Читать онлайн Брызги шампанского, автора - Хоулден Венди, Раздел - 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Брызги шампанского - Хоулден Венди бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Брызги шампанского - Хоулден Венди - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Брызги шампанского - Хоулден Венди - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хоулден Венди

Брызги шампанского

Читать онлайн


Предыдущая страница

26

Джейн, закутавшись с головой в теплое одеяло, слышала, как постоянно щелкает, включаясь, автоответчик. Кто бы ни звонил, ей было все равно. Она полностью убрала громкость динамика и отключила звонок входной двери. Если бы можно было так отключить всю свою жизнь! Голова раскалывалась от бутылки джина, выпитой вчера вечером. Но муки похмелья были ничто по сравнению с тем, что Джейн испытала, застав Тома вместе с Шампань.
Джейн не имела понятия, сколько сейчас времени. Ей было все равно. Она просто знала, что отныне каждая секунда каждой минуты каждого часа ее оставшейся жизни будет наполнена черной, неизбывной болью. На одно краткое мгновение мир перед ней раскрылся, как раковина с жемчужиной. Но сейчас от него осталась одна пустая раковина. Джейн снова вернулась в плохой фильм.
Уставившись в потолок, Джейн гадала, как она могла опять так ошибиться? Почему она не смогла увидеть заранее то, что надвигалось? Правда, Том не давал ей никаких поводов, но все равно она должна была знать, что все кончится плохо. Так бывало всегда. С Ником, с Марком и вот теперь с Томом. И все это в течение нескольких недель! Настоящее счастье замужней жизни, полной любви и доверия, не для нее. Нечего и думать как-то это изменить. Удача навсегда от нее отвернулась.
В этом нет никаких сомнений. Джейн выругалась про себя. И дело тут не только в неспособности найти хорошего мужчину. Всю ее жизнь искалечила прекрасная блондинка, роскошный альбатрос, впившийся ей в шею туфлями на шестидюймовых шпильках. От Шампань просто невозможно скрыться. Можно перебежать от нее из одного издания в другое, а она тут как тут. Можно приехать к черту на рога в гости к подруге и наткнуться на нее в саду. Можно закопать ее на глубину двести футов под взлетно-посадочной полосой аэродрома, но она все равно выберется из-под земли, чтобы повиснуть на шее у мужчины твоей мечты. Джейн в отчаянии зажмурилась. По какой-то прихоти судьба прочно связала ее с Шампань, и, видно, ей от этого уже никуда не деться. Страшнее воспоминаний об измене Тома были только мысли о будущем, не только лишенном мужчины, но и накрепко связанном с Шампань.
Джейн не могла прогнать картины увиденного у Тома. Образ его, обнимающего Шампань, казалось, был вытатуирован на внутренней стороне ее век. Она в миллионный раз прокручивала кадры последних десяти секунд, но так и не могла найти никакого объяснения. Почему Том не сообщил ей о том, что у него есть подруга? Во всем остальном он был совершенно откровенен. О боже, она ему поверила!
Встав, Джейн с раскалывающейся головой, шатаясь, побрела в душ. Но если смыть запах Тома со своих волос было просто, отмыть от воспоминаний о нем ванную и всю квартиру оказалось невозможно. Несмотря на то что он лишь дважды бывал здесь, его присутствие успело прочно закрепиться в самом воздухе, в этих стенах, в вещах. Том ходил по этому полу, сидел в этом кресле, смеялся над ней на этой кухне и, что самое страшное, спал в этой кровати.
Джейн не могла смотреть на написанное от руки слово, не вспоминая о Томе. Если она слышала по радио хоть одну ноту классической музыки, это вызывало водопад слез. Даже кусок детского мыла в мойке на кухне напоминал ей о белокурых малышах, которые теперь уже никогда не побегут по залитой солнцем аллее.
Промучившись еще день после того, как она застала Тома и Шампань вместе, Джейн наконец решила искать спасения в работе и отправилась в редакцию «Шика».


Как выяснилось, это была страшная ошибка. Здесь ее тоже настигли жестокие напоминания о том, что Джейн стала жертвой предательства и осталась совсем одна.
– Мы с моим приятелем просто жутко поругались, – рассказывала Тош, когда Джейн появилась в редакции.
Она навострила уши. Начало было многообещающим.
– Он настоящая свинья, – продолжала Тош, обращаясь к Тэш. – Вчера он предложил мне отправиться вместе с ним на Бали.
– Ну и что тут такого? – спросила Тэш. – Хотя, – добавила она, поднимая брови, – полагаю, Бали и впрямь несколько несовременно. Сейчас все уважающие себя люди ездят на Сардинию. Кажется, я понимаю, что ты имела в виду.
– Нет-нет, – воскликнула Тош. – Как выяснилось, он пригласил меня на «Щелкунчика»! На этот старый, нудный балет! Ты можешь представить себе что-нибудь более скучное?
Даже в дамской комнате, куда Джейн то и дело бегала, давая выход неожиданным рыданиям, ей не было спасения. Там все пестрело цветами, присланными в редакцию «Шика». Пышные букеты текли нескончаемым потоком от ищущих благосклонного расположения пресс-агентов, от ищущих благосклонного расположения молодых модельеров и, что было хуже всего, от ищущих благосклонного расположения влюбленных. Роскошные гербарии, обернутые в бумагу, зачахшие веточки в стеклянных вазочках, большущие подсолнечники высотой с дерево, перетянутые бечевкой, тяжелые грозди лилий – бесцеремонно засунутые в раковины, цветы покорно ждали, когда те, кому их подарили, заберут их домой. Поскольку период подношения цветов для Джейн завершился, не успев начаться, вид этих пышных забытых букетов наполнял ее сердце болью. У нее даже мелькнула мысль на время перебраться в мужской туалет.
Джейн попыталась найти утешение в корректуре интервью с Джордан Мэдисон, положенной ей на стол. Вздохнув, она подписала ее, не читая. Сейчас вкуса в интервью с Мэдисон было не больше, чем в выдохнувшемся шампанском, неделю простоявшем в бокале. Какое теперь это имеет значение?
– Вчера тебе весь день кто-то названивал, – спохватившись, сказала ей Тиш перед самым обедом. Очевидно, она начисто об этом забыла. – Какой-то мужчина. Но себя он не назвал. Да, и еще только что принесли сигнальный экземпляр. Он на столе у Виктории в кабинете.
– Какой сигнальный экземпляр? – тупо переспросила Джейн.
Она ни словом не обмолвилась по поводу таинственного мужчины, не пожелавшего представиться. Ей было все равно.
– Очередного номера «Шика», разумеется, – усмехнулась Тиш. – С Лили Эйри на обложке. Помнишь? – с издевкой добавила она.
– Смутно, – ответила Джейн.
Казалось, это было целую вечность назад. Впрочем, можно и взглянуть, что получилось. Отвлечься, окунувшись в повседневную рутину.
Забравшись в аквариум Виктории, Джейн с любопытством взглянула на глянцевую обложку, сверкающую под целлофановой оберткой. Она с трудом заставила себя вскрыть упаковку. Та Джейн Бентли, что редактировала этот номер и с радостью отправляла макет в типографию, была молода и полна надежд – совсем другое существо, нежели эта безжизненная развалина, смотревшая сейчас на готовый продукт.
Обложка действительно знаменовала собой решительный отход от скудной диеты «Шика», состоящей из одних застенчивых дебютанток В сверкающем красном платье, с ярко накрашенными губами, Лили выглядела сексуальной и обаятельной. Интервью с ней получилось живым и остроумным, со множеством умопомрачительно смешных высказываний Лили о киноиндустрии. Читая его в первый раз, Джейн не могла удержаться от смеха. Сейчас, взглянув на обложку, она чуть не расплакалась.
Джейн не имела понятия, удался ли этот номер. Не станет ли смелое отступление от общепринятых норм катастрофой, которая отбросит журнал на самые дальние полки газетных киосков? Но как она сможет ответить на этот вопрос, если ей не удалось даже распознать под личиной порядочного парня гнусного обманщика?
Печальные размышления Джейн прервала Тиш.
– Мне только что звонила секретарша Арчи Фитцгерберта, – сказала она. – После обеда шеф хочет видеть тебя у себя в кабинете.
Ну вот и все, тупо подумала Джейн. Очевидно, Фитцгерберту хватило одного взгляда на новый номер, чтобы его возненавидеть. Наверное, его вырвало от жуткой простоты журнала. Скорее всего, он посоветует Джейн перейти в «Пентхауз». Итак, она потеряла своего мужчину, а теперь к тому же потеряет работу.
У нее на столе пронзительно заверещал телефон. Поразительно, но Тиш, словно почувствовав что-то неладное, подошла и сняла трубку. Джейн не тронулась с места. Ей не хотелось говорить ни с кем.
– Женский голос, – прошептала Тиш, прикрывая ладонью трубку. – Очень импозантный. Переключить на линию Виктории?
Это Тэлли, с признательностью подумала Джейн. Единственный рассудительный, участливый, сочувствующий голос, который ей сейчас хотелось услышать.
– Да, пожалуйста, – попросила она Тиш, тяжело опускаясь в массивное кожаное кресло на колесиках.
Ее облегчение оказалось мимолетным. Это была не Тэлли. Это оказалась Шампань. Та самая женщина, которая, когда Джейн видела ее в последний раз, облепила Тома, как сыпь. Джейн стало тошно от ненависти. Она собралась бросить трубку, но первая фраза Шампань застала ее врасплох.
– Куда, черт побери, ты в тот день умчалась, словно перепуганный заяц? – просипела Шампань. – Ты даже не поздоровалась. Ужасно невоспитанно, должна я сказать.
Джейн заскрежетала зубами. Она застала Шампань в объятиях мужчины, которого считала своим возлюбленным! Ей что, следовало за это извиниться? Остаться в гостях и мило поболтать о том о сем?
– Я была весьма удивлена, увидев тебя там, – зловеще ровным голосом произнесла Джейн.
– Почему? – изумилась Шампань.
«Наверное, она считает меня еще глупее, чем я есть на самом деле», – мысленно вскипела Джейн.
– Разумеется, потому, что я считала, ты все еще в Гэтуике, протестуешь по поводу строительства новой взлетно-посадочной полосы, – огрызнулась она, отчетливо чеканя каждое слово. – Вместе с Пирсом.
– О! Да, ну, на самом деле произошло некоторое недопонимание, – протрубила Шампань. – Если честно, я здорово лопухнулась. Что касается Пирса, теперь к моему имени прилипла грязь. Ха-ха-ха. Господи, как смешно!
– Так, – язвительно произнесла Джейн, – значит, у тебя с ним все кончено?
Бедный Пирс! Несомненно, Шампань отшвырнула его в своей обычной ненавязчивой манере. Остается надеяться, Радость не будет к нему слишком строга.
– Ну да, точно, – гремела Шампань. – По правде сказать, жаль. Он чертовски замечательный парень. Грязноват немного, конечно, мог бы время от времени мыться. Но жутко обаятельный тип. Больше того, просто великолепный парень! Однако мы с ним разошлись из-за этого проклятого аэродрома. Ха-ха-ха!
Ее оглушительный смех раскатами грома гудел в раскалывающейся голове Джейн.
– Что у вас произошло? – спросила она, слишком измученная, чтобы злиться.
– Все дело было в том, – протрубила Шампань, – что мы отправились туда по совершенно противоположным причинам. Я полагала, эти ребята выступают за строительство новой полосы в Гэтуике, а не против него.
У Джейн голова пошла кругом.
– Любой нормальный человек подумал бы то же самое, – нагло заявила Шампань. – Я хочу сказать, расписание полетов в Ниццу просто кошмарное! Количество рейсов нужно увеличить по меньшей мере в четыре раза. Сколько раз мне приходилось лететь в вонючем бизнес-классе, потому что первый класс уже был весь раскуплен! Поэтому, услышав, что Пирс и его шайка протестуют по поводу новой полосы, я подумала: «Да, это отличные ребята!» Нужна не одна, а четыре новых полосы, не говоря уж о самолетах.
Джейн беззвучно открыла и закрыла рот, словно выброшенный из воды карп.
– Но, как выяснилось, Пирс и компания на самом деле пытались помешать строительству этой проклятой полосы! – воскликнула Шампань. – Бред какой-то! Не, черт побери, мыслимо! Впрочем, с другой стороны, – добавила она, – я могу их понять.
– Неужели? – вымолвила Джейн, наконец обретая дар речи.
– Ну да, – подтвердила Шампань. – Я хочу сказать, никто из них никогда не летал в Ниццу бизнес-классом, поэтому они просто не имеют понятия, какой это полный и беспросветный кошмар! Тут все дело в личном опыте. Так или иначе, я звоню не для того, чтобы говорить с тобой об этом вздоре, – надменно заметила Шампань. – Речь идет кое о чем другом. Нам нужно встретиться. Обязательно. Прямо сейчас. Пообедаем вместе.
– Зачем? – спросила Джейн. О чем им еще говорить?
– Потому что у меня есть для тебя просто великолепная новость, – нетерпеливо сказала Шампань. – Потрясающее предложение!
Джейн нахмурилась. Неужели она имеет в виду menage a trois?
type="note" l:href="#n_39">[39]
Или Шампань возьмет Тома под опеку и будет отпускать его на выходные? Или же у нее хватит наглости предложить Джейн отступные?
Внутренний голос настойчиво подсказывал Джейн решительно отказаться, но суровые обстоятельства, в первую очередь неминуемое увольнение, о котором ей в самое ближайшее время сообщит Арчи Фитцгерберт, недвусмысленно намекали на то, что, если она собирается в обозримом будущем не протянуть ноги от голода, ей не следует отказываться от ослепительных новостей и потрясающих предложений. К тому же, как успела понять Джейн, Шампань – это ее судьба. Нет смысла пытаться от нее ускользнуть.


Собравшись уже уходить на обед с Шампань, Джейн вынуждена была задержаться в редакции: у нее лопнула подкладка пиджака. Чертыхаясь про себя, она склеила разрыв скотчем. Оставалось надеяться, что в ресторане подкладка не распахнется, открывая ее рукоделие. Шампань вряд ли можно считать человеком наблюдательным, но такое и она заметит.
Опаздывая еще больше после десятиминутного стояния в пробке в такси, Джейн возвестила о своем появлении в ресторане, толкнув вращающуюся дверь не в ту сторону. Шампань пока что не соизволила появиться. Высокомерный официант быстро провел Джейн к заказанному столику. Извиваясь как угорь, он без труда скользил по заполненному залу, в то время как Джейн обнаружила, что может втиснуться в узкое пространство между элегантно одетыми посетителями, только демонстрируя кому-нибудь из них свой зад. Измученно упав на стул, она уставилась невидящим взглядом в меню, отчаянно жалея о том, что пришла сюда.
Прошло несколько минут, и Джейн, оторвавшись от меню, начала изучать своих соседей. В основном это были тощие женщины, дамы, ежедневно обедающие в ресторане, хотя выглядели они так, словно уже несколько лет не видели сытной еды. Они были настолько худыми, что не рассыпались на части только благодаря швам от пластических операций. Джейн поежилась, увидев высокого жирного мужчину, судя по всему владельца ресторана, обходящего зал и приветствующего ту или иную посетительницу показными поцелуями. Она испугалась, что эти лица, творение рук хирурга, порвутся от прикосновения его губ.
Время шло. Шампань опаздывала уже больше чем на полчаса, и Джейн начинала испытывать досаду. Она успела расправиться с целой бутылкой газированной минеральной воды, и теперь ей отчаянно хотелось в туалет. Но поскольку Джейн понятия не имела, где он находятся, она со страхом думала о том, что ей снова придется протискиваться между столиками, как потом выяснится, не в том направлении.
Внезапно ей в нос ударила волна дорогих духов, такая мощная, что она могла бы вскружить головы населению небольшого острова. Официанты, поспешно стерев с лиц ухмылки, подобострастно выпучили глаза. Появилась Шампань, сжимающая в руках Гуччи и кучу коробок и сумок, пестрящих ярлыками самых дорогих магазинов Лондона.
Джейн встала, давая возможность Шампань ткнуться ей в лицо обеими скулами.
– Дорогая! – громко заорала та.
Ее неповторимый голос, как и было рассчитано, возымел должный эффект. По всему залу захрустели шейные позвонки, сводя на нет недельные усилия массажистов: все обернулись, стараясь не пропустить нечто интересное. Убедившись, что на нее обращены взоры достаточного количества человек, Шампань задрала как только можно черную мини-юбку и опустилась на стул.
Гуччи, зажатый у нее под рукой, подозрительно осмотрелся вокруг, злобно сверкнув своими черными бусинками-глазами.
– Ну разве он не великолепен? – воскликнула Шампань, хватая пуделя и протягивая его Джейн. – Согласись, у него просто очаровательный ошейник!
Джейн изумленно вытаращилась на ряд бриллиантов, сверкающих на тощей шее собаки. Она мало что смыслила в экономике, но ошейник, по ее оценкам, вероятно, стоил больше валового национального дохода небольшого восточно-европейского государства.
– Сегодня у моего Гуччиго день рождения, – объяснила Шампань, опуская Гуччи на стол.
Тот, не теряя времени, приклеился носом к хлебу, а языком к маслу.
– Ошейник украшен сорока бриллиантами, – хвастливо объявила Шампань.
Она заговорщически склонилась к Джейн, открывая ложбинку на груди, настолько глубокую, что два проходящих мимо официанта подпрыгнули, едва не выронив подносы. Четыре тарелки с первым блюдом опасно раскачивались в течение нескольких секунд. Шампань скосила взгляд на Гуччи, к этому времени набросившегося на солонку и перечницу и рассыпавшего их содержимое по скатерти.
– Он стоит сто тысяч фунтов! – громко прошептала Шампань.
У Джейн открылся рот.
– Разумеется, все это держалось в самой страшной тайне, – продолжала Шампань, выпучив глаза, чтобы передать, на какие немыслимые ухищрения ей пришлось пойти. – Я хотела, чтобы Гуччи ни о чем не догадался заранее. Сегодня утром его ждал самый восхитительный сюрприз!
С торжествующим видом откинувшись на спинку стула, она пригубила холодное шампанское из бутылки, словно по волшебству появившейся на столе. Мимо прошел жирный владелец ресторана, расплывшийся в улыбке. Джейн гадала, когда же Шампань перейдет к ослепительным новостям и потрясающим предложениям. Она грустно посмотрела на свою соседку. Совершенное, надменное лицо Шампань не было испорчено ни единой морщинкой; роскошные золотистые волосы ниспадали на плечи; крошечное платьице максимально открывало безупречное тело. Неудивительно, что Том не устоял перед таким соблазном. Стараясь не смотреть на идеальные ноги Шампань, Джейн поспешно спрятала под стол свои отнюдь не совершенные не ноги – нет, нижние конечности.
Шампань вся лучилась радостью. Ее сверкающие губы приоткрылись, одарив Джейн такой ослепительной улыбкой, что ее можно было увидеть с орбитальной станции «Мир». Джейн заерзала на стуле. Почему-то от благосклонного отношения Шампань ей становилось не по себе больше, чем от ее нападок.
– Дорогая! Ну как ты поживаешь? – порывисто воскликнула Шампань. – Какое райское блаженство тебя видеть! Ты выглядишь абсолютно бесподобно! – Она придирчиво прошлась по Джейн проницательным взглядом. – Какая ты счастливая. Тебе так хорошо без косметики.
Джейн густо покраснела. Можно было не сомневаться, что Шампань непременно заострит на этом внимание. Джейн сознавала, что ей следовало бы выкроить минутку хотя бы для того, чтобы накрасить ресницы. Но в последнее время она не видела в этом смысла. Внешний вид существенно все равно не улучшится, а так хоть не надо на ночь смывать тушь. К тому же, грустно подумала Джейн, она растекается, когда плачешь.
– И у тебя просто восхитительные скулы, – продолжала Шампань.
Джейн знала, что от недосыпания и общего плохого настроения у нее ввалились щеки, но она сомневалась, что это положительно повлияло на ее внешность.
К столику бесшумно подплыл официант. Едва заглянув в меню, Джейн наугад сделала заказ, гадая, перейдет ли Шампань когда-нибудь к делу.
– Господи, как же я вымоталась, – радостно заявила Шампань, с огромным удовлетворением глядя на гору коробок на полу. – Подписывать столько чеков – это так утомительно. Я с ног валюсь от усталости!
– И что ты себе купила? – спросила Джейн. Судя по количеству пакетов, все, подумала она.
– О, это я купила не для себя, – сказала Шампань, махнув рукой в сторону коробок. – Нет, все мои вещи там, в лимузине. – Она неопределенно ткнула ухоженным ногтем в окно ресторана, за которым стоял сверкающий «Ровер». – А это, – заявила она, показав на свертки и пакеты, приливной волной захлестнувшие ножки стола, – я купила для своего брата.
– Для брата? – переспросила Джейн, смутно вспоминая фотографию на рояле в квартире у Шампань.
В разговоре с ней Шампань впервые упоминала о своем брате.
– Ну да, – закивала та. – Ты же его знаешь! По крайней мере должна знать, раз вы с ним уже целую неделю якшаетесь друг с другом.
– Что? – медленно промолвила Джейн. Это просто невероятно. Неужели Шампань имеет в виду… – Неужели ты имеешь в виду… Тома? – сдавленно произнесла она.
– Разумеется, черт побери, я имею в виду Тома, – подтвердила Шампань, осушая свой бокал. – Если только ты не якшаешься еще с кем-то.
У Джейн внутри все оборвалось; раскалывающаяся от усталости голова пошла кругом. Она попыталась ухватить обрывки мечущихся мыслей. Том и Шампань – брат и сестра? Этого не может быть. Два человека не могут быть настолько не похожи друг на друга. Том, скромный, едва сводящий концы с концами писатель, живет в комнате в полуподвале под борделем в Сохо. Шампань, профессиональная светская красавица, переезжающая из одного пятизвездочного отеля в другой, покупает своему псу ошейник с бриллиантами за сто тысяч фунтов. Том пишет серьезные вещи, и каждое слово – это плод работы его мыслей. Про Шампань этого никак не скажешь.
Том носит потертые кожаные куртки и купленные на распродажах футболки. Шампань с ног до головы облеплена этикетками ведущих модельеров мира, к которым кое-где прилеплены крошечные клочки одежды. Спутанные волосы Тома, кажется, острижены и уложены ножом и вилкой. За сияющей гривой Шампань ежедневно ухаживают дорогие парикмахеры. И все же, отметила Джейн, пялясь на Шампань так, словно видела ее впервые в жизни, что-то общее все же есть: в линии скул, в зеленых глазах, в знойной, проказливой улыбке…
– Но у вас ведь даже фамилии разные, – запинаясь, выдавила Джейн. – Фамилия Тома – Сетон.
Затянувшись, Шампань выпустила дым из носа двумя мощными голубыми струями.
– Ну да, он пишет под этой фамилией, – сказала она. – Но его настоящая фамилия Ди-Вайн. Полное имя Тома будет… так… – остановившись, Шампань наморщила лоб, словно собираясь продемонстрировать феноменальные возможности своей памяти, – Томас Чарльз Грегориан Сетон Ди-Вайн. А мое, – она снова умолкла, – э, Шампань Оливия Вильнелия Сетон Ди-Вайн, – торжествующе закончила она.
Ого, подумала Джейн. Называя своих детей, родители Шампань и Тома дали волю своей фантазии. Впрочем, у тех, кто на верху социальной лестницы, похоже, неписаное правило иметь как можно больше имен. Джейн это помнила еще по Кембриджу. В общежитии, в котором она жила, на дверях всех комнат за исключением ее собственной перед каждой фамилией стояло по три и больше инициала. У Тэлли их было по меньшей мере пять.
– Том отказался от фамилии Ди-Вайн, потому что считал ее слишком напыщенной для начинающего писателя, – продолжала Шампань, и в ее голосе прозвучала тень издевки. – Но я убеждена: истинная причина в том, что он не одобряет мой образ жизни. Том ненавидит высший свет и весь лондонский бомонд и не хочет, чтобы его связывали с моими колонками. И со мной. Он всегда был просто одержим деньгами, – закончила она, вонзив окурок в пепельницу.
– Неужели? – ошеломленно спросила Джейн.
За их недолгое знакомство Том показался ей самой щедрой душой на свете. Когда они возвращались из «Сан-Лоренцо», он буквально вывернул свои карманы наизнанку перед маленькой нищей. Его никак нельзя было назвать ни жадным, ни богатым.
– Я имею в виду, одержим тем, чтобы их не иметь, – уточнила Шампань. – Он отказался от своей доли наследства, так как хотел добиться успеха самостоятельно. И мне не разрешалось упоминать о нем в своих колонках, чтобы к нему не перестали относиться как к серьезному писателю. – Шампань закатила глаза. – Как будто кто-то может принять его за несерьезного писателя. Можно подумать, Том своей писаниной заставляет смеяться до слез своих читателей.
Джейн машинально кивнула. Если бы она только задержалась на несколько мгновений и дала бы Тому возможность объясниться! А так она опять все безнадежно испортила.
Уронив лицо в руки, Джейн застонала. Действительность навалилась на нее давящим грузом. И дело было не только в этом страшном недоразумении. Какой кошмар! Она умудрилась влюбиться в брата Шампань. Из всех братьев на свете она влюбилась именно в этого!
– Да, Том рассказывал мне о девушке, с которой познакомился, – сказала Шампань, окидывая Джейн оценивающим взглядом. – Ни минуты не могла подумать, что это ты. Однако довольно странно, должна я сказать, как резво ты тогда от нас сбежала. Если честно, Том здорово удивился. Бросился за тобой, но тебя и след простыл.
– Я… э… мне показалось… я хочу сказать, я решила, что ты… что он…
Умолкнув, Джейн жалобно посмотрела на Шампань.
– О господи, – внезапно проголосила та так громко, что все посетители, застыв, стали прислушиваться. – Неужели ты вообразила, что я решила охмурить своего собственного брата?
Шампань затряслась от хохота.
– О боже! – в ужасе воскликнула Джейн. – Что мне теперь делать? Я все испортила! Наверное, Том больше не захочет даже разговаривать со мной. Он принял меня за полоумную истеричку. Шампань потрепала ее по руке:
– О, у него все подруги такие. Не бери в голову. Ха-ха-ха! – Она прыснула, увидев искаженное ужасом лицо Джейн. – Это я так пошутила. Ты что, шуток не понимаешь? Загляни к нему сегодня вечером.
– А может, лучше прямо сейчас? – пробормотала Джейн, поднимаясь из-за стола.
Стены ресторана закружились в сумасшедшем хороводе. Джейн пошатнулась, чувствуя, что вот-вот упадет в обморок. Она опустилась на место.
– Его нет дома, – заявила Шампань, с удовлетворением изучая свои ногти. – Я попробовала взять его с собой по магазинам, но он ответил, что на этой неделе будет каждый день торчать в какой-то затхлой библиотеке. По мне, не самое лучшее развлечение. А теперь слушай, – прогудела она. – Теперь нам нужно обсудить одно действительно чертовски важное дело, хорошо?
Значит, эти сейсмические откровения относительно Тома были лишь закуской, догадалась Джейн, со страхом пытаясь представить себе, что же будет дальше.
– Том у нас в семье не единственный писатель, – протрубила Шампань, торжествующе сверкнув зелеными глазами. – Мне самой предложили огромную кучу денег за то, чтобы я написала роман. Чудесно, правда?
– Замечательно, – сказала Джейн, недоумевая, почему ей следует радоваться.
Шампань недоверчиво посмотрела на нее.
– В чем дело? – Сидящие за соседними столиками обернулись на этот удивленный крик. – Ты должна плясать на столах. Мне предложили полмиллиона, понятно? Огромные деньжищи! Крутые бабки!
– Не понимаю, – промолвила Джейн, собирая остатки достоинства, – почему я должна радоваться, что моя работа над твоими колонками принесла тебе жирный контракт? Я вовсе не в восторге. – Ее голос повысился до истеричного визга. – Если я и должна испытывать какое-то чувство, то только бешеную злость.
Ну вот! Она все высказала. И если Шампань как следствие уйдет из «Шика», ей все равно. С нее довольно! Последние сорок восемь часов свели ее с ума, опустошили и вымотали до предела. И в довершение всего она как-то незаметно для себя напилась. Только сейчас до Джейн дошло, что бутылка почти пуста. С шампанским вышел перебор. Во всех смыслах.
Шампань долго разглядывала ее с веселым изумлением.
– Ну ты и идиотка! – наконец протрубила она. – Ты так ничего и не поняла, да? Я прошу тебя написать за меня этот роман. Деньги разделим пополам. По двести пятьдесят штук на каждую. – Она чокнулась пустым бокалом с Джейн. – Ну как? Предложение потрясающее, а?
У Джейн перед глазами мелькнуло видение свободы. Двести пятьдесят тысяч фунтов. Можно будет уйти с работы. Впрочем, ее все равно выставят за дверь, подумала она, вспомнив о назначенной встрече с Арчи Фитцгербертом. Да и какой смысл оставаться в «Шике», когда с минуты на минуту Виктория вернется в свой аквариум и превратит жизнь Джейн в сплошной кошмар?
– Нам дали на роман полгода, – увлеченно повествовала Шампань. – Так что посылай к черту свою работу и принимайся за дело. Нам нужно будет только чуть подновить колонки и связать их вместе каким-нибудь сюжетом. Продадим старье за хорошие деньги.
Джейн задумалась. А хочется ли ей ввязываться во все это? Конечно, деньги неплохие, но стоит ли ради них рисковать своим рассудком? Выбивать из Шампань раз в месяц материал для колонки было настоящим истязанием. Полгода напряженной работы над романом наверняка сведут ее в сумасшедший дом. Впрочем, она и так недалека от помешательства.
– Я могу подумать? – спросила Джейн.
– Подумать о чем? – изумилась Шампань, для которой, судя по всему, это занятие было совершенно чуждым.
В ее взгляде сверкнула бессильная ярость человека, которому никогда и ни в чем не отказывали. Впервые за время общения с Шампань Джейн испытала волнующее ощущение главной роли.
– Я позвоню тебе вечером, – сказала она, поднимаясь из-за столика.
– Так, в три у меня свидание с психоаналитиком, в четыре сеанс иглоукалывания, – перечислила Шампань. – Мне бы не хотелось, чтобы меня беспокоили в это время, а то до конца дней своих я проторчу в туалете. Позвони мне в пять. Да, слушай, ты не могла бы расплатиться по счету? Я бы с радостью тебя угостила, но моя кредитка столько нагрузки за один день не вынесет.


Поднимаясь по лестнице к управляющему директору, Джейн гадала, почему она сразу не согласилась на предложение Шампань. Глупо бежать от судьбы, особенно если та предлагает заработать много денег и обрести такую свободу, о которой раньше она и не смела мечтать. Приняв твердое решение дать свое согласие, Джейн постучала в дверь кабинета Арчи Фитцгерберта. В конце концов, в ближайшие несколько минут она вряд ли услышит нечто такое, что заставит ее передумать.
– Он вас ждет, – сказала Джорджи. – Проходите. Джейн робко постучала в массивную дубовую дверь со сверкающей золоченой рукояткой, недоумевая, зачем она сюда пришла. Можно обойтись без этого. Можно просто развернуться и уйти, позвонить Шампань и сказать, что она готова написать эту книгу. Но раз уж она пришла сюда… К тому же Джейн всегда хотелось заглянуть в кабинет Фитцгерберта. Возможно, именно здесь находится «красототрон». Она представила себе управляющего директора сидящим в огромном крутящемся кресле, обтянутом белой кожей, похожем на то, в котором сидел Блофельд из фильмов про Джеймса Бонда, поглаживая белого кота с недобрым взглядом. Пол будет стеклянным, а под ним будут скользить зловещие пираньи, готовые разорвать в клочья несчастного редактора, допустившего снижение тиража своего издания.
Услышав донесшийся из кабинета неразборчивый ответ, Джейн толкнула дверь. Перед ней открылась просторная комната в бледных тонах размером приблизительно со всю редакцию «Шика». Точно так же, как сам Фитцгерберт не подходил под стереотип строгого, в мелкую полоску руководителя, его кабинет был лишен мебели из красного дерева и картин в массивных рамах. Заставленный мягкими белыми диванами, каждый размером с хороший лимузин, чайными столиками со стеклянными столешницами, заваленными книгами, и модернистскими книжными шкафами из редких пород дерева, он напоминал жилище кинозвезды. Единственным указанием на род занятий хозяина были обложки журналов в рамках, развешенные на нежно-кремовых стенах. Письменного стола не было. Говорили, что Фитцгерберт их ненавидит, предпочитая заниматься работой, устроившись на диване или находясь в движении. И слухи, судя по всему, соответствовали действительности. Управляющий директор в рубашке своего любимого бледно-лилового цвета, перетянутой небесно-голубыми подтяжками, сидел развалившись на белой софе, закинув ноги на пуфик, и держал «Дейли телеграф» в паре дюймов от своего носа. Небоскреб из журналов, возвышающийся на столике рядом с ним, венчал последний номер «Шика». У Джейн оборвалось сердце.
Побыв в таком положении еще несколько мгновений, Фитцгерберт выпрямился, сбросил длинные худые ноги на полированный деревянный пол и улыбнулся. Джейн пришла к выводу, что он определенно пытается усыпить ее бдительность, внушая ложное представление о безопасности.
– Здравствуйте, Джейн! Огромное спасибо, что заглянули ко мне. Пожалуйста, садитесь, устраивайтесь поудобнее.
Фитцгерберт указал мыском ноги в розовом носке на диван напротив. Джейн осторожно опустилась в глубокие объятия подушек, гадая, сможет ли когда-нибудь самостоятельно подняться. Казалось, кабинет Фитцгерберта был так обставлен лишь для того, чтобы обманывать ожидания. Что, естественно, давало хозяину дополнительную власть над тем, что здесь происходило.
– Я пригласил вас зайти, потому что у меня есть к вам одно предложение, – произнес Фитцгерберт голосом, почти таким же жизнерадостным, как его носки. – Это связано с небольшими изменениями в вашей… э… мм… карьере.
Джейн кивнула. Именно это она и ожидала услышать.
– Вчера я имел долгую беседу с Викторией, – продолжал Фитцгерберт, и его лоб подернулся рябью морщинок.
Вне всякого сомнения, ей попался на глаза последний номер журнала, и она пришла в ужас, подумала Джейн.
– Значит, она вернулась из Нью-Йорка? – глухим голосом спросила она.
Фитцгерберт кивнул:
– Да, Виктория вернулась, но в настоящий момент она… мм… чувствует себя не очень хорошо. – Он возбужденно постучал по столу толстым карандашом. – Больше того, похоже, она на грани нервного срыва. Стресс, напряженная работа и все такое, – закончил Фитцгерберт, раздраженно махнув рукой.
Едва не ахнув вслух, Джейн опустила взгляд, скрывая свое изумление. Это у Виктории стресс? Насколько она знала, самая сложная проблема в жизни Виктории – решить, в какой ресторан пойти обедать, в «Айви» или в «Каприс».
– Ей нужно отдохнуть, – заключил Фитцгерберт, поднимая брови. – Очистить свой организм от города и всего, что с ним связано, снова обрести себя и так далее, – продолжал он быстрым монотонным голосом, опять принимаясь постукивать карандашом по столику. – Так что наша фирма… э… мм… оплатила ей пребывание в одном заведении, которое Виктория выбрала. Новый приют на западе. Называется как-то вроде «Миллион» или что-то в таком духе, и, судя по тому, сколько стоит там один месяц, название в самый раз.
Управляющий директор сверкнул широкой, но лишенной веселья улыбкой. Джейн тупо смотрела на него, недоумевая, какое к ней отношение имеет все это. Бедная Тэлли, мелькнула у нее смутная мысль. Надо будет предупредить ее, чтобы она, как только Виктория приедет в «Маллионз», сразу же заперла ее в шалаш, и пусть та познает там свое внутреннее дитя.
– А заговорил я с вами о… э… – Фитцгерберт поднял брови, – мм… о недомогании Виктории потому, что мы решили дать ей отдохнуть целый год.
Джейн молчала. К чему он клонит? Почему бы ему сразу не перейти к сути и не мучить ее напрасно?
– Итак, я хочу предложить вам ее должность. Разумеется, пока только исполняющего обязанности редактора. Пока, во всяком случае. Вас это заинтересовало?
Джейн с трудом сглотнула комок в горле. Она не ослышалась? Она шла сюда для того, чтобы узнать о своем увольнении, а на самом деле ей предлагают должность Виктории. Исполняющая обязанности редактора «Шика». Сердце Джейн подпрыгнуло вверх. Ей захотелось завизжать от радости, запрыгать на одной ножке, пройтись колесом по всему просторному кабинету. Но она только тихо произнесла:
– Да.
– Замечательно! – воскликнул Фитцгерберт. – Просто замечательно. Я только что ознакомился с последним номером. – Он ткнул пальцем в глянцевую обложку журнала, лежащего на чайном столике. – На мой взгляд, он просто великолепный. Очень свежий, энергичный, напористый. Если честно, один из лучших номеров за последние годы.
– Благодарю вас, – запинаясь, выдавила Джейн, заливаясь густой краской, никак не подобающей главному редактору иллюстрированного журнала.
– И обложка превосходная. Такая девушка! – Фитцгерберт ударил кончиком карандаша Лили по носу. – И внутри фотографии замечательные. Какие же у нее фантастические ноги! Сногсшибательные лодыжки! – Он вскочил с места. – Насколько я понял, для следующего номера у вас припасено что-то еще лучше. Что ж, это просто чудесно! – Фитцгерберт оживленно потряс Джейн руку. – Продолжайте работать… э… мм… в том же духе. С вами свяжутся по поводу контрактов и всего прочего.
А как же «красототрон»? Насчет него с ней тоже свяжутся? Ну вот сейчас, когда ей предстоит занять одну из ведущих должностей в издательском концерне, ее должны познакомить с этой таинственной машиной. Вопрос висел у Джейн на кончике языка, но Фитцгерберт, не переставая улыбаться, уже провожал ее к выходу. Дубовая дверь закрылась у нее за спиной, и шанс был упущен.
Стиснув в объятиях изумленную Джорджи, Джейн бросилась вниз на улицу. Наконец-то она капитан своего корабля! У нее есть работа, о которой она всегда мечтала, и теперь она сможет добиться на своем любимом поприще блестящих результатов. В конце концов, разве ей не удалось заполучить Джордан Мэдисон для обложки следующего номера? В каком бы беспорядке ни находилась ее личная жизнь, на профессиональном фронте все складывается как нельзя лучше.
И Виктории можно больше ни о чем не беспокоиться. Джейн не сомневалась, что, усевшись в кресло главного редактора, она его уже больше не освободит. У нее серьезные планы насчет «Шика». Быстро шагая по залитой солнцем улице, Джейн пыталась унять лихорадочно скачущие мысли. Больше интервью. Более качественные фотографии. Юмор. Расследования. Больше секса. Значительно больше секса.
Джейн подняла голову. Над ней было чистое лазурное небо. В голове родилась благодарственная речь ко всем тем, кто вольно и невольно способствовал выпавшему на ее долю счастью. «В первую очередь спасибо тебе, Джош, – мысленно воскликнула она, – за то, что ты был достаточно ужасен и выгнал меня в «Шик»! Спасибо тебе, Шампань. Если бы ты была хоть на йоту менее кошмарной, я бы согласилась на твое предложение насчет книги и не отправилась на встречу с Фитцгербертом. И больше всего спасибо тебе, Виктория, за твое блаженное, истеричное потворство собственным прихотям. Спасибо всем. Я хочу поблагодарить всех тех, с кем когда-либо встречалась». Джейн весело улыбнулась унылым прохожим. Она излучала уверенность, светилась ярче света, кипела энергией. Ощущала себя маленькой электростанцией в человеческом обличье. Но больше всего ее переполняла надежда, в чем она очень нуждалась, учитывая то, что ей сейчас предстояло.
Завернув за угол, Джейн заметила Камиллу, как всегда скучающую в дверях Увидев приближающуюся Джейн, она подняла бровь.
– Привет! – радостно улыбнулась Джейн, входя в здание и уверенно спускаясь вниз.
Задержавшись на мгновение, Джейн распахнула облупленную дверь в комнату Тома.
Увидев ее, он вскочил, и в его усталых красных глазах блеснула надежда, смешанная со страхом. Мешки под глазами были размером с чемоданы. Они вызваны горем или просто чрезмерной работой? Джейн растерянно замялась в дверях, пытаясь обрести прежнюю уверенность. Том имеет полное право злиться. Она поспешно его судила и без колебаний вынесла обвинительный приговор. Отвергнет ли он ее? Джейн вгляделась в изможденное лицо Тома, ища хоть какие-то намеки, но, ничего не найдя, решила сдаться на его милость.
Отчаянно желая ощутить прикосновение его рук, Джейн бросилась в объятия Тома.
– О господи, все так смешалось, – прошептала она, утыкаясь лицом ему в шею. – Извини, я такая глупая! Произошло недоразумение.
– Если бы я знал, что ты придешь, я бы убрал здесь, – дрогнувшим голосом произнес Том, зарываясь лицом в ее волосы. – Да, кстати, прежде чем ты снова исчезнешь, скажи, ты выйдешь за меня замуж?
Через час, уютно устроившись под одеялом и положив голову Тому на грудь, Джейн восторженно рассуждала, что она не променяла бы эту убогую комнатенку в полуподвальном помещении в Сохо на номер люкс в «Отель де Пари». Она задержалась на этой мысли. А может быть, роскошный отель на Лазурном берегу – это как раз то, к чему они с Томом придут со временем. Все началось с захватывающего предложения о новой работе. Мечтательно улыбнувшись, Джейн прижалась к Тому. Ей захотелось расплавиться, слиться с ним воедино, чтобы больше никогда не разлучаться. Но, впрочем, быть может, это не самая хорошая мысль. Как тогда она будет заниматься с Томом сексом?! А лишить себя этого удовольствия Джейн не согласилась бы ни за что на свете.
Джейн казалось, она может в любую минуту умереть и отправиться прямиком в рай. Она сорвала двойной банк. Добилась мужчины своей мечты и добилась работы своей мечты, и теперь ей даже нечего больше желать. Оставалась лишь одна неразрешенная проблема. Шампань вряд ли обрадуется, узнав, что Джейн не будет писать ее книгу.
Обняв Тома, Джейн прижалась ухом к его теплому телу, пытаясь заглушить трубящий рассерженный голос, казалось, уже наполнивший комнату. Она сознавала, что весь гнев Эвменид
type="note" l:href="#n_40">[40]
потускнеет в сравнении с яростью Шампань, лишившейся полумиллиона фунтов. К тому же благодаря собственной невестке. Джейн в отчаянии закатила глаза. Джош был прав. Они с Шампань не могут жить друг без друга, словно сиамские близнецы.
Должно быть, она вздохнула, потому что Том прижал ее к себе еще крепче. Пошарив, он достал новую сигарету и закурил со счастливым вздохом. Ну вот, как тут не вспомнить герцога Мальборо, с тревогой подумала Джейн. Том курит слишком много. Хотя она не могла его в этом винить. Даже такой человек, как Том, абсолютно уверенный в себе, испытывает стресс, работая с утра до ночи, и при этом не знает, удастся ли ему заплатить по счетам.
Джейн не сомневалась, что со временем Том добьется успеха, но ее беспокоило, на какие средства он будет содержать себя до тех пор. Точнее, их, мысленно поправилась она, испытывая смешанное чувство опасения и радости. Даже ее оклада главного редактора едва ли хватит на то, чтобы создать с нуля семейное гнездышко. Ну почему Том отказался от своей доли наследства? Как бы сейчас это пригодилось!
Джейн строго одернула себя, прекрасно сознавая, что, если бы Том оставил себе деньги, он, как и все прочие, тратил бы их на дорогие машины, кокаин и «Вдову Клико» и она с ним никогда бы не познакомилась. Джейн снова задумалась над тем, как поразительно не похожи друг на друга Шампань и ее брат, и ее мысли опять свернули к теме написания книги. Сможет ли она теперь заняться этим? Стоит ли ей вообще заниматься этим? В конце концов, действительно нет ничего сложного в том, чтобы, как сказала Шампань, привести в надлежащий для книги вид их уже опубликованные колонки. Наверное, и времени на это потребуется не слишком много. Джейн попыталась убедить себя, что сможет писать книгу параллельно с работой в журнале. Это задача трудная, но выполнимая.
С другой стороны, не нужно забывать еще вот о чем. Предложение Арчи Фитцгерберта, доверившего ей руководство «Шиком», предоставило Джейн шанс в конце концов освободиться от Шампань, по крайней мере в профессиональном отношении. Она добилась положения в обществе, получила возможность командовать своим кораблем так, как считала нужным, руководствуясь собственными идеями и принципами. Неужели ей действительно хочется опять вернуться к тому, чтобы горбатиться за кого-то другого, кому достанутся все лавры за ее труд?
Джейн перевернулась на спину, взвешивая все плюсы и минусы. Наверное, лучше всего будет посоветоваться с Томом. В конце концов, эгоистично отказываться от денег, когда они так нужны им обоим.
И вдруг на нее снизошло озарение. Быть может, если найти подходящего человека, можно будет убедить Шампань поручить написание романа ему. Используя материал колонок, любой, умеющий связывать предложения вместе, имеющий самые общие представления о композиции и построении сюжета, сможет написать за Шампань ее книгу. Это сможет сделать кто угодно. Кто угодно…
– Том!
– Мм? – пробормотал Том, укладывая голову Джейн на свою мускулистую руку.
– Кажется, ты говорил о том, что хочешь написать супербестселлер?
…Торжественные звуки органа все нарастали. Джейн шла к алтарю, чувствуя легкое головокружение от счастья и пропущенного завтрака. Последнее, впрочем, пошло на пользу: теперь она без труда смогла влезть в скроенное на осиную талию подвенечное платье. Джейн купалась в блаженстве. Вдыхая воздух, наполненный благоуханием фрезий и белых роз, она робко улыбнулась, украдкой взглянув из-под длинной фаты на идущего рядом с ней Тома.
Тот посмотрел на нее с благоговейным восхищением, и его лицо просияло нежностью. Джейн показалось, он выглядит измученным, но, с другой стороны, чего еще можно ожидать от человека, целых полгода день за днем писавшего по утрам свою книгу, а вечерами мучившегося над романом Шампань. Правда, труды Тома не пропали даром. Редактор отдела художественной литературы издательского концерна Арчи Фитцгерберта пришел в восторг от его первого романа и предложил за него неплохой гонорар. А аванса за книгу, написанную за свою сестру, с лихвой хватит на то, чтобы насладиться предстоящим медовым месяцем. И если хоть половина того, что говорят о намерениях издать эту книгу в Германии и США и снять по ней фильм, окажется правдой, можно будет до конца жизни бездельничать, нежась на солнце на Багамских островах.
Оглянувшись, Джейн встретилась взглядом с Тэлли. Та, помахав затянутой в перчатку рукой, улыбнулась так, будто была готова лопнуть от переполнявшего ее счастья. Судя по всему, Сол Дьюсбери и все, связанное с ним, осталось позади; Тэлли даже ни словом не обмолвилась о том, что недавно в одной бульварной газетенке появились фотографии ее бывшего жениха в обществе какой-то ничего не подозревающей богатой наследницы, тощей, словно удочка. Подруги сидели в садике «Мрака». Джейн, увидев на снимках знакомое лицо, поспешно перевернула страницу, но Тэлли, улыбнувшись, закатила глаза, словно не в силах поверить, что это действительно случилось с ней.
Сидевшая рядом с Тэлли Джулия послала Джейн щедрый воздушный поцелуй, звеня нанизанными на руки многочисленными браслетами, едва не сбив при этом с Большого Рога головной убор из перьев. Вождь не обратил на это никакого внимания, величественно выпятив грудь, украшенную обилием перьев, костей и ярких бус. Несомненно, сегодня он был при полном параде. Поймав на себе взгляд Джейн, индеец, к ее изумлению, чуть поднял восхитительную черную бровь, одарив невесту похотливой ухмылкой.
Внимание Арчи Фитцгерберта, соседа Большого Рога, было полностью приковано к женщине, сидевшей по другую руку от него. В большой красной шляпе, из-под которой томно сверкали темные глаза, с ниспадающими до плеч волосами, гладкими и черными, словно деготь, Джордан Мэдисон была просто неотразима. Номер «Шика» с ее фотографией на обложке имел оглушительный успех. Впечатление хрупкости, производимое актрисой, подчеркивалось внушительными формами миссис Ормондройд, не отрывавшей от лица промокшего насквозь носового платка. Джейн вздрогнула при воспоминании о последнем разговоре с обидчивой экономкой. Ей пришлось приложить весь свой дар красноречия, чтобы убедить миссис Ормондройд не готовить свадебный стол.
Джейн снова устремила взор вперед, восторгаясь великолепным зрелищем сверкающего новыми красками алтаря. Тэлли настояла на том, чтобы венчание ее подруги произошло в отреставрированной часовне «Маллионза». По такому случаю был даже восстановлен орган восемнадцатого века. Заключительный аккорд прозвучал так же величественно, как и тогда, когда сам Гендель, по преданию, первым игравший на этом инструменте, прикоснулся к его клавишам. Звуки органа, сильные и в то же время мягкие, напомнили Джейн выдержанное бренди, которое она хлебнула перед началом церемонии, чтобы успокоить нервы. Дрожащие голоса хора тщетно пытались сравниться с безукоризненным аккомпанементом. Вдруг Джейн ощутила, как Том, просунув руку под вуаль, пожал ей запястье.
Служба шла своим чередом. К своему невероятному облегчению, Джейн не заблудилась в многочисленных именах Тома. Всю предыдущую ночь она в панике шептала их в темноту, окружавшую массивную елизаветинскую кровать, опасаясь, что обязательно что-нибудь напутает, как это случилось с принцессой Уэльской. Джейн даже не представляла себе, какое это минное поле. Возникнут определенные проблемы, когда эти имена будут перечислять на страницах «Шика». Джейн тотчас же себя одернула. Она дала себе слово сегодня, в день своего бракосочетания, постараться не думать о журнале. Джейн чувствовала, что стала просто одержима «Шиком». Если честно, в последнее время она больше ни о чем не думала – разумеется, за исключением Тома. И журнал щедро платил ей за преданность, увеличив свой тираж сразу на двадцать процентов и оставив «Блеск» с Джошем далеко позади.
Развернувшись, Джейн вместе с Томом прошла назад по проходу. Не заметить Шампань в шляпке с колышущимися пышными ярко-красными перьями, было просто нельзя. Она помахала своему брату. Рядом с ней сидел ее последний обожатель, подающий надежды молодой киноактер, в небесно-голубом атласном пиджаке, по слухам, добившийся благосклонности Шампань обещанием выпросить для нее в следующем фильме со своим участием эпизодическую роль. Заметив в глубине часовни Брэда Постлетуэйта вместе с Лили Эйри, Джейн подумала, представляет ли себе кавалер Шампань, во что ввязывается. Подавленное лицо молодого актера, резко контрастирующее с сияющим выражением Шампань, наводило на мысли, что он начинает осознавать всю опрометчивость своего поступка.
Проходя мимо отреставрированных дубовых скамей в якобитском стиле, Джейн в очередной раз поразилась тому, что отныне они с Шампань родственники. Ни за что на свете она бы не подумала, что такое возможно. Причудливая судьба навечно сплела их жизни. Сейчас, в часовне «Маллионза», Джейн вышла замуж не только за Тома, но и за Шампань. Натянув на лицо кривую улыбку, она перевела взгляд на свою золовку, занявшую место в шеренге поздравляющих, выстроившихся у выхода.
– Ой! – поморщилась Джейн.
Шампань, пытаясь изобразить воздушный поцелуй, вонзилась ей в глаз своей ощетинившейся шляпой. Джейн заметила, что Большой Рог с неподдельным вниманием смотрит на перья.
– Дорогая, ты выглядишь просто восхитительно, – скороговоркой выпалила Шампань. – Как любопытно, правда, что не всем идет белое? И так хорошо, что ты, кажется, надела свои собственные драгоценности, – добавила она, исчезая в облаке дорогих духов.
Джейн ахнула в негодовании, словно ее окатили ледяной водой.
– Я просто диву даюсь, глядя на нее, – прошептала она, обращаясь к Тому. – И это никак не связано с тем, что теперь мы родственники. Шампань, светская красавица, всегда будет смотреть на меня свысока. Она всегда будет королевой, а я ее рабыней.
– О, не обращай на нее внимания, – улыбнулся Том. – Давай выпьем!
Он увлек Джейн к столу, накрытому в недавно отреставрированной и ставшей совершенно неузнаваемой Голубой гостиной.
Обойдя гостей несколько раз, перепачканная губной помадой от поцелуев, Джейн снова наткнулась на свою новую родственницу.
– Замеча-ательная свадьба, – спотыкаясь, произнесла Шампань. – Все про-осто прекрасно.
Джейн усмехнулась. Похоже, Шампань не ограничивала себя в употреблении напитка – своего тезки.
– Благодарю за хвалебный отзыв, – радостно просияла она.
Шампань, если захочет, может быть очень любезной. Джейн начинала проникаться к ней теплым чувством.
– Мне очень приятен твой комплимент, – искренне произнесла она, – особенно если учесть, что тебе приходиться бывать на торжественных приемах не реже, чем мне обедать.
Поджав губы, Шампань подняла бровь, придирчиво оглядывая Джейн с ног до головы.
– О, не думаю, – самодовольно усмехнулась она. – Гораздо чаще.


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Брызги шампанского - Хоулден Венди

Разделы:
1234567891011121314151617181920212223242526

Ваши комментарии
к роману Брызги шампанского - Хоулден Венди



скукота,главной героине надо лечиться от алкогольной зависимости.
Брызги шампанского - Хоулден Венди;жужа
8.01.2012, 21.30





Роман легкий и динамичный, без откровенных постельных сцен. Гя-я напоминает Бриджит Джонс, та же несуразица в личной жизни, верх дном в профессиональном плане. Маловато эфирного времени оставили гг-ю, но роман мне понравился. Рекомендую всем тем, кому надоели однотипные романы, с бесконечной ссорой гг-в и борьбой характеров и вожделения.
Брызги шампанского - Хоулден ВендиЭля
24.03.2015, 15.59





Женский роман - легко читается с юморком, Понравился
Брызги шампанского - Хоулден ВендиЭлина
3.05.2016, 13.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100