Читать онлайн Теперь ты ее видишь, автора - Ховард Линда, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Теперь ты ее видишь - Ховард Линда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.94 (Голосов: 85)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Теперь ты ее видишь - Ховард Линда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Теперь ты ее видишь - Ховард Линда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ховард Линда

Теперь ты ее видишь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

— Говорю же, я видел собственными глазами!
— Этого не может быть. Ты ошибся.
— В таких вещах я не ошибаюсь, — раздраженно заявил Кай.
— Никакого ясновидения не существует, все это — салонные игры. Наверное, картина была написана заранее, а услышав об убийстве Кандры, она попросту пририсовала лицо.
— Тогда объясните, откуда Суини знала, как была одета Кандра. Я видел Кандру на вечеринке, надеюсь, не забыла? Я знаю, в чем она была. Суини точно изобразила платье, обувь, драгоценности и все остальное.
— Трудно поверить. Должно быть, она узнала об этом каким-нибудь иным путем.
— Никаких других путей нет и быть не могло, — настаивал Кай. — Мне плевать, веришь ли ты в ясновидение, но картина существует — я сам ее видел. И тебе придется хорошенько подумать, что делать дальше.
— Делать? Зачем мне что-то делать? Я не имею ни малейшего представления о том, что происходит. А вот тебе — тебе действительно придется исполнить свой гражданский долг и сообщить полиции о том, что у Суини есть такая интересная картина. Ведь ее существование можно объяснить только тем, что девушка или присутствовала при убийстве, или совершила его сама. По крайней мере полиция конфискует холст, и она не сможет его закончить.
— А вы не думаете, что полицейские захотят увидеть холст завершенным?
— Зачем это им?
Каю казалось, что он пытается пробить головой бетонную стену. Он начал перечислять, загибая пальцы:
— Во-первых, даже если сначала полицейские решат, что это сделала Суини, у них, к сожалению, не найдется ни одного доказательства ее вины, кроме этой картины. Во-вторых, Суини покажет им, как она рисовала, и они, если не дураки, будут внимательно следить за каждым мазком ее кисти.
— Суд не примет картину в качестве улики.
— Да, но у полиции появится зацепка. Неужели ты полагаете, что они не отыщут ту веревочку, которая свяжет тебя по рукам и ногам, будто рождественскую индюшку?
— Вряд ли. Любые поиски выведут их на кое-кого другого, и ты отлично об этом знаешь.
— А как насчет твоей физиономии? — процедил Кай сквозь зубы. — Не кажется ли вам, что как только полицейские получат твой портрет, им придет на ум предъявить его охране? Что тогда?
На сей раз его слова возымели должное действие. Несколько секунд собеседники молча смотрели друг на друга.
— Ты прав. Мы должны обезопасить себя. Я по-прежнему считаю, что тебе следует отправиться в полицию; это снимет с тебя подозрения. Суини не дадут закончить картину, поскольку даже если полиция состряпает дело, оно будет основано на сомнительной улике, а им это не годится.
— А если годится?
— Тогда мы пустим в ход запасной вариант. Имея на руках вещественные доказательства и пленки в качестве мотива, полиция вряд ли заинтересуется рисунками какой-то сумасшедшей. Ему придется умереть, оставив перед смертью записку о том, что это самоубийство. Какая жалость.
Кай с облегчением перевел дух. Впервые с того мгновения, как увидел картину Суини, Кай подумал, что, пожалуй, сумеет выпутаться из этой передряги.
— Ну, и всегда остается самый очевидный вариант.
— Какой?
— Смерть Суини, разумеется. До того, как она закончит картину.


В тот же вечер Суини пришлось второй раз открывать дверь Райтнеру и Аквино. Увидев их каменные лица и холодные глаза, она съежилась от страха. Итак, Кай не сдержал слова.
— Мерзкий предатель, — пробормотала она.
— Госпожа Суини, — начал Аквино, — мы хотели бы, с вашего позволения, осмотреть вашу квартиру. Если угодно, мы через час принесем ордер на обыск, но будет гораздо проще, если вы сразу согласитесь помочь. — «Проще для нас», имел он в виду. Было ясно, что ему совсем не хочется лишних хлопот. Судя по внешности Аквино, ему и сегодня не удалось отоспаться.
Суини вздохнула.
— Картина в студии. Сейчас принесу.
— Если не возражаете, мы пойдем с вами, — быстро проговорил Райтнер, и полицейские двинулись вслед за девушкой, едва не наступая ей на пятки.
Суини так устала, что отнеслась к этому безразлично — во всяком случае, почти. Весь день она боролась с сонливостью, надеялась опять провести ночь с Ричардом и верила, что он убережет ее от невзгод, которые приключались с ней во сне. Если она отправится к нему, то не сможет закончить картину. Всякий раз, когда Суини решала отложить работу, ее начинали грызть муки совести, словно она собиралась помочь убийце избежать наказания. Суини понимала, что должна завершить холст, но от всей души предпочла бы продолжать работу в присутствии Ричарда, чтобы он помог ей справиться с последствиями. Значит, Ричарду следует приехать к ней.
Но теперь одному Богу известно, где ей придется спать и придется ли вообще. Скорее всего на ближайшее время ее постелью станет койка в кутузке.
— Вот, — сказала Суини, подводя полицейских к мольберту.
Они чуть сместились за ее спиной, став по бокам — вероятно, на тот случай, если она вздумает совершить какую-нибудь глупость. Например, сбежать. Суини не смотрела на полицейских, пока те изучали картину. Она прекрасно знала, что они видят и что при этом думают.
— Госпожа Суини, — бесстрастным тоном спросил Райтнер, — не сообщите ли вы, откуда вам стали известны подробности убийства?
— Вы не поверите, — беспомощно отозвалась она.
— А вы попробуйте.
— Я не знала никаких подробностей. — Суини стояла не шевелясь, будто крохотный зверек, норку которого обнюхивает хищник. — Я нарисовала картину во сне.
В глазах детективов мелькнула ирония.
— Будьте добры проехать с нами в участок. Картина изымается в качестве улики… — забубнил Аквино, но Суини не слушала. Она пыталась справиться со страхом, грозившим лишить ее самообладания. Им не удастся доказать, что Суини убила Кандру, поскольку она этого не делала. Девушка уцепилась за эту мысль как за спасательный круг.
— Я нарисовала эту картину во сне, — упрямо повторила она. — Иногда у меня бывают приступы лунатизма, а просыпаясь, я обнаруживаю, что нарисовала что-то новое. Минутку… у меня есть еще один холст, на котором я изобразила погибшего торговца хот-догами, его убили несколько дней назад. Торговца звали Илайджа Стокс. По словам свидетеля, он видел мужчину, убегавшего с места происшествия, так что я не имею никакого отношения к убийству.
Суини быстро подошла к шкафу и достала холст, стараясь не смотреть на него. Ведь на этом лице уже не появится самая светлая улыбка из всех, какими Господь когда-либо наделял человека.
Райтнер взял картину и окинул ее хмурым взглядом.
— Я не знаком с этим делом. Придется навести справки.
Они не поверили ни единому ее слову. Весь день Суини чувствовала восхитительное тепло, но сейчас по ее спине пробежал легкий холодок. Она машинально стиснула руки, потирая ладони:
— Со мной происходили и другие загадочные явления…
Полицейские не слушали, ибо не верили ни одному из объяснений Суини. То, что они видели, со всей очевидностью свидетельствовало: эта девушка была на месте преступления. Суини с опозданием сообразила, что если ничего не предпримет, ее могут счесть соучастницей убийства Илайджи Стокса. Девушку охватила паника, ледяным комом оседая внизу живота? Но она не собиралась сдаваться.
— Возьмите сумочку и наденьте туфли, — сказал Аквино.
Суини подчинилась, а кроме того, накинула поверх свитера пальто. Полицейские удивленно уставились на нее. Сегодня днем температура воздуха доходила до тридцати градусов, и даже вечером было жарко. Но Суини чувствовала лишь холод, озноб страха, растекающийся по телу. Она старалась держать себя в руках и сохранять спокойствие, но больше ничем не могла себе помочь.
Аквино взял ее сумочку, осмотрел содержимое, вернул и взял Суини за руку.
— Послушайте, — стараясь держаться спокойно, заговорила она. — Когда мы сядем в машину, обратите внимание на светофоры.
— Мы всегда обращаем, — с тяжеловесной иронией отозвался Райтнер, выводя ее из квартиры
— Нет, я имела в виду то, как они будут работать. — Суини тяжело дышала, трясясь как осиновый лист. — Нам ни разу не придется остановиться. При нашем приближении на светофорах будет загораться зеленый свет. У меня так всегда бывает. А напротив вашего участка обязательно окажется свободное место для стоянки. — Суини чувствовала, что ее понесло, но не могла остановиться.
— Коли так, люди будут рады платить вам кучу денег за то, что вы едете в их машине.
Они усадили девушку на заднее сиденье неприметного автомобиля. Она заметила, что позади на дверях нет ручек. Хорошо еще, что заднее сиденье не отделено от переднего проволочной сеткой. Картины погрузили в багажник. Суини старалась сохранять невозмутимость, не обращая внимания на окружающий мир, который разваливался буквально у нее на глазах. Что это — официальный арест или ее попросту пригласили для беседы? Она не знала, в чем состоит процедура, не знала, что будет дальше. Суини подумала, что, вероятно, надо связаться с адвокатом, но ей хотелось позвонить только одному человеку — Ричарду. Сейчас девушке была особенно нужна его помощь. Но полицейские уже допросили Ричарда, и ее звонок вновь втравил бы его в неприятности. Светофор на углу зажегся зеленым.
— Видели? — спросила Суини. — Загорелся зеленый свет.
— Что ж, такое бывает порой, — насмешливо отозвался Аквино.
На следующем светофоре также появился зеленый огонек. И на следующем. Суини сидела не шевелясь и даже не сочла нужным обратить внимание полицейских на очевидное. Теперь они и сами не пропустят ни одного светофора.
Перед их машиной простиралась свободная дорога. Автомобили уступали им путь, переходя с полосы на полосу и сворачивая в переулки. Седан двигался с равномерной скоростью, не замедляясь ни на секунду. Когда при их приближении загорелся седьмой зеленый огонек, Райтнер повернулся и бросил на девушку непроницаемый взгляд, но ни он, ни Аквино не проронили по этому поводу ни слова.
Как только они подкатили к полицейскому участку, от тротуара напротив здания отъехала машина. Суини почудилось, что Аквино выругался себе под нос, но, может быть, она ошиблась.
Полицейский участок был переполнен. Как сквозь туман, Суини разглядывала зеленые стены, металлические столы и картотечные шкафчики, прислушивалась к крикам, проклятиям и смеху; мимо сновали вооруженные мужчины и женщины в голубых мундирах. Минуту спустя она уже сидела в очень неудобном Кресле в маленькой неопрятной комнате. Мысли мешались у нее в голове, но среди них не было ни одной о том, как оправдаться перед этими людьми.
От холода кожа Суини пошла пупырышками, и она начала ежиться. Девушка запахнула пальто и поплотнее закуталась. Значит, как и говорил Ричард, это шок, реакция тела на неприятные раздражители. Когда Суини рисовала картины убийств, ее хотя бы защищал сон, зато проснувшись, она в полной мере ощущала последствия.
— Госпожа Суини, где вы были позапрошлой ночью? — холодно осведомился Райтнер, вперив в девушку жесткий взгляд светлых глаз.
— Дома, — стуча зубами, ответила Суини. — Загадочные происшествия возникли около года назад. Начиналось с мелочей. Светофоры, свободные места для парковки и тому подобное. Сперва я не обращала внимания. Как вы сами сказали, на светофорах рано или поздно зажигается зеленый свет. Повезти может любому. Но потом мои комнатные растения начали цвести не по сезону…
— Госпожа Суини! — Голос Райтнера стал таким же жестким, как его взгляд. — Неужели я похож на человека, интересующегося вашими растениями?
Нет, скорее он похож на человека, которому хочется поставить перед словом «растения» похабное прилагательное.
Суини открыла рот, собираясь рассказать ему о привидениях, но одумалась, сообразив, что это ей не поможет.
— Я начала рисовать картину несколько дней назад. Не могу сказать точно когда. Я потеряла счет дням. Проснувшись, я обнаружила, что нарисовала две туфли, мужскую и женскую. Каждое утро я н-находила на холсте что-нибудь новое. — Суини стиснула зубы, чтобы они не стучали.
— Хотите кофе? — спросил Аквино, и девушка благодарно кивнула. Аквино вышел из комнаты, а Суини вновь повернулась к Райтнеру.
— П-пару дней спустя я поняла, что р-рисую сцену убийства, но еще не знала, какую именно. Проснувшись в-вчера утром, я увидела, что нарисовала Кандру. Я попыталась д-дозвониться до нее, чтобы предупредить, но в салоне никто не отвечал. Ее домашний номер держится в секрете. П-поэтому я позвонила в контору Ричарда узнать ее телефон, но сотрудница сказала мне, что Кандра погибла. — Суини дрожала всем телом и клацала зубами. Мышцы и кости мучительно ныли, лежащие на столе руки стали голубовато-белыми и едва ли не прозрачными, как будто из нее вытекла вся кровь.
— Если это правда, почему вы не сообщили нам сегодня утром? — Райтнер невольно заинтересовался. Ему уже не раз приходилось сталкиваться с людьми, заявляющими, что наделены исключительными способностями предсказывать преступления. Они называли себя ясновидящими и рассчитывали увидеть свою фамилию в газетах, но, как правило, оказывались мошенниками или психами.
— Я понимаю, вы мне н-не верите…
«Прекратите болтать чепуху», — хотел сказать Райтнер, но сдержался. Что с ней такое, с этой женщиной? Она ведет себя так, будто угодила в холодильник, кутается в пальто, хотя в помещении не менее двадцати пяти градусов. Притом она не притворяется: даже губы у нее посинели.
Райтнер нахмурился и молча вышел. У дверей он столкнулся с Аквино, который возвращался с кофе.
— С ней что-то не так, — сказал напарнику Райтнер. — Она промерзла до костей. Пожалуй, придется вызвать врача, пусть лечит ее от гипотермии. — Он говорил беззаботно, но в его голосе сквозила тревога.
— Черт возьми! — Состояние подозреваемой могло помешать допросу. В сущности, ей всего лишь следовало потребовать адвоката, и они уже не имели бы права задавать вопросы, пока не появится защитник. Но почему-то она этого не сделала. — Может, кофе согреет девушку?
Полицейские вернулись в комнату. Суини сидела все в том же виде. Аквино поставил перед ней кофе. Она попыталась взять стаканчик, но руки у нее тряслись так сильно, что кофе расплескался.
— Нет ли у нас соломинок? — спросил Райтнер.
Аквино пожал плечами. Под их взглядами Суини обхватила ладонями полиэстеровый стаканчик, наклонилась вперед и неуклюже попыталась пригубить кофе, не поднимая его со стола. Посмотрев на напарника, Райтнер увидел, что даже грубоватый, безжалостный Аквино несколько обеспокоен.
Казалось, горячий кофе чуть-чуть облегчил страдания Суини. После двух-трех глотков она все же подняла стаканчик, не облившись.
— Госпожа Суини, знали ли вы о том, что супруги Уорты подписали брачный контракт? — вновь заговорил Райтнер.
— Нет, — удивленно отозвалась она. — А зачем мне это знать?
— Вы состоите в связи с господином Уортом. Женщину, как правило, очень интересует финансовое положение мужчины, особенно если у нее есть основания опасаться, что он потеряет при разводе половину своего имущества.
— Я… мы… — Суини запнулась. — Мы только недавно начали встречаться. Мы не…
— Вы с ним настолько близки, что провели у него вчерашнюю ночь, — перебил ее Аквино. — Люди на многое готовы ради денег.
— Но ведь Кандра согласилась подписать бумаги. — Суини подняла голову и посмотрела на полицейских. — Она была недовольна условиями развода, это мне известно, потому что Кандра хотела попросить меня, чтобы я убедила Ричарда повысить размер содержания. Так что, хоть я и не знаю точной цифры, она никак не могла составлять половину его имущества.
Ее утверждение звучало вполне разумно. Суини видела, что детективы тоже это понимают.
Райтнер потер подбородок. У него были необычные часы с множеством кнопок и панелей — из тех хронометров, указывающих время в любой точке земного шара. При виде этих часов Суини внезапно осенило.
— Который час?
Райтнер бросил взгляд на запястье.
— Шесть сорок три.
— Думаю, мне удастся доказать, что я… — Суини не могла вымолвить слова «ясновидящая», донельзя смущавшего ее. А уж полицейские и подавно отказались бы принять во внимание все, что с ним связано. — Вы сами видели, что происходит со светофорами. Видели своими глазами, что исключений не бывает. Но у меня есть и другой способ доказать вам… что я заранее предвижу события.
— Неужели? И каким же образом? — В глазах полицейских читалось сомнение, но по крайней мере они не отмели ее предложение с ходу.
— Здесь есть телевизор? Скоро начнется «Шанс».
— И что же? — спросил Аквино.
— А то, что это не повтор, значит, я не видела эту передачу раньше. Согласны?
Райтнер пожал плечами.
— Согласны.
— Что, если я сумею предсказать развитие событий еще до того, как они произойдут? — Суини допила кофе. Она все еще дрожала, но зубы перестали стучать. — Согласитесь ли вы признать возможность того, что я могла нарисовать картину, не побывав на месте преступления?
— Хотите продемонстрировать нам свои способности к ясновидению?
Суини начинала терять терпение. Она устала, замерзла, извелась от тревоги, и это грозило тем, что она вот-вот сорвется.
— Нет. Я хочу одного — вернуться домой и лечь в постель, но боюсь, что если засну, опять что-нибудь нарисую. Мне это надоело. Если вам надо узнать, кто убил Кандру, отдайте мне этот чертов холст и позвольте его закончить. Возможно, я сделаю это ближайшей ночью.
Детективы молча смотрели на нее. Суини с вызовом — на них. Наконец Аквино мотнул головой в сторону двери, и полицейские опять покинули помещение. Суини опустила лицо в ладони, гадая, надолго ли ей хватит сил.
Аквино и Райтнер остановились у дверей.
— Ну, что скажешь? — спросил Аквино.
— Чем мы рискуем? Давай посмотрим «Шанс».
— И что узнаем? Что она — ловкая отгадчица?
— По ее словам, мы выясним, есть ли хоть ничтожная вероятность того, что у девушки дар ясновидения. Я не говорю, что верю этой чепухе. Но по-моему, ну, то есть это… это интересно. Мы не обязаны налагаться на каждое ее слово, но проверить не помешает. Не стоит ограничиваться одной картиной; в лаборатории уже делают анализ на волокна ткани, и, как только появятся результаты, мы точно узнаем, были на месте преступления волокна из ее квартиры или нет.
— Иными словами, тебе нравится «Шанс», и ты хочешь его посмотреть.
Райтнер пожал плечами:
— Я только хочу сказать, что мы ничем не рискуем, позволив ей смотреть передачу. Заодно выясним, на что она способна.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Теперь ты ее видишь - Ховард Линда



Неважный перевод, много противоречий и ляпов. Конец смазан и сильно упрощен. Если исправить все ошибки, получится классный роман-детектив. А так: 6/10.
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаЯзвочка
10.07.2011, 16.58





роман замечательный, немного наивный, но читала с удовольствием
Теперь ты ее видишь - Ховард Линдаарина
2.11.2011, 11.37





очень приятный роман и г.г. интересная.
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаАлика
28.02.2012, 23.22





Не понравилось.
Теперь ты ее видишь - Ховард Линдаkotija
13.04.2012, 9.47





Скучно
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаДарина
4.09.2012, 23.15





Сюжет необычный,с мистикой.Но было скучно.7 баллов.
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаОсоба
26.03.2013, 21.45





Роман прекрасный.Предательство разврат ложь зависть в книге хватает- читайте .10 бал.
Теперь ты ее видишь - Ховард Линдаталия
4.04.2013, 7.32





Жуткая книженция. мистический триллер. психология героев, художница-героиня особенности профессии и восприятия мира художником, никаких розовых соплей-все очень интересно. И конечно же, как пишут здешние тетеньки:" мне понравилось! Обязательно читайте,100баллов!" как еще пишут:" прочла на одном дыхании! Обалденный роман!" можно подолжать тупить в коментах довольно долго :D
Теперь ты ее видишь - Ховард Линдакато
2.11.2013, 7.39





необычно, интересно, захватывающе... ну сами подбирайте слова, когда прочитаете)))
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаLili
5.11.2013, 14.25





Книга определённо мне понравилась, интересный сюжет с детективным уклоном. Я заметила Линда Ховард любит в свои любовные романы вплетать загадки и расследования и не чурается лёгкой мистической нотки. По большей части её призведения весьма предсказуемы и мужские типажи не отличаются разнообразием. Писатель отдаёт предпочтения мужчинам в форме - военным ( действующим и в отставке), полицейским, агентам ФБР и просто крутым мужчинам в лучшем смысле этого слова. В общем, предсказуемость развития сюжетов, устойчивые образы главных действующих лиц, детективные линии сопряжённые с опасностью для ГГ(ни), часто интересная любовь между гперсонажами делают романы Линды Ховард такими милыми и любимыми мной. За "Теперь ты её видишь" твёрдая 10.
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаОльга К
14.11.2013, 3.53





Книга скучная. Я бы из 10 баллов поставила не больше 4: уж слишком невероятно вспыхнули чувства у героев, описания очень затянутые, сюжет, опять-таки на мой взгляд, неинтересный. Перечитывать не стала бы и рекомендовать к прочтению тоже не буду. У автора есть более интересные книги, имхо.
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаЯя
20.01.2014, 9.58





НУДНО, НУДНО, НУДНО!!!!!!
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаОЛЬГА
2.05.2014, 15.06





Роман на подобии "Лицо из снов", но чем то не дотягивает до него, вроде как не оконченый, чего то не хватает.. Особенно бскудненькая концовка.
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаЛена
2.05.2014, 22.04





попробуйте почитать Ольга Горовая "Любовь, как закладная жизни"
Теперь ты ее видишь - Ховард Линдарамирва
19.06.2015, 13.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100