Читать онлайн Теперь ты ее видишь, автора - Ховард Линда, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Теперь ты ее видишь - Ховард Линда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.91 (Голосов: 86)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Теперь ты ее видишь - Ховард Линда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Теперь ты ее видишь - Ховард Линда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ховард Линда

Теперь ты ее видишь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Суини выбралась из постели сразу после трех часов ночи. Она без малейшего труда прошла по темной квартире, ни разу не оступившись. На ее лице застыло спокойное отстраненное выражение, глаза почти не моргали. Сердце билось медленно и ровно.
Приблизившись к незаконченному холсту, все еще натянутому на подрамник, она долго стояла перед ним, чуть склонив голову и словно прислушиваясь к беззвучным голосам.
Неторопливыми размеренными движениями девушка замешала густой коричневый пигмент и добавила в него черной краски. Добившись темного глянцевитого оттенка норковой шерсти, она начала рисовать, точными взмахами кисти воспроизводя веер Темных волос, беспорядочно разметавшихся по светлому ковру.
Нарисовать лицо было гораздо труднее. За окном уже занимался летний рассвет, когда Суини завершила тщательно проработанное изображение красивого, покрытого пепельной серостью лица с широко раскрытыми мертвыми глазами и расплывшимся накрашенным ртом. Студию уже начинали заливать солнечные лучи, когда она методично промыла кисти в скипидаре, закрутила тюбики с краской и вернулась в постель — так же беззвучно, как покинула ее.


Когда Суини проснулась, за окном ярко сверкало солнце. Она свернулась клубком, крепко обхватив себя руками в бессознательном стремлении сберечь тепло. Такого сильного, пронизывающего озноба у нее еще не бывало. Суини так дрожала, что под ней тряслась кровать.
Ричард. Ей нужен Ричард.
Поскуливая, она подвинулась к краю постели. Яркое солнце мешало рассмотреть цифры на электронном табло будильника, но все же Суини безошибочно различила единицу, ноль, тройку и четверку. Десять часов тридцать четыре минуты.
Почему не позвонил Ричард?
Он должен был позвонить. Не дождавшись звонка Суини, должен был позвонить сам. Господи, как быстро в их отношениях установился заведенный порядок! Но еще быстрее Суини привыкла к Ричарду. Отсутствие звонка потрясло ее, лишало только что обретенного чувства защищенности, казавшегося Суини чем-то почти невероятным.
— Ричард… — прошептала Суини, словно надеясь, что он услышит ее. Голос девушки напоминал слабый писк.
«Не паникуй, не смей паниковать, — сказала она себе. — Я справлюсь. Мне только показалось, что я умираю», — успокоила себя Суини. Каким бы неведомым законам ни подчинялись ее паранормальные способности, девушка никогда не слышала, чтобы они убивали своего обладателя.
Позвони Ричарду. Может быть, он проспал. Может быть, его деловой обед затянулся до позднего вечера.
Суини потянулась к телефону, стоявшему около кровати, и в тот же миг ее пронзила тошнотворная мысль. Картина! Она начинала улавливать определенную закономерность в происходящем. Чем больше она работает, тем сильнее реакция в виде озноба. Сегодня ей было холодно, как никогда прежде.
Ночью Суини нарисовала лицо жертвы.
Беспокойство заставило ее подняться. Медленно и неуверенно она поплелась в студию. Необходимо взглянуть на картину, и немедленно. Каждая секунда на счету. Ричард полагал, что Суини рисует после того, как свершился факт, но в глубине души она сомневалась в этом. Ужасные сомнения и вынудили ее передвигать ноги, хотя они и казались чужими и ступали не совсем туда, куда надо. Пошатываясь, Суини прошла по комнате. Она морщилась от усилий, которыми давался каждый шаг, и мучительной боли, уже зарождавшейся в глубине тела.
Оказавшись перед картиной, Суини тут же пожалела о том, что пришла в студию. Она стояла перед мольбертом, чувствуя, как в ушах шумит кровь. Девушка дрожала так сильно, что, опасаясь прикусить язык, стиснула зубы.
Кандра!
Суини смотрела на холст, пока не заболели глаза. В душе ее брезжила смутная надежда, что черты лица на портрете вдруг изменятся сами собой и перед ней окажется другой человек. Нет, наверное, она ошиблась. В последние дни Кандра занимала такое важное место в мыслях Суини, что она, вероятно, невольно придала жертве отдаленное сходство с ней.
Но нет. Лицо было выписано со скрупулезной четкостью, в фотографической манере Герхарда Рихтера. Суини отлично знала, что она очень, очень хороший портретист.
Кандра!
О Господи!
У нее не было телефона Кандры. Скорее всего это секретная информация — Кандра как-то, упомянула о том, что никогда не публиковала свой номер. Салон? Кандра должна быть в салоне, и Суини знала его номер.
Она потащилась в гостиную к радиотелефону. В трубке послышались длинные гудки, и наконец зазвучал голос автоответчика. Раздосадованная, Суини дала отбой. Руки так тряслись, что девушка уронила аппарат, и, когда наклонилась, чтобы поднять его, ее внезапно оставили силы, и она распласталась на полу.
Суини повалилась прямо на трубку, и жесткий угол пластикового корпуса впился ей в ребра. Постанывая, она все же умудрилась сесть, положила аппарат на колени и набрала номер Ричарда.
Ответила одна из помощниц Ричарда, но необычно приглушенным голосом.
— Это С-суини… Ричард на месте?
— Прошу прощения, мисс Суини, но его сегодня не будет. — Женщина поколебалась и добавила:
— Миссис Уорт… Кандра… ее убили.
— О Господи!.. — застонала Суини, едва сдерживая рыдания.
— Горничная обнаружила… тело, когда пришла в квартиру. Господин Уорт сейчас в полиции.
Суини вдруг поняла, что плачет. Сглотнув, она попросила осипшим голосом:
— П-передайте Ричарду, что я з-звонила.
— Обязательно, мисс Суини. При первой возможности.
Итак, Ричард прав: она ничем не может помочь, ничего не в силах предотвратить. Всхлипывая, Суини подтянула колени к груди и уткнулась в них лицом. Какой смысл в ее способностях, если она не способна извлечь пользу из тех кошмаров, которые рисует? К чему эти страшные приступы озноба, если она не в силах помешать убийствам? Должно же быть какое-то воздаяние за эту мучительную боль.
Внезапно взбунтовались мышцы ног, слишком долго находившиеся в напряженном состоянии. Их скрутила такая свирепая судорога, что Суини закричала от боли. Тяжело дыша и глотая слезы, она уперлась кулаками в бедра и начала разминать их, спускаясь к коленям и надеясь, что мышцы расслабятся. Девушка повторяла эти движения вновь и вновь, однако мышцы, казалось, тут же стягивались узлами.
Однажды она видела, как тренер футбольной команды массировал сведенную судорогой икру игрока, совершая обеими руками возвратно-поступательные движения. Суини задержала дыхание, собралась с силами и, положив руки на левое бедро, почувствовала под ладонями тугие узлы мышц. Постанывая от боли, она начала энергично растирать бедро, и через несколько секунд боль стала утихать, по крайней мере в этой ноге.
Когда наконец левая нога успокоилась, Суини взялась за правую. Судорога в правом бедре оказалась сильнее и возобновлялась сразу, как только девушка прекращала массаж. Она трудилась около пяти минут, и в конце концов мышцы расслабились. Все ее тело обмякло, как проколотый воздушный шарик. Не в силах сохранять сидячее положение, Суини повалилась на пол, словно тряпичная кукла.
Тепло. Ей нужен источник тепла. Ричарда ждать не приходится. С формальной точки зрения он все еще муж Кандры и теперь, должно быть, дает показания полиции, подписывает протоколы, отдает необходимые распоряжения. Суини записала номер его сотового телефона, но не звонить же ему при таких ужасных обстоятельствах. Придется самой позаботиться о себе.
От электрического одеяла мало проку. От горячего кофе — больше, но недостаточно. Тепло тела — это энергия, запасенная в воде, поскольку человек в основном состоит из воды. Значит, ей нужна горячая вода. Душ мало чем поможет; надо целиком погрузиться в горячую ванну.
Суини поползла к ванной, подтягивая себя вперед, будто раненый зверь. Руки и ноги едва действовали, она чувствовала, как замедляются ее мысли.
Она никогда не принимала ванну, только душ. Девушка уставилась на рукоятку, закрывавшую отверстие слива, и лишь через несколько секунд сообразила, как та действует, хотя, разумеется, прекрасно об этом знала. Просто отупела от холода.
Суини до отказа отвернула горячий кран. Комната начала заполняться туманом. В голове девушки мелькнул последний проблеск здравого смысла, и она вспомнила, что нужно пустить и холодную воду. В чересчур горячей воде можно обвариться, а то и вовсе погибнуть. Очень много людей умирает в ваннах от сердечного приступа, вызванного слишком долгим пребыванием в горячей воде. Нужно быть осторожной.
Суини подставила руку под струю воды, и ее пальцы обволокло благословенное тепло. Ощущение было таким приятным, что Суини подставила и другую руку, навалившись всем телом на край ванны. Она была слишком слаба, чтобы сидеть.
Когда вода набралась и ее уровень достиг отверстия перелива, Суини закрыла краны и плюхнулась в ванну, даже не сняв пижаму. Она чуть не взвыла — вода оказалась слишком горячей. Ноги девушки дрожали. Сквозь прозрачную воду она смотрела на свои обнаженные ступни; от холода они казались белыми, съежившимися.
Суини опустилась ниже, пока вода не коснулась ее подбородка. От вновь охватившей девушку дрожи по поверхности побежали маленькие волны. «Ну же, ну… ну…»— снова и снова бормотала она. Господи, только бы помогло. Если не поможет, придется звонить 911. Пожалуй, уже давно следовало это сделать, но в каком-то уголке сознания теплилась надежда, что озноб не такой уж серьезный.
Суини начала согреваться. Тепло воды проникало в нее очень медленно. Дрожь начала стихать, временами прекращаясь вовсе и позволяя девушке отдохнуть между приступами. Совершенно измученная, она положила затылок на покатый бортик ванны. До сих пор всякий раз, когда она начинала согреваться, ее клонило в сон, и чем сильнее был озноб, тем сильнее проявлялась сонливость. Надо постараться не заснуть в ванне.
Вода начинала остывать. Пальцы ног и рук порозовели и сморщились. Суини выпустила немного воды, включила горячий кран, чтобы вновь наполнить ванну, и заставила себя сесть прямо. Уж очень велика опасность уснуть, а значит, провести в воде слишком много времени. Еще несколько минут — и хватит, пообещала она себе.
Пока тянулись эти минуты, Суини вновь начала всхлипывать. Как и большинство людей, Кандра не была ангелом, но плохим человеком ее тоже нельзя назвать. Вплоть до того мгновения, когда она увидела Суини вместе с Ричардом, она неизменно вела себя дружески и доброжелательно. Ее поддержка немало способствовала успеху Суини.
Девушку очень огорчало то, как произошел ее разрыв с Кандрой. Она не раскаивалась, не могла раскаиваться в том, что сблизилась с Ричардом, но это случилось не в самое подходящее время. Если бы развод уже завершился, если бы Кандра не принимала так близко к сердцу его условия… этих «если бы» оказалось слишком много, и уже ничего нельзя было изменить.
Суини не решалась засиживаться в воде. Она открыла слив и, несмотря на дрожь, заставила себя подняться. Казалось, мышцы превратились в вареные макароны. Она сняла промокшую пижаму и повесила ее поверх занавески сушиться. Чтобы вытереться, пришлось приложить колоссальное усилие. Кончилось тем, что Суини вытирала ноги и ступни, сидя на крышке унитаза.
Потом она отжала промокшие концы волос. Ей следовало вернуться в кровать хотя бы на время, но Суини не хотела укладываться с влажными волосами, опасаясь нового приступа озноба. С другой стороны, нельзя же ждать, пока волосы высохнут. Суини подумала, не обрезать ли их, но тут же к ней вернулся здравый смысл, и она покачала головой. Вытащив из стопки сухое полотенце, девушка обернула им волосы, подоткнув под него мокрые локоны.
Пошатываясь, она побрела к кровати. Электрическое одеяло все еще было включено. Суини голышом заползла под него, наслаждаясь теплом, и как только ее тело расслабилось, немедленно уснула.


Детектив Джозеф Аквино, тучный мужчина с проницательными глазами и добродушным домашним лицом, внушал доверие. Его напарник X. Райтнер, худощавый и несколько желчный, с песочными волосами, подстриженными на военный манер, имел привычку впиваться в допрашиваемых немигающим взглядом светлых глаз до тех пор, пока несчастные не начинали беспокойно ерзать.
Поймать на эту удочку Ричарда было трудно. Он сохранял полное спокойствие и не сомневался, что опыт и закалка помогут ему противостоять ухищрениям следователя. Интересно, неужели Райтнер готов таращиться, пока глаза не вылезут из орбит?
Когда эти двое явились спозаранку к нему домой с известием о смерти Кандры, Ричард сразу понял, что они считают его самым вероятным подозреваемым. Он вел себя сдержанно, делал все, о чем его просили, и исполнял свой долг, несмотря на потрясение, от которого путались мысли.
Ричард уже давно не любил Кандру, в последний год питал.к ней жгучую ненависть, но никогда не желал ее смерти. Он лишь хотел выбросить эту женщину из своей жизни. И вот Кандра ушла — окончательно и бесповоротно. Смерть человека, которого хорошо знаешь, — всегда тяжелый удар, как и любое иное покушение на целостность твоего восприятия реальности. Окружающий мир меняется, и приходится какое-то время приспосабливаться к столь резкой перемене.
Поскольку развод еще не был завершен, закон по-прежнему налагал на Ричарда определенные обязанности по отношению к Кандре. Он опознал ее тело; ему и раньше случалось видеть трупы, но это было во время боевых действий, на необъявленной войне, и Ричард вступал в нее, сознавая возможность потерь и идя наперекор опасности. Но теперь все иначе. Погибла женщина, с которой его соединяли десять лет близости, хотя и довольно поверхностной; он спал с Кандрой, даже любил ее — по крайней мере вначале. Сейчас Ричард чувствовал только сожаление, но вполне искреннее.
Он позвонил родителям Кандры, переехавшим с Манхэттена после того, как ее отец спустил в рискованных биржевых операциях все деньги до последнего цента. Теперь Чарльз и Хелена Мэкссон обитали в пригороде Итаки, ведя столь скромную жизнь, что Кандра предпочитала приглашать родителей в Нью-Йорк, чем оставаться на ночь в их доме. Она называла его жалкой лачугой, хотя, по мнению Ричарда, кирпичный дом с фермой был под стать верхушкам среднего класса, и большинство людей жили в куда худших условиях. Но Кандра родилась и выросла в роскоши и не разделяла взглядов мужа.
Учитывая сложившиеся обстоятельства, Ричард сообщил Чарльзу, что предоставляет ему и Хелене принять все необходимые решения. Кандра — их дочь, и ее смерть — тяжелый удар для стариков. Место и способ погребения, равно как и отпевания, следовало оставить на их усмотрение.
Что бы ни делал Ричард, он постоянно ощущал неусыпное внимание следователей. Когда он разговаривал по телефону, один из них либо оба оказывались в пределах слышимости. Всякий раз, когда в его душе поднималось негодование, Ричард подавлял свои чувства, понимая, что полицейские лишь выполняют свой долг. Ведь статистика убийств свидетельствует о том, что в гибели женщин чаще всего повинны любовники или мужья. То, что они с Кандрой вели бракоразводный процесс, лишь усугубляло подозрения. Поэтому Ричард сохранял спокойствие даже тогда, когда следователи забрали его в полицейский участок и привели в камеру для допросов — тесное грязноватое помещение с тремя креслами и видавшим виды столом на шатающихся ножках.
Ричарду зачитали его права и спросили, не желает ли он позвонить своему адвокату.
— Нет, — ответил он, к вящему изумлению обоих следователей.
— Хотите кофе, воды? — спросил Райтнер.
— Нет, благодарю вас. — Ричард едва скрыл насмешливую улыбку, зная, что один из самых затасканных приемов — это спросить, не хочет ли подозреваемый пить. После этого ему приносят одну чашку кофе за другой, пока бедняга не станет корчиться от желания справить малую нужду. В туалет его, конечно же, не пустят и будут вновь и вновь повторять одни и те же вопросы, может быть, сформулированные несколько иначе, до тех пор, пока позывы мочевого пузыря окончательно не выведут несчастного из равновесия.
Стараясь поудобнее устроиться в кресле, в которое его усадили, Ричард отметил, что передние ножки, должно быть, специально укорочены, чтобы он соскальзывал с сиденья всякий раз, как попытается расслабиться. Он прочно уперся ногами в пол и более не сдвигал их с места.
Допрос начал Райтнер:
— Экономка сообщила, что вы и миссис Уорт разводитесь.
— Да, это так, — безразличным тоном отозвался Ричард. — Мы живем порознь уже год.
— Развод — неприятное дело? Я и сам дважды проходил через этот кошмар.
— Да, приятного мало.
— В ходе развода супруги ссорятся, ругаются, и это вполне понятно. Вы ведьмного теряете, мистер Уорт?
— В каком смысле?
— Сами знаете. Вы стоите кучу денег, и это не пустая игра слов. Женщина способна раздеть мужчину до трусов, отнять у него все, что он заработал, если, конечно, ему не хватило сообразительности с самого начала обезопасить себя. Когда вы женились на миссис Уорт, у вас почти не было денег, не так ли?
— Да.
— А значит, не было необходимости заключать брачный контракт.
— Господа, — невозмутимо заговорил Ричард. Он относился к следователям с пониманием и желал им успеха. — Если вы спрашиваете, не теряю ли я при разводе половину своего состояния, то ответ будет отрицательный. Когда мы вступали в брак, семья моей жены была богата. Ее отец настоял на контракте, желая в случае развода уберечь от меня свои деньги. Но соглашение было взаимным. Каждый из нас оставался при своем; Кандра не могла и притронуться к моему имуществу.
Ричард заметил быстрый взгляд, которым обменялись полицейские. Один из возможных мотивов отпадал.
— Разумеется, у вас есть копия этого контракта.
— У моего адвоката, Гэвина Уэллса. Второй экземпляр хранится у Оливии Ю, поверенной Кандры.
Полицейские записали названные имена.
— Ваша экономка утверждает, что между вами и миссис Уорт возникли некоторые трения из-за условий развода.
«У экономки слишком длинный язык», — подумал Ричард и сказал:
— Кандра была недовольна условиями. Она хотела получить больше, но после долгих препирательств все же согласилась подписать документы. Это должно было произойти сегодня в час дня в присутствии наших адвокатов. — Ричард машинально глянул на часы и отметил, что уже два. Он так и не позвонил Гэвину, чтобы отменить встречу, но Гэвин сам все узнает. Ему кто-нибудь сообщит, например, Оливия. Наверняка ей уже позвонил кто-то из друзей Кандры, якобы для того, чтобы сообщить новость, а на самом деле желая разнюхать подробности.
Известие о том, что Кандра согласилась подписать бумаги, исключало еще один мотив. Детективы крепко задумались.
— У вас есть ключ от ее квартиры? — осведомился Аквино, вступая в разговор впервые с той минуты, когда они переступили порог камеры для допросов.
Ричард покачал головой.
— Нет. Я ни разу не бывал у нее дома.
— Ни разу?
— Никогда. — Это совершенно определенное утверждение было труднодоказуемым. Понимая, что следователи думают сейчас об образцах волокон ткани, возможно, оставшихся на месте преступления, Ричард добавил:
— Кандра дважды приезжала ко мне побеседовать и забрать свои вещи, но я ни разу не был в ее квартире.
Полицейские скрыли разочарование. Теперь можно считать, что любое обнаружение идентичных образцов волокон в двух домах имеет свое объяснение. Все, что сообщил Ричард, было нетрудно проверить, и детективы это понимали.
— Миссис Уорт пользовалась успехом в обществе. Вы не ревновали ее к мужчинам?
Не выдержав, Ричард рассмеялся. Но смех прозвучал безрадостно.
— Нет.
— Когда она подала на развод…
— Она не подавала. Это сделал я.
— Вот как? — Еще один быстрый обмен взглядами. — Какова же была причина?
До сих пор Ричард ни одной душе не признался, отчего его разрыв с Кандрой оказался столь быстрым и окончательным. Суини узнала об этом только потому, что стала свидетельницей последней их ссоры. Ему не хотелось говорить о Кандре ничего дурного, в особенности того, что могло достичь ушей ее родителей.
— Ее родителям лучше не знать об этом, — сказал он наконец. — Старики будут убиты.
— О чем вы, мистер Уорт?
— Мне стало известно, что два года назад Кандра сделала аборт. Она не сказала мне о том, что беременна.
Полицейские, нахмурившись, откинулись на спинки кресел.
— Наверное, вы огорчились, — проговорил Аквино. Ричард бросил на него изумленный взгляд.
— Так, самую малость, — отозвался он, почти не скрывая издевки. — В тот же миг наша семейная жизнь закончилась. Я больше не хотел видеть Кандру. Я выгнал ее из дома, сменил замки и на следующий день подал на развод.
— Вы до сих пор ощущаете ненависть к ней?
— Скорее горечь, сожаление.
— Где вы были вчера вечером, господин Уорт?
— Вчера у меня состоялся деловой обед в «Четырех временах года».
Это тоже было нетрудно проверить.
— Когда вы уехали?
— В половине одиннадцатого.
— Куда вы направились оттуда?
— Домой.
— Вы были один?
— Да.
— Вы звонили кому-нибудь, разговаривали с кем-нибудь?
— Нет. Я занялся биржевым анализом на компьютере и разобрал сообщения, полученные по электронной почте. Точное время записано на диске машины.
— Когда вы закончили работу?
— После полуночи. Ближе к часу, если не ошибаюсь.
Ричард не знал предполагаемого времени убийства, но краем уха слышал, как кто-то сказал, будто бы Кандра не успела переодеться после вечеринки. Возможно, момент убийства примерно совпадал со временем ее возвращения домой. Известно, что Кандра оставалась на вечеринках до самого конца, будь то полночь или рассвет.
— Что вы делали потом?
— Отправился в постель.
— Один?
— Да.
Аквино вздохнул, лицо Райтнера выразило усталость. Ричард понимал, что он — их главная надежда, но ему удалось исключить все обычные мотивы. Дело, казавшееся простым и очевидным, начинало запутываться всерьез.
— Мы бы хотели, чтобы вы остались здесь до тех пор, пока мы кое-что не проверим, — сказал Райтнер.
— Понимаю. — Ричард бросил на полицейских уверенный взгляд, свидетельствовавший о том, что он прекрасно понимает все происходящее здесь. — Теперь я, пожалуй, не отказался бы от чашечки кофе… если, конечно, меня потом отпустят в туалет.
На лицах следователей появились унылые улыбки и тут же исчезли.
— Да, конечно. Вам какой?
— Черный.
— Я бы не советовал. — Аквино двинулся к двери. — Кофе следует разбавлять, даже если при этом он теряет цвет.
— Мне и так сойдет. — Ричард с тревогой подумал о Суини, не зная, как она провела ночь. Он уже не сомневался, что на ее последней картине будет изображена Кандра. Что, если она закончила картину минувшей ночью? Что, если у нее опять озноб? Что, если она нуждается в его поддержке?
Ричарду так сильно хотелось позвонить Суини, что он едва подавил это желание. Позволить полиции взять Суини на заметку означало бы впутать ее в это дело. Ричард не был на месте убийства, но если Суини изобразила его хоть сколь-нибудь правдоподобно, следователи, вполне возможно, сочтут это подозрительным. Ричарда очень интересовало, появилось ли на картине второе лицо — лицо убийцы.
— Нельзя ли мне связаться со своей конторой? — спросил он. Если бы Суини нуждалась в нем, она уже позвонила бы туда.
— Да, конечно. Можете воспользоваться моим телефоном, — предложил Райтнер. Так он слышал бы каждое слово, сказанное Ричардом. Подозрения уменьшились, но полностью их снимут лишь после завершения проверки, его показаний.
Ричард подошел к столу и набрал номер конторы. Ответила Табита Хэмрик, восходящая звезда финансовых наук.
— Тэби, это Ричард. Нет ли для меня сообщений?
— Тысячи. — Девушка вздохнула. — Ричард, мне очень жаль. Я могу чем-нибудь помочь?
— Нет. Я уведомил ее родителей и предоставил все на их усмотрение. Они скоро приедут. Черт побери, я забыл забронировать номер в гостинице. Не возьмешь ли это на себя? Отель «Плаза», все расходы за мой счет.
— Да, разумеется. И кстати. Утром звонила мисс Суини. Я сказала, что сообщу вам о ее звонке.
— Спасибо. — Ричард хотел спросить, какой у Суини был голос, но не решился. — Когда?
— По-моему, около одиннадцати. Я записала… Ага, вот. В десять пятьдесят семь.
Позднее утро, значит, Суини в порядке. Ричард с облегчением вздохнул.
— Все ясно. Благодарю вас, Тэби.
— Вы появитесь в конторе до вечера?
Ричард взглянул на Райтнера.
— Насколько я понимаю, проверка отнимет еще пару часов?
— Да. — Райтнер чуть заметно пожал плечами, словно извиняясь. Теперь в его манере не осталось следа прежней желчности.
— Нет, Тэби, я не приеду. Увидимся завтра утром.
Ричард повесил трубку и повел плечами, разминая мышцы. В камеру вошел Аквино, сжимая в ладонях три стаканчика. Ричард взял тот, в котором был черный кофе. Аквино и Райтнер разбавляли его таким количеством молока, что жидкость казалась почти белой. После первого же глотка Ричард понял, почему они так делают. Сам он еще в армии приучился пить такой крепкий кофе, чтобы получить заряд энергии.
Глоток кофе вновь напомнил ему о Суини и ее любви к этому напитку. Она внушала Ричарду страсть, какой он не испытывал до сих пор ни к одной женщине, но сейчас он ни за что не захотел бы оказаться рядом с ней.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Теперь ты ее видишь - Ховард Линда



Неважный перевод, много противоречий и ляпов. Конец смазан и сильно упрощен. Если исправить все ошибки, получится классный роман-детектив. А так: 6/10.
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаЯзвочка
10.07.2011, 16.58





роман замечательный, немного наивный, но читала с удовольствием
Теперь ты ее видишь - Ховард Линдаарина
2.11.2011, 11.37





очень приятный роман и г.г. интересная.
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаАлика
28.02.2012, 23.22





Не понравилось.
Теперь ты ее видишь - Ховард Линдаkotija
13.04.2012, 9.47





Скучно
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаДарина
4.09.2012, 23.15





Сюжет необычный,с мистикой.Но было скучно.7 баллов.
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаОсоба
26.03.2013, 21.45





Роман прекрасный.Предательство разврат ложь зависть в книге хватает- читайте .10 бал.
Теперь ты ее видишь - Ховард Линдаталия
4.04.2013, 7.32





Жуткая книженция. мистический триллер. психология героев, художница-героиня особенности профессии и восприятия мира художником, никаких розовых соплей-все очень интересно. И конечно же, как пишут здешние тетеньки:" мне понравилось! Обязательно читайте,100баллов!" как еще пишут:" прочла на одном дыхании! Обалденный роман!" можно подолжать тупить в коментах довольно долго :D
Теперь ты ее видишь - Ховард Линдакато
2.11.2013, 7.39





необычно, интересно, захватывающе... ну сами подбирайте слова, когда прочитаете)))
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаLili
5.11.2013, 14.25





Книга определённо мне понравилась, интересный сюжет с детективным уклоном. Я заметила Линда Ховард любит в свои любовные романы вплетать загадки и расследования и не чурается лёгкой мистической нотки. По большей части её призведения весьма предсказуемы и мужские типажи не отличаются разнообразием. Писатель отдаёт предпочтения мужчинам в форме - военным ( действующим и в отставке), полицейским, агентам ФБР и просто крутым мужчинам в лучшем смысле этого слова. В общем, предсказуемость развития сюжетов, устойчивые образы главных действующих лиц, детективные линии сопряжённые с опасностью для ГГ(ни), часто интересная любовь между гперсонажами делают романы Линды Ховард такими милыми и любимыми мной. За "Теперь ты её видишь" твёрдая 10.
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаОльга К
14.11.2013, 3.53





Книга скучная. Я бы из 10 баллов поставила не больше 4: уж слишком невероятно вспыхнули чувства у героев, описания очень затянутые, сюжет, опять-таки на мой взгляд, неинтересный. Перечитывать не стала бы и рекомендовать к прочтению тоже не буду. У автора есть более интересные книги, имхо.
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаЯя
20.01.2014, 9.58





НУДНО, НУДНО, НУДНО!!!!!!
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаОЛЬГА
2.05.2014, 15.06





Роман на подобии "Лицо из снов", но чем то не дотягивает до него, вроде как не оконченый, чего то не хватает.. Особенно бскудненькая концовка.
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаЛена
2.05.2014, 22.04





попробуйте почитать Ольга Горовая "Любовь, как закладная жизни"
Теперь ты ее видишь - Ховард Линдарамирва
19.06.2015, 13.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100