Читать онлайн Если повезет, автора - Ховард Линда, Раздел - Глава 32 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Если повезет - Ховард Линда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.82 (Голосов: 100)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Если повезет - Ховард Линда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Если повезет - Ховард Линда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ховард Линда

Если повезет

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 32

Почему Греция? — спросила Лили, поспешно собирая вещи в гостиничном номере Суэйна.
— Потому что там тепло и потому что это первый рейс, на который мне удалось достать билеты. У тебя есть паспорт?
— го, Тадео, приближенного Род-Даже несколько.
Суэйн замер и с какой-то странной нежностью посмотрел на нее.
— Я имею в виду настоящий. Я взял билет на твое настоящее имя.
Лили поморщилась.
— Это может вызвать проблемы. — Она ни на минуту не забывала о ЦРУ, хотя, судя по всему, этой угрозы ей удалось избежать. И тем не менее, что tе ждет после всего случившегося сегодня, одному Богу известно. — Включи телевизор. Давай посмотрим, не промелькнет ли что-нибудь в «Новостях».
Но либо информацию о взрыве замалчивали, либо сообщение уже прошло. Ждать следующего выпуска они не могли. Чтобы не поднимать лишнего шума, Суэйн не стал никого звать, а сам спустил багаж вниз и уладил все формальности с администратором.
— Придется заехать ко мне на квартиру, — сказала Лили уже в машине. После взрыва они бросили фургон в нескольких кварталах от гостиницы.
Суэйн с сомнением покосился на неё.
— Ты знаешь, сколько времени мы из-за этого потеряем?
— Мне нужно взять фотографии Зии. Я не могу их оставить. Неизвестно, когда я вернусь, если это вообще случится. Будем опаздывать, позвоним и закажем билеты на другой рейс.
— Что ж, можно попробовать, — согласился Суэйн с дьявольской улыбкой на губах, и Лили приготовилась к гонке века.
Они добрались до ее дома целыми и невредимыми, но большую часть пути Лили ехала зажмурившись. Она не открывала глаза ни когда визжали тормоза, ни когда раздавались оглушительные гудки автомобилей.
— Я мигом, — пообещала Лили, когда Суэйн затормозил, — одна нога здесь, другая там.
— Я с тобой.
Лили скептически посмотрела на Суэйна, который вышел за ней и запер машину.
— Но ты ведь перегородил всю улицу. А вдруг кому-то нужно будет проехать?
— Подождут, черт возьми, ничего с ними не случится. Суэйн поднялся с ней по лестнице, держа левую руку у нее на талии, а правую на рукояти своего пистолета. Лили открыла дверь. Суэйн проскользнул в нее первым и щелкнул выключателем, быстро направив дуло сначала в одну, а потом в другую сторону — на случай, если их ждали. Лили вошла следом и прикрыла за собой дверь.
— Оружие можно оставить здесь. — Она выдвинула из шкафа маленький сейф. — Квартира взята в субаренду на год, у меня еще восемь месяцев.
Они положили оружие в сейф, и Лили, заперев его, снова убрала в шкаф. Можно было бы сдать оружие в багаж, подлежащий досмотру, в разобранном виде, и задекларировать его. Возможно, его без проблем можно было бы получить после приземления, однако Лили не была уверена, что все пройдет гладко. Приобрести новое оружие на месте проще. Чрезмерное внимание персонала авиалиний им вовсе ни к чему.
Лили взяла фотографии Зии, спрятала их в сумку, и они вышли за дверь. Спускаясь по лестнице, Суэйн спросил с улыбкой:
— Эту кровать ты приобрела у монахинь?
Лили усмехнулась.
— Нет, она принадлежит хозяевам.
— Я так и думал. Ни на минуту не поверил твоей сказке про монастырь.
Несмотря на то? что они мчались как ненормальные, было очевидно, что на самолет они опаздывают. Поэтому Лили позвонила в аэропорт и, отменив броню, заказала билеты на другой рейс. Иногда она решалась открыть глаза, когда Суэйн, случалось, отпускал педаль газа.
— Почему ты не дал мне убить доктора Джордано? — спросила она в один из таких моментов, следя за движением на дороге: отклонение от плана, предпринятое Суэйном, до сих пор не давало ей покоя. Может, он испугался, что она, волнуясь, промахнется?
— Я все ждал, когда же ты наконец об этом заговоришь, — вздохнул Суэйн. — Я сделал это сам потому, что тебя с ним связывали личные отношения, и ты бы потом всю жизнь мучилась угрызениями совести.
— Сальваторе Нерви я тоже знала лично, но тем не менее убила и вины за собой не чувствую, — заметила Лили.
— Это совсем другое. Доктор Джордано вызывал в тебе симпатию, пока ты не узнала, чем он занимался. Это убийство оставило бы рану в твоей душе.
«Наверное, он прав», — подумала Лили, откидывая голову на спинку сиденья. Готовя убийство Сальваторе, она была ослеплена болью и яростью. Но теперь, когда радость жизни вновь вернулась к ней, убийство доктора Джордано могло ее омрачить. Лили казалось это странным. Приговор Джордано был справедлив и оправдан, как ничто другое, однако теперь Лили была рада, что ей не пришлось в него стрелять. Собственная радость вызывала у Лили недоумение. Неужели у нее начали сдавать нервы и Суэйн, заметив это, все сделал сам?
Суэйн взял Лили за руку.
— Забудь. Все уже закончилось.
Все уже закончилось. Прошло. Позади. Словно за прошлым захлопнулась дверь. Сейчас Лили не хотелось думать ни о чем, кроме их совместной поездки в Грецию. Даже о том, что будет делать дальше, она не задумывалась. Впервые в жизни Лили плыла по течению.
Добравшись до аэропорта, они вернули «мерседес» в бюро проката и зарегистрировались на рейс. До отлета оставалось еще два часа. Оба проголодались, а потому зашли в ресторан аэропорта и облюбовали одну из наиболее удаленных кабинок, откуда хорошо просматривался вход. Наблюдения, однако, ничего не дали. Никто не пытался их задержать, никто не насторожился, услышав имя Лили. Но это тревожное ожидание держало их в напряжении.
Для удобства посетителей в ресторане были установлены телевизоры, так что желающие и за едой могли послушать политические и спортивные новости или прогноз погоды. Услышав имя Нерви, Суэйн и Лили разом подняли головы.
— Шокирующее известие: по заявлению, сделанному сегодня вечером Деймоном Нерви, в результате взрыва, прогремевшего во второй половине дня на одном из принадлежащих Нерви предприятий и разрушившего здание до основания, погиб его старший брат, Родриго Нерви. Менее месяца назад братья потеряли отца, Сальваторе Нерви. Руководство всеми предприятиями Нерви переходит к Деймону Нерви. Полагают, что взрыв, унесший жизнь Родриго Нерви, вызван неполадками в системе газопровода. По данному делу начато расследование.
Лили и Суэйн переглянулись.
— Ведь Родриго там не было, — прошептала Лили.
— Да. — Суэйн задумался. — Вот черт! Видно, у них там произошел переворот.
Ничего другого просто не приходило в голову. Взрыв в лаборатории сыграл на руку Деймону, который не преминул воспользоваться им, чтобы избавиться от Родриго и представить смерть брата как несчастный случай. Должно быть, он сделал это, как говорится, «под влиянием момента». Однако Деймон, умевший делать деньги решительно из всего, по общему мнению, отличается аналитическим умом. Стал бы он действовать так импульсивно, не просчитав все заранее, рискуя собственной жизнью?
Из этого следовало только одно: убийство Родриго было вовсе не импульсивным поступком. Оно было возможно лишь в том случае, если…
— Боже мой! — выдохнула Лили. — Так это он все организовал.
Прошло три недели. Задремавшую как-то днем Лили разбудил голос Суэйна. Стоя на террасе, тот ожесточенно спорил с кем-то по спутниковому телефону, который бог знает где раздобыл:
— Фрэнк, черт возьми… Нет. Нет. Да нет же, черт побери! Хорошо. Хорошо, я сказал, но мне эта затея не по душе. Ты мой должник по гроб жизни. Да, я говорю, ты передо мной в долгу, так что лучше тебе быть твердо уверенным в своей правоте. — Отшвырнув телефон в сторону, Суэйн подошел к невысокой ограде террасы и, опершись на нее, устремил взгляд в синюю даль Эгейского моря.
Лили соскользнула с кровати и, миновав двустворчатую дверь, приблизилась к нему сзади, обвив руками за талию. Она приникла головой к обнаженной теплой спине Суэйна и поцеловала его в лопатку.
— Ты наконец поговорил с Фрэнком? — Она знала, Фрэнк — это его друг, тот, что попал в автокатастрофу — две недели назад его перевели из реанимации в обычную палату, но оберегали, строго-настрого запрещая беспокоить. А вчера он поступил в реабилитационное отделение, но, судя по тону Суэйна, первый разговор у них не получился.
— Тупой болван! — прорычал Суэйн и, поймав Лили за руку, прижал ее ладонь к своей груди.
— Что случилось?
— Он хочет, чтобы я кое-что сделал.
— Что именно?
— Одно дело, которое мне не нравится.
Новость встревожила Лили. Эти три недели в Греции, на острове Эвбея, они наслаждались праздной жизнью, блаженствуя как в раю. Небо часто хмурилось, но все равно здешняя погода не шла ни в какое сравнение с парижской. Температура порой поднималась до двадцати градусов. Правда, ночью резко холодало, но от этого лишь приятнее было согревать друг друга в объятиях. Сегодня им повезло: светило солнце, и было так тепло, что Суэйн почти весь день ходил без рубашки. Сейчас, когда солнце приближалось к горизонту, столбик термометра неумолимо падал, как камень со скалы, и теплу оставалось продержаться лишь еще несколько минут.
Они занимались любовью, спали допоздна, обедали когда вздумается, гуляли. Они сняли отдельный домик на склоне горы, прямо над портовым городом Каристос, с живописным видом на море. Лили сразу полюбила этот дом — простенький, беленый, с ярко-синими ставнями. Здесь царила атмосфера покоя и умиротворения. Лили с радостью согласилась бы провести с Суэйном в этом доме всю жизнь, но знала, что идиллии когда-нибудь все равно придет конец.
И вот теперь она отчетливо осознала, что все закончится даже скорее, чем можно было ожидать. Если Суэйн согласится на работу, которая ему не нравится, но к которой Фрэнк его явно принуждал, ему придется уехать. Она, конечно, сможет остаться здесь одна, без него, но вот только хочет ли она этого? И еще один вопрос: можно ли ей будет поехать с ним? Они с Суэйном никогда не говорили о будущем. Настоящее было настолько хорошо, что Лили упивалась им, будто со стороны созерцая, как один за другим проходят дни.
— Если ты согласишься на эту работу, то куда тебе нужно будет ехать?
— Пока не знаю.
— Тогда почему ты не хочешь браться за нее?
— Потому что тогда меня не будет здесь. — Не размыкая ее рук, Суэйн повернулся к ней лицом и поцеловал в лоб. — Я не хочу уезжать.
— Ну и не уезжай.
— Фрэнк взывает к моей совести, заставляет «сделать ему одолжение».
— Очевидно, он не может выполнить это сам. Как долго он еще пробудет в больнице?
— По его словам, по крайней мере месяц, а когда он вернется к нормальной жизни, только Богу известно.
— Если ты все-таки согласишься на эту работу, надолго уедешь?
Суэйн промолчал, и сердце у Лили оборвалось. Значит, надолго.
— Я могла бы поехать с тобой, — предложила она, ни на что не надеясь — ведь если б он хотел, чтобы она с ним поехала, то прямо так и сказал бы. И все же Суэйн не мог об этом не думать. Ведь он изо дня в день повторял ей, что любит. Его любовь ощущалась в каждом его слове, в каждом жесте, в каждом прикосновении.
— Нет, это невозможно, — наконец ответил он. — Если я соглашусь на эту работу, тебе нельзя будет со мной поехать.
Вот, значит, как.
— Когда тебе нужно определиться?
— Через несколько дней. Во всяком случае, не сегодня. — Суэйн приподнял голову Лили за подбородок, пристально вглядываясь в ее лицо, озаренное лучами заходящего солнца, словно старался навсегда запечатлеть его в своей памяти. Его взгляд был суров и внимателен. — Просто не знаю, как я это сделаю, — прошептал он. — Я не хочу уезжать отсюда.
— Ну и не уезжай, —бесхитростно отозвалась Лили, и Суэйн рассмеялся.
— Если бы все было так просто! Фрэнк… ему очень сложно отказать.
— У него что-то на тебя есть?
Суэйн снова засмеялся, хотя на сей раз его смех прозвучал скорее иронично, чем весело.
— Не в этом дело. Просто он из той породы людей, которые умеют быть очень убедительными. И как ни трудно мне в этом признаться, я доверяю ему больше, чем кому бы то ни было. — Суэйн внезапно вздрогнул, словно холод начал наконец одолевать его. — Пойдем-ка в дом. Есть занятия поинтересней этих разговоров.
Суэйн замолчал, и Лили оставила эту тему. Они вошли внутрь, где их ждал простой ужин: картофель с укропом и каперсами, сыр фета в оливковом масле, хлеб и легкое вино. Они наняли в городе женщину по имени Крисула, которая каждый день приходила готовить им еду. Поначалу это были по-гречески обильные ужины, но Лили с Суэйном внушили ей, что предпочитают не объедаться на ночь. Женщине это было непонятно, но она подчинилась. В конце концов, ей же меньше хлопот, она сможет пораньше возвращаться домой и наслаждаться долгой вечерней трапезой в кругу собственной семьи.,
Телевизора в доме не было, но ни Лили, ни Суэйн не чувствовали в нем потребности. За три недели в Греции Суэйн лишь дважды покупал газеты. Отсутствие всякого вторжения извне — именно то, к чему стремилась Лили. Она хотела просто жить, спокойно, не вздрагивая от каждого звука и не озираясь по сторонам. Когда выдавались дни потеплее, она часами просиживала на террасе, греясь на солнышке и отдыхая душой. На самом видном месте в спальне она расставила фотографии Зии, а днем позже Суэйн, достав из бумажника снимки своих детей, расположил их рядом. Крисула решила, что все три ребенка — их общие, и они не стали ее разубеждать. Это в любом случае было бы непросто, поскольку Лили с Суэйном мало понимали по-гречески, а Крисула практически не владела английским. В большинстве случаев им удавалось кое-как договориться, но для этого требовались и немалые усилия.
В этот вечер, огорченная тем, что Суэйн может скоро уехать, Лили много думала о Зии. Бывали такие дни, когда воспоминания не отпускали ее, хотя плакала она теперь редко. «Интересно, случаются ли у Суэйна приступы тоски по детям, — спрашивала себя Лили, — когда, кроме как о них, ни о чем другом не можешь думать?»
— Ты скучаешь по ним? — спросила она. — По Крисси и Сэму?
— До боли в сердце, — не раздумывая ответил он. — Но, наверное, я этого заслуживаю.
Лили, конечно, понимала, что Суэйн чувствует себя виноватым перед детьми, но не предполагала, что настолько.
— А почему бы тебе, вместо того чтобы заниматься самобичеванием, не поселиться поближе к ним? Их детство прошло без тебя, но это не значит, что ты не должен быть рядом с ними теперь, когда они выросли. Когда-нибудь ты станешь дедушкой. Ты и с внуками не будешь общаться?
Суэйн задумчиво разглядывал бокал вина, который вертел в руке.
— Я бы хотел почаще видеться с ними, но не знаю, хотят ли этого они. При встрече они держатся дружелюбно — кажется, даже любят меня. Но может быть, это как раз потому, что я нахожусь на периферии их жизни. А как только влезу без приглашения… кто знает, что из этого выйдет?
— Так спроси у них.
На лице Суэйна мелькнула улыбка.
— Простой ответ на простой вопрос? Ничто так не важно ребенку, как присутствие родителей, а я своих детей постоянно бросал. Такова горькая правда.
— И ты хочешь, чтобы так оставалось до конца жизни?
Одну долгую минуту Суэйн смотрел на Лили, а потом, разом допив вино, поставил бокал на стол.
— Может быть, в один прекрасный день я соберусь с духом и спрошу их об этом.
— Будь жива Зия, я никогда бы не оставила ее. — Это была еще одна горькая правда, Лили будто хотела сказать: «Ее нет в живых, а твои дети живы». Она и сама не понимала, почему вдруг ее так взволновала эта тема. Возможно, причиной тому были мысли о Зии или известие о возможном скором отъезде Суэйна. Разговор о детях уже возникал между ними раньше, но Лили так и не удалось ни в чем убедить его. Сейчас, узнав его поближе, она все больше склонялась к мысли, что Суэйн намеренно наказывал себя, живя в разлуке с детьми. Чем ближе Лили его узнавала, тем более убеждалась в этом.
— Ладно, — согласился он, криво улыбаясь. — Я об этом подумаю.
— Ты думаешь об этом уже не один год. Когда же ты что-нибудь сделаешь для этого?
Суэйн отрывисто расхохотался.
— Господи! Даты как кайманова черепаха!
— Почему?
— Существует поверье, что, если попадешься в зубы каймановой черепахе, она не отпустит тебя, пока не грянет гром.
Лили наклонила голову.
— Пока мы здесь, грома, кажется, не было ни разу.
— Верно, его не было. Я обещаю тебе позвонить детям.
— И?..
— И скажу им, каким дрянным отцом я был. А еще спрошу, не будут ли они против, если я стану их навещать почаще? — Суэйн проговорил это с вопросительной интонацией, как бы сверяясь с Лили в правильности своего ответа, хотя в его голубых глазах плясали озорные искорки.
Лили похлопала в ладоши, как аплодируют взрослые выступившему ребенку.
— Давай-давай, издевайся. — Теперь Суэйн хохотал во все горло. Он вскочил со своего места и, подняв Лили на ноги, заключил в свои объятия. — Я собирался показать тебе сегодня кое-что особенное, но теперь думаю, ты получишь то же, что и всегда.
Если он рассчитывал наказать ее таким образом, то просчитался. Лили с улыбкой прижалась лицом к его плечу. Она решила не думать о плохом, не позволять тревожным мыслям об отъезде Суэйна омрачить последние часы рядом с ним. Нужно проводить как можно больше времени с теми, кого любишь, потому что неизвестно, сколько времени тебе еще на это отпущено. Разве не это она только что сама ему втолковывала?
Даже если судьба разлучит их, его любовь навсегда останется с ней. Она будет счастлива уже тем, что ей повезло встретиться с Суэйном в тот период своей жизни, когда он был ей так необходим.
Следующий день тоже выдался солнечным, температура взлетела так же стремительно, как упала накануне вечером. К апрелю она поднимется градусов до тридцати, а к июлю, возможно, превысит и все тридцать пять. Правда, здесь неплохо и в январе может быть, немного дождливо, особенно по сравнению с Парижем.
Крисула приготовила им на обед жаренные в оливковом масле мясные пирожки с ароматическими травами и шафрановым рисом. Они ели на террасе. Нагретые солнцем камни отдавали тепло, и Лили надела недавно купленное в городе свободное прозрачное белое платье, хотя шаль на всякий случай тоже держала под рукой. Наконец-то она может носить все, что захочется, не беспокоясь о том, хорошо ли ее одежда скрывает кобуру на лодыжке. Это ей доставляло такое удовольствие, что она, следуя туристской моде острова, стала носить в январе летние вещи, приводя тем самым в недоумение местных жителей. Но Лили это не заботило. Ей захотелось ходить в сандалиях, и она купила серебряный ножной браслет, надев который почувствовала себя абсолютно беззаботной женщиной. Лили подумывала, не остаться ли ей на Эвбее и после отъезда Суэйна. Очень уж ей здесь нравилось.
— Кто был твоим куратором? — неожиданно спросил Суэйн. Судя по этому вопросу, его настроение было далеко не таким безоблачным и погожий день его не особенно радовал. — Я о том человеке, который втянул тебя в это дело. Кто это?
— Мистер Роджерс, — с ироничной улыбкой ответила Лили.
Суэйн чуть не поперхнулся.
— Он никогда не называл мне своего имени, но могу поклясться, его точно звали не Фред. Да и Роджерс — вряд ли его настоящая фамилия. А почему ты спросил?
— Ты очень молодо выглядишь. И какой же надо быть сволочью, чтобы предложить такое ребенку.
— Такой, для которой дело превыше всего.
После обеда Лили задремала в одном из шезлонгов на террасе, но проснулась от прикосновений Суэйна. Он поднял ей юбку, снял с нее трусы и, раздвинув ноги, приник к ней языком. Тело Лили изогнулось от наслаждения, но она, задыхаясь, попыталась его остановить:
— Крисула увидит…
— Она ушла несколько минут назад, — пробормотал Суэйн и нежно проник в нее двумя пальцами. Лили хватило этого, чтобы достичь оргазма. Когда по ее телу пробегала последняя судорога, Суэйн расстегнул брюки и, накрыв Лили своим телом, легко и медленно вошел в нее. Теперь, после неоднократных занятий любовью, все происходило легко. Суэйн был нежен и внимателен. Он дождался, когда Лили достигла кульминации во второй раз, и только потом проник в нее как можно глубже и замер, пока и для него не наступило освобождение.
Заниматься любовью на открытом воздухе было особенно приятно. Когда они оба успокоились, Лили привела себя в порядок. Воздух, как шелк, ласкал ее тело, усиливая чувственность. Совершенно разомлевшая, она, потянувшись, улыбнулась Суэйну. Тот принес два бокала вина и протянул один из них Лили, а затем присел рядом, у ее ног. Своей теплой ладонью проникнув ей под юбку, он стал медленно поглаживать ее бедро.
— Почему Крисула ушла сегодня так рано? — удивилась Лили, смакуя ароматное вино и думая, что не могла проспать так долго. Крисула даже не приготовила ужин.
— Кажется, она собиралась пойти на рынок купить что-то. — Суэйн улыбнулся. — Не то на крышу ее дома забрался поросенок.
— Уверена, речь шла о рынке. — Иногда попытки Крисулы и Суэйна понять друг друга давали смехотворный результат. Но Суэйн каждый раз брался за дело с присущим ему энтузиазмом.
— Возможно. — Его рука приближалась к ее лодыжке. Поиграв с серебряным браслетом, Суэйн поднял ее ногу и поцеловал щиколотку. — А может, нам приготовят на ужин поросенка. Скоро увидим, насколько далек мой перевод от истины.
— Чем бы ты хотел заняться вечером? — спросила Лили, допивая вино и отставляя бокал в сторону. Сил у нее, кажется, совсем не осталось. После двух оргазмов тело сделалось ватным. Но терять такой дивный день было бы просто преступно, и поэтому, если Суэйн захочет отправиться в Каристос, она сделает над собой усилие.
Он покачал головой:
— Ничем. Может, немного почитаю. Буду сидеть здесь и смотреть на бухту. Считать облака. — Он потрепал ее по лодыжке, потом, поднявшись, пересек террасу и застыл у ограды, время от времени делая глоток из своего бокала. Лили нравилось наблюдать за ним. Всем своим существом, каждой клеточкой своего тела она любила эти широкие плечи и узкие бедра. Но больше всего она любила его ленивую, такую сексуальную походку, которая словно говорила, что этот мужчина все делает не спеша и с чувством. Даже Крисула не осталась к нему равнодушной, она хихикала и флиртовала с ним напропалую, хотя была лет на двадцать старше, уж это точно. Когда она с ним заигрывала, Суэйн, как правило, ничего не понимал из того, что она говорит. Но это его ничуть не смущало, и он отвечал ей по своему разумению. Точный смысл ее слов для Лили тоже оставался загадкой, но по жестам Крисулы и по тому, как пылали ее щеки, она догадывалась, что Суэйн ей небезразличен.
По телу Лили разливалась усталость, и она прикрыла глаза. Очень хотелось спать… не надо было пить это вино… от него клонит в сон…
Заставив себя открыть глаза, Лили обнаружила, что Суэйн наблюдает за ней с каким-то незнакомым ей выражением лица — настороженным и внимательным. В его глазах не было и намека на недавнюю расслабленность.
Дура! — прозвучал внутренний голос. Да ведь с ней проделали то же, что и она с Сальваторе Нерви!
Лили чувствовала, как немеет ее тело. Она попыталась подняться, но тут же снова упала в шезлонг. Что она могла сделать? Избавиться от того, что уже внутри ее, нельзя.
Суэйн, приблизившись, присел на корточки возле шезлонга.
— Не пытайся встать, — мягко сказал он.
— Кто ты? — с трудом выговорила Лили, хотя мозг ее продолжал четко работать, и она могла сама все сообразить. Раз он не работает на Нерви, значит, остается только одно: он из ЦРУ. Либо секретный агент, либо агент-контрактник. Итог один. Какой бы ни была у него причина помогать ей в борьбе против Нерви, он в конце концов исполнил свой долг. Она попалась к нему на крючок, хотя и заметила, какой он искусный актер. Это должно было бы ее насторожить. Только было уже поздно: она влюбилась в него.
— Ты, наверное, догадалась сама.
— Да. — Ее веки стали свинцовыми, тело окаменело. Лили едва могла пошевелить губами. С трудом выговаривая слова, она спросила: — И что теперь?
Суэйн мягким движением откинул с ее лица прядь волос.
— Ты просто уснешь, — шепнул он. Никогда еще в его голосе не было столько нежности.
Никакой боли. Это хорошо. Умирать в мучениях не хотелось.
— Это было по-настоящему? Хоть что-то было по-настоящему? — Или каждое прикосновение, каждый поцелуй были ложью?
Глаза Суэйна потемнели, а может, Лили это только так показалось. Может, у нее просто уже темнеет в глазах.
— Все было по-настоящему.
— Тогда… — Ее мысли начали путаться, она потеряла нить и отчаянно пыталась, но не могла вспомнить, что хотела сказать. Что же это?.. Ах да! Вспомнила. Вот: — Ты… — Лили почти не могла говорить и уже совсем не различала Суэйна. Сглотнув комок в горле, она сделала над собой еще одно нечеловеческое усилие: — …поцелуешь меня, когда я усну?
Она не была уверена, но ей показалось, будто она услышала, как он сказал:
— Да.
Лили попыталась дотянуться до него рукой и дотянулась, но уже только мысленно. Желание коснуться его — последнее, что она запомнила.
Суэйн погладил ее по щеке, наблюдая за тем, как легкий ветерок играет ее волосами. Светлые пряди шевелились: они приподнимались, потом падали и снова поднимались словно живые. Он склонился над ней и поцеловал ее теплые губы, а потом еще Долго сидел, держа ее за руку.
Слезы жгли ему глаза. Будь проклят этот Фрэнк! Он не захотел ничего слушать, не захотел отклоняться от первоначального плана, и, если б Суэйн не согласился сделать это сам, он отправил бы вместо него еще кого-то.
Если б не такая закавыка, как «крот», которого еще предстояло вычислить, Суэйн высказал бы Фрэнку все, что он думает об этом задании. Но Блан передал ему запись, которую раздобыл на той неделе, когда готовился взрыв лаборатории, и по возвращении в Вашингтон Суэйн собирался этим заняться. Вчера во время разговора с Фрэнком он услышал, как Лили заворочалась в спальне, и потому не стал распространяться о подробностях, передал только самое главное — чем занимался доктор Джордано — и поспорил насчет Лили.
Суэйн отослал Крисулу пораньше: хотел подольше побыть с Лили, еще раз прижать ее к сердцу, еще раз заглянуть в ее поразительные глаза в момент страсти, еще раз ощутить тепло ее тела.
Теперь все кончено. Суэйн поцеловал ее в последний раз и потянулся за телефоном.
Вскоре над склоном горы послышался звук вертолета, который трудно с чем-либо спутать. Вертолет приземлился на плоскую площадку совсем рядом с террасой, и оттуда появились трое мужчин и женщина. Они действовали профессионально — молча, без лишних движений заворачивали Лили, подготавливая ее к перелету. Наконец послышалась команда одного из мужчин: «Грузим» — и Суэйн тут же на него накинулся.
— Не смей! — свирепо заорал он. — Не смей говорить о ней как о вещи! Это женщина, а не вещь. И она герой, черт возьми! Если ты не будешь обращаться с ней как подобает, я разорву тебя на части!
Мужчина оторопело уставился на него.
— Конечно, старик. Я не имел в виду ничего такого.
Суэйн сжал кулак.
— Я знаю. Просто… продолжайте.
Несколько минут спустя вертолет оторвался от земли. Суэйн стоял, провожая его взглядом, пока от него не осталась только черная точка. Потом с застывшим, ничего не выражающим лицом он повернулся и направился в дом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Если повезет - Ховард Линда



хороший роман, ну по мне так слишком много не нужных размышлений, а так сюжетик отличный!
Если повезет - Ховард ЛиндаДи
3.02.2012, 6.00





сюжет отличный, но затянут местами
Если повезет - Ховард Линдаарина
22.02.2012, 19.20





в каждой книге Ховард своя изюминка,в этом ромне это размышления героев ,а кто то это назовет "сюжет затянут". у каждого свои предпочтения
Если повезет - Ховард Линдаанна
11.05.2012, 10.28





замечательный роман. немного перекручена концовка, но читается легко.
Если повезет - Ховард Линдал.
12.12.2012, 21.36





Немного надуманная завязка, много ляпов, ненужных деталей, но герои очень приятные, несмотря на свою нетривиальную профессию. Перечитывать не буду, но читать было интересно: 6/10.
Если повезет - Ховард ЛиндаЯзвочка
16.12.2012, 16.04





Согласна с тем, что много лишних деталей и размышлений. А вобщем у этого автора все книги интересны.
Если повезет - Ховард ЛиндаLonely
16.01.2013, 16.57





Честно- не дочитала, как-то не захватывает что ли, а я не не люблю не дочитывать, а здесь даже угрызение совести не проснулись.
Если повезет - Ховард ЛиндаЛюсьен
28.02.2013, 17.12





От любовного романа далеко,но читалось интересно,начало и финал в напряжении,середина немного растянута.8 баллов.
Если повезет - Ховард ЛиндаОсоба
3.03.2013, 22.26





да,сюжет хороший.прям местами непредсказуемо.Люблю когда спасают мир)))
Если повезет - Ховард ЛиндаТанита
11.11.2013, 10.01





Шикарная книга, по-моему лучшая во всей трилогии. Прочитала на одном дыхании. Рекомендую.
Если повезет - Ховард ЛиндаОльга К
17.11.2013, 6.33





Роман не плохой. Но вторая книга "Рискуя и любя" у меня оставила больше впечатлений. Поэтому 9 из 10.
Если повезет - Ховард ЛиндаЛилия
18.11.2013, 5.56





Затянут чуть- чуть.
Если повезет - Ховард Линдаирчик
2.07.2014, 12.17





Затянут чуть- чуть.
Если повезет - Ховард Линдаирчик
2.07.2014, 12.17





Хороший роман. Линда Ховард очередной раз порадовала. Интересный сюжет.
Если повезет - Ховард ЛиндаЛёля
17.08.2014, 22.37





Сильный и прочувствованный роман. Хорошая завязка, продуманная нить сюжета. Главное, чему нас учит классика, добро должно побеждать-это и происходить в конце романа. Юмор придает произведению легкость и заставляет поверить, что герои действительно наделены чувствами.Наличие в романе большого количества размышлений, рассуждений заставляет читателя понять героев лучше, сопереживать им. Роман - одно из лучших сочинений автора. Не рекомендую только тем, кто читает лишь за тем, чтоб подмечать ляпы.
Если повезет - Ховард ЛиндаНели
21.05.2015, 22.23





А мне понравилось!
Если повезет - Ховард ЛиндаЁлка
3.11.2015, 19.34





Мне понравился роман,советую.
Если повезет - Ховард ЛиндаРада
13.12.2015, 20.14





Мне понравился роман,советую.
Если повезет - Ховард ЛиндаРада
13.12.2015, 20.14





Ошибок,конечно,много,но роман мне понравился.
Если повезет - Ховард ЛиндаНаталья 66
14.06.2016, 14.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100