ее больше тревожит — забота Ричарда или прилив тепла, охвативший все тело при одной мысли о том, как она накинет на плечи его пиджак, вберет в себя жар тела этого человека, окунется в его запах. Суини очень хотелось согреться, но ее беспокоили причины, вызвавшие озноб. Вожделение, нахлынувшее на нее, когда она смотрела рекламу, исчезло сразу после завершения ролика. Теперешнее странное ощущение, конечно же, пройдет, как только она выйдет из машины и расстанется с Ричардом, но до того момента надо быть начеку, чтобы не совершить какую-нибудь глупость, например, не броситься ему в объятия. То-то бы Эдвард вздернул брови! Впрочем, Суини и сама удивилась бы этому, поскольку из всех поступков, противоречивших ее натуре, вешаться на шею мужчины было самым невероятным.
— Суини? — Ричард вновь взмахнул ладонью перед глазами девушки и улыбнулся. Хоть бы он перестал это делать! Первое раздражало ее, второе тревожило.
— Что?
— Дать вам пиджак? — Ричард уже снимал его.
— Э-ээ… нет, благодарю вас. Извините, я задумалась.
— Я заметил. — Ричард опять улыбнулся и, не обращая внимания на отказ, накинул пиджак на плечи девушки.
Суини чуть не застонала от наслаждения. Ощущение было именно таким, как она его себе представляла. Казалось, от этого тепла она расплавится. Девушка закуталась в пиджак, уйдя в него с головой и непроизвольно втягивая запах Ричарда, словно курильщик, делающий первую утреннюю затяжку.
— Мне хотелось чем-нибудь прикрыть этот ваш свитер, — лукаво проговорил Ричард, как бы оправдываясь.
— Мерзкая тряпка. Сожгу ее, как только вернусь домой.
— Не стоит. Виноват не свитер, а то, что под ним.
О Господи! Ричард видит ее насквозь!
Его проницательность поразила Суини словно удар грома. Она застыла в неподвижности, не в силах посмотреть на Ричарда и опасаясь прочесть понимание в его глазах. Нет, всю эту чертовщину нельзя списать на воздействие алого свитера. Должно быть, тут что-то связанное с фазами Луны. Суини не знала, откуда у нее такая уверенность — уж конечно, не из личного опыта, ведь уже который год она твердо придерживалась правила избегать беспорядочных связей, нарушающих привычный ход жизни. Однако Ричард — третий за последний час мужчина, выразивший ей свое восхищение. Точнее, четвертый, если считать сенатора, но в его взгляде сквозила скорее похоть, чем восхищение. С Ричардом же все иначе. В его поведении нет ничего от рефлекторной активности Кая, невзначай попытавшегося соблазнить ее. Кай для Суини — пустое место, а вот Ричард… Ричард куда серьезнее.
Пожалуй, она поддалась бы искушению, если бы Ричард не занимался сейчас разводом, причем разводом с женщиной, игравшей важную роль в карьере Суини. Впрочем, не стоит обманываться. Ее влекло к Ричарду, вне всяких сомнений и вопреки последней крупице здравого смысла. С другой стороны, испытать соблазн еще не значит ему уступить; женщине, которая видит призраков и своим приближением заставляет переключаться светофоры, вовсе не нужны мужчины, ибо они лишь усложняют жизнь. С призраками она бы еще справилась, но с мужчиной — вряд ли, особенно с Ричардом. Суини не знала, почему Ричард кажется ей опаснее других представителей своего пола, но не хотела углубляться в этот предмет.
И тем не менее она испытывала почти неодолимое желание присмотреться к нему, понаблюдать за ним, изучить его. Чтобы удержаться и не взглянуть в эти темные проницательные глаза, Суини уставилась на его ладони и, к своему удивлению, обнаружила, что у Ричарда красивые руки, хотя и несколько грубоватые. Она всегда представляла себе Ричарда портовым докером в дорогом костюме, но никогда не обращала внимания на его руки и теперь терялась в догадках почему. Они поражали совершенством формы, красотой силы, словно у микеланджелова Давида. Суини рассматривала длинные сильные пальцы с твердыми мозолями, шрамами и ухоженными ногтями. Сенатор Мак-Миллан совершил большую глупость, вздумав потягаться с Ричардом.
Вспомнив об этом, Суини фыркнула.
— Готова спорить, сенатору вряд ли захочется еще раз стиснуть вашу ладонь.
Густые темные брови Ричарда взметнулись.
— Вы тоже обратили внимание на эту дурацкую выходку?
— Ага. Смех, да и только. Сначала побелели костяшки его пальцев, потом ваши, потом он вспотел. Я едва удержалась от аплодисментов.
Ричард рассмеялся.
— Вы так легко забываете о цивилизованных манерах? Прежде я этого не замечал.
— Я не участвовала в этом мальчишеском состязании, — отрезала Суини, раздраженная тем, что Ричард, видимо, считает ее дикаркой. Тогда как, по мнению Суини, она была весьма культурным человеком. Например, никогда не стискивала чужие руки из опасения повредить свои собственные. И хотя это не имело никакого отношения к нежеланию причинять боль другим, итог был тот же самый, а значит, правда на ее стороне.
— Нет, не участвовали. — Ричард опять улыбнулся, на сей раз почти незаметно. Подняв взгляд, он увидел, что машина уже почти у дома Суини. — Поездка заняла совсем немного времени, — без всякого энтузиазма констатировал он.
Суини не стала объяснять Ричарду, почему перед ними постоянно загорался зеленый свет, а машины словно по мановению волшебной палочки сворачивали в сторону, освобождая им дорогу.
— Не хотите ли пообедать со мной сегодня вечером? — Ричард вновь повернулся к Суини и каким-то образом оказался еще ближе прежнего, соприкасаясь с ней левым плечом и ногой. Она почувствовала, как правую половину тела обволакивает его тепло, наполняя ее безумным желанием теснее прижаться к нему, узнать, насколько он способен согреть ее. Суини не сомневалась: тепла Ричарда хватит, чтобы воспламенить ее, расплавить, испепелить.
— О Господи, нет!
Ричард рассмеялся:
— Прошу вас, не щадите мои чувства.
Суини покраснела, словно девчонка. Ну почему она лет эдак в девятнадцать не научилась искусству вежливой лжи? С Мак-Милланами Суини кое-как управилась, но этот случай, должно быть, истощил ее запас любезности на год вперед.
— Я только хотела сказать… одним словом, от вас будут одни неприятности. Вы захотите, чтобы я тратила на вас время, спала с вами, а я едва справляюсь с собственными заботами… — Час от часу не легче! Ричард опять рассмеялся, и стоило Суини осознать, что она сказала, как ей захотелось зарыться лицом в ладони. Однако она упрямо продолжала:
— И еще Кандра. Она всегда была добра ко мне, выставляла мои работы, от которых отказывались другие салоны. И даже если вы уже почти год живете врозь… Короче говоря, это не очень удачная мысль.
На лице Ричарда застыло непроницаемое выражение. Он долго смотрел на Суини, не произнося ни слова.
— Я предлагаю еще раз, — сказал он наконец.
Суини сама не знала, отчего эти четыре слова показались ей едва ли не угрозой, но это было именно так. Да, Ричард Уорт не из тех, кто привык встречать отказ.
— Вы предлагаете еще раз, — проговорила Суини, как только «мерседес» подкатил к подъезду ее дома, — но я опять откажусь. — Она сбросила пиджак, сунула его Ричарду и потянулась к ручке дверцы.
— Не валяйте дурака. — Ричард задержал ее руку. — Неужели вы хотите промокнуть? У меня есть зонтик, я провожу вас до дверей.
— Спасибо, как-нибудь обойдусь.
— А ваша папка?
И правда, черт побери! Дождь разошелся не на шутку. Суини бросила на Ричарда сердитый взгляд.
— Только не надо напускать на себя такой удовлетворенный вид, — проворчала она, признавая свое поражение.
Ричард потянулся за зонтиком, насмешливо кривя губы.
— Дорогуша, вы ведь не знаете, как я выгляжу, когда по-настоящему удовлетворен.
Нет, Суини не знала, но легко представила себе, и от этого видения ее внутренности превратились в тугой клубок. Ричард наклонил голову и поцеловал ее в надутые губы, ошеломив Суини легким нежным прикосновением.
— Подумайте об этом. — Он открыл дверцу, высунул зонт наружу и раскрыл его, сооружая защитный купол. Потом ступил на тротуар и протянул зонт Суини.
— «Подумайте об этом», — сердито передразнила она, и Ричард опять рассмеялся. — Чтоб вас черти побрали. — Когда Суини выбиралась из машины, юбка задралась почти до пояса, но раздраженная девушка уже не обращала на это внимания. Пусть Ричард полюбуется ее ляжками — больше ему ничего не светит.
Они вместе торопливо пересекли тротуар и укрылись под козырьком подъезда. Ричард очень старался, чтобы на ее папку не попали брызги, и Суини была благодарна за заботу, хотя предпочла бы хорошенько врезать ему по зубам. Проводив ее до дверей, Ричард быстрым шагом направился к поджидавшему автомобилю. Суини же сразу вошла в дом. Ричард вряд ли нуждается в утешении, а ей просто необходимо побыстрее оказаться в своем уютном уединенном мире, подальше от соблазна.
Суини нужен порядок, а не хаос; спокойствие, а не тревога. Более всего ей хотелось взяться за работу. Когда в ее руке оказывалась кисть, Суини совершенно забывала об окружающем.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Теперь ты ее видишь - Ховард Линда



Неважный перевод, много противоречий и ляпов. Конец смазан и сильно упрощен. Если исправить все ошибки, получится классный роман-детектив. А так: 6/10.
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаЯзвочка
10.07.2011, 16.58





роман замечательный, немного наивный, но читала с удовольствием
Теперь ты ее видишь - Ховард Линдаарина
2.11.2011, 11.37





очень приятный роман и г.г. интересная.
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаАлика
28.02.2012, 23.22





Не понравилось.
Теперь ты ее видишь - Ховард Линдаkotija
13.04.2012, 9.47





Скучно
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаДарина
4.09.2012, 23.15





Сюжет необычный,с мистикой.Но было скучно.7 баллов.
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаОсоба
26.03.2013, 21.45





Роман прекрасный.Предательство разврат ложь зависть в книге хватает- читайте .10 бал.
Теперь ты ее видишь - Ховард Линдаталия
4.04.2013, 7.32





Жуткая книженция. мистический триллер. психология героев, художница-героиня особенности профессии и восприятия мира художником, никаких розовых соплей-все очень интересно. И конечно же, как пишут здешние тетеньки:" мне понравилось! Обязательно читайте,100баллов!" как еще пишут:" прочла на одном дыхании! Обалденный роман!" можно подолжать тупить в коментах довольно долго :D
Теперь ты ее видишь - Ховард Линдакато
2.11.2013, 7.39





необычно, интересно, захватывающе... ну сами подбирайте слова, когда прочитаете)))
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаLili
5.11.2013, 14.25





Книга определённо мне понравилась, интересный сюжет с детективным уклоном. Я заметила Линда Ховард любит в свои любовные романы вплетать загадки и расследования и не чурается лёгкой мистической нотки. По большей части её призведения весьма предсказуемы и мужские типажи не отличаются разнообразием. Писатель отдаёт предпочтения мужчинам в форме - военным ( действующим и в отставке), полицейским, агентам ФБР и просто крутым мужчинам в лучшем смысле этого слова. В общем, предсказуемость развития сюжетов, устойчивые образы главных действующих лиц, детективные линии сопряжённые с опасностью для ГГ(ни), часто интересная любовь между гперсонажами делают романы Линды Ховард такими милыми и любимыми мной. За "Теперь ты её видишь" твёрдая 10.
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаОльга К
14.11.2013, 3.53





Книга скучная. Я бы из 10 баллов поставила не больше 4: уж слишком невероятно вспыхнули чувства у героев, описания очень затянутые, сюжет, опять-таки на мой взгляд, неинтересный. Перечитывать не стала бы и рекомендовать к прочтению тоже не буду. У автора есть более интересные книги, имхо.
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаЯя
20.01.2014, 9.58





НУДНО, НУДНО, НУДНО!!!!!!
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаОЛЬГА
2.05.2014, 15.06





Роман на подобии "Лицо из снов", но чем то не дотягивает до него, вроде как не оконченый, чего то не хватает.. Особенно бскудненькая концовка.
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаЛена
2.05.2014, 22.04





попробуйте почитать Ольга Горовая "Любовь, как закладная жизни"
Теперь ты ее видишь - Ховард Линдарамирва
19.06.2015, 13.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100