Читать онлайн Охота за красоткой, автора - Ховард Линда, Раздел - Глава 27 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Охота за красоткой - Ховард Линда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.32 (Голосов: 94)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Охота за красоткой - Ховард Линда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Охота за красоткой - Ховард Линда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ховард Линда

Охота за красоткой

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 27

За время этого разговора я так перетрудила горло, что не могла даже шептать, поэтому заехала в аптеку за банкой согревающей мази «Викс» на пробу. Наверное, из-за мази от меня будет нести леденцами от кашля, но, если горлу полегчает, какая разница, чем от меня пахнет. А вечером мне предстоит серьезный разговор с Уайаттом, значит, мне пригодится дар речи.
Я направлялась к третьему магазину тканей, когда Уайатт позвонил мне на мобильник и попросил вернуться в полицейское управление – деловитым, лейтенантским голосом, тоном приказа, а не просьбы.
Пришлось менять курс. На всякий случай я посмотрела, не повернет ли вслед за мной еще какая-нибудь машина. Нет, никто не повернул.
Мне ни за что не успеть подготовиться к свадьбе. Мойры решительно против. С этим я уже смирилась. Ткань для платья я не найду, кондитер забудет про торт, банкетную компанию переманят, шелковые цветы, которыми полагается увивать беседку, сожрет моль. Кстати, Уайатт даже не начинал перекрашивать ее. Значит, и я имею полное право не разрываться на части, а сдаться.
Как бы не так, подумала я. Ставки слишком высоки. Или я справлюсь, или придется выходить замуж в какой-нибудь венчальной часовне Лас-Вегаса, сидя в машине. Если мы вообще поженимся.
Так и свихнуться недолго.
Детектив Форестер встретил меня на стоянке возле полицейского управления.
– Вы поедете в больницу со мной. Нам разрешили посмотреть фотографии и отснятые пленки, если они еще целы. Сейчас начальник больничной службы безопасности ищет их.
Переднее пассажирское сиденье в машине детектива было завалено блокнотами, папками, кипами бумаг, среди которых я заметила банку лизола и прочее барахло. Я задумалась, зачем детективу лизол, но спрашивать не стала, просто сгребла все в охапку, села и ухитрилась пристегнуться, держа хлам на коленях. Папки выглядели заманчиво, но читать бумаги в них было некогда. Может, детектив заедет на заправку или еще куда-нибудь, тогда и полюбопытствую.
В больнице Форестер сообщил, что ему нужен начальник службы безопасности, и вскоре к нам вышел невысокий худой мужчина лет сорока, коротко стриженный, с выправкой человека, долго прослужившего в армии.
– Я Даг Лоулесс, начальник службы безопасности, – сообщил он нам с Форестером и решительным движением протянул руку. – Пройдемте в мой кабинет, мисс Мэллори, сначала посмотрим фотографии, а потом записи камер, если понадобится.
Кабинет Лоулесса оказался даже уютным, не слишком просторным, чтобы вызывать зависть, но и не тесным, какие обычно отводят незначительному начальству. Я уже знала, что в некоторых больницах безопасность ставят во главу угла.
– Я сам перебрал личные дела, – сообщил Даг, – и собрал фотографии в отдельную папку, поэтому никакие требования конфиденциальности нарушены не будут. Присаживайтесь, пожалуйста. – Он указал на кресло перед жидкокристаллическим монитором, и я села. – Вот все, с кем вы могли общаться во время пребывания в больнице, в том числе персонал лабораторий и рентгенкабинета. И конечно, работники приемного покоя.
Никогда бы не подумала, что в ту ночь в больнице было столько народу. Я узнала несколько лиц, в том числе доктора Тьюанду Харди, которая выписала меня. На волосы и прическу я не смотрела – только на лица, особенно глаза. Я отчетливо помнила, что у психопатки очень длинные ресницы, поэтому даже без туши глаза кажутся огромными.
Ее фотографии в папке не оказалось. В этом я была уверена, но по настоянию Форестера пересмотрела снимки еще раз, а потом покачала головой так же решительно, как вначале.
– Значит, придется смотреть материалы, отснятые камерами в коридорах, – решил Лоулесс. – К сожалению, в неврологическом отделении нет цифровых камер, но мы уже работаем над этим вопросом. Такие камеры есть в приемном покое и в реанимации, но не на этом этаже. Однако качество записи приемлемое.
Он закрыл жалюзи на окнах, в кабинете стало сумрачно. Кассета уже стояла в магнитофоне, поэтому Дагу осталось только нажать кнопку, и на втором мониторе появилось цветное изображение.
– На пленке есть разметка времени, – сообщил Даг. – Вы не помните, в какое время к вам заходила эта сестра?
Ручкой он указал на дверь моей палаты. Пропорции казались искаженными, так как камера висела под самым потолком, но изображение было четким.
Я задумалась. Шона приехала в половине девятого, еще до того, как мама укатила на назначенную встречу, значит…
– Между половиной девятого и девятью, – прохрипела я.
– Отлично, промежуток небольшой. Посмотрим, что мы здесь имеем. – Он включил кнопку быстрой перемотки, и по коридорам забегали люди, выскакивающие из палат и заскакивающие в них, как заводные чихуахуа. Дважды Даг останавливал пленку, чтобы проверить таймер, один раз отмотал ее обратно и включил воспроизведение. – Вот, можно смотреть.
Оказывается, записи камер наблюдения – интересная штука. Я увидела, как Шона торопливо вошла в мою палату. Помедлив, чтобы Форестер и Лоулесс успели оценить ее походку, я сообщила:
– Сейчас должна появиться сестра. Она была в розовом.
Медсестра действительно появилась в восемь сорок семь.
– Вот она, – указала я.
Сердце заколотилось сильно и часто. Это она, нет ни малейшего сомнения: розовый халат, рослая стройная фигура, решительная походка. Гладкие каштановые волосы, падающие на плечи, на пленке выглядели неестественно-темными. Сестра несла папку с зажимом, которой я в палате не заметила, и неудивительно – я же заработала сотрясение. Камера снимала ее со спины, поэтому лица было не видно, если не считать края щеки.
Оба мужчины прильнули к монитору и впились в экран, как два кота, ждущих мышку возле норы.
Из палаты вышла моя мама, я услышала, как детектив и Даг затаили дыхание.
– Это моя мама, – сообщила я, пресекая все двусмысленные мужские замечания, на которые мне, конечно, пришлось бы отреагировать.
Наконец без одной минуты девять медсестра вышла из моей палаты, но ее лица опять не было видно: либо она держала папку слишком высоко, либо наклоняла голову, либо сутулилась.
– Она знает про камеру, – догадался Лоулесс, – и прячет лицо. Конечно, всех служащих больницы я знать не могу, но эту медсестру не помню. Если бы вы припомнили ее фамилию, мисс Мэллори…
– Таблички с именем у нее не было, – прошептала я. – По крайней мере, я не видела ее. Может, табличка была прицеплена к карману или к поясу брюк.
– Это нарушение больничных правил, – сразу заявил Даг. – Опознавательные таблички всегда должны быть на виду – с фотографиями, пристегнутые или приколотые слева на груди. Придется провести дополнительное расследование, но вряд ли она работает в больнице. Во-первых, она не постучалась в палату, просто вошла. Правила предписывают всем сотрудникам больницы стучать в двери палат.
– А нельзя ли рассмотреть ее под другим углом? – спросил Форестер. – Она должна была как-то спуститься с четвертого этажа, не растаяла же она в воздухе.
– Действительно, – согласился Лоулесс. – Но с тех пор прошла неделя. Записи некоторых камер, и пленочных, и цифровых, с тех пор уже несколько раз были стерты. Обычно мы их не храним. Возможно, эта женщина вошла в больницу в другой одежде, с сумкой в руках и переоделась в одном из туалетов, поэтому мы не узнаем даже, через какие входы она вышла и вошла.
А еще она могла собрать волосы или надеть бейсболку. Все мои надежды рухнули в один миг. Психопатка сообразительна, хитра и везде опережает нас на один шаг. Понятия не имею, кто она такая, и не представляю, где ее искать. Мне следовало бы сообразить, что у всех работников больницы должны быть опознавательные таблички – хотя бы из соображений безопасности.
– Жаль, что больше ничем не могу помочь, – развел руками Лоулесс. – Я пересмотрю все материалы от этой даты, но обнадеживать вас не стану.
– По крайней мере, можно прикинуть ее рост и вес, – сказал Форестер, делая записи в блокноте, с которым не расстается ни один полицейский. – Этой информации нам недоставало. Рост… пожалуй, 170–175 сантиметров, вес – 55–65 килограммов.
Мы поблагодарили Лоулесса и покинули больницу. Я была подавлена: если эта женщина не работает в больнице, это что-то значит, а что – непонятно.
Погрузившись в машину Форестера, я нашла среди барахла блокнот, открыла чистую страницу и принялась писать, потому что не знала, как еще поделиться с полицейскими моими мыслями насчет прокатных машин, а горло хотела поберечь.
– Опять голос пропал? – спросил Форестер, пристегиваясь ремнем.
Я покачала головой и, притронувшись к горлу, болезненно поморщилась.
– Говорить больно?
Я кивнула и продолжала писать. Наконец я вырвала исписанный листок и протянула Форестеру. Он читал, вел машину и хмурился, а я не понимала почему – может, ему не нравился мой почерк без единой завитушки и даже без маленьких сердечек вместо точек над i? Но какой почерк есть, такой есть.
– Значит, вы думаете, что она меняет прокатные машины? Почему вы так решили?
Я сделала приписку и вернула ему листок.
Он прочел, поглядывая то на дорогу, то на листок бумаги, и задумался.
Моя гипотеза выглядела так: если психопатка не работает в больнице, значит, узнать о том, что я туда попала, она могла единственным способом – позвонив и выяснив, не в больнице ли я. А зачем, спрашивается, ей звонить, если не она меня сбила? Значит, логично предположить, что за рулем «бьюика» тоже сидела она.
Я написала еще одну записку: припомнила, как объясняла медсестре, что Уайатт – коп, что он просматривает записи камер со стоянки торгового центра, чтобы узнать номер машины, которая чуть не сбила меня. Точнее, я не говорила, что Уайатт полицейский, но кому еще доверят просмотр записей и поиск номеров? А когда медсестра заметила, что приятно, должно быть, иметь жениха-полицейского, я не стала поправлять ее – значит, косвенно подтвердила догадку.
Так или иначе, Уайатт не смог разглядеть номер машины на пленке, но медсестра-то этого не знала! И потому поменяла машину, пересела в белый «шевроле». А поскольку белого «шевроле» я давно не видела, значит, она выбрала какую-то другую марку. Следовательно, она либо имеет доступ к подержанным машинам, либо берет их напрокат.
Дочитав мои записи, Форестер усмехнулся.
– Вам бы в полиции служить, – одобрительно заметил он, и я аж зарумянилась от гордости.
Когда мы остановились возле управления, Форестер настойчиво позвал меня зайти, поэтому наверх, к полицейским, мы поднялись вместе. Строго говоря, здесь на всех этажах полицейские, кроме как в камерах, но мне казалось, что вся работа ведется на том же этаже, где находится кабинет Уайатта.
Естественно, я направилась к нему, а Форестер – к своему столу. Заметив меня в дверях, Уайатт замахал рукой. Он говорил по телефону и вышагивал по кабинету, сбросив пиджак и закатав рукава рубашки выше локтей. Некоторое время я медлила в дверях, восхищаясь упругими мышцами его зада: у Уайатта зад действительно потрясающий, а я умею ценить шедевры, где бы они ни находились. Даже в мужских брюках.
Мне показалось, что за время моего отсутствия Уайатт успел где-то побывать и недавно вернулся. Днем так потеплело, что в пиджаке было жарковато – значит, Уайатт выезжал на место преступления. Поэтому в больницу со мной отправился не он, а Форестер, который как раз был свободен. Но обычно Уайатт предпочитал сам заниматься моими делами.
Заметив, что я по-прежнему стою в дверях, он прижал телефон плечом к уху, втащил меня в кабинет одной рукой и закрыл дверь другой. В трубке слышался мужской голос. Не отпуская меня, Уайатт перехватил телефон правой рукой, прижал его к бедру и одарил меня страстным поцелуем.
Да, от него определенно пахло потом, это напомнило мне о том, как вчера мы занимались любовью, и о том, какими разгоряченными и влажными были наши тела. Я обняла его и усилила поцелуй – практически вжалась в него, одновременно проверяя, в каком состоянии «всегда готовый». Уайатт высвободился, насупился, указал на натянувшуюся спереди ткань брюк. Но зеленые глаза обещали, что потом он мне за все отплатит. Шлепнув меня, он снова приложил телефон к уху, послушал пару секунд, произнес «слушаюсь, мэр» и сел в кресло.
Я сидела возле стола, а Уайатт – в своем кресле, когда минутой позже в дверь постучал Форестер. Точнее, о том, что это Форестер, я узнала, только когда он вошел. Уайатт жестом подозвал его. Глаза Форестера возбужденно поблескивали.
Наконец Уайатту удалось закруглить разговор, раздраженно сунуть телефон на подставку и перевести взгляд на Форестера.
– Ну, как успехи?
– Мы видели ее на пленке, но ее снимка среди фотографий сотрудников нет. По некоторым особенностям поведения и отсутствию таблички начальник службы безопасности Лоулесс сделал вывод, что в больнице она не работает. Следовательно, ее имени мы по-прежнему не знаем. – Форестер взглянул на меня. – Но Блэр высказала предположение, которое показалось мне разумным, хотя шанс так мал, что даже не знаю, сумеем ли мы им воспользоваться. – И он протянул Уайатту мои записи.
Уайатт быстро пробежал их глазами, метнул в меня быстрый взгляд и заявил:
– Согласен, что за рулем «бьюика» наверняка сидела она. Значит, это не внезапный приступ ярости, а умышленное покушение. Можно попробовать сверить даты. Далеко не в каждом прокатном агентстве есть «бьюики». Если она действительно обращалась в прокат, то должна была вернуть бежевый «бьюик» в прошлую пятницу. И в тот же день взять белый «шевроле», но вряд ли в том же агентстве. Скорее всего, она обратилась в другое, но по дороге в аэропорт таких десятки. Если она настолько хитра, то белый «шевроле» вернула в среду, перед пожаром. Поскольку Блэр выжила, значит, и новую машину подозреваемая перестала водить вчера и теперь ездит на какой-то другой, а мы даже не знаем на какой.
Форестер быстро делал записи, потом остановился и почесал подбородок.
– Можно запросить у агентств проката автомобилей фамилии всех женщин, которые брали машины в известные нам дни. Если какие-нибудь фамилии повторятся, к этим людям можно присмотреться.
Уайатт кивнул:
– Займись этим. Но если кто-нибудь потребует разрешения судьи, сегодня нам его уже не получить.
Обычное дело: большинство судей не сразу выдают такие разрешения, приходится ждать понедельника.
Послышались шаги, Форестер обернулся. В дверях возникла одна из местных сотрудниц, уставившись на меня огромными от любопытства глазами.
– Мисс Мэллори! – воскликнула она, привлекая внимание всех, кто находился на этаже. – Как я рада с вами познакомиться! Вы не дадите мне автограф? Хочу повесить в женской раздевалке. – И она протянула мне лист бумаги с неровными краями. Позади нее уже собралась толпа. Я почти чувствовала, как в ней нарастает веселье.
Машинально взяв лист бумаги, я взглянула на него и сразу узнала: это была одна из записок, которые я нацарапала в патрульной машине Демариуса Уошингтона и приклеила к окну жвачкой. Но почему она до сих пор цела?
Мне мгновенно вспомнилось, как Демариус перебирал записки и ухмылялся, а потом то же самое делал Форестер. Должно быть, кто-то из них припрятал эту записку вместо того, чтобы сунуть ее вместе с остальными в мою сумку.
– Дай-ка сюда, – со вздохом велел Уайатт, сразу сообразив, в чем дело.
Форестер услужливо вынул записку из моих рук и положил на стол Уайатта, и все собравшиеся возле двери взорвались хохотом.
Огромными печатными буквами, обведенными несколько раз, были написаны слова, которым полагалось морально уничтожить всех гадов, не выпускавших меня из вонючей патрульной машины: «РАЗМЕР ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЕ».




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Охота за красоткой - Ховард Линда



Не понравилось!!! Читала через главу, все муторно и растянуто. Для любовного детектива "3ка" -((
Охота за красоткой - Ховард Линдан@т@лья
13.11.2011, 17.18





СУПЕР,СУПЕР,СУПЕР!ЧИТАЛА НА ОДНОМ ДЫХАНИИ!ЧТОБЫ БЫЛО ПОНЯТНО,НУЖНО ПРОЧИТАТЬ ПЕРВУЮ КНИГУ-"ВСЕГО ОДНА НЕДЕЛЯ"
Охота за красоткой - Ховард ЛиндаOLIHA
13.01.2012, 19.50





ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНО!ПРОЧИТАЛА ЗА СУТКИ!СОВЕТУЮ НЕ ПОЖАЛЕЕТЕ!ЕСТЬ ВСЁ-ЛЮБОВЬ,страсть,опасность и мн.другое.
Охота за красоткой - Ховард ЛиндаОЛЬГА
13.01.2012, 19.50





Отличная вещь. Любовь, детектив,юмор. Просто бальзам для души.
Охота за красоткой - Ховард Линдаиришка
2.08.2013, 14.35





прикольненько. так само как и первая часть. не жалею потраченного времени)))
Охота за красоткой - Ховард ЛиндаLili
17.10.2013, 19.29





ну немного надоедают больницы и вечные травмы.да еще и чокнутые жены...не,первая часть была веселушней,а вторая- как попытка повторить успех.Но моменты и тут были яркие-как пресловутые записки на окнах полицейской машины)))Жаль,что про Джазза и Салли дальше не рассказали.
Охота за красоткой - Ховард ЛиндаТанита
8.11.2013, 8.53





Роман очень приятно читать, Блэр Мэллори просто невероятная дамочка - умеет настоять на своём, выполнить ворох поставленных задач попутно очаровывая всех вокруг и вычислить преследователя. Дочитав последние строчки я чувствую лёгкое сожаление что роман окончен. Я привыкла к этой интересной особе, её приключениям, её отношениям с женихом,в общем, к атмосфере и духу этой дилогии.
Охота за красоткой - Ховард ЛиндаОльга К
13.11.2013, 1.47





Второй роман уже не настолько"юморной", но все же, девочка молодец, не сдается ни в каких сложных жизненных ситуациях.
Охота за красоткой - Ховард ЛиндаЛена
17.04.2014, 21.57





а как называется первая книга про Блэр?
Охота за красоткой - Ховард Линдаоксана
29.03.2016, 18.14





Оксане. "Всего одна неделя" . Удачи.
Охота за красоткой - Ховард Линдаиришка
29.03.2016, 18.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100