Читать онлайн Скажи мне все, автора - Ховард Линда, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Скажи мне все - Ховард Линда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.56 (Голосов: 57)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Скажи мне все - Ховард Линда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Скажи мне все - Ховард Линда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ховард Линда

Скажи мне все

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Карен поставила на пол тяжелую дорожную сумку, вошла в гостиную и сразу же посмотрела на телефонный аппарат. Красная кнопка призывно мигала. Кто именно оставил для нее послание, было ясно, но она не стала включать автоответчик. В глубине души она мечтала снова услышать знакомый обволакивающий мягкий баритон, но разум подсказывал, что надо успокоиться, побыть в одиночестве, разобраться в своих чувствах и привести в порядок сумбурные мысли.
Карен вернулась в холл, перенесла сумку в комнату и стала доставать из нее вещи. Некоторые, абсолютно чистые — она ими не воспользовалась в поездке, — повесила в шкаф, остальные разложила на две стопки: одни — для стиральной машины, другие — для сухой чистки.
Полив комнатные цветы и протерев пыль, Карен снова взглянула на мигающую красную кнопку, и в этот момент раздался телефонный звонок. Сердце Карен подпрыгнуло и заколотилось. Может, не брать трубку? А вдруг это кто-нибудь с работы? Так и оказалось.
— Карен? — услышала она знакомый женский голос. — Привет, это Джуди! Рада, что застала тебя дома.
— Привет! — радостно воскликнула Карен. — Я только что приехала.
Джуди Кемлиф была старшей медицинской сестрой в хирургическом отделении, где работала Карен.
— Как там у нас дела? Могу сегодня вечером заступить на дежурство, если я, конечно, нужна.
— Очень нужна! — подтвердила Джуди. — Сейчас в отделении не хватает людей.
— Кто-нибудь заболел?
— Да. У Эшли — грипп, а Марлетта лечит дома больное горло. Так что, если ты не очень устала после… всего, выходи на работу, Карен.
— Обязательно выйду! — воскликнула Карен. Джуди немного замялась.
— Мне, конечно, не хотелось бы вызывать тебя прямо сегодня, дорогая, но в отделении действительно не хватает людей, так что не обижайся!
— Какие могут быть обиды, Джуди! Я все понимаю!
Положение с персоналом в больнице было действительно непростое, особенно после сокращения штата, произошедшего недавно. Пять лет назад в хирургическом отделении работало двенадцать медсестер, по четыре в смену. Теперь же их количество сократилось до восьми, и Джуди с трудом удавалось составлять приемлемое для всех расписание дежурств, учитывая, что каждая медсестра имела право отдыхать два дня в неделю. По отделению упорно ходили слухи, что скоро дежурства будут длиться не по двенадцать, а по двадцать четыре часа, и медсестер это, конечно, не радовало, а Джуди прибавляло работы.
— Когда состоялись похороны? — участливым голосом спросила Джуди.
— Вчера, и я только сегодня утром прилетела домой.
— Вот оно что… А я не поняла, думала, что похороны будут здесь. Посмотрела список некрологов и не нашла фамилии твоего отца.
— Я похоронила его в Луизиане, Джуди. Здесь, на кладбище, где похоронена Джанет, места нет, поэтому пришлось все организовывать в Новом Орлеане, на одном из пригородных кладбищ. Впоследствии я планирую перенести прах матери в могилу отца, — торопливо рассказывала Карен. — Один полицейский помог мне с похоронами, договорился о месте… — На секунду Карен запнулась.
Зачем она обо всем этом рассказывает Джуди? Да, между ними существовали добрые приятельские отношения, Карен уважала старшую медсестру, но своей подругой не считала. У Карен была только одна настоящая, очень близкая подруга — Пайпа, с которой она могла не стесняясь обсуждать любые, самые сокровенные тайны и серьезные проблемы. Почему, когда она упомянула детектива, ее сердце застучало сильнее, а в горле пересохло? Неужели она все еще находится под его влиянием, под впечатлением сегодняшней ночи?
— Да… Так вот, мне помогли с похоронами, и сегодня утром я вернулась домой.
— Понятно, — протянула Джуди. — Знаешь… Карен, мне неудобно спрашивать тебя об этом прямо сейчас… У тебя есть какие-нибудь документы? Свидетельство о смерти или некролог в местной газете? Чтобы подтвердить начальству, что твое отсутствие было вызвано уважительными причинами?
— Да, у меня есть свидетельство о смерти отца, — ответила Карен. — Детектив помог мне получить его сразу. Я принесу свидетельство сегодня же.
Марк Частин действительно помог ей быстро и без проблем получить свидетельство о смерти отца. Карен в суматохе подготовки к похоронам и не вспомнила бы об этом. Господи, как она благодарна Марку за его предусмотрительность! Если бы не он, она улетела бы домой без документов, и в больнице ей были бы вынуждены отметить три дня как прогулы.
— Значит, я могу рассчитывать на тебя? — уточнила Джуди.
— Да, я обязательно выйду в вечернюю смену, — отозвалась Карен.
— Ладно, дорогая, не буду больше тебя задерживать, тебе ведь надо отдохнуть и прийти в себя после полета. До вечера!
— До вечера!
Карен положила трубку, посмотрела на телефонный аппарат, на котором снова настойчиво замигала красная кнопка, вздохнула и направилась в кухню. Она вскипятила чайник, сделала несколько сандвичей, вернулась в комнату и включила телевизор. Показывали, как хозяевам самим красить стены, создавая рисунки. Карен усмехнулась, приглушила звук и закрыла глаза. Мгновенно перед ее внутренним взором возникло лицо Марка Частина, а в ушах зазвучал его негромкий проникновенный голос.
Итак, она сбежала! Сегодня утром она, как последняя трусиха, сбежала из дома Марка, улучив момент, когда он направился в ванную комнату принять душ. Схватила свои вещи, оделась и бросилась в отель. По дороге Карен боялась оглянуться, ей почему-то казалось, что Марк, обнаружив, что она ушла, побежит за ней, настигнет, схватит за руку. Господи, как глупо!
Примчавшись в отель, Карен принялась судорожно собирать дорожную сумку, запихивать в нее вещи и прислушиваться, не раздастся ли стук в дверь. Уму непостижимо! Она, конечно, понимала, что Марк не придет за ней, но все равно продолжала настороженно слушать, не раздадутся ли его шаги около ее двери. Потом она позвонила портье, попросила, чтобы счет принесли прямо в номер, заплатила за проживание, схватила сумку и сбежала вниз по запасной лестнице. Она боялась воспользоваться лифтом, ей казалось, что она может столкнуться с Марком в холле и тогда… А что, собственно, тогда?
Выйдя из отеля через запасной выход, Карен поймала такси, доехала до аэропорта и в зале отлета снова начала нервно оглядываться по сторонам. Марк Частин не знал, каким рейсом она должна улететь, но Карен догадывалась, что полицейскому это выяснить совсем несложно. Еще вечером Марк говорил о том, что рано утром пойдет на работу, но ведь он мог отправиться и в аэропорт, за ней. Когда подошло время регистрации, Карен прошла все формальности и уже собиралась миновать стойку с надписью «Вылет», как вдруг услышала объявление:
— Мисс Карен Витлоу! Вас просят подойти к одному из внутренних телефонов. С вами хотят поговорить.
Сердце Карен екнуло, и она почти бегом, расталкивая пассажиров, миновала ворота, ведущие на летное поле. Только когда гулко заревели мощные моторы самолета и стюардесса попросила пассажиров пристегнуть ремни и приготовиться к взлету, Карен с облегчением вздохнула и откинулась на спинку кресла. В самолете она уж точно с Марком не столкнется. Она летит в Огайо, а он остался в Луизиане. Ей удалось от него сбежать.
Почему она так поступила? И сейчас, когда Карен уже находилась дома, она не могла ответить на этот вопрос. Какая неведомая сила заставила ее, как преступницу, потихоньку выскочить из дома Марка? Не попрощавшись, даже не поблагодарив его за все хорошее, что он сделал для нее в течение трех дней. Ведь с этим мужчиной она провела ночь — долгую, прекрасную ночь, полную любви, невероятной страсти и неистовой чувственности. Вот именно поэтому Карен и сбежала от Марка, устыдившись ночного взрыва эмоций, не в силах взглянуть ему в глаза. Почему ей было так стыдно? Перед ним? Или перед самой собой?
Чувство, которое испытывала Карен, нельзя было назвать стыдом. Скорее — сильное смущение, искреннее изумление своим поведением, душевное смятение. Карен никогда не относила себя к категории жеманных ханжей, она знала реальную жизнь, а работа в больнице сделала ее немного суховатой и замкнутой. Взрослая, спокойная, уравновешенная женщина, «не способная на любовные подвиги и безумства», как, смеясь, утверждала ее лучшая подруга Пайпа. Правда, та же Пайпа иногда говорила, что душа Карен еще не раскрылась, сильные эмоции, заложенные в ней, как и в каждой женщине, пока дремлют, ждут своего часа. Неужели Пайпа была права и такое время наступило?
Карен выключила телевизор, поудобнее устроилась на диване и закрыла глаза. Вчерашняя ночь, проведенная в постели с Марком, теперь казалась ей безрассудством, почти безумием. Почему она на это пошла? Она — такая выдержанная, строгая, в одно мгновение превратилась в легкомысленную, беззаботную девчонку, которую без труда увлек молодой, но весьма опытный мужчина. Карен испытывала даже некоторую долю унижения от того, что соблазнить ее оказалось так просто. Марк поманил ее пальцем, и она пошла за ним, ни минуты не сомневаясь, не раздумывая, не сопротивляясь.
Трудно признаться, но и теперь при одной только мысли о Марке Частине руки Карен начинали дрожать, сердце стучать чаще, тело напрягалось, все еще помня о недавних бурных ласках. Почему? Что в нем было такого привлекательного, необычного? При одном только воспоминании о нем Карен охватывало сильное волнение. Он оказался опытным мужчиной, искусным любовником, его руки — сильные и нежные одновременно — ласкали Карен, доставляя ей удовольствие, а порой и огромное наслаждение. Их губы сливались в долгом страстном поцелуе, и у Карен сладко замирало сердце от предчувствия физической близости. Она стремилась к Марку всей душой и телом, отвечала на его ласки, жаждала их, забыв о стыдливости, а главное, о том, что она знакома с ним всего три дня.
Сколько раз в эту долгую ночь они занимались любовью? Карен не могла вспомнить точно, но ей казалось — все время, не разжимая объятий ни на минуту. Неужели все это происходило с ней? Не в каком-то фантастическом сне, а на самом деле, в доме Марка, в его постели!
Карен вдруг подумала о своих приятельницах-медсестрах в больнице, которые любили похвалиться бурно проведенными ночами и сексуальными возможностями своих любовников. Интересно, кто-нибудь из них занимался любовью столько раз за ночь, сколько она с Марком сегодня? Она почему-то была уверена, что нет. Конечно, Карен и в голову не приходило начать делиться интимными подробностями со своими приятельницами, но зато теперь, когда они снова начнут хвастаться, она будет слушать их рассказы немного снисходительно.
Вспоминая сегодняшнюю ночь и пытаясь разобраться в своих чувствах, Карен поймала себя на мысли, что постепенно начинает оценивать поведение Марка Частина как хорошо продуманный план. Вряд ли Марк, поддавшись внезапному порыву, пригласил ее в гости, стал угощать вином, потом предложил потанцевать… Нет, с самого начала, с первой минуты их знакомства, как ни обидно и неприятно об этом думать, следует признать, что Марк Частин поставил перед собой цель соблазнить Карен Витлоу. И все три дня он постоянно искушал ее, обдуманно и целенаправленно вел в свою постель.
В первый день их знакомства Марк Частин показался Карен надменным, строгим, и в его манерах сквозило откровенное раздражение. Она даже подумала тогда, что у детектива с первой же минуты возникла к ней неприязнь. А что произошло чуть позднее? Он принес ей стакан холодного лимонада, подошел почти вплотную, их руки соприкоснулись… Перед тем как идти на опознание, Марк положил ей руку на талию, и этот жест не показался Карен предосудительным или оскорбительным. От Марка исходили такая уверенность и сила, а она в тот момент так нуждалась в поддержке… На кладбище он обнимал ее, укрывал полами пиджака, тесно прижимался, шептал на ухо ласковые слова, но все это выглядело так, будто Марк просто сочувствует ее горю, хочет морально поддержать…
А когда они шли по аллее и Карен, зацепившись ногой за куст, порвала колготки? Он как ни в чем не бывало, не смутившись ни на минуту, предложил ей снять их, пообещав отвернуться! И она легко сделала это, словно он был ее старым знакомым, которого можно не стесняться.
Почему она принимала все как должное, не отстранялась, не пыталась выскользнуть из его крепких рук, даже не намекнула ему, что ей не по душе его настойчивость? Потому что ей все это нравилось! Он открыто соблазнял ее, а она все принимала за чистую монету. Просто Карен не хотелось прислушиваться к голосу рассудка. Гораздо приятнее было бездумно плыть по течению, принимать ухаживания Марка, убеждая себя в том, что его действия продиктованы исключительно соображениями заботы о ближнем, участием в судьбе молодой женщины, волей печальных обстоятельств оказавшейся в чужом городе наедине с непростыми проблемами. Что ж, ей удалось убедить себя в этом!
Сколько раз она мысленно и вслух благодарила Марка Частина за помощь и поддержку! Интересно, как он воспринимал ее слова? Как лишнее подтверждение тому, что все идет по плану и в последний решающий момент она не ускользнет от него, «не сорвется с крючка»? А может быть, посмеивался над ней и любовался собой? Вот какой он опытный, искусный, ловкий, ни одна женщина перед ним не устоит. И ведь не устояла!
Наверняка Марк заранее решил пригласить ее к себе домой, а сделал вид, что только из-за дождя они не смогут погулять по Французскому кварталу и пообедать в ресторане. А она? С удовольствием приняла приглашение, убедив себя в том, что ничего сомнительного в этом нет. Не захотела провести последний вечер в тоскливом одиночестве в номере отеля. Марку было грех не воспользоваться такой благоприятной ситуацией, что, собственно, он и сделал. Усадил отдыхать на балконе, угощал пирожными, сандвичами и сладким терпким красным вином. Кстати, она выпила всего два бокала, не чувствовала себя пьяной, так, немного приятно кружилась голова. Марк Частин не предлагал ей выпить больше, не настаивал… Почему? Потому что по опыту знал, как любят женщины обвинять мужчин в том, что те их нарочно подпоили и уложили в постель. А так — обвинять некого, она сама решилась на этот шаг, пребывая в здравом уме и трезвой памяти.
Что было потом? Марк предложил ей потанцевать, они обнялись и, покачиваясь, стали медленно двигаться в такт красивой лиричной музыке. На улице бушевала гроза, завывал ветер, хлестал дождь, а Карен было тепло и уютно в объятиях Марка. Пожалуй, танец на балконе был самым романтичным и волнующим воспоминанием вчерашнего дня… Собственно, волнующим было и все последовавшее за танцем, но только этот единственный эпизод вчерашнего вечера не вызывал у Карен стыда или смущения. Как хорошо ей было рядом с Марком! Они тесно прижимались друг к другу, она чувствовала закипающее в нем страстное желание, его сильные руки обвили ее талию, а потом скользнули ниже, стали настойчивыми, дерзкими… И все-таки надо признать, что Марк Частин не сделал ни единого неверного жеста, ни одного настораживающего или грубого движения. Он медленно, постепенно, шаг за шагом приближался к намеченной цели, подводил к ней Карен, шептал на ухо ласковые слова, успокаивал. Его взгляд был обволакивающим, нежным, зовущим. Потом предложил перейти в комнату, почувствовав, что она дрожит от холода.
О чем в тот момент она думала? Карен попыталась восстановить ход своих мыслей во время танца с Марком, но у нее ничего не получилось. Ни о чем она не думала! Наслаждалась теплом его горячего возбужденного тела, отвечала на ласки, становившиеся все более настойчивыми и смелыми, жадно приникала к его теплым губам, пахнувшим терпким красным вином и сладким пирожным.
Она и сейчас помнила вкус его губ и еле уловимый запах туалетной воды — чуть горьковатый, лимонный, волнующий. Господи, что с ней случилось? Неужели та женщина — спокойная, рассудительная, выдержанная, которая три дня назад улетела в Новый Орлеан, и эта — лежащая сейчас на диване, у которой при одной только мысли о ласках Марка Частина сильно колотится сердце и пересыхает горло, один и тот же человек? Невероятно! Что произошло с ней за три дня, как удалось Марку превратить ее в распутницу, мечтающую лишь о любовных утехах и смакующую, снова и снова тщательно перебирающую в памяти жесты, движения, слова и поцелуи почти незнакомого мужчины!
Карен закрыла лицо руками и тихо застонала. Неужели сексуальная привлекательность Марка Частина столь велика, что она, Карен, дала себя уговорить, даже не уговорить, а просто пошла за ним сразу после похорон отца? Как могло получиться, что вместо того, чтобы поблагодарить детектива за заботу и внимание и распрощаться с ним, она поехала к нему домой и почти сразу же очутилась в его постели? Если бы кто-то рассказал ей об этом, она бы не поверила! Она — считающая себя умной, хладнокровной женщиной, всегда гордившаяся своей рассудительностью и неприступностью, — вела себя совершенно непостижимым образом.
Внезапно Карен вспомнила одного своего давнего пациента, за которым ей пришлось ухаживать после операции. Этот мужчина — не старый, с лукавым взглядом, весельчак и балагур — постоянно кокетничал с ней, делал недвусмысленные намеки. Карен держалась с ним подчеркнуто строго, не отвечала на его шутки и ухаживания, чем страшно его злила и раздражала. Однажды, когда она в очередной раз пришла к нему в палату и сделала вид, будто не понимает, чего он от нее хочет, пациент, недобро усмехнувшись, спросил:
— Вы действительно такая недотрога, какой хотите казаться? Или эта ловкая игра, преследующая вполне определенные цели?
— Какие цели? — удивилась Карен.
— Посильнее завести мужчину, хорошенько поиздеваться над ним, чтобы потом преподнести ему себя как очень дорогой подарок, — откровенно объяснил пациент.
Карен вспыхнула от негодования:
— Прошу вас больше не вести со мной разговоров на личные темы!
Мужчина презрительно ухмыльнулся:
— Как хотите! Только я думаю, очень скоро отыщется тот, кто мгновенно заставит вас забыть о мнимой неприступности. Будете бегать за ним, как похотливая кошка, заглядывать в глаза и умолять о ласках!
Тогда Карен с пылающими щеками выбежала из палаты и долго возмущалась грубостью пациента. Теперь, вспомнив его, она, к своему ужасу, поняла, что в словах нахала содержалась доля истины. По сути он был прав! Иначе как объяснить тот пугающий факт, что при одном воспоминании о ласках Марка Частина она начинает часто дышать, тело становится мягким и податливым, а голова сладко кружится?
Неужели она влюбилась в Марка? Этот простой ответ приводил Карен в смятение, тревожил и пугал. Ведь они почти не знакомы… Что она о нем знает? Лишь то, что Марк Частин работает полицейским, некоторое время вел дело ее отца, вызывал на допрос, передавал вещи Декстера, помогал с организацией похорон… Что он невероятно привлекательный мужчина, которому легко удается соблазнить любую…
Неожиданная мысль заставила Карен вздрогнуть. Почему она думает, что Марк решил ее соблазнить, заранее тщательно продумал план действий, прикидывал в уме, как лучше поступить, что сказать? А может быть, он просто удачно воспользовался представившейся возможностью и ни о чем таком не помышлял? Увидел, что молодая женщина, только что похоронившая отца, нуждается в ласке и тепле, согрел ее, умело изобразил заботу и внимание, а она и клюнула, пошла за ним, доверилась. Или пригласил ее к себе домой из жалости, что еще более унизительно…
Теперь эти мысли не давали Карен покоя. Унижение, стыд и злость на себя были столь велики, что ей хотелось рыдать во весь голос.
«Нет, это не правда! — твердила она, стараясь избавиться от отвратительной мысли, перераставшей во вполне обоснованное подозрение. — Не правда!»
Она вскочила с дивана и подбежала к телефонному аппарату. Почему она упорно не хочет послушать, что наговорил Марк на автоответчик? Догадывается, каков будет текст и интонации его голоса? Приблизительно она услышит следующие:
«Ну, что, красавица, сбежала? — лениво произнесет он. — Глупо…»
Или скажет:
«Ну, как ты, малышка? Надеюсь, я доставил тебе удовольствие? А вот сбегать было совсем необязательно. Мы бы еще позабавились…»— И его тон будет небрежным, немного презрительным…
Нет, надо решиться, покончить с душевной смутой, взять себя в руки, успокоиться, перестать мучиться неизвестностью, задавать себе глупые вопросы. Почему надо видеть все в черном свете?
В конце концов, она тоже поступила с ним нехорошо, унизила тем, что рано утром удрала прямо из постели, даже не попрощавшись. К тому же своим поступком она лишь подчеркнула собственную растерянность, смятение, неопытность.
Карен включила автоответчик, сначала раздалось еле слышное шипение, потом зазвучал взволнованный голос ее лучшей подруги Пайпы:
— Карен, дорогая, прими мои искренние соболезнования в связи со смертью твоего отца! Как вернешься, обязательно позвони! Я буду ждать!
Губы Карен тронула улыбка. Действительно, надо позвонить Пайпе! Она включила следующее сообщение, но, мгновенно поняв, что это какой-то очередной торговец, предлагающий что-то купить, раздраженно прокрутила пленку дальше. И вот наконец…
— Карен, какого черта… — Голос Марка Частина звучал резко, злобно, яростно. Неужели это он — обладатель мягкого бархатного баритона? — Ты почему сбежала? — Карен показалось, что Марк задыхается от гнева. — Как ты могла? Почему не звонишь, черт бы тебя побрал! Если в ближайшее время ты не объявишься, то я не знаю, что… — На этом выразительном многоточии послание обрывалось.
У Карен сильно заколотилось сердце, она заметалась около телефона, схватила трубку, потом бросила ее, вспомнив, что не знает наизусть его номер. Быстро перелистала записную книжку, отыскала телефон его кабинета полицейского управления Нового Орлеана, торопливо набрала номер…
— Это Частин. Оставьте ваше сообщение, — услышала Карен записанный на пленку голос Марка.
«Надо бы перед ним извиниться! — промелькнуло в голове Карен. — Разумеется, он обиделся, что я так некрасиво с ним обошлась. Как глупо я себя вела…»
Она не успела заранее продумать, что именно наговорить Марку на автоответчик, поэтому, услышав его голос, записанный на пленку, растерялась и пробормотала:
— Привет, это Карен. Я вернулась домой. Прости, что сбежала от тебя сегодня утром. Это была идиотская выходка, я сама от себя такого не ожидала. Знаешь, я думаю… Впрочем, не важно… Еще раз извини.
Карен бросила трубку, села на диван и закрыла лицо руками. Какой бессвязный текст! Прежде чем звонить, надо было продумать, что именно сказать, подготовиться… А то получилось, что она не только выдала свои растерянность и смятение, но и действительно предстала перед Марком в роли импульсивной дурочки, плохо координирующей поступки и слова.
«Когда он еще позвонит мне? — с тревогой думала Карен. — Через час, вечером, завтра?»
Она снова подбежала к телефону, вынула из автоответчика микрокассету с сообщением Марка Частина и убрала ее в ящик стола. Какое-то смутное, тревожное внутреннее чувство подсказывало ей, что Марк может вообще никогда больше не позвонить. Что ж, если так случится, то по крайней мере у нее сохранится на кассете его голос. Конечно, голос механический, не с такими мягкими интонациями, как в жизни, но все-таки его — Марка Частина.
Она печально взглянула на телефонный аппарат, который молчал, даже красная кнопка не мигала, и стала думать, чем теперь заняться. Дел много: надо включить стиральную машину, убрать квартиру, сходить в магазин, лечь поспать, поскольку вечером предстоит тяжелое и долгое дежурство в больнице, а сегодняшнюю ночь она почти не спала. Но как трудно заставить себя отойти от телефона! А вдруг Марк позвонит, а она не услышит?
Карен вздохнула и опустилась на диван. Нет, не может быть, чтобы их отношения, только начавшись, сразу же оборвались. Какую прекрасную ночь они провели вместе, сколько любви и тепла она получила от Марка! Наслаждение и восторг, пережитые ею, не забудутся никогда, а короткий миг счастья навеки запечатлелся в памяти. Не надо скрывать от себя очевидной истины: да, она влюблена в Марка Частина — молодого привлекательного опытного мужчину, который не только помог ей разобраться в себе и своих чувствах, но и заставил другими глазами взглянуть на ее личные проблемы. Только благодаря Марку Карен осознала очень важную вещь: она всегда, всю жизнь любила своего отца. Кем бы он ни был, как бы плохо ни поступал, какую бы жизнь ни вел… Да, она любила Декстера, унаследовала многие черты его характера, такие как выдержка, решительность, умение быстро внутренне собраться, хладнокровие, ум. От матери Карен тоже получила некоторые качества, но об одном из них она до сегодняшнего дня и не догадывалась. Джанет всю свою жизнь любила одного-единственного мужчину, ждала его, была ему верна до смерти. Похоже, ее дочь ожидает та же участь.
Карен горько усмехнулась. Когда-то она осуждала Джанет за то, что та была однолюбкой. Хочется надеться, что эта черта характера, передавшаяся Карен по наследству, не принесет ей столько страданий и горя, сколько выпало на долю матери. А в том, что будет любить Марка Частина всю жизнь, Карен теперь не сомневалась.


Марк Частин в ярости мерил шагами свой небольшой кабинет и никак не мог успокоиться. В душе клокотала обида и злость, к тому же ему было жарко, душно, пот катился по лицу, усталость давила на плечи. Казалось, он только и ждет, на ком бы сорвать свой гнев. Какая нелепица, какой бред! Карен Витлоу сбежала от него! Сбежала тайком, улучив момент, когда он пошел в ванную комнату принимать душ! Поступила глупо, оскорбительно! Абсолютно идиотская ситуация!
Марк подошел к столу, сел на стул, подперев кулаком подбородок, и постарался справиться с душившей его яростью. Почему она это сделала? Под утро он проснулся и, прислушиваясь к ее ровному дыханию, размышлял о том, каким будет ее пробуждение. Марк ожидал, что Карен, открыв глаза и увидев склоненное над ней лицо мужчины, с которым она всю ночь занималась любовью, засмущается, покраснеет, отведет взгляд. Он допускал, что она будет чувствовать себя неловко, потому еще вечером понял: Карен — неопытная женщина: его ласки, поцелуи и объятия она принимала с удивлением, словно не знала, что они означают и что за ними последует.
Он уже придумал, как нежным поцелуем разбудит спящую Карен, ласково проведет ладонью по ее щеке. Она зажмурится от яркого света, улыбнется, увидев его. Потом он начнет поглаживать ее обнаженное тело, умело находя чувствительные точки, Карен охватит желание, и они снова займутся любовью.
Марк гневно стукнул кулаком по столу и стиснул зубы. Да уж, занялись любовью, ничего не скажешь! И зачем только он пошел принимать этот дурацкий душ! А Карен тоже хороша! Мгновенно оделась, собралась и убежала. Когда Марк вернулся в комнату и обнаружил, что Карен исчезла, он быстро оделся и поспешил к ней в отель. Но там его ждало разочарование. Оказывается, она уже успела собрать дорожную сумку, позвонить по телефону портье и заплатить за номер. Очевидно, Карен воспользовалась запасным выходом, иначе они столкнулись бы в холле отеля. В общем-то даже хорошо, что не столкнулись, поскольку он был так на нее зол, что мог бы наговорить много грубых и неприятных слов.
Марк вспомнил, как звонил в аэропорт и просил, чтобы пассажирку Карен Витлоу подозвали к телефону. Разумеется, она не захотела с ним говорить! Как глупо и оскорбительно! Он совершенно не сожалел о том, что оставил ей на автоответчике довольно резкое сообщение. А как еще прикажете поступать с женщиной, которая тайком сбегает от мужчины, заставляя его чувствовать себя полным идиотом!
Взгляд Марка скользнул по множеству донесений, лежавших на столе. Его плохое настроение было вызвано не только обидным поступком Карен, но и еще одной серьезной причиной. Перед тем как прийти в кабинет, он съездил морг, куда доставил тело пятилетнего мальчика. Дело о смерти этого ребенка предстояло расследовать Марку. Такого рода задания он крайне не любил: часто они оказывалась не такими простыми, как представлялись сначала. Он жалел несчастных детей, чья жизнь оборвалась очень рано, сочувствовал их родителям. В общем, посещение морга еще более ухудшило его настроение.
В деле об умершем мальчике, как и предполагал Марк Частин, было несколько характерных деталей, указывавших на то, что смерть пятилетнего ребенка выходит за рамки несчастного случая.
«Это несчастный случай! — упорно твердила его мать. — Он катался на велосипеде на втором этаже дома и случайно упал с лестницы».
Однако патологоанатом, тщательно осматривавший труп, сообщил Марку, что на ногах ребенка, кроме переломов, имеются множественные мелкие точки, напоминающие ожоги от сигареты.
«Это укусы москитов!»— настаивала мать.
Разумеется, это были не укусы, а именно ожоги. К тому же на теле мальчика отчетливо виднелись желтые синяки. Цвет синяков свидетельствовал о том, что они уже проходят.
Когда Марк приехал в дом, где случилось несчастье, и стал допрашивать мать погибшего ребенка, она сидела неподвижно, будто в оцепенении, и с трудом отвечала на вопросы. Ее муж присутствовал при разговоре, и в какой-то момент, когда он бросил несколько реплик, жена повернула голову в его сторону, и Марк заметил у нее на шее синяки. Тоже желтого цвета. Ему не раз приходилось сталкиваться с такими семьями, и он прекрасно знал, почему женщина даже в самую жаркую погоду носит блузки с высоким воротником и длинными рукавами, а вместо легкой короткой юбки на ней брюки, скрывающие ноги. Ясно, что и в данном случае мерзавец муж с садистскими наклонностями постоянно бьет жену и издевался над ребенком. Но ведь не спросишь у жены, почему она считает возможным терпеть побои и скрывать их!
Собственно, и спрашивать незачем. Марк Частин давно работал в полиции, ему часто приходилось видеть такие пары, и он давно ничему не удивлялся. То, что смерть ребенка не была обычным несчастным случаем, Марк понял сразу, но поскольку из документов он узнал, что муж — юрист, адвокат, ведущий уголовные дела, припирать его к стенке не стал. С этими типами надо действовать осторожно и аккуратно. Такие вот садисты-адвокаты хорошо знают законы и в ходе следствия смогут придраться к любой мелочи, малейшей неточности, их не возьмешь голыми руками, они умно и хитро выстраивают линию своей защиты. Пока этот горе-папаша спокойно сидит в кресле и даже не подозревает о том, что у Марка очень скоро будет ордер на его арест. Сейчас главное — не спугнуть его. Патологоанатом однозначно утверждает, что точки на ногах ребенка — следы от сигаретных ожогов, но надо согласно кивать и делать вид, что веришь россказням о несчастном случае.
Марк тяжело вздохнул, открыл одну из папок, в которой хранились донесения, справки и рапорты, и стал перечитывать их. За время работы в полиции он, как и его коллеги, наладил множество контактов и связей, в том числе и в уголовной среде, с помощью которых добывал необходимую информацию. Кто-то доставлял сведения за определенную плату, а некоторые с готовностью стучали на бывших и нынешних подельников в надежде на то, что в будущем, при возможном неприятном повороте событий, им это зачтется. Бывало, информация оказывалась бесполезной, но иногда незначительная деталь могла в корне изменить картину преступления и все уголовное дело.
Марк полистал бумаги, затем стал проверять данные в компьютере, но сосредоточиться на работе было трудно, так как мысли постоянно возвращались к Карен Витлоу. Как только он вернулся из морга в свой кабинет, то первым делом прослушал сообщения, оставленные на автоответчике. Среди них было сообщение и от Карен. Какие-то невнятные отрывочные фразы… Теперь, когда он немного успокоился, надо снова включить автоответчик и послушать внимательно, что же все-таки она ему сказала.
Марк нажал кнопку, прокрутил пленку и услышал голос Карен. Она говорила торопливо, отрывисто, в ее голосе звучали растерянность и смущение, тон был виноватым: «…Это была идиотская выходка, я сама от себя такого не ожидала. Знаешь, я думаю… Впрочем, не важно… Еще раз извини».
О чем она думала? Что хотела ему сказать? Марк взъерошил короткие темные волосы, провел ладонью по лицу. Наверное, не надо было так стремительно раскручивать их с Карен роман, приглашать ее домой, укладывать в постель, но он не мог справиться со своими чувствами и отпустить ее от себя. Она не из тех женщин, которые легко и беззаботно идут на сближение, расценивая его как ни к чему не обязывающую интрижку. Нет, Карен Витлоу совсем другая — умная, ответственная за свои слова и поступки, рассудительная. Удивительно, как хорошо им было вместе, словно они созданы друг для друга. Сколько нежности, ласки и тепла она подарила ему за ночь… Пожалуй, ни с кем раньше Марку не удавалось испытать такого сильного, всеобъемлющего чувства, сжигающей страсти и неутолимого желания.
Рука Марка инстинктивно потянулась к телефону, но он тотчас же отдернул ее, решив не торопить события. Он позвонит ей позднее, когда окончательно успокоится, соберется с мыслями. Сейчас Марк все еще чувствовал себя раздраженным и злым. Где гарантия, что он снова не наговорит Карен резкостей? Да и ей нужно время для размышлений, для отдыха, для того, чтобы избавиться от смущения…
Он снова перевел взгляд на светящийся экран компьютера, его пальцы легко забегали по клавиатуре, но вдруг замерли, словно натолкнувшись на невидимое препятствие. Перед ним на экране было сообщение, присланное полицией соседнего штата. На границе Луизианы и Миссисипи обнаружено тело белого мужчины. Труп опознан. Рик Медина, «возраст — пятьдесят семь лет. Застрелен двумя пулями, выпущенными из пистолета 22 — го калибра. Деньги и кредитные карточки украдены.
Марк Частин долго не отрываясь глядел на экран компьютера и ощущал, как где-то внутри его зарождается знакомое, волнующее, острое чувство. Охотничий азарт, обостряющий нюх, подстегивающий, торопящий, не дающий успокоиться ни на минуту.
« Подожди, не горячись! — мысленно одернул себя Марк. — Таких случаев полно! Не делай преждевременных выводов, пока не узнаешь всех обстоятельств дела!»
Людей часто убивали именно из пистолета 22 — го калибра — недорогого, простого в обращении оружия, и все-таки в глубине души у Марка затеплилась надежда, что убийства Декстера Витлоу и Рика Медины каким-то образом связаны между собой. Оружие — одинаковое, оба убитых — примерно одногодки. И застрелили Рика Медину в штате Миссисипи, граничащем с Луизианой, где был убит Дек-стер Витлоу. Простое совпадение? Как знать… Если удастся точно установить, что между этими людьми существовала связь, то примитивное уголовное дело об убийстве уличного бродяги Декстера Витлоу может наполниться неожиданным глубоким смыслом.
Марк вышел из кабинета и в коридоре увидел своего напарника Шаннона. Тот стоял около автомата с прохладительными напитками, пил лимонад и шутливо беседовал со своей коллегой — молодой женщиной. Увидев приближающегося Марка Частина, Шаннон тронул женщину за локоть и пробормотал:
— Увидимся позднее.
— Привет, Антонио! — бодро сказал Марк.
— Добрый день, — улыбнулся Шаннон.
— Ты в курсе дела Гейбла?
— Вы имеете в виду смерть маленького мальчика?
— Да. Мне надо, чтобы ты проверил и уточнил кое-какие детали.
— Конечно, Марк! Я уверен, мы припрем этого папашу к стенке!
— Хочется надеяться, — вздохнул Частин.
— Вы уже видели данные по делу об убитом Рике Медине?
— Видел только что.
— И какие у вас соображения, Марк?
— Так, лишь отдельные догадки. Боюсь, они не подтвердятся. Слушай, я вот о чем хочу тебя еще попросить: выясни, не существовала ли связь между этим Риком Мединой и Декстером Витлоу. Они одного возраста. Оба погибли от пуль, выпущенных из пистолета 22 — го калибра…
— Хорошенькая пальба получилась! — усмехнулся Шаннон и уже серьезно добавил:
— Я все сделаю, Марк, не беспокойтесь!
— Декстер Витлоу служил в армии, воевал во Вьетнаме. Проверь, не находился ли там в это время и Рик Медина. Кто знает, может они вообще были приятелями?
Шаннон с сомнением покачал головой.
— Такие удачи в нашей работе бывают крайне редко! — глубокомысленно изрек он.
Марк Частин впервые за сегодняшний день улыбнулся.
— А ты все-таки проверь! — сказал он. — В жизни случается такое, что ни в одном самом захватывающем детективе не прочитаешь!
— Это точно!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Скажи мне все - Ховард Линда



ОЧЕНЬ плохая книга, повтор за повтором, герои не вызывают ни каких эмоций, читала через главу.
Скажи мне все - Ховард ЛиндаЛора
16.02.2012, 10.49





А мне понравилась книга, без острых ощущений, спокойно дочитала до конца. rnДетектив Марк очень интересный мужчина- хитрый, умный,настоящий коп.
Скажи мне все - Ховард Линданаталья
22.04.2012, 19.40





Читать можно. Те кто впервые читает Ховард советую начать с другой вещи. -Под покровом ночи-,-Лицо из снов-.
Скажи мне все - Ховард Линдаиришка
6.08.2013, 17.01





Серия "Джон медина" 1"Скажи мне всё", 2 "Рискуя и любя", 3"Если повезёт".
Скажи мне все - Ховард ЛиндаОльга К
4.11.2013, 21.00





скучно...((( у Линды Ховард есть книги интереснее.
Скажи мне все - Ховард ЛиндаLili
12.11.2013, 1.50





Немного скучновато, но в целом читать можно. Следующая книга про самого Джона Медину - "Рискуя и Любя". Вот любит Ховард шпионские страсти с любовными перипетиями.
Скажи мне все - Ховард ЛиндаОльга К
15.11.2013, 16.39





Слабовато.Даже немного скучно. Это и не ЛР, но и не детектив. Роман завис посередине. Даже не знаю как оценить...Если, как детектив - то он никакой; очень и очень все просто. Если ЛР - то тоже не ахти. Нет развитие чувств героев, а просто факт, словом, все по накатанной схеме - "встретились-засвербело в оном месте-переспали-полюбили". Любовная линия - не больше, чем в обычном детективе.Единственно что понравилось, так это как герой раскрутил г-ню на секс. Вот соблазнил, так соблазнил!!! А так, слабо для Ховард! Роман не состоялся ни как детективный, ни как любовный 6/10
Скажи мне все - Ховард ЛиндаNeytiri
2.04.2014, 21.31





Ничего так.
Скажи мне все - Ховард Линдаирчик
21.06.2014, 19.27





Мне очень понравилась книга, интересный сюжет, прочитала с удовольствием еще одну книгу Линды, спасибо;
Скажи мне все - Ховард ЛиндаНатали
27.11.2014, 9.48





Скучновато. Герои обыкновенные, ничем не примечательные. 8/10
Скажи мне все - Ховард ЛиндаВикки
27.08.2015, 8.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100