Читать онлайн Тонкая темная линия, автора - Хоуг Тэми, Раздел - ГЛАВА 42 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тонкая темная линия - Хоуг Тэми бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.62 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тонкая темная линия - Хоуг Тэми - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тонкая темная линия - Хоуг Тэми - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хоуг Тэми

Тонкая темная линия

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 42

Весь сон пронизывали красные полосы. Мягкий красный свет кружился, словно пылинки в луче солнца. Глубокие красные тени казались потоками крови. Она стояла, как ей казалось, перед зеркалом, но видела не свое отражение. Сквозь стекло на нее обвиняюще, презрительно смотрела Линдсей Фолкнер. Анни протянула руку, желая прикоснуться к холодному стеклу. Но Линдсей прошла через него и прошла сквозь Анни.
Анни повернулась, хотела убежать, но пол вдруг поднялся и превратился в стену, на которой была распята Памела Бишон. Кровь текла из ее ран, темные глаза пронизывающе смотрели на Анни.
Анни закричала, прогоняя кошмар, и проснулась. Простыня обвилась вокруг ее тела, как саронг, волосы спутались и стали влажными от пота. Кондиционер поскрипывал, но исправно гнал в комнату струю ледяного воздуха. Кожа Анни покрылась мурашками. Мучительный сон прилип к ней, как навязчивый запах. Тени и кровь. Страна теней.
Слишком взбудораженная, чтобы снова лечь спать, Анни пошла в спальню и сменила промокшую от пота футболку. Фуркейд все убрал, но она не могла заставить себя спать в этой постели. Возможно, попозже, когда воспоминания потускнеют. Или потом, когда все закончится, она заново покрасит стену и купит новые подушки…
Анни пошла на кухню, чтобы выпить воды, но вместо этого достала из холодильника «Сникерс». Кусая замерзший шоколад, она бродила по гостиной, и только слабый свет от уличного фонаря не давал ей ни на что наткнуться. Ник остался снаружи и наблюдал. Анни не хотелось его тревожить, включая свет посреди ночи, хотя компания ей бы не помешала.
Анни села на диван и ласково потерла нос аллигатора босой ногой.
– Может, мне завести щенка, как ты думаешь, Альфонс? – спросила она. Чучело ответило ей своей вечной улыбкой.
Вдруг ожила полицейская рация.
– Всем патрульным машинам, находящимся поблизости. В доме 759 по Даф-роуд применялось оружие. Код 3.
Вероятное нападение и изнасилование. Все помощники шерифа должны прибыть как можно быстрее с мигалками и сиренами.
– Стрелявшая заявила, что убила нападавшего, – продолжал диспетчер. – «Скорая» едет.
Если предположения Анни верны, то именно Чез Стоукс мог сейчас лежать в луже крови в доме 759 по Дафроуд.
Две патрульные машины прибыли на место преступления раньше ее. Они составляли мерцающий мигалками угол во дворе маленького кирпичного дома. Один из офицеров сидел на бетонных ступеньках, то ли ждал «Скорую», то ли его тошнило. Последнее, сообразила Анни, пересекая лужайку.
Полицейский поднялся и тут же ухватился за чугунные витые перила, чтобы удержаться на ногах. В свете фонаря у входной двери его рыжие волосы отливали золотом, как новая медная монетка на солнце. Анни узнала его. Он был из семьи Дусе, а узы крови сильнее законов полицейского братства.
– Эй, Анни, это ты?
– Привет, Рыжик, как дела?
– Да вот, пришлось расстаться с ужином. Что ты здесь делаешь?
– Услышала сообщение и подумала, что жертве может пригодиться женское участие, – солгала она. Рыжик фыркнул и отмахнулся от ее слов.
– У нас сегодня та еще жертва. Эта молодая леди разнесла парню голову из дробовика.
– Понятно. А кто он? – Анни постаралась, чтобы ее голос звучал равнодушно, хотя вся была на взводе. Воображение уже нарисовало ей картину – Стоукс крадется к спящей в кровати женщине, та поднимает оружие, стреляет, и голова Чеза разлетается, словно тыква.
Рыжик пожал плечами.
– Его родная мама и та не узнала бы. Удостоверения личности при нем не оказалось, но он был в маске. И теперь перья летают по всему месту преступления.
– А детективов вызвали?
– Да, но только Стоукс шляется неизвестно где. Вероятно, отрывается с какой-нибудь курочкой в постели.
У Анни быстрее забилось сердце.
– Он не отвечает на вызов по пейджеру?
– Пока молчит. Сюда едет Квинлэн, но он живет в Деверо. Ему потребуется время, чтобы добраться.
– Кто внутри? – Анни направилась к двери.
– Питр.
Подавив стон, Анни вошла в дом в тот самый момент, когда третья патрульная машина, визжа тормозами, въехала во двор. Все патрульные округа забыли о своих обязанностях, только чтобы взглянуть на свежее место преступления. Всем хотелось поучаствовать в раскрытии дела «насильника в маске».
В гостиной никого не оказалось. Никаких следов жертвы. Судя по всему, спальня располагалась слева по коридору. Питр стоял как раз на пороге, в футе от поверженного насильника. Анни сделала глубокий вздох и пошла к нему.
– Вряд ли мне в ближайшее время захочется пиццы, – пробормотал себе под нос Питр и обернулся на звук шагов. – Бруссар, а ты, черт побери, что здесь делаешь? Ты же сегодня не дежуришь. Проклятие, да ты вообще уже почти вылетела со службы.
Анни его проигнорировала и взглянула на покойника. Преступник лежал на полу, раскинув руки. Он был одет в черную одежду, скрывавшую каждый дюйм его тела, включая руки. Он мог быть белым, черным, индейцем, сказать было невозможно. От его лица в буквальном смысле слова ничего не осталось. Волосы пропитались кровью, и их цвет не поддавался определению. Кусок черной маски из перьев прилип к осколкам черепа.
– О господи! – выдохнула Анни, колени у нее стали ватными.
Брызги крови и плоти заляпали потолок и бледно-желтую стену. Спасительный дробовик одиноко лежал на постели.
– Если тебе дурно, Бруссар, проваливай отсюда. Тебя сюда никто не звал. – Питр подошел к кровати, чтобы осмотреть оружие. – Стоукс не обрадуется, когда тебя увидит.
– Неужели? Может, это как раз он остался в дураках, – пробормотала Анни, стараясь продумать свое поведение. Стоит ли ей отозвать в сторону Квинлэна, когда тот появится, и рассказать ему о своих подозрениях? Или лучше всего просто отойти в сторону, ни во что не вмешиваться и ждать результата? Никто не скажет ей спасибо за то, что она подозревала Чеза Стоукса.
– Ну-ка, ну-ка, – в голосе Питра послышалась радость ребенка, обнаружившего рождественский подарок. – Теперь мы знаем, что у парня один глаз определенно был голубым.
– Как это?
С гнусной ухмылкой Питр наклонился над кроватью и стал рассматривать свою находку.
– А так. Вот он валяется, глазик-то!
Анни сразу же вспомнила голубые глаза Стоукса. Она обошла стороной тело, но, прежде чем она успела посмотреть на находку Питра, у нее за спиной раздался знакомый голос:
– «Человек без лица». Кто-нибудь видел этот фильм? Этот парень куда страшнее.
Ошеломленная, Анни обернулась. В дверях стоял Стоукс и разглядывал тело, сдвинув бейсбольную кепку на затылок. Он поднял на нее глаза и скривился:
– Господи, Бруссар, ну ты просто как триппер – нежеланный, нелюбимый и избавиться невозможно.
– Я уверена, что ты знаешь это по собственному опыту, – едва смогла вымолвить Анни. Она только сейчас поняла, насколько была уверена в вине Стоукса до этой самой минуты. Ее захватил круговорот эмоций, пока она смотрела, как детектив обходит тело кругом, – разочарование, облегчение, чувство вины.
– А кто тебя сюда звал? – спросил Стоукс. – Секретарши нам здесь не требуются, полицейские собаки тем более.
– Я подумала, что жертве будет приятно поговорить с женщиной.
– Вероятно, так оно и было бы, не лежи он сейчас мертвым.
– Я говорила о женщине.
– Тогда пойди и поищи ее и освободи место преступления. – Он взглянул Анни прямо в глаза и произнес с непроницаемым выражением лица: – Не могу допустить, чтобы ты подтасовала улики.
Когда Анни выходила в коридор, Стоукс уже склонился над постелью и разглядывал дробовик.
– Вот это я понимаю, контроль за рождаемостью…
Питр рассмеялся.
Жертва, Ким Янг, стояла в своей чистенькой кухоньке, прислонившись к рабочему столу. Ее трясло так; словно она все это время провела в морозильнике. Бледно-голубая коротенькая ночная рубашка, едва прикрывавшая бедра, и лицо были щедро забрызганы кровью и мозгами. То же самое запуталось в осветленных перекисью кудряшках.
– Я помощник шерифа Бруссар, – негромко представилась Анни. – Вы не хотите присесть? С вами все в порядке?
Женщина подняла на Анни пустые стеклянные глаза:
– Я… Я застрелила человека.
– Да, вы это сделали.
С того места, где она стояла, Анни видела дверь внутреннего дворика, ведущую в столовую. Именно этим путем в дом проник преступник. Аккуратный полумесяц был вырезан в стекле как раз возле ручки.
– Вы рассмотрели его прежде, чем спустили курок?
Ким покачала головой, из кудрей вывалился осколок кости и упал на кафельный пол рядом с ее босой ступней.
– Было слишком темно. Я вдруг проснулась… и так испугалась. Он вдруг оказался возле кровати. И я… – Слезы душили ее. – А если бы это был Майк? Это мог быть он! А я просто взяла и выстрелила…
Не обращая внимания на запекшуюся кровь, Анни обняла Ким Янг за плечи. Она понимала ее состояние. Женщина только что осознала, что могла по ошибке застрелить человека, которого любила. И тогда пресса объявила бы ее не героиней, как она, несомненно, поступит теперь, а истеричной дурой, заплатившей за свою сверхбдительность страшную цену. Действие одно и то же, только результат разный. Еще один урок, который преподнесла жизнь.


Насильника звали Уиллард Роуч. Дружки в тюрьме любовно прозвали его Жеребцом. За его плечами оказался внушительный багаж сексуальных нападений и два приговора. После последней отсидки он досрочно вышел из тюрьмы штата в июне 1996 года. Свой последний адрес Роуч указал в Шривпорте, но там он надул своего наблюдателя и бросил свое удостоверение личности.
Он назвался Уильямом Данхэмом, переехал в Байу-Бро в последних числах декабря и устроился работать техником на радиостанцию «Кейджун», прикрывшись поддельным резюме, которое никто не удосужился проверить. Роуч отвечал на телефонные звонки в прямом эфире и записывал фамилии и адреса звонивших. Именно из этого списка он и выбирал свои жертвы.
При обыске в его доме были обнаружены ксерокопии списков с пометками Уилларда на полях. Рядом с именем Линдсей Фолкнер он написал: «Сексуальная сучка». Также при обыске нашли коробку с полудюжиной масок из перьев, купленных им в Новом Орлеане.
Эта информация поступала постепенно в течение всего дня. Все началось с того, что недалеко от дома Ким Янг нашли машину Роуча. У убитого взяли отпечатки пальцев, которые потом пропустили через компьютерную систему штата. Все делалось в спешке, потому что на четыре часа дня была назначена пресс-конференция. Ноблие хотел, чтобы дело было закрыто и перевязано праздничной ленточкой. Такой подарок жителям города к карнавалу – лучшая реклама деятельности полицейского департамента.
Анни металась по отделу, словно зверь в клетке. Ей так хотелось быть сейчас в гуще событий, а Майрон едва соблаговолил позволить ей внести в каталог все поступившие к ним на хранение улики по этому делу.
Анни хотела доказать вину Роуча самой себе, чтобы наконец выбросить из головы теорию о причастности к этим преступлениям Чеза Стоукса. Все ее домыслы лопнули как мыльный пузырь. Как Фуркейд и говорил ей, у нее не было улик, только какие-то намеки, подозрения, предположения. А работа детектива состоит в том, чтобы найти неопровержимые улики, чтобы выстроить прочное дело, которое не развалится в суде. Именно так и должен был действовать Стоукс еще до того, как Уиллард Роуч смог напасть на Кей Эйснер, Линдсей Фолкнер и Ким Янг, если бы Чез поработал чуть усерднее после нападения на Дженнифер Нолан.
А вместо этого Стоукс начал проверять все данные по Роучу уже после того, как его убили, и с готовностью принимал поздравления по поводу успешно выполненного задания. Все так радовались, что больше некому держать в страхе жителей округа, что предпочли забыть о том, что Роуч жил на той же стоянке трейлеров, что и Дженнифер Нолан, но его даже не допросили после нападения на нее. Его не было дома в то утро, когда началось расследование. Анни сама стучала в его дверь и доложила Стоуксу, что жильца дома не оказалось. Но ни Стоукс, ни Маллен даже не подумали вернуться еще раз. Если бы они это сделали, то узнали бы Роуча, когда в офис шерифа поступили по факсу снабженные четкими фотографиями данные обо всех насильниках, выпущенных на свободу за прошедший год.
Но после кошмара последних недель департаменту требовалось хоть что-то отметить. Смерть Уилларда Роуча считалась триумфом, хотя ни департамент, ни особая группа еще и палец о палец не ударили для его поимки. Анни казалось, что ее сослуживцам следовало бы испытывать по меньшей мере чувство неловкости. На департаменте повисло бы еще одно изнасилование и убийство, если бы очередная жертва не воспользовалась дробовиком, чтобы остановить негодяя.
В конце рабочего дня шериф преподнес прессе раскрытие этого дела, как подарок в красивой упаковке. Только Смит Притчет не испытывал радости. Окружной прокурор мучился завистью, потому что все лавры достались шерифу Ноблие. И все-таки он не удержался и произнес напыщенную речь о том, что мир стал чище без Уилларда Роуча, а затем заявил, что против Ким Янг не будет выдвинуто никаких обвинений, так как она защищала собственную жизнь.
Анни смотрела пресс-конференцию по телевизору в комнате отдыха и думала, что теперь все чувствуют себя победителями. Все, кроме Дженнифер Нолан, Кей Эйснер, Линдсей Фолкнер и Ким Янг. Последняя спасла себя от наихудшей участи, но разнесла голову человеку, и теперь ей придется с этим жить до конца дней.
Анни вернулась на свое рабочее место, чувствуя, что оказалась в тупике. Дела об изнасилованиях закрыты, так что об этом можно забыть. Ее цель – убийство Памелы Бишон. И здесь следовало не спускать глаз с Маркуса Ренара и Донни Бишона.
– Ты совсем потеряла совесть, – мрачно приветствовал ее Майрон. – У тебя полно работы, а ты смотришь телевизор.
Анни тяжело вздохнула, разбирая дневную почту:
– Господи, Майрон, почему бы вам не пойти и не посидеть в сортире, а? Это архив, а не служба охраны президента Соединенных Штатов, чего же так орать?
Клерк вытаращил глаза. Его ноздри раздулись, даже волосы на голове, начали шевелиться от возмущения.
– Достаточно, помощник шерифа Бруссар! Вы больше здесь не работаете. С меня хватит!
Он вылетел из комнаты, громко хлопнув дверью, и направился прямиком в кабинет Ноблие. Анни перегнулась через барьер и крикнула ему вдогонку:
– Эй, попросите, чтобы меня вернули на старое место, раз уж вам так приспичило!
Как только Майрон скрылся из вида, Анни стало стыдно. Она всегда ценила Майрона, пока не начала у него работать. Она уважала старших – и по годам, и по званию, – если не считать нескольких исключений. Возможно, это Фуркейд так плохо на нее влияет. Или у нее просто есть более важные дела, чем лизать тощий зад Майрона.
Анни рассортировала почту. На одном из конвертов она заметила гриф больницы Милосердия, и письмо было адресовано ей. Вскрыв конверт, Анни достала листок. Это была копия результатов анализов Линдсей Фолкнер, которые потребовал доктор Анзер.
Анни взглянула на неподдающиеся расшифровке символы и числа, абсолютно ничего ей не говорящие. Теперь, правда, это не имело значения. Уилларда Роуча явно сочтут виновным и в нападении на Линдсей Фолкнер и в ее смерти, если только вскрытие, на котором настаивал Стоукс, не выявит никакой аномалии.
– Я оставил сообщение секретарю шерифа, – объявил вернувшийся Майрон. – Надеюсь, что с тобой разберутся до конца дня.
Анни даже не потрудилась поправить его, хотя она догадывалась, что перевода на другую работу или отстранения от службы – в зависимости от настроения Гаса – придется ждать до понедельника. Меньше чем за час до конца рабочего дня в пятницу, одержав такую победу, шериф наверняка обмывает это событие с отцами города.
– Так, значит, я могу идти? – сказала Анни. – В качестве вашего помощника, Майрон, я в последний раз, так уж и быть, отнесу этот документ детективам. Просто из хорошего отношения к вам.
Анни вошла в здание, где сидели детективы, даже не удосужившись позвонить в звонок. Говоривший по телефону Перес поднял на нее глаза, в его взгляде явственно читалось нетерпение. Она помахала ему факсом и жестом указала на комнату особой группы.
Все члены особой группы отправились на пресс-конференцию. Они оставили свою штаб-квартиру в таком состоянии, словно там неделю бесчинствовали грабители. Невыключенный приемник орал во всю мощь.
Двигаясь вдоль стола, Анни просматривала надписи на папках, пока не нашла ту, на которой было написано «Фолкнер, Линдсей». Она казалась жалкой, тоненькой, хотя за хранящимися в ней документами стояла судьба женщины, погибшей от руки насильника-убийцы. Да и не слишком много в нее еще предстояло положить перед тем, как дело будет закрыто и оно отправится на хранение в отдел Майрона. Акт вскрытия, последний рапорт Стоукса, вот и все.
Анни раскрыла папку, вытащила отчет из лаборатории, который Стоукс уже получил, стала его просматривать, чтобы убедиться, что они с Чезом получили одно и то же.
– Что с тобой творится, Бруссар? – в комнату широким шагом вошел Стоукс. – Ты что, меня преследуешь? Так? На этот случай существуют законы. Тебе ясно?
– Да что ты говоришь? И кто бы мог подумать, что тебе об этом известно? Ведь это ты подросту отмахнулся от жалоб Памелы Бишон!
– Я не отмахивался от Памелы! А теперь почему бы тебе все не объяснить мне лично и не свалить отсюда, а? У меня был такой чудесный день, пока ты не появилась.
– Из больницы Милосердия прислали результаты анализов Линдсей Фолкнер, те самые, что были потеряны. Мне показалось, что им место в деле, хотя вряд ли тебя это волнует. С чего бы тебе беспокоиться, ведь ты даже работать толком еще не начал.
– Да пошла ты, Бруссар! – Стоукс вырвал документ из ее руки. – Я бы все равно зацепил Роуча, это только вопрос времени.
– Я уверена, что это заявление очень поможет тем женщинам, кто пострадал от его рук после Дженнифер Нолан.
В эту минуту в дверях появился Маллен. Он переводил взгляд с Чеза на Анни и обратно.
– Ты идешь, Чез? Они не могут начать вечер без нас.
Стоукс сверкнул своей самой обворожительной улыбкой.
– Я уже иду, парень.
Анни покачала головой:
– Вечеринка в честь того, что обыкновенная женщина раскрыла уголовное дело вместо тебя. Тебе действительно есть чем гордиться.
Стоукс поправил шляпу на голове, пригладил пурпурный галстук.
– Представь себе, Бруссар, я горжусь. И сожалею только об одном – что Роуч не начал с тебя. – Он выпроводил Анни из здания. Она неохотно побрела к департаменту, не сводя глаз с Маллена и Стоукса. Они уселись каждый в свою машину и по очереди вылетели со стоянки, отчаянно сигналя в честь победы.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тонкая темная линия - Хоуг Тэми



Мне понравился роман, но хотелось чуть больше любви!
Тонкая темная линия - Хоуг ТэмиИрина
6.05.2013, 7.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100