Читать онлайн Тонкая темная линия, автора - Хоуг Тэми, Раздел - ГЛАВА 38 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тонкая темная линия - Хоуг Тэми бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.62 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тонкая темная линия - Хоуг Тэми - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тонкая темная линия - Хоуг Тэми - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хоуг Тэми

Тонкая темная линия

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 38

Анни поставила джип на стоянке больницы Милосердия и с плоской сумочкой в руках, где лежали брошь и шарф, направилась к зданию. Если Памела кому-нибудь и показывала присланные Ренаром подарки, то только Линдсей. Анни надеялась, что ее состояние улучшилось и с Фолкнер можно будет пообщаться.
В больнице царила утренняя суматоха, по коридорам развозили еду и лекарства. Въедливый запах антисептика смешивался с ароматом тостов и кофе.
Долгая бессонная ночь тяжело далась Анни. Предстоящий рабочий день представлялся ей восьмьюдесятью милями ухабистой дороги. Ей придется выдержать допрос детектива, которому поручили расследовать попытку ее убить. А что, если этим займется Стоукс? Тогда придется пойти к шерифу и попросить его передать дело другому. Причина – она не только подозревает Чеза Стоукса в том, что именно он пытался ее убить, но к тому же еще считает его серийным насильником и убийцей Памелы Бишон. И ей уже больше никогда не придется волноваться ни о Стоуксе, ни о том, что кто-то еще попытается лишить ее жизни. Анни просто не выйдет из кабинета Гаса Ноблие живой.
Анни попыталась представить, как Чез Стоукс крадется в ее спальню, чтобы распять мертвую кошку на стене над ее кроватью, и у нее ничего не получилось. Возможно, у него хватило бы на это злости, но Анни не верила, что Стоукс стал бы так рисковать. И никто другой из офиса шерифа не стал бы.
Тогда кто?
Приезжал Ренар, чтобы оставить ей подарок. Причем делал это дважды, но оба раза ее близкие не видели его.
Анни завернула за угол в отделение интенсивной терапии и столкнулась нос к носу со Стоуксом. Выражение его лица было свирепым. Он налетел на нее, как ястреб, схватил за руку и потащил прочь от сутолоки коридора.
– Какого черта ты здесь забыла, Бруссар?
– А кто тебе поручал следить за посетителями? Я пришла навестить моего агента по продаже недвижимости.
– Да неужели? – ухмыльнулся Чез. – И какую же недвижимость она тебе демонстрирует? Больничную палату?
– Фолкнер моя знакомая. Почему я не могу навестить ее? – с вызовом поинтересовалась Анни.
– Потому что я тебе не разрешаю! – рявкнул детектив. – Потому что от тебя, Бруссар, одни неприятности. И я велел тебе держаться как можно дальше от моих дел. – Еще крепче сжав ее руку, он подтолкнул Анни к стене. – Ты что, думаешь, я только воздух умею сотрясать?
– Не смей мне угрожать, Стоукс, – парировала Анни, пытаясь вырваться. – Ты не имеешь права мне…
На пульте дежурной по отделению интенсивной терапии раздался сигнал тревоги, и две медсестры бросились в палату. Палату Линдсей Фолкнер.
Освободившись наконец от железной хватки Стоукса, Анни подбежала к двери и в ужасе остановилась на пороге. Линдсей билась в судорогах, словно кукла, которую сумасшедший кукольник дергает за веревочки, как ему вздумается. Из ее груди рвался ужасный, нечеловеческий вой. Ему вторил истошный писк мониторов. Три медсестры суетились вокруг Линдсей, стараясь удержать женщину. Одна схватила лопаточку и попыталась засунуть ее в рот Фолкнер, чтобы та не прикусила себе язык. Мимо Анни в палату пронесся врач.
– Господи ты боже мой, – выдохнул за ее спиной Стоукс.
Анни оглянулась. Выражение его лица ничем не отличалось от ее собственного – растерянность, ужас, тревожное ожидание.
Еще один монитор пронзительно засигналил.
– Сердце остановилось!
Одна из сестер повернулась к Чезу и Анни.
– Простите, но вы нам мешаете, – она выпроводила их из палаты. – Пожалуйста, подождите в коридоре.
Стоукс выглядел подавленным. Его обычного цинизма как не бывало.
Анни двумя руками толкнула его в грудь:
– Что ты с ней сделал?
Чез посмотрел на нее так, словно она огрела его дохлой рыбиной по физиономии.
– Что я сделал? Ничего!
– Ты вышел из ее палаты, и спустя две минуты это все началось!
– Потише, ты, – приказал Стоукс, намереваясь снова схватить Анни за руку, но она вывернулась.
– Я вошел, хотел с ней поговорить, – начал объяснять Стоукс, когда они вошли в зал ожидания. – Она спала. Можешь спросить сестру.
– И спрошу.
– Господи, Бруссар, да что с тобой? Ты считаешь меня убийцей? – спросил Чез, у него даже шея покраснела. – Ты веришь, что я могу прийти в больницу и убить женщину? Да ты просто сбрендила!
Он буквально рухнул в кресло, сунув длинные руки между колен.
– Тебе надо провериться. Пусть тебе головку-то просветят. Сначала ты набросилась на Фуркейда, теперь взялась за меня. У тебя просто какая-то мания.
– Вчера Линдсей Фолкнер стало лучше, – стояла на своем Анни. – Я с ней говорила. Почему это произошло? Стоукс пожал плечами:
– Я что, похож на какого-нибудь долбаного Джорджа Клуни? Я тебе не врач из «Скорой помощи». У нее началось что-то вроде припадка, вот и все, что мне известно. Господи, ты хоть помнишь, что ей проломили голову телефоном? Чего ты еще ждала?
– Если она умрет, то дело о нападении переквалифицируют в дело об убийстве, – заявила Анни. Стоукс вскочил:
– По-моему, я уже сотню раз говорил тебе, Бруссар…
– Это убийство, – упрямо повторила Анни. – Если Линдсей Фолкнер умрет в результате полученных травм, нападение превратится в изнасилование и убийство.
– Ну да, ты права, – Чез вытер пот со лба рукавом куртки.
Анни снова подошла к дверям палаты Фолкнер, пытаясь разглядеть, что там происходит. За жужжанием и треском дефибриллятора последовал новый поток приказаний.
– Заряжаю!
– Все убрали руки!
Жужжание, разряд.
– Мы ее теряем!
Они столько раз повторяли процедуру, что, казалось, время и надежда движутся по кругу. Анни застыла, мысленно обращаясь к Линдсей: «Живи, живи. Ты так нам нужна». Но круг прервался. Движение в палате прекратилось.
– Все кончено. Зафиксируйте время смерти.
Анни машинально взглянула на настенные часы – 7:49. Итак, энергичная, способная, умная и красивая женщина перестала существовать. Внезапность ее ухода поразила Анни. Она так верила, что Линдсей выкарабкается, поможет разгадать тайны, омрачившие ее жизнь и унесшие жизнь ее лучшей подруги и делового партнера. Но Линдсей Фолкнер умерла.
Медики – усталые и расстроенные – потянулись к выходу. Хмурый врач с длинным лицом и великолепными волосами цвета бронзы вышел в холл. На вид ему было лет пятьдесят. На карточке на груди было написано его имя – Форбс Анзер.
– Вы родственники? – спросил он.
– Нет, – Анни замялась на мгновение. – Мы из офиса шерифа. Я помощник шерифа Бруссар. Я… хм… я знала ее.
– Мне очень жаль. Линдсей не справилась, – коротко сказал он.
– А что случилось? Мне казалось, что ей стало лучше.
– Так и было, – доктор Анзер нахмурился еще больше. – Травма головы спровоцировала приступ, а это, в свою очередь, привело к остановке сердца. Такое бывает. Мы сделали все, что могли.
Стоукс протянул врачу руку.
– Я детектив Стоукс. Веду расследование по делу Фолкнер.
– Что ж, надеюсь, вы поймаете этого изверга, – сказал Анзер. – У меня жена и дочери-подростки. Я стараюсь вообще не выпускать их из вида в последние дни.
– Мы делаем все, что в наших силах, – произнес Стоукс заученную фразу. – Необходимо, чтобы тело Фолкнер переправили для вскрытия в Лафайетт. Это стандартная процедура, доктор.
Анзер кивнул и, извинившись, вернулся к своим обязанностям. Смерть молодой женщины, вверенной его заботам, стала лишь моментом в рабочем графике. «Такое бывает», – как он сам выразился.
Стоукс двинулся к выходу, а Анни зашла в туалет, вымыла руки, плеснула холодной водой в лицо, стараясь прийти в себя. У Линдсей остановилось сердце всего через десять минут после того, как Стоукс вышел из ее палаты. Это не может быть простым совпадением. Что ж, вскрытие все покажет. И Стоуксу об этом известно. И все-таки он сам поднял этот вопрос.
В коридоре Анни столкнулась с Анзером, выходившим из палаты своего очередного пациента.
– С вами все в порядке, помощник шерифа? – поинтересовался он. – Вы что-то побледнели.
– Это просто последствия шока. – Анни не могла упустить удобного случая. – Я хотела спросить… Было ли что-нибудь необычное в ее смерти? Какие-нибудь странные показания приборов, отклонения от типичной картины.
Анзер покачал головой:
– Я об этом ничего не знаю. Анализы крови так и не пришли. Можете проверить в лаборатории. Если они вообще не потеряли этот анализ, то, возможно, в лаборатории смогут ответить на ваши вопросы.
Анни нашла лабораторию и отдала номер истории болезни женщине, которая выглядела так, словно заглянула сюда на минутку и просто предложила посидеть и приглядеть за всем, пока все остальные пьют кофе. Готовы ли результаты анализов Линдсей Фолкнер? Она не знает. А когда будут готовы? Она не в курсе. Знает ли она фамилию президента Соединенных Штатов? Вероятно, нет.
– Лучше не болеть, а если все-таки заболеешь, не дай бог попасть сюда, – пробурчала себе под нос Анни, выходя на улицу.
А там стояла угнетающая жара, и у Анни сразу же вспотели спина и ложбинка между грудями. Солнце буквально било по голове.
– Собираешься арестовать меня прямо сейчас? – возле своего «Камаро», покуривая, стоял Стоукс. Он скинул куртку, и его яркая, цвета лайма, рубашка ослепила бы любого, кто отважился бы прямо на нее взглянуть.
– Прошу прощения, – неискренне извинилась Анни. – Моя реакция была неадекватной.
– Ты назвала меня убийцей. – Сигаретный окурок полетел на асфальт к обертке от «Сникерса», и Чез раздавил его каблуком. – Лично я воспринимаю это как оскорбление. Понимаешь, к чему я клоню?
– Я уже извинилась.
– Этим делу не поможешь. Я тебе это припомню, Брусcap.
– И что же ты собираешься со мной сделать? – полюбопытствовала Анни. – Пристрелишь?
– Я слышал, что для этого мне придется встать в очередь. У меня найдется способ получше.
– Что, опять подтасуешь улики по делам об изнасиловании?
– Лучше не выводи меня из себя, Бруссар. Я лишу тебя значка. Я говорю серьезно.
Чез сел за руль, мотор взревел. Анни стояла на тротуаре и смотрела ему вслед. Он только что потерял потерпевшую, и все-таки в первую очередь думает о том, как бы ее уволить. Какой же самоотверженный полицейский этот Чез Стоукс.
Анни повернулась и направилась к джипу, а тем временем жемчужно-белый «Лексус» Донни Бишона выехал с парковки у нее за спиной и слился с потоком машин на улице.


Донни трясло, как наркомана во время ломки, хотя в последний раз он подзаправился спиртным совсем недавно. После ухода Фуркейда он заливал в себя очередную порцию каждый час, пытаясь успокоить расходившиеся нервы, но облегчения это не приносило.
Ночью, после первого визита Ника Фуркейда, Донни заснул прямо в ванной комнате, и ему снилась Памела. Ее темные волосы и сияющие глаза, солнечная улыбка, язычок, как у змеи. А на пальцах когти, они впивались в него, смыкались вокруг яичек, угрожали его мужественности. Донни одновременно любил ее и ненавидел.
Неизвестно откуда взявшийся Фуркейд неожиданно схватил его за загривок, и Донни потрясение осознал, что он летит головой вперед в собственную блевотину. Он в ужасе попытался задержать дыхание, но опоздал буквально на секунду, вдохнул, захлебнулся, закашлялся и пришел в себя.
– Ну как же, нам не нравится, – прорычал Фуркейд. Он нагнулся над Донни и буквально пригвоздил его к унитазу. – Попробуй свою ложь на вкус, дружок.
Донни сплюнул, и вдруг в нос ему ударил свежий запах мочи. Значит, он еще и обмочился.
– Господи Иисусе! – выдохнул Бишон и снова сплюнул.
– Где ты был сегодня вечером?
– Ты сошел с ума!
Ник снова пригнул его голову к толчку.
– Ответ неверный, умник! Где ты был сегодня вечером? Где ты так заляпал грязью башмаки? Не серди меня, Донни. У меня плохое настроение. Где ты был?
– Я тебе уже сказал! – выкрикнул Бишон. У него на глазах выступили слезы. – Я не понимаю, чего тебе от меня нужно!
– Дай мне ключи от машины. Если я найду ружье, я вернусь с ним сюда и попросту вышибу тебе мозги. Все ясно?
Донни выловил ключи из кармана джинсов и бросил их на пол.
– Я ничего не сделал!
– Лучше помолись богу, чтобы это оказалось правдой. – Ник подобрал ключи с кафеля и вышел.
Перепуганный до смерти, мучимый тошнотой, преисполненный отвращения к самому себе, Донни с трудом поднялся и поплелся за Фуркейдом в гараж. Он наблюдал с порога, как детектив открыл крышку багажника и роется там.
– Знаешь, Фуркейд, а ведь у тебя точно не все дома, – все-таки решился сказать Бишон. – У тебя нет ордера на обыск. У тебя нет причин, чтобы так со мной обращаться. Мне следовало оставить тебя гнить в тюрьме.
– Ты еще о многом пожалеешь, умник, если я найду в твоей машине хоть что-то, доказывающее, что это ты стрелял в Анни Бруссар вчера вечером.
– Я понятия не имею, о чем идет речь. И с чего это ты вдруг забеспокоился об этой Бруссар?
– У меня на это свои причины. – Ник закрыл багажник и подошел к дверце у пассажирского сиденья. – Знаешь, Донни, сейчас я не полицейский, меня временно отстранили от работы. Следовательно, я обычный гражданин, поэтому мне не нужен ордер, чтобы добыть необходимые улики. Как тебе такой поворот?
– Ты нарушаешь закон, – объявил Донни, когда Ник подошел к задней дверце его машины.
– Я? Я же пришел в дом к моему лучшему другу, внесшему за меня залог. Кто тебе поверит?
– Есть ли хоть один закон, который ты не нарушил?
Ник захлопнул дверцу и направился к Бишону, светя ему в лицо фонариком.
– В последнее время, Донни, я пришел к выводу, что меня куда больше интересует справедливость, нежели закон. Улавливаешь разницу? – Он поднялся на две ступеньки к двери в кухню и схватил хозяина дома за рубашку, прежде чем тот успел сделать шаг назад. – По закону я должен был бы прислать к тебе детектива, чтобы он допросил тебя по поводу стрельбы…
– Я ни в кого не стрелял…
– А справедливость подсказывает мне наплевать на формальности и перейти прямо к сути дела.
– Не тебе заменять собой судью и присяжных.
– Ты забыл еще палача, – напомнил Фуркейд. Он разжал кулак и отступил от Бишона. – Я ухожу, но предупреждаю тебя, Донни. Да, я не нашел того, что рассчитывал найти, но, если я только что-то услышу или найду хоть какое-то доказательство твоей причастности к покушению на Бруссар, я тебя найду и уж больше не стану философствовать.
После ухода Фуркейда Донни сразу же пошел в ванную, и его снова вырвало. Он присел на край ванны совершенно обессиленный. Виски, нервы и неминуемый финансовый крах оказались не слишком удачным сочетанием.
Итак, Линдсей Фолкнер умерла, а Фуркейд узнал о Маркоте.
Со смертью этой сучонки ему предоставлялась прекрасная возможность продать агентство. Но тут появилось новое препятствие в лице Фуркейда.
Ну как этот ненормальный сумел узнать о звонке Маркота? Донни перебрал в уме множество вариантов, включая подслушивающее устройство, но все их отверг. Фуркейд знал только об одном звонке, все остальное – всего лишь его предположения.
Донни на мгновение застыл с бутылкой пива в руке.
«Не следовало мне платить за него залог», – с запоздалым сожалением подумал Бишон. Памела всегда говорила, что Донни сначала действует и задумывается о последствиях только тогда, когда становится уже поздно. Интересно, поняла ли она, насколько была права?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тонкая темная линия - Хоуг Тэми



Мне понравился роман, но хотелось чуть больше любви!
Тонкая темная линия - Хоуг ТэмиИрина
6.05.2013, 7.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100