Читать онлайн Теперь ты ее видишь, автора - Ховард Линда, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Теперь ты ее видишь - Ховард Линда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.91 (Голосов: 86)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Теперь ты ее видишь - Ховард Линда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Теперь ты ее видишь - Ховард Линда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ховард Линда

Теперь ты ее видишь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Когда приехал Ричард, Суини встретила его закутанная в одеяло, с кружкой свежезаваренного кофе в руках. У нее вновь начался озноб, но пока его можно было терпеть. Ричард наклонился, быстро поцеловал Суини и протянул руки, чтобы обнять ее и защитить от холода.
— Подожди, — сказала она. — Первым делом я хочу показать тебе картину.
Ричард прошел вместе с ней в студию и молча осмотрел холст. На нем была изображена вопиющая в своей откровенности сцена насилия. Женское тело лежало распластавшись в луже крови, впитавшейся в светлый ковер. Изысканное черное платье превратилось в лохмотья, а рука — Суини нарисовала только одну — была покрыта ранами.
Мужчина стоял над жертвой в расслабленной позе. Нож, которым он действовал, был зажат в правой руке, свободно висевшей вдоль тела. Начав с туфель, Суини дорисовала его чуть выше пояса. На нем были черные брюки, возможно, джинсы, хотя отутюженные стрелки казались на джинсах несколько не к месту. Еще Суини нарисовала низ черной рубашки.
— Вероятно, грабитель, — заметил Ричард с холодной отстраненностью, свидетельствовавшей о том, что его мысли вошли в аналитическое русло. — Они оба в черном, но женщина выглядит так, словно собралась на официальный прием. Меня смущает обувь; грабитель надел бы кроссовки, либо что-нибудь на мягкой подошве.
— Мне тоже почудилось что-то странное в его туфлях. Они какие-то неуклюжие.
Суини не нравилось, как она нарисовала ноги мужчины. В них угадывалось едва уловимое нарушение пропорций. Но стоило ей попытаться внести исправления, мысленный образ тут же ускользал. Может, все дело в том, что она слишком устала и после отдыха ее мышление вновь прояснится.
— Я должна закончить картину. — Суини уже не могла скрыть раздражения и едва сдерживала рыдания. — Я должна увидеть лицо жертвы.
— Милая… — Ричард обнял ее за плечи и повернул к себе. — Смирись с мыслью, что это невозможно до тех пор, пока убийство не станет свершившимся фактом. Именно так было в случае с Илайджей Стоксом…
— Мои способности, или как их еще назвать, развиваются все сильнее. Или я все лучше овладеваю ими. То, что я рисую сейчас, явно отражает будущее. Так почему бы не предположить, что я охватываю все более широкие горизонты и мне удастся установить личность убитой, прежде чем станет слишком поздно?
— А если это не ограбление, завершившееся убийством, а заранее спланированное покушение?
Суини не поняла, к чему клонит Ричард:
— Какая разница?
— Возможно, преступник только замышляет убийство. Если бы мне понадобилось убить человека, я продумал бы свои действия до мелочей. Вероятно, тебе удалось ухватить замысел, существующий в настоящем, а не в будущем.
Суини бросила на него суровый взгляд — самый суровый, на какой только способна женщина, дрожащая будто осиновый лист.
— Не строй из себя умника, — отрезала она, хотя и сознавала правоту Ричарда.
— Не будь я умником, остался бы бедняком. Брось, Суини, сейчас ты ничего не можешь сделать. А вот закончив картину, по крайней мере получишь портрет убийцы. Женщину ты не спасешь, но хотя бы поможешь раскрыть преступление. — Ричард крепко прижал девушку к себе и повлек к выходу из студии.
— Кажется, ты вздумал успокаивать меня? Терпеть не могу, когда меня жалеют. Я не из тех истеричных художниц, которые впадают в бешенство из-за самых смехотворных неудач.
— Я знаю. — Ричард, улыбаясь, посмотрел в ее глаза. Они метали молнии.
Он устроился на диване и усадил Суини на колени, обернув себя и ее одеялом. Она с разочарованием отметила, что на сей раз Ричард не собирается снимать сорочку. И ложиться с ней он тоже не собирался. Суини понимала, что он не хочет подвергаться соблазну. Они оба остались одетыми, и это затрудняло обмен теплом, но сегодняшний приступ был слабее предыдущих.
Ричард крепко обнимал девушку, стараясь согреть ее.
— Я надеялась, что сегодня это не повторится. — Суини зарылась лицом в его грудь. — Ведь я не спала. Прошлой ночью я работала над холстом и чувствовала себя прекрасно. Отчего же я так замерзла сегодня утром?
— Вероятно, это зависит от того, насколько глубоко ты погрузилась в работу, либо от затраченного на нее времени.
Суини удивляла его способность найти разумное объяснение явлениям, по сути своей отвергающим всякую логику. Что ж, по крайней мере он воспринимает ее всерьез и верит ей даже в тех случаях, когда она сама едва ли поверила бы себе.
Суини лежала молча, впитывая его тепло. По мере того как она согревалась, ее охватывала сонливость. Теперь ей даже казалось, что приступы мучительного озноба — не такая уж большая плата за это наслаждение. Вспоминая о том, как Ричард разделся сам и раздел ее до нижнего белья, Суини почувствовала, что соски ее твердеют, а внутренности пульсируют от желания. У нее мелькнула озорная мысль — если она вызовет Ричарда, когда ей станет по-настоящему худо, он, глядишь, повторит это вновь. При воспоминании о том наслаждении, которое она испытала, всего лишь прижавшись к нему, ее тело захлестнула горячая волна. Суини мечтала, чтобы это повторялось, и как можно чаще.
Она вдруг поняла, что сопротивляться соблазну, сидя на коленях Ричарда, ничуть не легче, чем лежа рядом с ним. Его напружиненная плоть упиралась ей в ягодицы, и только твердая решимость преодолеть соблазн не позволяла Суини поерзать и оседлать член Ричарда. «Твердая»— это слово как нельзя точнее передавало степень ее решимости. Твердость противостоит хрупкости, а та стена, которой она отгораживалась от Ричарда, становилась все более хрупкой с каждым днем.
Ричард откинул волосы с виска девушки и прижался губами к ее нежной коже.
— Могу тебя порадовать, — шепнул он. — Кандра назначила мне встречу и завтра подпишет бумаги. Она была готова сделать это сегодня, но в документы нужно внести поправки и дополнения. Я устроил все так, чтобы дело поступило в суд уже на следующей неделе.
Суини чуть наклонила голову и уставилась на него широко раскрытыми глазами, поскольку знала о пресловутой загруженности нью-йоркских судов гражданскими исками. Да, Ричард устроил маленькое чудо.
— Как тебе это удалось?
— Деньги могут все, — беспечно отозвался он. — У меня есть деньги, и люди идут ко мне на поклон. Очень многие мне должны. — Ричард положил ладонь на затылок Суини и вновь привлек девушку к себе. Его губы скользнули пo ее виску и брови. — Через неделю, когда ты опять замерзнешь, я смогу согреть тебя изнутри.
О Господи, наконец-то ему удалось! Сердце Суини подпрыгнуло и забилось вдвое чаще.
— Ты и без того отлично меня согреваешь, — выдохнула она.
— Судя по тому, как ты трясешься и подпрыгиваешь, мне вообще ничего не придется делать — лишь завалиться на спину, посадить тебя сверху и насладиться тем, как ты меня объезжаешь.
У девушки вырвался смешок. Она сидела, туго спеленутая одеялом, но все же ухитрилась изо всех сил толкнуть Ричарда. Он улыбнулся и утихомирил ее самым простым средством — поцелуем.
Суини уютно устроилась в его объятиях, положив голову ему на плечо и думая о том, что еще никогда ей не было так хорошо. Даже несмотря на нынешние обстоятельства, она наслаждалась каждой секундой, проведенной вместе с Ричардом. Высвободив руку, Суини обвила его шею и запустила пальцы в волосы, мягкие и шелковистые, теплые у кожи и прохладные у концов. Волшебное ощущение! Судя по всему, Ричард заметил, что Суини еще не оставило воинственное настроение, и продолжал целовать ее.
Суини хотелось, чтобы он поцеловал ее еще крепче. Она ждала, что Ричард так и сделает, но он со вздохом отклонился и помрачнел. Суини поняла, что силой воли он ей не уступает.
— Если так будет продолжаться и дальше, я не смогу даже целовать тебя. — Ричард нахмурился.
— Ты хотел сказать, если будет стоять и дальше? — пошутила Суини, но голос у нее упал, и эффект пропал зря. Ричард разразился смехом, напоминавшим рычание.
— И то и другое. — Он шумно втянул воздух. — Поговори со мной. Отвлеки меня.
— О чем ты хочешь говорить? — Мысли девушки пришли в смятение. Она сомневалась, что сумеет поддержать беседу, во всяком случае, осмысленную.
— О чем угодно. Ты действительно родилась в Италии?
— Да, действительно. Точнее, во Флоренции. Моя матушка решила совершить нечто вроде паломничества, чтобы подпитать свое творческое вдохновение. Я родилась на две недели раньше положенного срока и тем самым полностью разрушила ее планы. Я плохо усваивала молочную смесь и теряла вес, поэтому матушка оставила меня в клинике и бросилась наверстывать упущенное. Моя мать — женщина целеустремленная. Уже через два дня после родов она снова отправилась в дорогу. Потом, собравшись домой, она заехала за мной в клинику, но не смогла покинуть страну из-за неполадок с моими документами — мать напрочь о них позабыла, — поэтому мне пришлось провести в больнице еще неделю, пока все не устроилось.
Суини говорила шутливо, поскольку уже давно привыкла к тому безразличию, с каким ее мать относилась к детям — не только к ней, но и к брату. Однако Ричарда это не рассмешило. Он даже не улыбнулся. Его взгляд стал суровым.
— Не хочешь ли ты сказать, — холодно уточнил он, — что мать бросила тебя в клинике, а сама отправилась в путешествие?
— Ну да. Мама — она такая. — Суини попыталась разрядить обстановку неловким смешком. Ничего не вышло.
— А где был твой отец?
— Полагаю, работал над каким-нибудь фильмом. Я даже не спрашивала.
Суини с удивлением увидела, что Ричард стиснул зубы. Казалось, сожми он их чуть крепче, и они не выдержат давления. Реакция Ричарда напугала ее. Сама она давно уже перестала задумываться над поступками родителей, не пыталась понять их и найти им оправдание.
— Послушай, — мягко проговорила Суини. — Родители не били и не истязали меня. Они не обращали на нас внимания, но в жизни бывает кое-что и похуже.
— Что значит — на нас?
— У меня один родной брат и несколько единокровных братьев и сестер от разных браков отца. Вполне возможно, их число еще увеличилось с тех пор, когда я общалась с ним в последний раз.
— Ты дружишь с братом?
— Нет. Он из тех, кто не любит плевать против ветра. Все, что ему нужно в жизни, — это затяжка, пойло и модные тряпки. Я не встречалась с ним… ого, уже три года, а то и дольше.
— Господи…
— Переехав в Нью-Йорк, я разослала им всем открытки, так что они знают мой адрес и номер телефона, но с тех пор никто мне не написал и не позвонил. Я даже не знаю, живут ли они там же, где прежде. А что с твоей семьей?
— У меня не осталось близких родственников. Отец умер, когда мне было три года, и я жил с матерью и дедом. Дед скончался восемь, а мать — пять лет назад. У меня два дяди по отцовской линии и множество двоюродных братьев и сестер, почти все они живут в Виргинии. Мы ежегодно встречаемся на Рождество, но Кандра терпеть не могла моих родственников, поэтому я всегда ездил один.
По тому, как он это сказал, Суини поняла, что Ричард очень любит встречаться со своими родными. Она попыталась представить шумную многолюдную семейную встречу, все участники которой рады видеть друг друга.
— Извини за дурной каламбур, — заговорила она, — но мне трудно представить семейную встречу в моей семье.
— Что ты делаешь на Рождество и в День благодарения?
— Ничего особенного. — Суини пожала плечами. — Работаю. У меня не бывает выходных.
— В таком случае мы проведем праздники в Виргинии.
— Ты хочешь взять меня с собой? — удивилась Суини.
— Еще бы! Не могу же я оставить тебя одну.
Теперь Суини не просто удивилась, эти слова поразили ее до глубины души. Она никогда не представляла себе своих будущих отношений с Ричардом. Они были для нее чем-то совершенно новым, и Суини не знала, чего от них ожидать. И уж конечно, она не думала о том, как провести праздники.
— Ты считаешь, что к тому времени мы все еще будем… — робко начала она.
— Конечно, — твердо заявил Ричард.
— Что ж… — Суини почесала нос. — Ладно.
Он усмехнулся.
— Твое воодушевление вскружило мне голову. — Ричард бросил взгляд на часы. — У меня назначена встреча, но ее можно отменить, если…
— Нет-нет, поезжай. — Суини быстро села. — Я пропарилась насквозь. Просто мне приятно сидеть у тебя на коленях.
Ричард посмотрел, какой у нее цвет лица, потом взял руку Суини, проверяя, согрелась ли она. Пальцы были теплые, и он прикоснулся к ним губами.
— Хорошо. Ты знаешь, как меня найти, если нужно. Сегодня и завтра вечером у меня деловые обеды, но конец недели свободен. — Он подмигнул. — Похоже, настало время для второго свидания.


В тот вечер Кандра вернулась домой в половине двенадцатого. Обычно она любила посещать вечеринки, но сегодня ей было не до веселья, хотя среди гостей оказалось немало хороших знакомых. Как ни старалась Кандра, она не могла отделаться от мыслей о завтрашнем дне. Завтра она подпишет условия развода, и лучшая часть ее жизни останется в прошлом. Скорее всего она больше никогда не увидит Ричарда. Может, когда-нибудь ей встретится мужчина, хоть чуточку похожий на него, но Кандра в этом сомневалась.
Ричард победил. Во всякой борьбе есть победитель и побежденный, и побежденной оказалась Кандра. Она потерпела сокрушительное поражение, поскольку с самого начала ее игра была обречена на провал. Если бы она дала Ричарду свободу, не поднимая лишнего шума, если бы проявила хоть каплю великодушия, он был бы более щедр. На Ричарда нельзя давить — не тот он человек.
Кандра чувствовала смертельную усталость. Она не сомневалась, что Карсон достанет деньги, но даже это не давало ей уверенности в будущем.
Кандра не любила возвращаться в темную квартиру и уходя оставила включенными лампы в прихожей и гостиной. Когда-то темнота в доме не пугала ее, ведь рядом с ней был Ричард. Иногда одиночество становилось невыносимым, и тогда Кандра приглашала на ночь Кая, но сегодня она предпочла остаться одна, не желая делить с ним ложе. Казалось, Каю понравилось, как с ней обошелся Ричард. «Я его уволю, — решила Кандра. — Его внешность — ценное достояние для салона, но в Нью-Йорке полным-полно привлекательных молодых людей, жаждущих приобщиться к миру искусства, даже если для этого приходится выбирать окольные пути».
Кандра положила свою маленькую, вышитую бисером сумочку на столик у двери и заперла замки. Стуча каблуками по плиткам на искусственного мрамора, она пересекла прихожую и ступила на пышный светлый берберский ковер, расстеленный в гостиной. Уловив уголком глаза какое-то движение, Кандра рывком повернулась, на мгновение потеряв от испуга дар речи.
— Как вам удалось проникнуть в дом? — спросила она, прижимая руку к груди, чтобы унять сердцебиение.
— У меня есть ключ. Очень удобно, не правда ли?
— Ключ? Не лгите. Откуда у вас ключ от моей квартиры?
— Есть одна старая пословица — мир не без добрых людей.
— Перестаньте молоть чепуху. Ключ от этой квартиры есть только у меня.
— Очевидно, вы заблуждаетесь, моя дорогая.
Самодовольство незваного гостя действовало Кандре на нервы. Она опустила глаза и с легким презрением спросила:
— Вы что — собрались на костюмированный бал или по ошибке решили, что сегодня День всех святых?
— Если кто-то из нас и совершил ошибку, то не я, а вы.
Изображать неведение уже не имело смысла. К тому же Кандра слишком устала, чтобы притворяться.
— Я сделала это из-за денег. Тут нет ничего личного. Мне нужны деньги, много денег, и у меня нет другого способа достать их. В дальнейшем это не повторится.
Ее уверения не были услышаны.
— Уж не думаете ли вы, будто я позволю отнять у меня то, что составляет смысл моей жизни?
— Вы прекрасно знали, во что ввязываетесь, поэтому не изображайте из себя жертву.
— Я знаю одно, что если здесь будет жертва, ею окажусь не я. — Слова прозвучали мягко, почти безмятежно, однако и они не достигли цели.
Внезапно испугавшись, Кандра отступила на шаг.
— Не прикасайтесь ко мне! Вон из моего дома!
— Здесь распоряжаюсь я. — Рука в перчатке поднялась, и в ней сверкнул кухонный нож с длинным лезвием.
Мгновенно приняв решение, Кандра метнулась влево, словно собираясь бежать к двери, но тут же бросилась вправо и потянулась к телефону. Трубка соединялась с аппаратом проводом; предпочитая элегантность удобству, Кандра выбрала изысканную европейскую настольную модель. Не успела она нажать девятку, как острие ножа полоснуло ее по руке. Кандра вскрикнула, отшатнулась и, зацепившись правым каблуком за ножку телефонного столика, повалилась на спину. Взвыв, она перекатилась на живот и даже умудрилась вскочить на ноги, но в тот же миг нож вонзился ей в спину. От захлестнувшей ее боли, ледяной и вместе с тем обжигающе-горячей, Кандра едва не потеряла сознание.
Глаза ее застилал туман, но Кандра с отчаянной решимостью бросилась прочь от сверкающего лезвия.
— Нет, нет, не надо, — залепетала она и, пошатнувшись, попыталась перебраться через спинку дивана, чтобы выиграть немного времени, но у нее уже подгибались ноги.
Изящная туфля на высоком каблуке скользнула по ковру, и щиколотка Кандры подвернулась с тошнотворным хрустом; ее пронзила такая острая боль, что она почти забыла про рану в спине. Туфля свалилась с ноги, и Кандра упала на четвереньки. Еще один язык холодного огня лизнул ее тело под правой лопаткой. И еще один, на сей раз ниже и сбоку.
Все тело Кандры напряглось и забилось в конвульсиях. Она не могла даже закричать. Ее рот широко раскрылся, беззвучно хватая воздух, но легкие уже отказывались подчиняться. Каким-то образом женщине удалось вновь перевернуться, приподняться на руках и коленях и поползти. Это потребовало нечеловеческого напряжения, но Кандра знала, что ее усилия тщетны. Она все поняла.
Распластавшись на толстом ковре, женщина слабо дернула ногой, словно защищаясь. Сквозь темную пелену она увидела, как вновь блеснуло опускающееся лезвие ножа, и ухитрилась приподнять левую руку. Кандра почувствовала удар, но боли не было. За первым последовал второй, на сей раз в грудь, и ее ребра хрустнули. Еще один удар, нацеленный в мягкие ткани живота…
Кандра судорожно открыла рот и забилась на ковре, как рыба, выброшенная на берег. Время словно замедлило свой ход и потянулось с черепашьей скоростью. А может, это ей только почудилось. Ужасная боль отступила, сменившись нарастающей апатией. Должно быть, что-то случилось с освещением; Кандра различала лишь тусклый отблеск света, просачивающийся сквозь кромешный мрак. Надо двигаться… нож… нож куда-то подевался. Кандра лежа и в темноте, чувствуя, как ее тело пронизывает странный холод, а сердце бьется все медленнее… медленнее… и наконец останавливается.
Убийца следил за жертвой, дожидаясь наступления смерти и испытывая неожиданное наслаждение при виде отвратительных следов опорожнения кишечника и мочевого пузыря. Поделом ей, мерзкой суке, пусть ее найдут в куче собственного дерьма.
Сцена ограбления была подстроена заранее. Квартира подверглась тщательному обыску, но заветного пакета здесь не оказалось. Очень жаль. Хорошо еще, что заговорщики догадались принять необходимые меры.
К счастью, им вовремя сообщили по телефону, что Кандра рано покинула вечеринку и отправилась домой, иначе исход мог быть совсем другим. Все деньги и драгоценности, находившиеся в квартире, были собраны. Дверца холодильника осталась открытой, и полиция решит, что хозяйка застала грабителя врасплох, когда тот находился на кухне. Это обстоятельство объяснит также, почему убийство было совершено ножом из дорогого кухонного набора — первым, что попалось под руку.
Пальцы в перчатке разжались, уронив нож на пол рядом с телом. Нож принадлежит Кандре и должен остаться здесь. Нельзя допустить, чтобы его связали с кем-нибудь кроме жертвы.
Из набедренного кармана появилась отвертка. Через несколько минут возни с замками они выглядели так, словно их аккуратно вскрыли. Они сохранялись почти неповрежденными, чтобы не спугнуть женщину, которая идет домой через полутемный коридор, но полиция не оставит их без внимания. Проникновение в жилище без следов взлома означало бы, что хозяйка знает посетителя в лицо или что тот воспользовался ключом. Взломанные замки наведут следствие на мысль о чужаке.
Деньги и драгоценности — в основном драгоценности, поскольку наличности оказалось очень мало, — были уложены в маленькую черную сумку. Эту сумку спрячут в самом укромном и недоступном месте — на тот случай, если она когда-нибудь понадобится.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Теперь ты ее видишь - Ховард Линда



Неважный перевод, много противоречий и ляпов. Конец смазан и сильно упрощен. Если исправить все ошибки, получится классный роман-детектив. А так: 6/10.
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаЯзвочка
10.07.2011, 16.58





роман замечательный, немного наивный, но читала с удовольствием
Теперь ты ее видишь - Ховард Линдаарина
2.11.2011, 11.37





очень приятный роман и г.г. интересная.
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаАлика
28.02.2012, 23.22





Не понравилось.
Теперь ты ее видишь - Ховард Линдаkotija
13.04.2012, 9.47





Скучно
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаДарина
4.09.2012, 23.15





Сюжет необычный,с мистикой.Но было скучно.7 баллов.
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаОсоба
26.03.2013, 21.45





Роман прекрасный.Предательство разврат ложь зависть в книге хватает- читайте .10 бал.
Теперь ты ее видишь - Ховард Линдаталия
4.04.2013, 7.32





Жуткая книженция. мистический триллер. психология героев, художница-героиня особенности профессии и восприятия мира художником, никаких розовых соплей-все очень интересно. И конечно же, как пишут здешние тетеньки:" мне понравилось! Обязательно читайте,100баллов!" как еще пишут:" прочла на одном дыхании! Обалденный роман!" можно подолжать тупить в коментах довольно долго :D
Теперь ты ее видишь - Ховард Линдакато
2.11.2013, 7.39





необычно, интересно, захватывающе... ну сами подбирайте слова, когда прочитаете)))
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаLili
5.11.2013, 14.25





Книга определённо мне понравилась, интересный сюжет с детективным уклоном. Я заметила Линда Ховард любит в свои любовные романы вплетать загадки и расследования и не чурается лёгкой мистической нотки. По большей части её призведения весьма предсказуемы и мужские типажи не отличаются разнообразием. Писатель отдаёт предпочтения мужчинам в форме - военным ( действующим и в отставке), полицейским, агентам ФБР и просто крутым мужчинам в лучшем смысле этого слова. В общем, предсказуемость развития сюжетов, устойчивые образы главных действующих лиц, детективные линии сопряжённые с опасностью для ГГ(ни), часто интересная любовь между гперсонажами делают романы Линды Ховард такими милыми и любимыми мной. За "Теперь ты её видишь" твёрдая 10.
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаОльга К
14.11.2013, 3.53





Книга скучная. Я бы из 10 баллов поставила не больше 4: уж слишком невероятно вспыхнули чувства у героев, описания очень затянутые, сюжет, опять-таки на мой взгляд, неинтересный. Перечитывать не стала бы и рекомендовать к прочтению тоже не буду. У автора есть более интересные книги, имхо.
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаЯя
20.01.2014, 9.58





НУДНО, НУДНО, НУДНО!!!!!!
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаОЛЬГА
2.05.2014, 15.06





Роман на подобии "Лицо из снов", но чем то не дотягивает до него, вроде как не оконченый, чего то не хватает.. Особенно бскудненькая концовка.
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаЛена
2.05.2014, 22.04





попробуйте почитать Ольга Горовая "Любовь, как закладная жизни"
Теперь ты ее видишь - Ховард Линдарамирва
19.06.2015, 13.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100