Читать онлайн Тонкая темная линия, автора - Хоуг Тэми, Раздел - ГЛАВА 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тонкая темная линия - Хоуг Тэми бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.62 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тонкая темная линия - Хоуг Тэми - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тонкая темная линия - Хоуг Тэми - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хоуг Тэми

Тонкая темная линия

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 8

Как Анни и подозревала, известие о стычке между Ренаром и Фуркейдом уже обошло весь город. Полицейские, дежурившие ночью, медсестры из больницы Милосердия рассказали свою часть истории за ужином в закусочной «У мадам Колетт», а за завтраком официантки подавали эту новость вместе с дежурным блюдом.
Анни выдержала лавину едких замечаний, когда подошла к стойке за обычной чашкой кофе. А потом получила от враждебно настроенной официантки ответ:
– Кофе кончился.
Владельцы закусочной «У мадам Колетт» вынесли свой вердикт. Остальные жители Байу-Бро с этим тоже не станут медлить. Анни подумала, что людям всегда требуется виновный, осужденный пусть не судом, так хотя бы общественным мнением. Они почувствовали себя преданными, обманутыми системой, которая вдруг оказалась снисходительной не к тому, к кому следовало.
В маленьком придорожном кафе официантка выдала Анни стаканчик с кофе и пожелала приятного дня. Она явно была не в курсе новостей. Напиток оказался типичным для этого заведения – слишком черный, слишком крепкий и горький от цикория. Анни перелила его в свою кружку-непроливайку, добавила три порции суррогатных сливок и поехала прочь из города.
Затрещало радио, напоминая ей, что она в городе не единственная, кто попал в передрягу.
– Всем патрульным машинам, находящимся поблизости. Возможна ситуация два-шесть-один на стоянке трейлеров. Конец связи.
Анни схватила микрофон, одновременно нажимая на акселератор:
– Говорит Чарли-один. Я в двух минутах езды. Конец связи.
Когда в ответ не раздалось ни звука, Анни снова взялась за микрофон. Снова зазвучал хриплый голос.
– Внимание, Чарли-один. Вы выходите из эфира. У вас, вероятно, проблемы с рацией. Конец связи.
– Я приняла сигнал два-шесть-один. Конец связи.
Рация молчала. Анни положила микрофон на место, раздраженная поломкой, не еще более взбудораженная вызовом. Код два-шесть-один означал сексуальное насилие. Она расследовала много дел об изнасиловании. В таких случаях Анни оказывалась не просто еще одним полицейским, прибывшим на место происшествия, но и женщиной, способной помочь жертве, поддержать ее и посочувствовать.
Стоянка трейлеров располагалась как раз посередине между Байу-Бро и Лаком – дюжина старых проржавевших вагончиков, размещенных на двух акрах поросшей сорняками земли еще в начале семидесятых.
Трейлер Дженнифер Нолан – розовый с грязно-белым – стоял в дальней части стоянки. На входной двери красовалась желтая лента с надписью «полицейское расследование». Анни постучала и представилась. Внутренняя дверь приоткрылась сначала на два дюйма, потом на пять.
Если представшее перед ней лицо и было когда-то хорошеньким, то Анни засомневалась, что оно когда-нибудь снова станетчгаким. Губы были рассечены и распухли, а карие глаза заплыли.
– Слава богу, вы женщина, – едва шевеля губами, пролепетала Дженнифер Нолан.
– Миссис Нолан, вы вызвали «Скорую»? – спросила Анни, следуя за ней в крошечную гостиную.
В трейлере неприятно пахло застоявшимся табачным дымом и плесенью. Дженнифер Нолан с трудом опустилась на встроенный диван, обитый клетчатой тканью.
– Нет, нет, – прошептала она. – Я не хочу… Все будут на меня глазеть.
– Дженнифер, вам нужна медицинская помощь.
Анни присела рядом с ней на корточки, понимая, что несчастная женщина еще не оправилась от пережитого потрясения.
– Дженнифер, я все-таки вызову для вас «Скорую». Ваши соседи не узнают, зачем она сюда приезжала. Надо убедиться, что у вас нет серьезных повреждений.
– Ну и ну, – сказал Маллен, входя без стука в дверь. – Кажется, нас опередили.
Анни метнула на него свирепый взгляд.
– Вызови «Скорую». Моя рация вырубилась.
Она снова повернулась к жертве, хотя Маллен и не подумал выполнить ее распоряжение.
– Дженнифер, когда это случилось?
Женщина обвела глазами комнату, пока взгляд ее не остановился на настенных часах.
– Это было ночью. Я… Я проснулась, а он… Он уже был здесь. Уселся на меня верхом. Он… он… ударил меня.
– Он вас изнасиловал?
Лицо Дженнифер исказилось, из опухших глаз потекли слезы.
– Я в-всегда т-так осторожна. Почему… почему это случилось?
Анни промолчала. Что можно было ответить на этот вопрос?
– Когда он ушел, Дженнифер?
Женщина только качнула головой. Не может она вспомнить или не хочет, так и осталось неясным.
– Уже рассвело или было еще темно?
– Темно.
Следовательно, насильник ушел давно.
– Отлично, – пробормотал Маллен. Анни еще раз оглядела Дженнифер Нолан – мокрые волосы, розовый купальный халат.
– Дженнифер, вы принимали ванну или душ после его ухода?
Слезы полились сильнее.
– Он… он заставил меня. И я должна была… – ответила она торопливым шепотом. – Я не могла этого вынести… Я чувствовала его везде!
Маллен недовольно покачал головой – улики пропали. Анни мягко положила руку на плечо Дженнифер, избегая прикасаться к следам веревок на запястьях, просто на всякий случай. Ведь волокна веревки могли остаться на поврежденной коже.
– Дженнифер, вы знаете этого мужчину? Вы можете описать его?
– Нет, нет, – прошептала она, глядя на ботинки Маллена. – На нем… на нем была маска.
Дженнифер дрожащей рукой потянулась за сигаретами и дешевой пластмассовой зажигалкой, лежащими на столе. Не говоря ни слова, Анни перехватила сигареты и отложила их подальше. Возможно, с ее стороны было глупо надеяться, что Дженнифер Нолан не курила и не чистила зубы после ухода насильника, но пробы слизистой рта все равно будут взяты.
– Ужасно, как в кошмарном сне. – Женщина задрожала. – Перья, черные перья…
– Вы имеете в виду карнавальную маску? – уточнила Анни.


Чез явился на место преступления, доедая свой завтрак – буррито. Он был в одном из своих обычных нарядов – мешковатые коричневые брюки и коричневая с желтым рубаха, какие мужчины в пятидесятых надевали, идя в кегельбан. Потрепанная черная шляпа, низко надвинутая на солнечные очки, свидетельствовала о бурно проведенной ночи, так как день выдался пасмурным.
– Она приняла ванну, – объявил ему Маллен, спускаясь по ржавым ступенькам трейлера. – Ладно, хоть белье не выстирала. Мы осмотрели место преступления.
Анни заторопилась вслед за ним:
– Насильник заставил ее выкупаться. А это большая разница, парень.
– Ты бы лучше заткнулась, Бруссар! – рявкнул Маллен. – Я вообще не понимаю, почему ты до сих пор в форме после того, что случилось вчера.
– Ах, простите меня за то, что я арестовала человека, преступившего закон.
– Ники наш человек, – сказал Стоукс, бросая огрызок буррито в клумбу с увядшими маргаритками, протянувшуюся вдоль трейлера Дженнифер. – Ты набросилась на одного из наших. В чем дело, Бруссар? Он к тебе приставал или что? Всем известно, что ты считаешь себя слишком выдающейся личностью, чтобы работать простым полицейским.
– Самое время сейчас выяснять это. Лучше вспомни, зачем мы здесь, ты, задница, – прошипела Анни. – Жертва насилия сидит в вагончике, и дверь осталась открытой. Она говорит, что на парне была черная карнавальная маска, украшенная перьями.
Стоукс нахмурился.
– Господи боже, еще и имитатор на нашу голову!
– Возможно.
– Что ты хочешь сказать? Ренар здесь ни при чем, а именно он расправился с Памелой Бишон. Или у тебя другое мнение по делу Бишон?
Анни не стала говорить, что никто так и не доказал вину Ренара. Стоукс ей нарочно противоречит. Если она скажет «белое», Чез скажет «черное». Черт побери, да она сама верит, что Ренар убийца.
– Что случилось, Бруссар? – встрял в разговор Маллен, мерзко ухмыляясь. – Сходишь с ума от ренаровского сморщенного стручка? Что это ты вдруг перебежала на его сторону? Ник и Чез говорят, что он виновен, значит, так оно и есть.
– Начинай опрашивать соседей, Бруссар, – приказал Стоукс, как только на стоянку трейлеров въехала машина «Скорой помощи». – Оставь расследование настоящим полицейским.
– Я могла бы помочь осмотреть место преступления, – предложила Анни, когда Чез открыл багажник своего «Камаро».
Департамент был не настолько велик или не настолько загружен работой, чтобы держать специальную выездную группу для осмотра места преступлений. Детектив, принявший вызов, всегда привозил с собой набор необходимых инструментов и следил за полицейскими, снимавшими отпечатки пальцев и собиравшими улики.
Багажник машины Стоукса оказался набит каким-то барахлом – проржавевшая коробка для инструментов, отрезок нейлонового буксировочного троса, грязный желтый дождевик, два пакета из «Макдоналдса». Стоукс достал все необходимое и покосился на Анни:
– Обойдемся без твоей помощи.
Анни отошла, потому что ей не оставили выбора. Стоукс был старше ее по званию. При мысли о том, как они с Малленом будут осматривать место преступления, ее затошнило. Стоукс был лодырем, а Маллен – идиотом. Если эта парочка что-нибудь пропустит или в чем-нибудь напортачит, то дело можно считать проваленным.
Анни обошла трейлер кругом, обнося его желтой лентой. Насильник ворвался в вагончик Дженнифер Нолан посреди ночи, воспользовавшись задней дверью, которую не видно из других трейлеров. Шансы на то, что кто-то из соседей что-то видел, равнялись нулю. Телефонный провод преступник перерезал. Нолан позвонила 911 из ближайшего к ней трейлера, где жила пожилая женщина, которая, по словам Дженнифер, была туга на ухо.
Анни сняла «Полароидом» раскуроченную первую дверь и вторую, которую преступник без труда отжал и оставил открытой. Никаких отпечатков пальцев там не будет. Нолан сказала, что на насильнике были перчатки. Он набросился на нее, когда женщина лежала в постели, и привязал руки и ноги к стойкам кровати при помощи полос белой материи, которые он принес с собой. На простынях не осталось следов спермы, что указывало либо на то, что нападавший использовал презерватив, либо на то, что во время акта у него не произошла эякуляция.
Еще со времени учебы Анни знала, что у насильников сексуальные дисфункции встречаются очень часто. Насилие становилось для них воплощением власти, позволяло причинить женщине боль и управлять ею. Мотивом могла стать ненависть к определенной женщине или ко всем женщинам сразу, но в данном случае это не годилось. Насильник заранее спланировал нападение и все организовал, следовательно, в данном случае речь прежде всего могла идти об утверждении собственной власти и возможности контролировать жертву.
То, что насильник не оставил следов спермы, может заставить всех вспомнить про Душителя из Байу. Но тот жестоко избивал женщин, расчленял их, так что здесь сходства никакого нет. Основным доказательством того, что преступление против Дженнифер Нолан совершил не Душитель из Байу, служил тот факт, что жертва осталась в живых. На нее напали в ее собственном доме, а не отвезли в другое место. Она была изнасилована, но не убита и не искалечена. Это же отличало дело Нолан от дела Бишон, и все-таки пресса постарается найти связующие нити. Карнавальная маска послужит мощным фактором устрашения.
«Господи, как же все перепуталось», – подумала Анни, глядя в землю. Офис шерифа и так много критиковали в связи с делом Бишон. А теперь еще и этот насильник в маске совершает преступление, пока полицейские развлекались тем, что арестовывали друг друга. Именно так все и опишут журналисты. И не последнее место в этой истории занимает она, Анни Бруссар.
Позади трейлера раскинулась заросшая сорняками, усыпанная гравием площадка. Анни осмотрела все от одного конца трейлера до другого в поисках чего-нибудь – отпечатка обуви, сигаретного окурка, разорванного презерватива. На северном конце она обнаружила черное перо длиной в дюйм, запутавшееся в траве. Она сняла на пленку перо и то, как оно лежало, потом вырвала чистую страницу из блокнота, осторожно взяла бумагой перо и положила его между страницами для пущей сохранности.
А где насильник оставил машину? Почему он выбрал именно это место? Почему напал на Дженнифер Нолан? Женщина жила одна, работала в вечернюю смену на ламповом заводе в Байу-Бро. Завод, судя по всему, и станет тем местом, с которого следовало бы начать искать подозреваемых.
Вряд ли Анни позволят допросить кого-либо, кроме соседей. Теперь это дело Стоукса. Если ему понадобится помощь, то уж к ней он ни за что не обратится. Но насильником мог оказаться и сосед. Соседу незачем беспокоиться о том, где спрятать машину. Сосед отлично знаком с образом жизни Дженнифер Нолан и ее распорядком дня.
Когда Анни вышла из-за угла вагончика Нолан, машина «Скорой помощи» как раз выезжала со стоянки. Женщина, придерживающая на бедре малыша, с сигаретой в руке стояла на крыльце второго трейлера в этом ряду. В другом трейлере грузный старик в нижнем белье отодвинул занавеску, чтобы посмотреть, что происходит.
Анни положила перо в пакет и зашла внутрь. Стоукса она нашла в ванной комнате. Тот пинцетом собирал лобковые волосы с сетки слива.
– Я нашла это позади трейлера, – Анни положила пластиковый пакет на туалетный столик. – Похоже на те перья, что используют при изготовлении масок и карнавальных костюмов. Возможно, наш плохой парень линял.
Стоукс изогнул бровь:
– Наш? Ты не имеешь к этому никакого отношения, Бруссар. И что, черт побери, я должен делать с этим пером?
– Отправить его в лабораторию. Сравни с перьями на маске Памелы Бишон…
– Ренар убил Бишон. То дело не имеет никакого отношения к этому. Здесь поработал имитатор.
– Отлично, тогда отправь его в лабораторию, заставь Дженнифер Нолан нарисовать ту маску, в которой был насильник, и посмотри, может быть, ты сможешь найти изготовителя. Может быть…
– Может быть, тебе лучше помолчать, Бруссар? – Стоукс выпрямился. Он завернул собранные волосы в бумажку и положил ее на край унитаза. – Я тебе уже сказал – ты мне здесь не нужна. Убирайся отсюда. Пойди выпиши кому-нибудь штраф. Потренируйся для своей новой работы. Тебя ведь ждет место контролера на платной стоянке. Это все, что тебе светит, дорогуша.
– Это угроза?
Стоукс протянул руку и пальцем коснулся синяка на скуле Анни. Его глаза казались осколками холодного матового стекла.
– Я никому не угрожаю, сладкая моя. – Анни стиснула зубы от острой боли. – И постарайся выучить назубок, что на самом деле случилось с Ренаром прошлой ночью.
– Я отлично знаю, что случилось.
Стоукс покачал головой:
– Ты, цыпленок, ведь ничего не знаешь о чести, правда? Анни отбросила его руку.
– Я только знаю, что честь не имеет ничего общего с уголовным преступлением. Пойду опрашивать соседей.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тонкая темная линия - Хоуг Тэми



Мне понравился роман, но хотелось чуть больше любви!
Тонкая темная линия - Хоуг ТэмиИрина
6.05.2013, 7.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100