Читать онлайн Тонкая темная линия, автора - Хоуг Тэми, Раздел - ГЛАВА 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тонкая темная линия - Хоуг Тэми бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.62 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тонкая темная линия - Хоуг Тэми - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тонкая темная линия - Хоуг Тэми - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хоуг Тэми

Тонкая темная линия

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 2

– Он виновен, – убежденно сказал Ник. Не обращая внимания на предложенное ему кресло, он беспокойно мерил шагами тесный кабинет шерифа.
– Тогда почему же у нас на него абсолютно ничего нет, а, Ник?
Шериф Огюст Ф. Ноблие, или попросту Гас, сидел за своим рабочим столом. Толстый, с «пивным» животом, он изо всех сил старался создать атмосферу спокойствия и благоразумия, хотя казалось, что сами эти понятия просто ненавистны детективу Фуркейду. Гас Ноблие занимал этот пост в течение пятнадцати лет, три срока подряд. Шериф любил свою работу и хорошо с ней справлялся. И только последние шесть месяцев, что у него проработал Фуркейд, он вдруг начал испытывать постоянные приступы изжоги.
– У нас есть это чертово кольцо, – возразил Фуркейд.
– Но ты же знал, что оно не числилось среди вещей, которые должны были искать при обыске.
– Какие глупости! Мы же его нашли!
– И вовсе это не глупости, – осадил его Гас. – Мы говорим о правилах, Ник. Иногда мы обходим их, порой нарушаем. Но мы не можем делать вид, что правил вообще не существует.
– Так что же, черт побери, мы должны были делать? – В вопросе Фуркейда прозвучал неприкрытый сарказм, и он выразительно пожал плечами. – Оставить кольцо в доме Ренара, а самим попытаться раздобыть еще один ордер на обыск? – Фуркейд зажмурился и прижал пальцы ко лбу. – Мне сразу показалось, что у Памелы в вещах чего-то не хватает, но как я мог догадаться, чего именно?
– Черт бы тебя побрал, Ник!
От раздражения Гас даже встал с кресла, его лицо залил неестественный румянец. Побагровела даже кожа на голове, просвечивающая сквозь короткий ежик седеющих волос. Благодаря своему внушительному росту шериф на пару дюймов возвышался над детективом, только тот был сложен как боксер-тяжеловес.
– А пока мы гоняемся за собственным хвостом, пытаясь соблюдать правила, – продолжал Фуркейд, – Ренар вполне мог избавиться от колечка, вам не кажется?
– Ты мог оставить там Стоукса и приехать сюда. Почему Ренар так долго хранил кольцо? Мы были в его доме дважды…
– Бог любит троицу.
– Он оказался умнее.
Ник ожидал от шерифа чего угодно, даже оскорблений, но такого не предвидел. Промолчать он не смог.
– Вы полагаете, что это я подбросил кольцо? – поинтересовался он невозмутимо, но его спокойствие не предвещало ничего хорошего.
– Я этого не говорил. – Гас шумно выдохнул воздух.
– Проклятие! А вам не кажется, что если бы я знал, что собираюсь найти, то у меня хватило бы сообразительности внести кольцо в список?
Шериф нахмурился, морщины на большом лице проступили резче.
– Не кипятись. – Гас поднял руку. – Нам всем хотелось, чтобы обвинили Ренара. Я просто пытаюсь объяснить тебе, как это может выглядеть и как все можно извратить. Помни об этом и впредь постарайся держать себя в руках.
Ник вздохнул, отвернулся от заваленного бумагами стола и снова зашагал по кабинету, но уже с меньшей энергией.
– Я детектив, а не специалист по связям с общественностью. У меня есть дело, и я его делаю.
– Но ты не можешь заниматься только Маркусом Ре-наром.
– И что же мне остается делать? Пойти к цыганке? Пусть нагадает мне еще подозреваемых? Или придерживаться нелепой версии, что это убийство – дело рук серийного убийцы, которого поймали четыре года назад?
– Ты не можешь вцепиться в одного только Ренара, Ник, если у тебя нет весомой улики или свидетеля. Это нарушение прав личности, и он подаст против нас иск.
– О Господь милосердный! Он подаст на нас в суд. Этот убийца! – взвился Ник.
– Гражданин! – рявкнул Гас, и его кулак обрушился на стол в пространстве между двумя кипами документов. – Гражданин, обладающий всеми правами и чертовски хорошим адвокатом, чтобы заставить уважать его права.
– Он убийца.
– Только когда ты поймаешь его и докажешь его вину по всем правилам. У меня достаточно проблем в округе, если учесть, что половина жителей верит в воскрешение Душителя из Байу, а вторая требует немедленно линчевать – Ренара, тебя, меня. Этот костерок и так неплохо горит, и мне ни к чему, чтобы ты подливал в него масло.
– Вы хотите, чтобы я вообще бросил это дело, Гас?
Фуркейд нетерпеливо ждал ответа шерифа. Это было его первое серьезное дело после приезда из Нового Орлеана, и оно засосало его, стало делом его жизни. Кое-кто мог бы назвать это одержимостью, но сам Фуркейд не считал, что перешел опасную черту. Его пальцы сжались в кулаки, словно вцепляясь в расследование. Он не мог расстаться с ним.
– Держись в тени, не высовывайся, – обреченно проворчал Гас Ноблие, тяжело опускаясь в кресло. – Пусть на виду будет Стоукс. Не попадайся на глаза Ренару.
– Он убил Памелу, Гас. Ренар хотел ее, а она его нет. Поэтому он преследовал ее, терроризировал. А потом похитил, мучил и убил.
Гас умоляюще поднял руки.
– Любой житель штата Луизиана может считать, что Маркус Ренар убил Памелу Бишон, но, если мы не получим серьезных доказательств его вины, он останется на свободе.
– Дерьмо, – сквозь зубы выругался Ник. – Возможно, мне следовало позволить Хантеру Дэвидсону пристрелить его.
– Тогда бы Хантера Дэвидсона обвинили в убийстве.
– Притчет будет выдвигать обвинение?
– А что ему остается? – Гас взял со стола рапорт об аресте, посмотрел на него и отложил в сторону. – Дэвидсон попытался убить Ренара на глазах пятидесяти свидетелей. Пусть это станет уроком для тебя, если захочешь с кем-нибудь разделаться.
– Я могу идти?
Гас внимательно посмотрел на подчиненного.
– Ты ведь не собираешься никого убивать, Ник?
– У меня есть дела поважнее.
Выражение лица Фуркейда оставалось непроницаемым, по глазам тоже невозможно было ничего прочесть. Желудок Гаса отчаянно потребовал таблетку от изжоги. Он поморщился.
– Не лезь на рожон, Фуркейд. Сейчас модно обвинять полицейских во всех грехах. А твое имя и так у всех на языке.


Анни задержалась у открытой двери в зал для совещаний. Она уже успела сменить пострадавшую во время падения форму на джинсы и футболку, которые хранились на всякий случай в ее шкафчике. Анни попыталась разобрать, о чем же идет спор в кабинете шерифа, расположенном дальше по коридору, но уловила только нетерпеливые, сердитые интонации.
Еще до слушания дела пресса многословно распространялась насчет того, что Фуркейд потеряет работу из-за грубого промаха с ордером на изъятие улик, хотя ни у кого не было никаких доказательств, что именно он подложил кольцо в ящик стола Ренара. Зачем было детективу подбрасывать улику, если она не значилась в ордере на изъятие? Вполне вероятно, что Ренар сам положил кольцо в ящик, так как ему и в голову не могло прийти, что его дом станут обыскивать в третий раз. Те, кто совершает убийства на сексуальной почве, склонны оставлять что-то на память о своих жертвах, будь то безделушка или часть тела. Таковы факты.
Анни, в надежде стать детективом, посещала семинар, посвященный убийствам на сексуальной почве, в академии в Лафейетте за три месяца до убийства Памелы Бишон.
Слайды с мест преступления, показанные им инструктором, казались совершенно ужасными. Такое не могло присниться даже в самом страшном ночном кошмаре. Но вскоре Анни пришлось столкнуться с подобным в действительности – это она обнаружила тело Памелы Бишон.
Помощник шерифа Анни Бруссар взяла выходной как раз в то воскресенье, когда заявили об исчезновении женщины, агента по продаже недвижимости. Утром в понедельник, как обычно, патрулируя улицы, Анни вдруг почувствовала, что ее словно магнитом притягивает к пустому дому в Пони-Байу. Что-то заставило Анни свернуть по заросшей подъездной дорожке к небольшому особняку. Ей вспомнилась статья о том, как часто женщин-риэлтеров вызывают показать дом, а потом насилуют или убивают.
Позади здания в кустах ежевики Анни увидела белый «Мустанг» с откидным верхом. Она узнала машину по описанию, но все-таки проверила, чтобы не оставалось никаких сомнений. Судя по номерам, машина принадлежала Памеле Бишон, пропавшей два дня назад. А в столовой старого особняка Анни обнаружила саму Памелу Бишон… Вернее, то, что от нее осталось.
Даже теперь, стоило ей только закрыть глаза, Анна вновь видела эту сцену. Прибитые гвоздями к полу ладони, изуродованное тело, кровь, маска на лице. Эти ужасные картины все еще будили ее среди ночи, смешиваясь с кошмаром четырехлетней давности.
Анни глубоко вздохнула, отгоняя страшные воспоминания.
Из пакета с уже подтаявшим льдом, который она прикладывала к шишке, по шее и вниз по спине потекла холодная вода. Анна вздрогнула и выругалась сквозь зубы.
– Эй, Бруссар! – Помощник шерифа Осей Комптон, втянув живот, пролез мимо нее в комнату. – Я слышал, ты настоящая ледышка. Что это вдруг лед начал таять?
Анни смерила его мрачным взглядом.
– Вероятно, виноваты твои газы, Комптон.
Осей подмигнул ей, белозубая улыбка осветила темнокожее лицо.
– Ты хотела сказать, мое горячее очарование.
– Ты так это называешь? – поддразнила Анни. – А я-то думала, что это просто пердеж.
Кто-то за ее спиной расхохотался, Комптон засмеялся тоже.
– Ты снова сразила его наповал, Анни, – заметил Прежан.
– Я не подсчитываю очки, – отозвалась она, снова бросая взгляд на кабинет шерифа. – А то мы слишком далеко зайдем.
Через двадцать минут должна была начаться пересменка. Полицейские, заступавшие в вечернюю смену, болтали с дежурившими в дневную до начала оперативки. Случай с Хантером Дэвидсоном стал темой дня.
– Парни, вы бы видели Фуркейда! – сказал Савой. – Ну просто настоящая пантера!
– Ага. Он схватил Дэвидсона вот так. – И Прежан изобразил, как все происходило. – Ну просто цирк!
– А ты где была во время всего этого, Бруссар? – поинтересовался Чез Стоукс, глядя на Анни своими светлыми глазами.
Анни почувствовала, как в ней нарастает напряжение, стоило только им встретиться взглядами.
– Внизу, – хихикнул Маллен по прозвищу Жердь, его маленький рот открылся, обнажая желтые зубы. – Где и положено быть женщине.
– Ну, тебе-то, конечно, лучше знать. – Анни бросила пакет со льдом в корзину для мусора. – В книжке об этом прочитал, а, Маллен?
– Ты думаешь, он умеет читать? – с сарказмом спросил Прежан.
– Он читает «Пентхаус», – предположил кто-то.
– Не-а. – Комптон толкнул Савоя локтем в бок. – Он просто рассматривает картинки и доит своего зверя.
– Иди ты к чертям собачьим, Комптон! – Маллен встал и направился к автомату со сладостями, подтягивая штаны, висящие на тощих бедрах, и роясь в карманах в поисках мелочи.
– Господи, только не доставай его здесь, Жердь!
– Боже мой! – с отвращением пробормотал Стоукс.
Он обладал внешностью, на которую всегда обращают внимание женщины. Это был высокий, атлетически сложенный мулат. Короткие темные вьющиеся волосы, смуглая кожа, изящный нос, чувственный рот, обрамленный аккуратными усами и эспаньолкой. Довершали портрет ярко-голубые глаза, пристально смотрящие из-под густых бровей. Стоукс выделялся среди коллег своеобразной манерой одеваться. Сегодня он облачился в серые мешковатые брюки и футболку навыпуск, украшенную взвившимися на дыбы мустангами, индейскими типи и кактусами. Свою соломенную шляпу Чез надвинул на один глаз.
– Ты стащил это, у Чи Чи Родригеса? – насмешливо поинтересовалась Анни.
– Ну, давай, Бруссар, признавайся, – прошептал он с лукавой улыбкой, – ты ведь хочешь меня. Я прав?
Анни оставила его вопрос без ответа. Ее интересовало другое.
– Где ты пропадал, пока все веселились? Ты ведь работал над делом Бишон не меньше Фуркейда.
Стоукс прислонился плечом к косяку и выглянул в коридор.
– Ник у нас звезда. А мне надо было смотаться в Сент-Мартинвилл. Там взяли моего торговца метадином за управление автомобилем в нетрезвом состоянии.
– И это требовало твоего личного присутствия?
– Я несколько месяцев работал, чтобы поймать эту крысу.
– Если его засадили, стоило ли так торопиться?
Стоукс сверкнул зубами в улыбке.
– Я хотел, чтобы Билли Тибиду числился за мной как можно быстрее.
– Ну, конечно, ты бросил Фуркейда в этом дерьме, чтобы записать Билли Тибиду на свой счет. Да, не хотела бы я быть твоим партнером, Чез.
– Ники уже большой мальчик, без меня обойдется. А вот ты… – Его взгляд вдруг стал тяжелым, хотя улыбка не сходила с лица. – Мне казалось, что мы уже все выяснили, Бруссар. У тебя был шанс. Но я щедрый парень. Я хочу дать тебе еще одну возможность… Вторую попытку, так сказать.
Анни промолчала. У нее на языке вертелся достойный ответ, но она уже знала по опыту, что Чез плохо воспринимает отказ.
Стоукс неожиданно протянул руку и нажал большим пальцем на начинающий наливаться синяк на ее левой скуле. Она отшатнулась.
– У тебя будет синяк, Бруссар, но тебе даже идет.
– Ну и подонок же ты, – пробормотала Анни, отворачиваясь, отлично сознавая, что только она в участке так думает. Чез Стоукс был приятелем для всех… кроме нее.
Распахнулась дверь кабинета шерифа, и оттуда пулей вылетел Фуркейд – зловещее выражение лица, галстук распущен и болтается на коричневой рубашке. Он выловил сигарету из пачки в нагрудном кармане.
– Мы в полном дерьме! – бросил он Стоуксу, не замедлив шага.
– Уже слышал.
Анни смотрела им вслед, пока мужчины шли по коридору. Стоукс работал над этим делом, пока Памела Бишон была еще жива и требовала оградить ее от преследований Ренара. Когда сообщили об убийстве, его не было, но потом он вел расследование вместе с Фуркейдом, правда, оставаясь в тени. Все внимание было сосредоточено только на Фуркейде, так как именно он попал на заметку журналистам. Нелестные эпитеты и отзывы тоже достались только ему, а ведь Фуркейд появился в округе Парту, имея за спиной весьма неблаговидное прошлое. Именно Фуркейд обнаружил пресловутое кольцо. Это ему, а не Стоуксу устроили головомойку после сегодняшнего заседания суда. Чез снова предпочел остаться в стороне.Анни допоздна задержалась на работе, заканчивая рапорт о задержании Дэвидсона. Когда она вышла из здания в 17:06, парковка возле полицейского управления уже опустела, если не считать парочки выпущенных на поруки, моющих новехонькую машину шерифа. Дневная смена отправилась или домой, или на вторую работу, или заняла места в любимом баре.
На какое-то мгновение Анни охватило ощущение обманчивого покоя. Весна наступила неожиданно рано, наполняя воздух сладким запахом цветущих олив и глициний. Старый деловой квартал оживляла пестрота цветов и насыщенная зелень плюща, карабкающегося по чугунным решеткам и деревянным перилам. Витрины магазинов были украшены в честь приближающегося Марди-Гра
type="note" l:href="#note_1">[1]
, вторника на Масленой неделе, когда на карнавале веселился весь город.
Но под этим кажущимся спокойствием таилось что-то зловещее, какой-то обнаженный нерв беспокойства. Пока солнце садилось над Байу-Бро, где-то в подступающих сумерках прятался убийца. И это пятнало уязвимую красоту города, как растекающееся по белоснежной скатерти вино.
Смерть проходила по Южной Луизиане и раньше. Воспоминания об этом были еще совсем свежими. Гибель Памелы Бишон воскресила их, вновь пробудила страх и породила сомнения.
Четыре года назад за восемнадцать месяцев в пяти разных округах погибли шесть женщин. Они были изнасилованы, задушены, а потом изуродованы. Убийства прекратились со смертью Стивена Данжермона, выходца из богатой семьи, живущего в престижном районе Нового Орлеана. Расследование вскрыло длинную череду сексуального насилия и убийств, ставших «хобби» Данжермона еще со времени учебы в колледже. «Сувениры» в память о жертвах были обнаружены в его доме во время обыске. К моменту своей смерти Данжермон отрабатывал свой первый срок на посту окружного прокурора Парту.
На короткое время все заговорили о Байу-Бро, но потом дело закрыли, дьявола похоронили, и жизнь вернулась в нормальное русло до трагедии, произошедшей с Памелой Бишон. Теперь все старые страхи возродились вновь, только они стали еще сильнее. Местные жители стали сомневаться, был ли Данжермон на самом деле убийцей, в приступе паники забывая об уликах против него. Погибнув во время пожара, Данжермон так никогда и не сознался в совершенных преступлениях. Некоторые горели желанием обвинить Ренара, потому что лучше видимый демон, чем скрытый. Но несмотря на то, что было на кого указать пальцем, страх все равно не проходил, подогреваемый суевериями, убежденностью в том, что зло творит призрак, что это место проклято.
Анни сама испытала это. Чувства как-то странно обострились, нервы были напряжены, а инстинкты заставляли прислушиваться к каждому шороху по ночам, появилось ощущение собственной уязвимости. Жертвы Душителя из Байу имели весьма сомнительную репутацию. А Памела Бишон вела обычную жизнь, имела хорошую работу, происходила из порядочной семьи… И убийца выбрал ее. Если такое могло случиться с Памелой Бишон, то…
Анни снова ощутила этот дискомфорт, словно что-то сгущалось вокруг нее, как будто воздух вдруг стал плотнее. По спине побежали мурашки, как если бы кто-то смотрел на нее. Она резко обернулась. Маленькое личико с огромными глазами выглядывало из-за руля ее джипа. В машине Анни сидела Джози Бишон.
– Привет, Джози, – поздоровалась Анни, усаживаясь на сиденье пассажира. – Как дела?
Малышка прижалась щекой к рулю и пожала плечами. Это была красивая девочка – прямые каштановые волосы до пояса и карие глаза, слишком задумчивые для ее возраста.
– Ты пришла одна?
– Нет, мы пришли с бабушкой навестить дедушку. А меня не пустили.
– Извини, Джози. У них правила – детей в тюрьму не пускают. Ты слышала о том, что случилось перед зданием суда?
– Об этом говорили по радио, когда я сидела на уроке рисования. Дедушка попытался застрелить человека, который убил мою маму, и его арестовали. Сначала бабушка сказала, что он просто оступился и упал на ступеньках. Она меня обманула.
– Я уверена, что бабушка не хотела тебя обманывать, Джози. Ты только представь, как она сама испугалась. Бабушка не захотела напугать и тебя.
С той минуты, как семье сообщили о смерти Памелы, Джози пичкали полуправдой. Ее отец, дедушки и бабушки, тети и дяди изо всех сил старались удержать ее в коконе неведения, даже не представляя, что их попытки только больнее ранят девочку. Но Анни это понимала. Она отчетливо помнила тот день, когда вернулась из поездки в Диснейленд. Радостная, переполненная впечатлениями, она ворвалась на кухню, громко окликая мать.
Анни сразу же поняла – случилось что-то ужасное. Она до сих пор помнила то сосущее чувство в животе, когда соседка уводила ее с кухни. Она словно со стороны видела себя девятилетнюю, с широко раскрытыми от страха глазами, цепляющуюся за своего новенького Микки Мауса. Пока Анни впервые в жизни путешествовала на каникулах с тетей Фаншон и дядей Сэмом, ее мать покончила с собой.
Анни хорошо помнила, как часто лгали ей люди, руководствуясь самыми лучшими побуждениями, и как чувство отчуждения росло в ней с каждой новой ложью. И это отчуждение она очень долго носила в своей душе.
Когда ведомство шерифа послало своих представителей, чтобы сообщить о случившемся Хантеру Дэвидсону и его жене, Анни сама вызвалась ответить на вопросы малышки Джози. Между ней и девочкой, возможно, почувствовавшей духовное родство, немедленно установилось взаимопонимание.
– Ты могла бы зайти в офис шерифа и спросить меня, – сказала Анни.
– Он действительно пытался убить того человека?
– Твой дедушка, – Анни осторожно выбирала слова, – мог бы это сделать, если бы у него вовремя не заметили оружие.
– Лучше бы он его застрелил насмерть, – объявила Джози.
– Люди не могут сами вершить правосудие.
– Почему? Он убил мою маму и должен быть наказан за это.
– Для этого и существует суд.
– Но судья отпустил его! – воскликнула Джози.
– Только пока, – заверила Анни, надеясь, что это обещание не прозвучит для девочки так же фальшиво, как и для нее самой. – Пока мы не соберем побольше улик против него.
Слезы заблестели в глазах Джози и покатились по щекам.
– Так почему ты не можешь их найти? Ты полицейский, и ты мой друг. Ты говорила, что поможешь! А вместо этого отправила в тюрьму моего дедушку! – Девочка ударила кулачком по рулю и задела сигнал. – Как я все ненавижу!
Джози спрыгнула с сиденья и побежала к зданию. Анни тоже выбралась из джипа и бросилась за ней вслед, но тут же резко остановилась, увидев Беллу Дэвидсон и адвоката Томаса Уотсона, выходящих из боковой двери.
Белла Дэвидсон была потрясающей женщиной – настоящая стальная магнолия. Она поджала губы, стоило ей увидеть Анни. Взяв за руку Джози, Белла Дэвидсон пересекла стоянку.
– У вас потрясающее хладнокровие, помощник шерифа Бруссар, – произнесла она. – Вы отправили за решетку моего мужа, вместо того чтобы посадить в тюрьму убийцу нашей дочери, и теперь разговариваете с моей внучкой, словно имеете право на ее доверие.
– Мне очень жаль, что вы так думаете, миссис Дэвидсон, – ответила Анни. – Но мы не могли позволить вашему мужу застрелить Маркуса Ренара.
– Хантер не дошел бы до такого отчаяния, если бы не ваша вопиющая некомпетентность. Клянусь богом, я сама готова пристрелить этого Ренара.
– Белла! – предостерегающе воскликнул адвокат, поравнявшись со своей клиенткой. – Не говорите такого при свидетелях!
– Ради бога, Томас! Мою дочь убили. Люди сочтут странным, если я не буду говорить так.
– Мы делаем все, что в наших силах, миссис Дэвидсон, – заметила Анни.
– Это и видно. Вы позорите свою форму… Когда надеваете ее, разумеется.
– Я не занимаюсь делом вашей дочери, мэм.
Выражение лица Беллы Дэвидсон стало лишь еще более суровым.
– Что это меняет? У нас у всех в этой жизни есть обязанности, которые выходят за привычные рамки. Вы нашли тело моей дочери. Вы видели это… – Она замолчала и бросила взгляд на Джози. Потом снова повернулась к Анни, в ее темных глазах стояли слезы. – Как вы можете после этого оставаться в стороне?
Белла Дэвидсон мягко привлекла к себе внучку и сокрушенно покачала головой:
– Что-то происходит с этим миром. Никто не хочет ни за что отвечать.
Они пошли прочь, а Джози обернулась через плечо и посмотрела на Анни своими огромными грустными глазами. И на мгновение Анни Бруссар показалось, что это она сама уходит по дороге в печальное прошлое.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тонкая темная линия - Хоуг Тэми



Мне понравился роман, но хотелось чуть больше любви!
Тонкая темная линия - Хоуг ТэмиИрина
6.05.2013, 7.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100