Читать онлайн Теперь ты ее видишь, автора - Ховард Линда, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Теперь ты ее видишь - Ховард Линда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.91 (Голосов: 86)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Теперь ты ее видишь - Ховард Линда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Теперь ты ее видишь - Ховард Линда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ховард Линда

Теперь ты ее видишь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Пол прихожей был выложен темно-серыми плитками и покрыт толстым ковром самой затейливой расцветки, какую Суини видела в жизни. Она с удовольствием задержалась бы здесь, но Ричард сделал ей знак идти вперед, и девушка нехотя подчинилась. Лицо Ричарда совершенно окаменело. Казалось, ее появление рассердило его, но вежливость не позволяла ему прямо сказать об этом. Суини еще глубже засунула руки в карманы куртки, чувствуя себя незваной гостьей.
То же ощущение возникло у нее и в прошлый раз, когда она приезжала сюда. Разумеется, тогда на Суини давила необходимость общаться с незнакомыми людьми — впрочем, это продолжалось недолго, — однако сейчас она испытывала такую же неловкость. Роскошь действовала ей на нервы. В детстве Суини то и дело проливала соус на чью-нибудь фамильную скатерть, нечаянно вымазывала красками шелковую блузку или наступала на упавшую чернильную ручку, да так, что та ломалась, забрызгивая ковер, стоивший целое состояние. В голосе матери неизменно появлялись трагические нотки, она говорила, что ради спокойствия человечества Парис следовало бы запереть в клетке, после чего рассыпалась в извинениях за неуклюжесть ребенка. И когда-то Суини всерьез опасалась, что мать действительно посадит ее в клетку.
Постепенно девушка преодолела этот страх, но ощущение того, что она опасна для окружающих, сохранилось. При виде дорогих предметов и обстановки ей неизменно становилось не по себе. Суини прошла по осевой линии прихожей, стараясь держаться как можно дальше от изящного торшера.
Просторная гостиная была справа. Пропустив туда Суини, Ричард молча последовал за ней. У девушки возникло смутное ощущение, что ее ведут под конвоем. Она понимала, что ей не следует здесь находиться. Мало того, что ей не место в доме Ричарда, она ко всему прочему явилась в неподходящее время. Суини слишком многого ждала от своих отношений с ним, хотя отношения эти только начинались и были слишком неопределенными, чтобы от них чего-то ожидать.
Несмотря на смущение, Суини не утратила своего обычного чутья к цветам и краскам и сразу заметила, что комната изменилась. Кандра предпочитала светлые, нейтральные тона, а теперь все вокруг стало более насыщенным и сильнее бросалось в глаза. Обстановка изменилась, но казалась такой же роскошной.
Суини стояла посреди гостиной, нервно переминаясь с ноги на ногу.
— Садись, — сказал Ричард.
— Мне нужно идти. — Господи, она до сих пор не научилась лгать так, как это принято в обществе. — Я понимаю, что мне нельзя здесь оставаться. Я пришла без приглашения…
— Садись, — повторил Ричард, но на сей раз сердито.
Суини взглянула на большое кожаное кресло с подголовником и устроилась на краешке сиденья. На столике рядом с креслом стояло нечто вроде статуэтки. Девушка сунула руки между коленями, чтобы ненароком не уронить вещицу.
Суини смущало сейчас присутствие Ричарда, и от этого ей было особенно не по себе. Ни в своей квартире, ни на любой нейтральной территории она ничуть не стеснялась его. К тому же только здесь Суини впервые ощутила разделявшую их финансовую пропасть. Она не замечала в поведении Ричарда ни тени снобизма, значит, дело только в ней самой, однако снобизм навыворот раздражал девушку ничуть не меньше.
— Не знаю, о чем ты думаешь, но мне не нравится выражение твоего лица. — Ричард произнес эти слова сухо, но по крайней мере без прежней злости.
— Я думаю о том, что мне здесь не место. — Приятно ей или нет, но это чистая правда. Суини вперила взгляд в цветочную композицию и, чтобы отвлечься, изучала сочетание красок.
Ричард пожал плечами.
— Мне тоже.
Суини испуганно вскинула голову.
— Это ведь твой дом.
— В душе я до сих пор остался деревенским пареньком. Этот дом для меня всего лишь жилище, я предпочел бы другую обстановку.
Суини молча уставилась на него. Ричард тоже не спускал с нее глаз, казавшихся черными в мягком приглушенном свете ламп. Девушку пронзило физическое ощущение близости, возникавшее у нее всякий раз, когда рядом был Ричард. Она тут же попыталась овладеть собой, понимая, что сейчас не время для этого.
— Я весь день провел в полиции, — негромко сообщил Ричард. — Я чертовски тревожился за тебя, но позвонить не мог.
— Понимаю, — быстро ответила Суини. — Я и не ждала твоего звонка. У меня все хорошо. Наконец-то я догадалась, что могу забраться в горячую ванну и сидеть там, пока не пройдет озноб.
— Я бы предпочел, чтобы ты согревалась в моей постели.
От этих слов между ними словно протянулась раскаленная ниточка. Почувствовав, как по ее телу пробежала судорога, Суини все поняла. Конечно же, она ошиблась, решив, что Ричард смотрит на нее с неприязнью, как на незваную гостью; на самом деле это был сосредоточенный взгляд мужчины, который хочет заняться любовью — немедленно, не сходя с места.
Суини вскочила на ноги, словно выброшенная из кресла острым, почти невыносимым приступом смущения и неловкости. В ее душе боролись желание и тревога. Одной откровенной фразой Ричард возбудил девушку, заставил воспламениться ее тело. Груди Суини набухли и запульсировали; даже не опуская глаз, она поняла, что ее соски отвердели. Между ног растекся сладостно-мучительный жар, и она вся напряглась, стараясь унять боль, но та лишь усилилась.
Суини сознавала силу своего влечения к Ричарду и наслаждалась этим. Ей нравились неистовые поцелуи, исполненные неудовлетворенной страсти, пьянящие прикосновения обнаженной плоти, головокружительное ощущение опасности и вместе с тем полного покоя — все, что она испытывала, лежа в его объятиях. Как бы сильно ни хотела Суини довести до конца любовную игру, сдержанность Ричарда доставляла ей огромное удовлетворение. То, чем Суини наслаждалась в мечтах, пугало ее в реальности.
— Пожалуй, я пойду. — С этими словами она повернулась к двери.
Руки Ричарда сомкнулись на талии Суини, прежде чем она успела сделать шаг.
— Ты никуда не пойдешь. — Ричард крепко обнял девушку, прижимаясь к ней грудью и бедрами. Она почувствовала, что его отвердевшая плоть уткнулась ей в живот. — Неужели ты не хочешь меня? — Ричард склонил голову, щекоча дыханием ее висок и спускаясь к чувствительной ямке под ухом.
Девушка замерла. О чем он спрашивает? Она хочет его так, как никогда и никого в жизни. Суини только начинала осознавать истинную силу своей страсти к нему, и не только в физическом смысле этого слова. По сравнению с ее духовной привязанностью к Ричарду плотское вожделение казалось чем-то незначительным, второстепенным. В детстве Суини обожала домашних и отчаянно нуждалась в ответной любви, но она не получила ее, и с той поры избегала всего, что могло ранить душу.
Но сейчас Суини с испугом подумала, что остерегаться уже поздно. Она влюбилась в Ричарда, ее тело трепетало от прикосновения к нему, охваченное жаждой упоительного наслаждения, которое он подарил ей однажды.
Суини не могла ответить ему согласием, хотя он требовал этого, во всяком случае, не могла ничего выразить словами. Охваченная безумным страхом и возбуждением, она утратила дар речи. Ее руки скользнули по груди Ричарда и обвились вокруг его шеи. Суини приподнялась на цыпочки так, что его набухший орган попал в ложбинку между ее бедер. Это и был ответ.
Ричард привлек девушку к себе, прильнув к ее губам неистовым, жадным поцелуем. Его язык глубоко проник ей в рот, и, ошеломленная, Суини вдруг поняла, с каким трудом он сдерживался до сих пор. Теперь Ричард дал себе полную волю. Суини казалось, что ее вот-вот сомнут и проглотят, вот только ей совсем не было больно от этого. Она ощущала боль лишь от мучительной, неудовлетворенной страсти.
Ричард стянул с нее куртку и швырнул на пол. Потом запустил руки под блузку Суини и положил ладони ей на грудь, стискивая горячими шершавыми пальцами ее напряженные соски. От его прикосновений девушка выгнулась дугой, из ее губ вырвался негромкий протяжный стон. События разворачивались слишком быстро и уже не поддавались контролю.
— Ричард… — выдохнула Суини, сама не зная, что это — протест или мольба. Он сорвал с нее блузку, и уже в следующее мгновение девушка оказалась распростертой на кушетке необъятных размеров. Еще через десять секунд она была раздета донага и даже не успела сообразить, где туфли, носки, джинсы и трусики. Ричард широко раздвинул ее ноги. Суини затуманенным взором следила за тем, как он усаживается между ее бедер, положив одно колено на кушетку, упираясь в пол ступней другой ноги и терзая пальцами застежку брюк. Все тело Суини содрогалось от сладостного предвкушения, а по жилам мчался поток горячей, бурлящей крови, направляясь в низ живота. Ричард склонился над ней, и Суини положила руки ему на грудь, чувствуя под правой ладонью удары его сердца. Сузившиеся от страсти глаза Ричарда встретились с широко распахнутыми глазами Суини, и, не спуская взгляда с девушки, он глубоко вошел в нее одним мощным толчком.
Суини почувствовала пронзительную боль, острую и жгучую, словно вновь была девственницей. Она вскрикнула и затаила дыхание, каменея от напряжения. Ричард вполголоса неразборчиво выругался и, чуть отпрянув, вновь вонзился в нее, на сей раз медленнее. Боль тут же отступила и уже не повторялась; видимо, это была реакция ее тела на непривычное вторжение. Второй толчок вновь заставил Суини пронзительно вскрикнуть, но на сей раз от удовольствия.
— Хорошо… — задыхаясь, пробормотал Ричард. Его напружиненное тело замерло в неподвижности, словно он опасался, что еще одно движение окончательно сломит его волю, и тогда уже ему не остановиться до тех пор, пока не достигнет оргазма.
Суини обвила ногами талию Ричарда и выгнула бедра, позволяя ему проникнуть еще глубже. Она дышала коротко и отрывисто. Суини казалось, что она не выдержит, если огромный и твердый член Ричарда хотя бы шелохнется, но вместе с тем всеми силами побуждала его двигаться. В ее венах закипала кровь, а тело горело от жара. Ее мускулы напряглись и словно обхватили вторгшийся в лоно член Ричарда, стараясь поглубже втянуть его. Ричард изогнулся, издал утробный звук и устремился вперед с такой силой, что Суини едва не закричала; потом опять на мгновение остановился. Девушка выгнулась дугой, впиваясь ногтями в бугры мышц на его спине.
— Ну что же ты? — задыхаясь, пробормотала она. — Давай же!
Ричард схватил руки Суини и намертво прижал их к подушке над ее головой. Его лицо блестело от пота; он всем телом налег на Суини, и что-то в бездонной глубине его глаз сказало ей: его самообладанию пришел конец.
От его мощных толчков тело Суини содрогалось. Ричард не отпускал рук Суини, подтягивая ее все ближе к себе. Она чувствовала, как с каждым мгновением в ней нарастает напряжение и страсть; ее бедра пришли в движение, раскачиваясь вперед и назад и словно стараясь целиком поглотить Ричарда. Суини быстро кончила, рыдая и всхлипывая, но Ричард безжалостно продолжал двигаться, и как только завершились спазмы, Суини вновь охватило желание. Вдруг Ричард напрягся и приподнялся, содрогаясь в оргазме.
В воцарившейся тишине Суини отчетливо слышала собственное дыхание, быстрое и судорожное. Ее сердце билось неистово и сильно, как птица в клетке. Внезапно она обессилела и вся обмякла. Ричард всем своим весом навалился на нее, придавив к кушетке, но Суини была бы рада лежать так до бесконечности. Удовольствие, которое она испытала с ним прежде, не шло ни в какое сравнение с наслаждением настоящей близости. Несмотря на полное изнеможение, Суини охватил прилив душевных сил; казалось, она способна сдвинуть горы, но при этом не могла пошевельнуться. Сейчас ей хотелось одного — лежать с Ричардом, ощущать его тяжесть, прикасаться к его трепещущим мышцам и знать, что она не обманула его ожиданий, что он действительно удовлетворен.
Только сейчас Суини поняла, какую радость доставляет женщине близость с любимым мужчиной. В те редкие, недолгие мгновения, когда Суини позволяла себе пожалеть о своем одиночестве, она даже не представляла, какого наслаждения была лишена.
Ричард приподнял голову. Его волосы потемнели от пота, лицо светилось чисто мужским торжеством.
— Ну как? — ликующим и немного охрипшим голосом осведомился он.
Суини проглотила застрявший в горле комок.
— Сама хотела спросить, — выдавила она. — У меня слишком мало опыта.
Он одарил ее сияющей улыбкой.
— Я бы сказал, что ты чертовски хороша в постели. — Ричард отпустил запястья Суини, приподнялся на локтях, взял ее лицо в ладони и начал покрывать его медленными, осторожными поцелуями, повторяя языком движения своего члена, еще не совсем потерявшего твердость и остававшегося в Суини. Она заерзала под ним; ее разомлевшее лоно стало таким чувствительным, что с трудом выдерживало даже эту мягкую ласку.
Заметив это, Ричард отделился от Суини так осторожно, что она едва не прослезилась. Он привстал на колени, кое-как привел в порядок брюки, поднялся и взял девушку на руки. Она лежала в его объятиях совершенно обнаженная и беззащитная. Ричард вынес Суини из гостиной и поднялся по лестнице.
— Надеюсь, ты не откажешься остаться у меня на ночь, — шепнул он. — Нам еще многое предстоит изведать.
— Нет… В постели Кандры…
— Кандра не спала ни в той кровати, ни в той комнате, — мягко, но твердо заверил ее Ричард. — После того как мы расстались, я перестроил и заново отделал дом. — Толчком плеча он распахнул двустворчатую дверь и пошел, держа на руках Суини, по полам из блестящего дерева и коврам всевозможных расцветок. Наконец они оказались у громадной кровати, на которой могли бы уместиться шестеро. Ричард, опустив девушку на пол, но продолжая прижимать ее к себе, нагнулся и сорвал покрывало.
У Суини подогнулись колени.
— Я хотела бы принять душ, — сказала она. Еще ей была нужна ночная сорочка, полотенце и пара салфеток, чтобы прикрыть интимные места. Еще никогда Суини не чувствовала себя такой беззащитно-обнаженной, еще никогда так остро не ощущала свое тело.
Внезапно Ричард замер.
— Будь я проклят! Я же забыл надеть резинку!
Они уставились друг на друга широко раскрытыми глазами, и Суини вдруг отчетливо ощутила влагу между ног. Она быстро подсчитала в уме.
— Думаю, обойдется. Последние месячные были у меня около трех недель назад. — На мгновение у нее мелькнула безумная мысль, сожаление, что их близость пришлась на такое подходящее — то бишь неподходящее — время. Несколько секунд Суини колебалась, не зная, какое из двух слов более уместно.
Ричард открыл ящичек прикроватного столика, вынул оттуда коробку, поставил на столешницу и достал оттуда презерватив.
— Нам обоим не помешает душ. Ванные комнаты — вон там. — Он повернулся и указал на две двери, забранные решетчатыми жалюзи.
Но Ричард и не думал принимать душ отдельно от Суини. Презерватив в его руке свидетельствовал о том, что он лелеет определенные замыслы. Сердце Суини учащенно забилось; она невозмутимо направилась к ванной, хотя щеки ее уже пылали румянцем. Между тем Ричард, разбрасывая предметы одежды по полу на пути от кровати к ванной, уже разделся до трусов и настиг Суини.
Она остановилась в дверях. Ванная Ричарда оказалась просторнее ее спальни. Напротив входа возвышалась огромная квадратная раковина «джакузи», на ее изразцовом бортике лежала стопка толстых белоснежных полотенец, а рядом стояла хрустальная ваза, наполненная маленькими разноцветными шариками мыла. Справа за стеклянной дверцей располагалась душевая кабина. Пол, выложенный глянцевитыми плитками мягкого розовато-коричневого оттенка, казалось, светился под яркими лучами мощных ламп. Слева, в маленьком отдельном помещении, находился унитаз, а вдоль стены тянулся длинный туалетный стол из какого-то полированного материала темно-коричневого цвета. Над раковинами поблескивали золоченые краны. Перед ванной и душевой кабиной лежали толстые мягкие ковры.
— Роскошь на высшей стадии разложения, — заметила Суини.
Огромная теплая ладонь скользнула по обнаженной округлости ее ягодиц.
— Рад, что тебе понравилось.
Ей не просто понравилось; она была очарована подобранными со вкусом расцветками. Заурядный коричневый цвет был бы здесь не к месту, но, дополненный розоватым оттенком, казался Суини таким глубоким и насыщенным, что в нем хотелось раствориться. Золотистые вентили отбрасывали на туалетный столик желтые отблески, заставляя его сверкать.
Суини распахнула дверцу душа и вытаращила глаза.
— Ух ты! — Кабина, размером по меньшей мере полтора на два метра, отделанная мрамором с розовыми и коричневыми разводами, с каким-то хитроумным душем, который одновременно окатывал человека со всех сторон, привела ее в восхищение.
Ладонь, лежавшая на ее ягодице, нетерпеливо подтолкнула Суини вперед. Она повернулась и увидела Ричарда во всем великолепии мужской наготы. Суини уже видела его почти без одежды и без труда представляла себе, как он выглядит совсем голым. Но реальность превзошла все самые смелые ожидания. Ричард сохранил отличную форму и выглядел именно так, как, по мнению Суини, должен выглядеть мужчина, взрослый, зрелый, сильный… и, так сказать, заинтересованный. Повинуясь безотчетному импульсу, она протянула руку и сжала пальцами его напряженный пенис, едва расслышав невольный вздох наслаждения и сосредоточив все внимание на толстом орудии, подрагивавшем в ее ладони.
— Будь осторожна, иначе не успеешь принять душ, — предупредил Ричард.
— Так ли уж это важно? — проворковала Суини.
— Я предпочитаю неспешное, вдумчивое и романтическое наслаждение.
Она откинула голову и удивленно приподняла брови.
— Романтическое?
— Я размышлял над этим целую неделю, пытаясь вообразить, что и как буду делать.
Одной рукой Суини продолжала сжимать его член, другой провела по волосатой груди Ричарда. Из ее полураскрытого рта вырывалось мягкое дыхание.
— И какие же планы у тебя на уме?
— В сущности, план у меня один.
— Один? В чем он заключается?
— Затрахать тебя до потери пульса, — будничным тоном отозвался Ричард и, как только Суини отпрянула от него, заливаясь смехом, осторожно высвободил из ее пальцев свой драгоценный член. Воспользовавшись растерянностью девушки, он втолкнул ее в кабину и пустил воду.
Суини сразу поняла, что ему уже не впервой принимать душ с женщинами; душевые головки были направлены так, что струи воды били ей в грудь, оставляя волосы почти сухими. Чуть погодя, насладившись прикосновениями намыленных рук Ричарда, скользивших по ее телу, Суини призналась себе, что он отлично умеет вымыть женщину. И еще через несколько минут, надев презерватив, Ричард продемонстрировал ей, что отменно умеет заниматься любовью в душе. Прижав девушку к мраморной стене, он жадно и нетерпеливо вторгался в ее тело, заставляя Суини корчиться и извиваться в своих объятиях. Когда все завершилось, она едва стояла на ногах, и Ричарду пришлось, удерживая ее в вертикальном положении, вытирать полотенцем. Сам он не кончил и все еще был возбужден. Суини догадалась, что во второй раз Ричард достигнет оргазма намного позже, поэтому ей предстоит долгая любовная игра. Она сама не знала, радоваться этому или молить о пощаде.
Потом он отнес Суини в кровать, и мысль о том, чтобы просить о пощаде, немедля покинула ее. Казалось, Ричард целую вечность покрывал Суини поцелуями — от макушки до пят. Он ласкал губами ее соски до тех пор, пока она не застонала от удовольствия нетерпения. Его пальцы проникали между ее ног, поглаживая и лаская интимные места, потом их место занял язык. От острого наслаждения она кончила, издав громкий вопль. Дав Суини чуть-чуть отдохнуть, Ричард перевернул ее на живот и овладел ею сзади. К этому времени лоно девушки разбухло до такой степени, что едва вмещало его член, все глубже вторгавшийся в ее тело. Подчиняясь неторопливому ритму толчков, грудь Суини скользила по простыням и ладоням Ричарда, которые поддерживали ее снизу, отчего при каждом движении она ощущала завораживающее прикосновение его умелых пальцев.
Она кончила в четвертый раз, и Ричард вместе с ней; потом они лежали, прильнув друг к другу. Суини положила голову ему на плечо, а Ричард лениво ласкал ее, груди, ягодицы, бедра и живот, как будто ему все еще было мало. Смежив веки, Суини прислушивалась к ударам их сердец, постепенно замедлявшимся. Они словно приноравливались друг к другу — два сердца, бьющихся в унисон.
— Если хочешь спать, скажи, — шепнул Ричард и перекатился, подминая Суини под себя.
Девушка почувствовала, как его член вновь ищет вход, но не спешит проникать в нее. Она знала, что Ричард не станет этого делать, если она признается, что устала.
— Нет, — Суини притянула его к себе и подалась ему навстречу так, что его член вошел в нее на дюйм-другой. — Не давай мне сегодня уснуть. — Суини надоели убийства и картины, надоело ощущение того, что ее жизнь подчинена прихоти неведомой и невидимой силы. Она хотела забыться в чисто плотском наслаждении.
Ричард сделал все так, как она просила. Пару раз Суини казалось, что она засыпает, но скорее ее охватывало оцепенение полного удовлетворения. Они любили друг друга бесконечно долго, и даже когда отдыхали, их тела оставались одним целым. Когда лоно Суини пересохло и уже не могло принимать Ричарда, тот облегчил себе вход в ее тело с помощью крема. От его мощных толчков Суини несколько раз кричала, иногда у нее возникала мысль, что продолжать уже невозможно, но она неизменно находила в себе силы. В эту ночь Суини даже не вспоминала о холоде.
Когда небо осветили первые лучи солнца, они молча лежали, прижимаясь друг к другу. Ричард невыразимо нежным движением откинул волоса с ее лица.
— Расскажи мне о картине, — попросил он.
Суини на мгновение напряглась, недовольная нежданным посягательством на свой сладостный покой, потом вздохнула и поняла, что пришла пора вернуться к реальности.
— Я закончила ее лицо… — Суини сглотнула подступившие к горлу слезы. — Проснувшись и увидев картину, я сразу позвонила в салон, но никто не ответил. Я не знала номер Кандры, потому позвонила тебе и… и тут поняла, что опоздала.
— Тебе не в чем себя винить. — Ричард взял Суини за подбородок и повернул к себе ее лицо. — Следователи полагают, что Кандру убили около полуночи. К тому времени, когда ты закончила рисовать, было уже слишком поздно.
— Я… — Горло Суини сжалось. Она знала, что Ричард прав. И в самом деле, Суини работала несколько часов, чтобы завершить лицо, и после того как сделала это, уже ничем не могла помочь Кандре. Как художник Суини сознавала это, но как женщина, как человек считала себя обязанной сделать все, что в ее силах.
Она почувствовала, что Ричарда охватило напряжение, оно передалось и ей.
— Господи, я так боялся за тебя. — Он крепко прижал девушку к себе.
— Все в порядке. — Поцеловав его ключицу, она подумала, как это славно — чувствовать тепло, уют и удовлетворение. Потом Суини заставила себя вернуться к действительности:
— Не стану обманывать тебя, мне пришлось несладко, но я справилась. Не беспокойся, теперь я убедилась, что способна сама позаботиться о себе.
Темные глаза Ричарда блеснули.
— Я не должен был позволять тебе справляться со всем одной. Мне следовало находиться рядом с тобой.
— Ты не мог. Ты должен был… должен был позаботиться о Кандре. — К горлу Суини вновь подступил комок. — Она десять лет была твоей женой. Я понимаю, как ты расстроился…
Из груди Ричарда вырвался резкий, хриплый звук. Он отпустил Суини, перекатился на спину и устремил взгляд в потолок.
— Я не скорблю о ней, если тебя это интересует. Я не умею притворяться и не хочу делать вид, будто убит горем. Большинство людей полагают, что мне следует вести себя именно так, но я не намерен устраивать для них представление.
Уловив в голосе Ричарда боль и сдерживаемый гнев, Суини решила, что пришла пора успокоить его, как некогда он успокаивал ее. Она обняла его, гладя по лицу и груди.
— Нет, конечно. Это было бы нечестно.
Ричард посмотрел на нее.
— Ты уже начала рисовать лицо мужчины?
Суини покачала головой. Она пыталась сохранять безразличие, но в ее глазах мелькнул такой страх перед грядущим, что Ричард понял — вчерашнее утро было для девушки тяжелейшим испытанием в жизни.
Теперь настала его очередь успокаивать Суини.
— Я хотел позвонить тебе, — прошептал он, — но весь день просидел в полиции.
— Знаю. Тебе пришлось отдавать распоряжения…
— Считаясь при этом главным подозреваемым.
Зрачки Суини расширились.
— Что?! — Она едва не подпрыгнула в постели, но сдержала невольный порыв и еще крепче прижалась к Ричарду.
— Это самое логичное предположение. Чаще всего женщин убивают мужья и любовники. Мы с Кандрой собирались разводиться. Полицейским следовало убедиться, что убийца — не я.
— И как? Убедились?
— Да, убедились. — Ричард криво усмехнулся. — У меня не было мотива, и я сумел доказать, что в момент убийства находился дома.
— Каким образом?
— С помощью компьютера. Я работал в сети, и мой провайдер зарегистрировал время отключения.
Суини закрыла глаза, испытывай неимоверное облегчение. Она наклонила голову и потерлась щекой о его грудь.
— Мне пора идти, — прошептала Суини. — Сегодня тебя ждут тысячи дел. Как ты думаешь… не показать ли картину полицейским?
— Ни в коем случае! — отрезал Ричард. — Пообещай, что не станешь этого делать.
— Но почему? — удивилась Суини.
— Уж не думаешь ли ты, что они поверят, будто ты нарисовала картину во сне? Милая, ты сразу станешь подозреваемой номер один, по крайней мере на время. Я не хочу, чтобы ты прошла через этот кошмар; вдобавок, сосредоточив внимание на тебе, они впустую потратят время, которое нужно посвятить поискам настоящего преступника. Когда закончишь лицо убийцы, я найду способ направить следствие в должном направлении. — Ричард провел большим пальцем по подбородку Суини. — Пообещай мне, что не сделаешь этого.
— Хорошо. — Она натянуто улыбнулась. — Происходящее кажется мне каким-то нереальным.
— В той же степени, как и всякий эпизод твоего ясновидения, — заметил Ричард.
— Что, плохи мои дела? — Суини вновь улыбнулась, на сей раз от души.
— Даже очень. Когда нарисуешь лицо преступника, я подтолкну полицейских к нужному выводу, но этим твое участие в деле и ограничится.
***

Сидя в своей машинеХаетектив Аквино зевнул и потянулся, борясь с сонливостью. Ему очень хотелось в туалет, и он мечтал о чашечке кофе. Сохранять сегодня бодрость будет чертовски трудно. «Надо ехать домой, — подумал он. — То, что у Уорта есть подружка, ровным счетом ничего не значит».
Как всегда, Аквино подвело излишнее любопытство. Ему хотелось побольше разузнать об этой женщине. Он намеревался выяснить, кто она такая, где живет, почему пришла сюда пешком и, хотя Уорт явно ее не ждал, провела у него ночь.
Аквино допускал, что его старания напрасны! С другой стороны, предчувствия Аквино нередко оправдывались, и он собирался проверить, подвела ли его интуиция на этот раз.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Теперь ты ее видишь - Ховард Линда



Неважный перевод, много противоречий и ляпов. Конец смазан и сильно упрощен. Если исправить все ошибки, получится классный роман-детектив. А так: 6/10.
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаЯзвочка
10.07.2011, 16.58





роман замечательный, немного наивный, но читала с удовольствием
Теперь ты ее видишь - Ховард Линдаарина
2.11.2011, 11.37





очень приятный роман и г.г. интересная.
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаАлика
28.02.2012, 23.22





Не понравилось.
Теперь ты ее видишь - Ховард Линдаkotija
13.04.2012, 9.47





Скучно
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаДарина
4.09.2012, 23.15





Сюжет необычный,с мистикой.Но было скучно.7 баллов.
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаОсоба
26.03.2013, 21.45





Роман прекрасный.Предательство разврат ложь зависть в книге хватает- читайте .10 бал.
Теперь ты ее видишь - Ховард Линдаталия
4.04.2013, 7.32





Жуткая книженция. мистический триллер. психология героев, художница-героиня особенности профессии и восприятия мира художником, никаких розовых соплей-все очень интересно. И конечно же, как пишут здешние тетеньки:" мне понравилось! Обязательно читайте,100баллов!" как еще пишут:" прочла на одном дыхании! Обалденный роман!" можно подолжать тупить в коментах довольно долго :D
Теперь ты ее видишь - Ховард Линдакато
2.11.2013, 7.39





необычно, интересно, захватывающе... ну сами подбирайте слова, когда прочитаете)))
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаLili
5.11.2013, 14.25





Книга определённо мне понравилась, интересный сюжет с детективным уклоном. Я заметила Линда Ховард любит в свои любовные романы вплетать загадки и расследования и не чурается лёгкой мистической нотки. По большей части её призведения весьма предсказуемы и мужские типажи не отличаются разнообразием. Писатель отдаёт предпочтения мужчинам в форме - военным ( действующим и в отставке), полицейским, агентам ФБР и просто крутым мужчинам в лучшем смысле этого слова. В общем, предсказуемость развития сюжетов, устойчивые образы главных действующих лиц, детективные линии сопряжённые с опасностью для ГГ(ни), часто интересная любовь между гперсонажами делают романы Линды Ховард такими милыми и любимыми мной. За "Теперь ты её видишь" твёрдая 10.
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаОльга К
14.11.2013, 3.53





Книга скучная. Я бы из 10 баллов поставила не больше 4: уж слишком невероятно вспыхнули чувства у героев, описания очень затянутые, сюжет, опять-таки на мой взгляд, неинтересный. Перечитывать не стала бы и рекомендовать к прочтению тоже не буду. У автора есть более интересные книги, имхо.
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаЯя
20.01.2014, 9.58





НУДНО, НУДНО, НУДНО!!!!!!
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаОЛЬГА
2.05.2014, 15.06





Роман на подобии "Лицо из снов", но чем то не дотягивает до него, вроде как не оконченый, чего то не хватает.. Особенно бскудненькая концовка.
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаЛена
2.05.2014, 22.04





попробуйте почитать Ольга Горовая "Любовь, как закладная жизни"
Теперь ты ее видишь - Ховард Линдарамирва
19.06.2015, 13.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100