Читать онлайн Теперь ты ее видишь, автора - Ховард Линда, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Теперь ты ее видишь - Ховард Линда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.94 (Голосов: 85)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Теперь ты ее видишь - Ховард Линда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Теперь ты ее видишь - Ховард Линда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ховард Линда

Теперь ты ее видишь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Проклятый холст притягивал Суини словно магнитом. Нет, она не ощущала ни волшебства, ни действия потусторонних сил, и все же рисунок не шел у нее из головы.
Сегодня у Суини выдался прекрасный денек. Завтрак с Ричардом расслабил ее до такой степени, что она почти забыла о неприятной сцене, которую устроила Кандра. Суини хватило проницательности сообразить, что Ричард добивался именно этого. Было нечто таинственное, жутковатое в том, как он угадывал настроение и предвидел каждое желание Суини, и все же она непрерывно наслаждалась его вниманием. Оказаться рядом с человеком, который заботился о ней, было внове для нее, и она радовалась каждой минуте, проведенной в обществе Ричарда.
После завтрака Ричард высадил Суини у подъезда ее дома, прощаясь, быстро, по-домашнему чмокнул в губы и пригласил утром вновь позавтракать вместе. После чего Суини, напевая себе под нос, отправилась домой. Стычка с Кандрой, неприятная и даже омерзительная, значительно облегчила ее положение. Теперь она сможет порвать с Кандрой и ее салоном без лишних хлопот и сожалений. Девушка сделала мысленную заметку позвонить в салон и распорядиться, чтобы ей вернули те новые холсты, которые она принесла туда несколько дней назад, а также все прежние картины, еще остававшиеся на выставке.
После этого Суини взялась за работу.
Впервые за долгое время это доставило ей удовольствие. Суини ничуть не беспокоило, что краски на холсте чересчур ярки и потому не слишком реалистичны; она попросту отдалась во власть своих инстинктов. Торопливо набросав эскиз, Суини подчистила уголь, оставив лишь едва заметные контуры, и начала рисовать пухлого младенца с пушистыми волосами, благоговейно взирающего на ярко-красный шарик. Суини импровизировала, приглушая краски, заставляя их плавно перетекать друг в друга, смягчая очертания, добиваясь, чтобы изображение ребенка стало натуральным, словно на фотографии. Однако фон, окружающий младенца, кипел буйством красок и движения, подчеркнуть их, слегка причудливых, создающих впечатление фантастического мира, который с нетерпением ждет, чтобы его исследовали.
Манера, в которой Суини изобразила ребенка, внезапно напомнила ей о холсте с туфлями, исполненными в том же реалистическом стиле. От былой сосредоточенности не осталось и следа. Суини отступила от мольберта, вытерла руки тряпкой и хмуро посмотрела на тот, другой холст. Девушке не хотелось думать о нем, и все же чувства, которые он внушал ей прежде, ворвались в ее сознание, будто грохочущий поток воды, размывшей плотину.
Женщина, чьи ноги и обувь изображены на картине, уже мертва либо скоро умрет. Суини чувствовала это каждой клеточкой своего существа. Мысль о том, что рисунок появляется только тогда, когда умирает кто-то из ее знакомых, казалась не слишком убедительной, поскольку ее подкреплял лишь один-единственный случай, однако инстинкт подсказывал Суини, что истина где-то рядом. Наверняка она знакома с этой женщиной. Возможно, та еще жива, и именно потому Суини не закончила картину, не нарисовала ее лицо. Если она поспешит завершить работу, попытается предсказать будущее, вдруг ей удастся каким-то образом предотвратить смерть. Например, посоветовать этой женщине осторожнее переходить улицу. На холсте было слишком мало деталей, чтобы точно определить место, даже сообразить, происходит ли это на улице или в помещении, но если Суини осознанно закончит картину, не ожидая ночного вдохновения…
Мысль о том, какую ответственность налагает на нее этот новый дар, поразила Суини словно удар грома. Именно дар, а не тяжкое бремя, хотя, конечно, приятного в этом немного. И не безумие, иначе новообретенные способности не раздражали бы ее. По каким-то таинственным причинам Суини изменилась, и в ходе перемен обрела особые способности. Зеленые огни светофоров, буйно цветущие растения, умение предугадывать вопросы телевикторины, прежде чем они были названы, даже способность видеть призраков — все это лишь прелюдия, этапы развития. Суини казалось, что перед ней открывается дверь в иные миры, и открывается медленно, потому что она не смогла бы выдержать все разом.
Возможно, дверь и сейчас еще не распахнулась до конца. Изображение мертвого Илайджи Стокса возникло после того, как он погиб. Следующий рисунок, вне всяких сомнений, предсказывал будущее. По мере того как дверь будет открываться, являя взгляду Суини все более широкие горизонты в новых мирах, будут расширяться и ее возможности. Она сможет предупреждать людей, предотвращать их гибель. Суини не задумывалась о том, до каких пределов разовьется ее дар, поскольку, по ее мнению, он развивался непрерывно. Что, если ее ясновидение не ограничится только знакомыми людьми? Может, в ней зреют и иные дарования, ожидая случая проявить себя.
Суини не хотелось этого. Она жила в полном согласии со своим замкнутым миром, который отгораживал ее от других людей и не позволял никому приблизиться к ней. Суини знала, что кое-кто из психоаналитиков объяснил бы эти наклонности тем, что в детстве ей приходилось защищаться, мысленно отделяя себя от окружающего мира, и она была готова признать их правоту. Но перемены вынудили ее раскрыться навстречу другим людям, заметить и почувствовать их, и девушка не знала, захочет ли вернуться в свое прежнее состояние, даже если получит такую возможность. Теперь у нее есть Ричард. Суини не вполне осознавала, какие чувства он вызывает в ней, и боялась даже пытаться обозначить их словами, но понимала, что ее жизнь станет беднее без Ричарда. В душе Суини зарождалось влечение, страсть, осторожно раздуваемая Ричардом, и теперь она уже не чувствовала бы себя счастливой, если бы не изведала ее до конца.
Корабли сожжены. Вместо того чтобы сопротивляться переменам или стараться не замечать их, Суини придется раскрыться навстречу новым впечатлениям. Впервые в жизни она должна жить по-настоящему.
Как бы ни нравился ей рисунок младенца с шариком, она более не могла на нем сосредоточиться, ибо то и дело поглядывала краешком глаза на тот, другой холст. Надо подождать. Подождать наступления ночи, когда сон снимет барьеры сознания… либо просто набраться терпения. Может, вдохновение придет уже сейчас.
Суини приблизилась к мольберту, как к ядовитой змее, — осторожно, готовая броситься наутек. Ее сердце билось словно молот, дыхание участилось и стало неглубоким. Что с ней происходит? Ведь это всего лишь картина, при всей ее таинственности и загадочности. Ладно, допустим, это не просто картина, но уж никак не змея. Искусство было стихией Суини; она умела передавать игру теней и соотношение размеров, владела перспективой, знала, как управлять освещением посредством толщины красочного слоя, умела выделять предметы или отодвигать их на задний план соответствующим выбором оттенков. Поскольку искусство оказалось и средой для выражения ее новых способностей, она могла попытаться взглянуть на картину с точки зрения профессионала, оценить ее художественные достоинства и в дальнейшем исходить из этой оценки.
Да. Это ей по силам. Немного успокоившись, Суини на всякий случай несколько раз глубоко вздохнула и заставила себя посмотреть на холст непредвзятым взглядом.
Композиция и масштаб были безупречны. Нога женщины располагалась таким образом, будто та только что упала. Туфля лежала сбоку именно так, как если бы свалилась при падении. Изящные дорогие туфли-лодочки на высоких шпильках, на черной коже играет отблеск света. «Что-то с ними не так, — подумала Суини, нахмурившись. — Чего-то в них не хватает».
Ей никак не удавалось сообразить, в чем тут дело. Все основные части обуви были налицо — подошва, каблук, верх. Но Суини могла бы выбрать любой из бесчисленных фасонов, любое из самых разнообразных украшений. Вероятно, этот выбор возможен только во сне, когда она подвержена внушению извне.
Мужская туфля также насторожила Суини, и не потому, что ей не было пары, а из-за того, как она располагалась. Судя по всему, мужчина стоял вплотную к женщине и в упор глядел на нее сверху. Случайный зевака едва ли окажется так близко к лежащему телу. Человек, прибежавший на помощь, сидел бы на корточках. Полицейский… В каком положении находился бы полицейский? Наверняка он тоже присел бы на корточки, подумала Суини. Так же поступил бы и врач. Если судить по тому, как располагалась туфля, ее обладатель…
…убил эту женщину!
Эта мысль пронзила Суини как электрический разряд. Итак, она рисует еще одну сцену убийства.
Девушка бросилась к телефону и набрала номер Ричарда. Услышав в трубке его голос, без лишних слов спросила:
— Как погиб Илайджа Стокс? Его убили?
Ричард помедлил.
— Почему тебя это интересует?
Суини крепче сжала трубку.
— Потому что, по-моему, этими туфлями начинается сцена убийства. Не пытайся успокоить меня или уберечь от волнений — скажи честно, его убили? Может, ты заметил на картине что-то, что упустила я? Может, именно из-за этого ты позвонил его сыну?
— Да, — ответил он. — Послушай… сегодня вечером у меня деловой обед, но я отменю встречу и сейчас же приеду.
— Не надо. У меня все хорошо, просто одолевают всякие мысли. К тому же я работаю.
После очередной паузы Ричард негромко рассмеялся.
— Иными словами, оставьте меня в покое?
— Совершенно верно. — Суини запнулась, хмуря брови. Размышлять о чьих-то чувствах, пока она работает, также было внове для нее. — Я тебя не обидела?
— Конечно, нет. — В голосе Ричарда прозвучала нежность.
— Вот и хорошо. — Суини глубоко вздохнула. — И все же, почему ты решил, что Стокса убили? Что ты увидел на холсте?
— Черепную травму. На картине нет никаких лестниц, и, судя по всему, труп лежит между двумя зданиями. Характер повреждения навел меня на мысль о том, что удар нанесен тупым предметом.
— Травма, нанесенная тупым предметом… — повторила Суини и подумала, что непрофессионал нипочем не выразился бы так. Поняв, что она открыла еще одну доселе неведомую грань характера Ричарда, Суини пришла в возбуждение. — У тебя есть медицинская подготовка?
— Только приемы первой помощи, необходимые в поле. Я умею поставить шину при несложном переломе, вправить сустав, остановить кровотечение и тому подобные вещи.
— Но ты знаешь, как выглядит травма, нанесенная тупым орудием.
— Мне доводилось видеть их.
Из того, что Суини знала о военной службе, она сделала вывод: подобные навыки прививали только медикам. С другой стороны, эти сведения она почерпнула из книг и фильмов, поэтому, возможно, ошибается. Медик должен знать и уметь гораздо больше, чем перечислил Ричард.
— В каких же войсках ты служил? — полюбопытствовала она.
— В армии Соединенных Штатов. — В голосе Ричарда Суини вновь почудился смешок. Она словно воочию видела, как изгибаются в улыбке его губы. — Правда, в особом подразделении. Я был рейнджером.
Суини знала, кто такие лесные рейнджеры, так как читала повесть об Одиноком Рейнджере. Но этим ее знания о рейнджерах и ограничивались.
— Видишь ли, я плохо разбираюсь в военных делах. Чем занимаются рейнджеры?
— Носят шикарные черные береты.
— А еще?
— Занимаются грубой работой. Это специализированное подразделение пехоты.
— В чем заключается их специализация?
Ричард вздохнул.
— Они ходят в рейды.
— В рейды?
— Ты повторяешь за мной как попугай.
— Так ты был коммандос! — Голос Суини зазвенел от изумления. До сих пор она не замечала в Ричарде ничего, кроме мягкости. Впрочем, мягкость — не то слово. Правильнее сказать — нежность и доброту. Но доброту, что называется, с кулаками. Суини хорошо помнила, как Ричард воздействовал на людей взглядом, как легко он сбил спесь с сенатора Мак-Миллана.
— Можно назвать и так. Послушай, милая, мне вот-вот стукнет сорок. Я уволился из армии пятнадцать лет назад. Чем я тогда занимался, теперь не имеет значения.
— В известном смысле имеет. Ты знаешь, как выглядят черепно-мозговые травмы, нанесенные тупым предметом. Умеешь заставить людей отвечать на вопросы. Теперь, когда мне известно, что Стокса убили, я вижу свою нынешнюю работу совсем другими глазами. По-моему, убийца стоит рядом с женщиной и смотрит на нее сверху вниз.
Ричард сразу же уловил ход ее мысли.
— Догадалась по расположению мужской туфли?
— Если бы человек подошел, чтобы помочь или провести расследование, он опустился бы на корточки, верно? Посторонний зевака вряд ли стоял бы так близко. Я хочу попытаться продолжить работу над картиной, пока не сплю, и посмотреть, что из этого выйдет. Надеюсь, эта женщина еще жива; возможно, мне удалось ухватить кусочек будущего, и именно потому картина остается незаконченной. Если я сумею ее завершить и увидеть лицо жертвы, может, мне удастся предотвратить убийство.
— Сомневаюсь, что тебе удастся закончить рисунок до того, как все совершится, — мягко отозвался Ричард.
Суини почувствовала, как его забота обволакивает ее теплыми объятиями.
— Но я должна хотя бы попытаться, — прошептала она. У нее внезапно перехватило горло, и она откашлялась. Суини не хотелось опять разрыдаться при Ричарде. Уж если плакать, то только из-за чего-нибудь действительно серьезного, например, из-за мучительного озноба.
— Я знаю. У тебя есть, ручка?
Суини потянулась к ручке и блокноту, лежавшим возле аппарата.
— Вот, взяла.
— Запиши номер моего сотового телефона. — Ричард продиктовал цифры и добавил:
— Сегодня вечером я захвачу телефон с собой. Если что-то случится или тебя опять скрутит холод, звони.
— Сколько же у тебя номеров? — пробормотала Суини. — Это уже третий.
— Есть еще номер факса, если хочешь.
— Вряд ли я стану посылать тебе факсы.
Ричард усмехнулся.
— Береги себя. В последние дни тебе пришлось несладко. Не позволяй неприятностям взять верх над собой.
— Я буду осторожна, — пообещала Суини и вернулась в студию, согретая мыслью о том, как легко и просто они общаются и как приятно чувствовать, что ты с кем-то связана. Чем бы ни угрожало ей дальнейшее развитие событий, теперь она не одинока.
Суини долго рассматривала холст. Если исходить из предположения, что на картине изображена сцена убийства, перспективу следует несколько изменить. Взяв угольный карандаш, Суини легкими штрихами наметила вероятную позу тела женщины, основываясь на расположении ее ног. А если правая ступня мужчины находится здесь, то… левая нога должна стоять вот здесь. Нет, не так. Слишком острый угол зрения. Нужно нарисовать мужчину так, будто он стоит лицом к зрителю — почти прямо, с небольшим поворотом.
Инстинкт подсказывал Суини, что она не ошиблась. Ее пальцы легко порхали по холсту, набрасывая черновые контуры двух человеческих фигур вокруг того, что было нарисовано прежде.
Когда Суини закончила, ее тело сотрясала дрожь; она чувствовала себя такой усталой, будто проработала несколько суток кряду. Сколько времени прошло? Выглянув в окно, она увидела, что уже ночь. Суини не знала, который час, однако бурчание в желудке наглядно свидетельствовало о том, что время ужина давно миновало. Она ощущала легкий, но вполне терпимый озноб. Несмотря на затраченные усилия, ей удалось избежать этого жуткого, пронизывающего до костей холода. По крайней мере пока. Оставалось лишь гадать, как она почувствует себя несколько часов спустя.
Суини протерла глаза и тут же вспомнила, что ее руки измазаны углем. Вполголоса выругавшись, она отправилась в ванную и посмотрела в зеркало. Черные пятна по всему лицу были в порядке вещей. Она вымыла руки и лицо и пошла в кухню.
Ей всегда нравился суп. Горячая пища, и готовится быстро. Суини открыла банку куриного супа с вермишелью и разогрела его. «Интересно, что Ричард ест во время деловых обедов?»— подумала она. И, что куда важнее, не захочет ли Ричард, чтобы она присутствовала на этих обедах? Подобная перспектива пугала ее. «Ничего, как-нибудь справлюсь, — решила Суини. — Если понадобится, даже куплю себе обувь на высоком каблуке».
Господи, и влипла же она! Пора уносить ноги как можно быстрее и дальше. Забыв о супе, Суини с улыбкой погрузилась в размышления о том, до какого предела готова уступить настояниям Ричарда, вздумай он о чем-нибудь ее попросить.
Приняв душ, она забралась в кровать и проснулась на рассвете, чувствуя себя хорошо отдохнувшей и согревшейся. Отчасти это даже разочаровало ее; несмотря на все мучения, которые приносил ей озноб, Суини была бы не прочь вновь оказаться в объятиях Ричарда.
Она еще немного повалялась в постели, наслаждаясь теплом. Электрическому одеялу, конечно, далеко до Ричарда, но тут уж ничего не поделаешь. Суини лежала в кровати, улыбаясь своим мечтам, и вдруг заметила, что в комнате не становится светлее.
Она села и выглянула в окно. К стеклу подступала туманная пелена, белая и чуть светящаяся, разреженная ровно настолько, чтобы пропускать сквозь себя немного солнца. Свет казался необычайно рассеянным и проникал в самые затененные уголки помещения, словно солнечные лучи, отраженные от поверхности снега.
Впоследствии Суини не могла припомнить, как поднялась с постели. По обыкновению, она натянула толстые носки, свитер и джинсы. Кофе еще не начинал вариться — Суини слишком рано проснулась, — поэтому отключила автомат и сама нажала кнопку. Потом отправилась в студию. Освещение слишком интересное и необычное, и нельзя упустить такой случай.
Теперь она точно знала, чего не хватало в туфлях. Двадцать минут спустя Суини отошла от мольберта, хлопая ресницами. Каблуки туфель были составлены из нескольких частей и разделены в середине маленьким золотистым шариком. Очень приметные туфли, на редкость вычурные. Попадись ей прежде такие туфли, она непременно запомнила бы их.
И еще юбка… юбка была длиннее, чем она набросала накануне. Черная. На женщине было черное платье.
Суини усмехнулась. Это же Нью-Йорк. Что же еще надеть жительнице Нью-Йорка, если не черное платье?
Несколько часов спустя телефонный звонок вывел Суини из транса. Она передернула плечами и отшатнулась, на мгновение позабыв, где находится и.что это за звук. Потом, сообразив, что это телефонный звонок, бросилась к аппарату.
— У тебя все в порядке? — недовольным тоном осведомился Ричард, и Суини вспомнила, что обещала ему позвонить.
— Было в порядке, — ответила она, скорее продолжая погружаться в забытье, нежели выходя из него. — Прошлой ночью ничего не случилось, но утром… утром я рисовала. Я заранее знала, что рисовать. Который час?
— Половина десятого.
Итак, она проработала около четырех часов, но почти ничего не помнила.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Теперь ты ее видишь - Ховард Линда



Неважный перевод, много противоречий и ляпов. Конец смазан и сильно упрощен. Если исправить все ошибки, получится классный роман-детектив. А так: 6/10.
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаЯзвочка
10.07.2011, 16.58





роман замечательный, немного наивный, но читала с удовольствием
Теперь ты ее видишь - Ховард Линдаарина
2.11.2011, 11.37





очень приятный роман и г.г. интересная.
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаАлика
28.02.2012, 23.22





Не понравилось.
Теперь ты ее видишь - Ховард Линдаkotija
13.04.2012, 9.47





Скучно
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаДарина
4.09.2012, 23.15





Сюжет необычный,с мистикой.Но было скучно.7 баллов.
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаОсоба
26.03.2013, 21.45





Роман прекрасный.Предательство разврат ложь зависть в книге хватает- читайте .10 бал.
Теперь ты ее видишь - Ховард Линдаталия
4.04.2013, 7.32





Жуткая книженция. мистический триллер. психология героев, художница-героиня особенности профессии и восприятия мира художником, никаких розовых соплей-все очень интересно. И конечно же, как пишут здешние тетеньки:" мне понравилось! Обязательно читайте,100баллов!" как еще пишут:" прочла на одном дыхании! Обалденный роман!" можно подолжать тупить в коментах довольно долго :D
Теперь ты ее видишь - Ховард Линдакато
2.11.2013, 7.39





необычно, интересно, захватывающе... ну сами подбирайте слова, когда прочитаете)))
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаLili
5.11.2013, 14.25





Книга определённо мне понравилась, интересный сюжет с детективным уклоном. Я заметила Линда Ховард любит в свои любовные романы вплетать загадки и расследования и не чурается лёгкой мистической нотки. По большей части её призведения весьма предсказуемы и мужские типажи не отличаются разнообразием. Писатель отдаёт предпочтения мужчинам в форме - военным ( действующим и в отставке), полицейским, агентам ФБР и просто крутым мужчинам в лучшем смысле этого слова. В общем, предсказуемость развития сюжетов, устойчивые образы главных действующих лиц, детективные линии сопряжённые с опасностью для ГГ(ни), часто интересная любовь между гперсонажами делают романы Линды Ховард такими милыми и любимыми мной. За "Теперь ты её видишь" твёрдая 10.
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаОльга К
14.11.2013, 3.53





Книга скучная. Я бы из 10 баллов поставила не больше 4: уж слишком невероятно вспыхнули чувства у героев, описания очень затянутые, сюжет, опять-таки на мой взгляд, неинтересный. Перечитывать не стала бы и рекомендовать к прочтению тоже не буду. У автора есть более интересные книги, имхо.
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаЯя
20.01.2014, 9.58





НУДНО, НУДНО, НУДНО!!!!!!
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаОЛЬГА
2.05.2014, 15.06





Роман на подобии "Лицо из снов", но чем то не дотягивает до него, вроде как не оконченый, чего то не хватает.. Особенно бскудненькая концовка.
Теперь ты ее видишь - Ховард ЛиндаЛена
2.05.2014, 22.04





попробуйте почитать Ольга Горовая "Любовь, как закладная жизни"
Теперь ты ее видишь - Ховард Линдарамирва
19.06.2015, 13.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100