Читать онлайн Тонкая темная линия, автора - Хоуг Тэми, Раздел - ГЛАВА 28 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тонкая темная линия - Хоуг Тэми бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.62 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тонкая темная линия - Хоуг Тэми - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тонкая темная линия - Хоуг Тэми - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хоуг Тэми

Тонкая темная линия

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 28

Шелковый шарф стягивал ее запястья, прикосновение ткани казалось разгоряченной коже холодным поцелуем. И никак не вырваться. Кто-то завел руки ей за голову. Она лежала обнаженная, чувствуя себя уязвимой, выставленной напоказ, но не могла убежать, не могла бороться.
Фуркейд нагнул голову и прикоснулся губами к ее груди, легкими поцелуями прокладывая дорожку к животу. Она застонала и выгнулась, ощущая, как лихорадка желания захлестывает ее, заставляя учащенно биться сердце. Ей некуда бежать. И нет смысла бороться.
Его язык добрался до сокровенного бутона ее женственности, и огненная лава побежала по ее венам. Мужчина поднял голову. На нее смотрел Маркус Ренар.
Анни тут же проснулась и села в кровати. Она запуталась в сбившихся простынях, футболка, в которой она спала, промокла от пота. Анни нажала на кнопку будильника на ночном столике, заставляя его замолчать и подавляя в себе желание вышвырнуть его в окно. Она выбралась из постели и прошлепала босиком в ванную, плеснула холодной водой в лицо, пытаясь прогнать картины сна из своей памяти.
Ее зарядка на этот раз полностью соответствовала этому слову. Она ощущала все движения каждой клеточкой своего тела. И все-таки не могла отделаться от неприятных мыслей. Живи правильно, соблюдай диету, занимайся зарядкой, и все равно умрешь. Зачем следовать правилам в жизни или на работе, если от этого только боль и страдания? И тут Анни вспомнила о Фуркейде, безнаказанно нарушавшем все, что угодно. Ему еще повезет, если этим утром он вообще сможет встать с кровати. В конце концов, может, господь бог не делает различий между послушными и непослушными?
Анни вспомнила ту историю, что рассказал ей Фуркейд о Дювале Маркоте. Она решила, что это не имеет отношения к делу, потому что Донни Бишон не говорил с Марко-том до смерти Памелы. Следовательно, продажа бизнеса Маркоту никак не могла стать мотивом для убийства. Но если Маркот сам вышел на Донни? И все разговоры велись из телефона-автомата? А что, если Донни умнее, чем кажется? Кто знает, на что он способен? Анни не могла представить, как муж проделывает такое со своей женой, но если учесть, как отделали Фуркейда «ребятишки» Ди Монти, то возникает возможная фигура наемного исполнителя.
Анни направилась к дверям, и тут ее внимание привлек лежащий на кухонном столе шелковый шарф. Чего ради она забирается в какие-то дебри, строя умозаключения, когда человек, подозреваемый в убийстве, присылает ей знаки своей привязанности? Может быть, разговор с Линдсей Фолкнер даст ей какую-то подсказку.
Анни начала свою утреннюю пробежку. Туман окутывал ее до пояса, словно в старом фильме ужасов. Анни направилась к дороге, ведущей на дамбу. Вдалеке пять голубых цапель поднялись из камышей и, касаясь длинными, тонкими ногами туманной дымки, полетели к стоящим неподалеку ивам.
Анни пробежала две мили, показавшиеся ей десятью, приняла душ, оделась и отправилась в кафе, чтобы позавтракать вместе с Сэмом и Фаншон.
– Вчера кто-то оставил для меня сверток, – заговорила Анни, наливая молоко в кофе. – Вы случайно не видели, кто это был? – Неужели таинственный любовник? – Сэм деланно нахмурился, но лукавую улыбку спрятать не смог. – Разве это не Андре? Этот парень по тебе с ума сходит, малышка. Послушай своего старого дядюшку Сэма.
– Это не Андре. – Взгляд Анни был суровым. – Я знаю, кто это прислал. Мне просто интересно, видели ли вы этого человека.
Сэм насупился и что-то пробормотал себе под нос.
Фаншон ответила без тени сомнения:
– Нет-нет, дорогая, был такой наплыв посетителей. А почему ты об этом спрашиваешь?
– Просто так. Это неважно. – Анни взяла свою кружку с кофе и встала из-за стола. Она по очереди чмокнула Сэма и Фаншон в щеку. – Мне пора.
– Так что это за парень? – окликнул ее дядя, в котором любопытство взяло верх над досадой.
Анни прихватила «Спикере» с полки и помахала им на прощание.
– Просто так, случайный знакомый.
Действительно, всего-навсего маньяк-убийца.
Ей не понравилась сама мысль о том, что Ренар появлялся здесь, нарушая ее частную жизнь. Она его никак не поощряла, на самом деле даже пыталась охладить его пыл. Так поступала и Памела… Но Памела Бишон не спасала ему жизнь.
Машина свернула к восточной окраине городка. Анни надеялась застать Линдсей Фолкнер до того, как та уйдет на работу. Она не могла не думать о том, что ее терпение и настойчивость все-таки начали приносить плоды. Она обратилась к Линдсей как женщина к женщине и вот теперь получит от нее то, что не удалось узнать детективам-мужчинам. Анни позволила себе несколько секунд погордиться собой и свернула на Шеваль-Корт.
Дверь гаража в доме Фолкнер была закрыта, занавески опущены. Анни подошла к двери, нажала на кнопку звонка и наклонилась, чтобы заглянуть в узкое окно рядом с дверью.
Линдсей Фолкнер лежала на полу в прихожей, ночная рубашка задрана до подбородка, правая рука протянулась к трубке разбитого радиотелефона. Кровь запеклась у корней ее золотистых волос, залила лицо. А ее рыжая кошка, свернувшись калачиком, спала рядом с хозяйкой.
Анни выругалась и бросилась назад к джипу, схватила микрофон.
– Служба девять-один-один округа Парту. Служба девять-один-один округа Парту. Срочно требуется Полиция и машина «Скорой помощи» к дому семнадцать на Шеваль-Корт. Прошу вас, побыстрее. И сообщите детективам. Здесь, вероятно, два-шесть-один. Конец связи.
Она еще раз повторила информацию, как того требовали правила, сообщила свою фамилию и звание. Потом достала на всякий случай из рюкзака оружие и бросилась к дому.
Парадная дверь оказалась заперта, но насильник любезно оставил открытыми стеклянные двери, ведущие во внутренний дворик. Анни торопливо сдернула покрывало с кровати и накрыла им тело Линдсей. Потом опустилась рядом с ней на колено и проверила пульс. Он бился едва слышно.
– Держись, Линдсей, держись. «Скорая» уже едет, – громко сказала Анни. – Ты и оглянуться не успеешь, как мы будем уже в больнице. Ты только держись. Если ты поможешь нам, мы поймаем этого подонка и заставим его заплатить за все. Держись, Линдсей!
Никакой реакции. Не дрогнули веки, не шевельнулись губы. Казалось, жизнь в ней едва теплится. Анни не сводила глаз с ее лица, которое преступник превратил в нечто неузнаваемое. Если это дело рук серийного насильника, то почему он выбрал именно Линдсей Фолкнер? Потому что она разведенная привлекательная женщина, живущая одна? Но только накануне Линдсей вспомнила нечто такое, что имело отношение к гибели Памелы Бишон. Вполне вероятно, что кто-то попытался заткнуть ей рот, прежде чем она сможет поговорить с детективом.
Стал слышен приближающийся звук сирен. Первыми в дом вбежали медики, за ними тут же появился Маллен. Он угрюмо покосился на Анни. Она ответила ему таким же «ласковым» взглядом.
– Какого черта ты здесь сшиваешься, Бруссар?
– Могу и тебя спросить о том же, – парировала Анни, поглядывая на часы. – В это время ты, как правило, наворачиваешь пончики. Надо же, какое везение! Сегодня ты оказался усердным полицейским, а не усердным обжорой.
Анни прошла в гостиную, освобождая место для бригады «Скорой помощи».
– Мне кажется, нападавший ударил ее по голове телефонной базой, – она указала на окровавленные осколки аппарата, валявшиеся среди помятых фотографий, разбитого стекла и изуродованных рамок. – Она сопротивлялась.
– И это нисколько ей не помогло, – пробормотал Маллен.
– Ну, если кто-то набросится на меня, я его отделаю так, что он вообще пожалеет, что даже взглянул на меня, – ответила Анни.
– И так уже многие об этом жалеют, – съехидничал Маллен.
– Только не начинай! – отрезала Анни. Она свирепо взглянула на него и прошла в столовую. – Преступник вошел из внутреннего дворика через стеклянную дверь. Вероятно, Линдсей Фолкнер услышала это, вышла из спальни и наткнулась на него.
– Ей надо было оставаться на месте и вызвать девять-один-один.
– Это бы ей ничем не помогло. Телефон не работает. Я полагаю, что преступник перерезал провода, как и в предыдущих случаях.
Тем временем Линдсей положили на носилки и понесли к машине. И сразу же появился Стоукс – широкополая серая шляпа сдвинута на затылок, к левой щеке приклеен кусочек туалетной бумаги с пятнышком крови, прикрывающий свежий порез, глаза покраснели.
– Господи, как же я ненавижу эти ранние вызовы, – проворчал он.
– И в самом деле, какое неуважение к твоему свободному времени! – не удержалась от колкости Анни. Стоукс хмуро взглянул на нее:
– А ты что здесь делаешь, Бруссар? Кто-нибудь вызывал полицейского пса Макграфа?
– Я ее нашла.
Стоукс помолчал минуту, переваривая услышанное, потом взглянул на нее пристальнее:
– Я еще раз задаю тот же вопрос: что ты здесь делаешь? Откуда ты ее знаешь? Вы что, вместе играли в «пышки-малышки» или еще во что-нибудь?
Маллен фыркнул, Анни поморщилась.
– Знаешь, Чез, неприятно тебе об этом говорить, но если женщина не хочет спать с тобой, это вовсе не делает ее лесбиянкой.
– Хватит! Ты портишь мои эротические фантазии. – Стоукс кивнул Маллену: – Пойди проверь, что с телефонным кабелем. И взгляни, нет ли пригодных отпечатков во дворе. Здесь мягкая почва. Может, нам повезет на этот раз.
Маллен отправился выполнять поручение. Стоукс поддернул мешковатые штаны и стал копаться в осколках безделушек, украшавших когда-то столик в прихожей.
– Ты ответишь на мой вопрос, Бруссар, или нет? – Надев резиновые перчатки, он аккуратно поднял залитый кровью осколок телефонного аппарата.
– Она мой агент по недвижимости, – автоматически солгала Анни. – Я подумываю о том, чтобы купить дом.
– Неужели? Тогда зачем приезжать к ней домой, если ее офис всего в… – сколько там? – четырех кварталах от управления?
– Миссис Фолкнер собиралась мне показать кое-что в округе.
– Дома по соседству тебе не по карману, разве не так, помощник шерифа?
– Девушка имеет право помечтать.
– Ага. И когда же вы обо всем договорились?
– Линдсей позвонила мне вчера вечером и оставила сообщение на автоответчике, – взгляд Анни метнулся к автоответчику Линдсей. Ее голос остался на пленке. Слава богу, что она назвала только свою фамилию и номер телефона. – Я пыталась ей перезвонить около десяти тридцати, но ее не было дома. К чему все эти вопросы? – Она снова повернулась к Стоуксу. – Ты полагаешь, что это я изнасиловала ее и разбила ей голову?
– Я просто делаю свое дело, Макграф. – Стоукс нахмурился, почесал бородку и что-то промычал. Лужица крови застыла темным пятном на дубовом полу. Брызги и пятна впитались в грязно-белый ковер. – Он разделался с ней прямо здесь, так?
– Все говорит именно об этом. Ее ночная рубашка была задрана до плеч. На теле множество ссадин.
– Следовательно, это дело рук нашего приятеля – серийного насильника? – Стоукс скорее просто рассуждал вслух, чем говорил с Анни. – Двух предыдущих он насиловал в постели, сначала привязав.
– Мне кажется, Линдсей слышала, как он вошел, – заметила Анни. – Ему не удалось застать ее врасплох в кровати. И ему не пришлось ее привязывать, потому что он ударил ее телефоном по голове.
Анни опустилась на колени рядом с ковром и стала рассматривать дорожку темных волокон, оставшихся на том месте, где лежало тело Линдсей. Она подцепила их ногтем и поднесла находку к глазам.
– Мне это кажется похожим на черное перо, – она оглянулась на Стоукса и протянула ему перо. – Это ответ на твой вопрос?


– И не вздумай выдавать документы без соответствующего запроса, – наставлял помощника шерифа Бруссар клерк из архива. Его голос звучал ничем не лучше, чем скрип мела по школьной доске.
Анни поморщилась:
– Извините, Майрон.
– Извините, мистер Майрон. Ты в моем отделе. Ты мой помощник.
Майрон засунул пальцы за ремень и важно кивнул.
– Только этого не хватало, – пробормотала Анни себе под нос, а Майрону предназначалось серьезнейшее выражение лица и следующее обещание: – Буду стараться изо всех сил.
Майрон наградил ее недоверчивым взглядом и вернулся к своему столу.
Анни тут же забыла о его присутствии, сосредоточившись на деталях нападения на Линдсей Фолкнер. Ей очень хотелось думать, что напавший на женщину человек всего лишь имитирует стиль разыскиваемого насильника, который в свою очередь копировал действия убийцы Памелы Бишон. И этот кто-то просто использовал первые два изнасилования в своих целях, чтобы заставить замолчать Линдсей Фолкнер. Возможно, он как раз и собирался ее убить. И вполне мог считать женщину мертвой, когда выходил из дома.
Но если все обстояло так, то кто тогда этот имитатор? Судя по всему, Ренар вне подозрений. У архитектора, изуродованного кулаками Фуркейда, не хватило бы ни силы, ни сноровки, чтобы справиться с тренированной и молодой Линдсей Фолкнер. Если это не Ренар, тогда кто? Донни? Все знали, что Линдсей ему не нравится. Если она оказалась помехой для его сделки…
Мог ли Донни Бишон убить Линдсей Фолкнер? Если это преступление совершил Донни, то значит ли это, что он замешан и в убийстве собственной жены?
Фрагмент черного пера говорил в пользу предположения об имитаторе. Это перышко не было оставлено на месте преступления ради того, чтобы свалить убийство на кого-то еще. Как раз напротив. Оно осталось случайно, придавленное телом потерявшей сознание жертвы.
Но совсем необязательно, что перо выпало из маски. Оно могло попасть в дом другим путем. Они не смогут привязать это перо к делу Нолан, пока не придет ответ из лаборатории в Новой Иберии.
– Привет, Майрон. Что ты такого натворил, чтобы это заслужить? – с напускным сочувствием поинтересовался Стоукс, кладя папку с делом об изнасиловании на стойку. – Кто натравил на тебя полицейского пса Макграфа?
Анни с радостью оставила документы и подошла к стойке.
– Ну что ты, Чез, мы все смеялись этой шутке первые десять раз. Это дело Фолкнер? Ты не слишком торопился.
– Я вовсе не обязан перед тобой отчитываться, но, если тебе интересно, поделюсь новостями. Докторам удалось стабилизировать ее состояние, но нам-то что до этого? Под ногтями ничего нет. И мне кажется, что никаких других следов тоже не будет. Этот парень игрок что надо.
– Он явно не новичок в преступном мире, – заметила Анни. – Держу пари, что он числится в картотеке. Ты проверял список людей, совершивших подобные преступления? По компьютеру?
– Я не нуждаюсь в твоих указаниях, Бруссар.
– Мне показалось, что я лишь задала обычный вопрос, детектив. Я знаю, как вы загружены. Если хотите, я могла бы провести проверку вместо вас.
Майрон дернул головой, словно разъярившийся петух-забияка:
– Это не твоя работа!
Анни пожала плечами:
– Я просто стараюсь быть полезной.
– Просто пытаешься совать нос, куда тебя не просят, – прошипел Стоукс. – Я и раньше тебе говорил, Бруссар, что мне твоя помощь не требуется. Так что держись подальше от моих дел, черт тебя подери. – Он повернулся к Майрону. – Мне нужно это зарегистрировать, а потом забрать обратно. Я собираюсь сам отвезти улики в Новую Иберию, чтобы в лаборатории все проверили и сказали мне, что я не облажался с этим делом, так же как я не облажался и с первыми двумя изнасилованиями.
– А кто еще над этим работает, кроме тебя? – спросила Анни.
Стоукс посмотрел на нее из-под полей шляпы.
– Отстань от меня. Это мои дела. Квинлэн помогает мне проверить все, что касается первых двух жертв. Это вас устраивает, помощник шерифа?
Анни примирительно подняла руки, словно сдаваясь.
– Я и без того знаю, что меня ты не считаешь хорошим детективом, – продолжал Стоукс. – Но черт побери, кто из нас двоих разгуливает по городу в собачьей шкуре?
Майрон оторвался от бумаг и свирепо взглянул на Анни. Ему явно не нравилось, что она нарушила сонную атмосферу его тихой заводи.
Проходивший по коридору Маллен залаял с подвыванием. Анни только что зубами не заскрипела от досады.
– Я всегда говорила, что тебе нужно носить блошиный ошейник, Маллен, – сказала она, отходя от стойки.
– Ты опускаешься все ниже, Бруссар, – заявил Маллен с ухмылкой, ставя на стойку стаканчик для сбора мочи, полный до самой крышки – дар лаборатории от какого-нибудь пьяного. – Ты только что откусила кусочек преступления? Можешь запить вот этим.
Анни зевнула, достала карточку и стала заполнять ее.
– Разбуди меня, когда придумаешь что-нибудь оригинальное. Эта моча принадлежит нарушителю или ты принес свою, чтобы только увидеться со мной?
Получив отпор, Маллен немедленно вернулся к фактам:
– Росс Лейтон. Пять мартини за ленчем в клубе «Вистерия». Но ты ведь его превзошла, правда, Бруссар? Высосала бутылочку виски по дороге на службу.
Ручка застыла над листом бумаги, Анни подняла голову:
– Это ложь, и ты об этом знаешь.
Маллен пожал плечами.
– Я знаю только то, что сам видел в твоем джипе в субботу утром.
– Разумеется, ты знаешь, что именно подложил в мой джип в субботу утром.
– Я знаю, что шериф снял тебя с патрулирования, а я все еще езжу, – самодовольно ухмыльнулся Маллен, показывая гнилые зубы. Он оперся ладонями о стойку и нагнулся к Анни, пронизывая ее многозначительным и хитрым взглядом. – И как же это ты собираешься давать показания против Фуркейда? – прошептал он. – Я слышал, что в тот вечер ты тоже крепко выпила.
Анни прикусила язык. В тот вечер в ресторане «У Изабо» за ужином она выпила бокал вина. Бармен в баре «У Лаво» подтвердит, что видел ее. Вполне вероятно, что он и не вспомнит, заказывала она выпить или нет. А ведь кое-кто может и постараться, чтобы бармен потерял память. Разумеется, она не была навеселе в тот вечер, но у адвоката Фуркейда будут развязаны руки для любых инсинуаций. Поможет ли это каким-то образом Фуркейду – весьма сомнительно, но то, что этот факт подмочит ее репутацию, сомнению не подлежит.
– Должна заметить, Маллен, что никогда не считала тебя настолько умным, – пробормотала она. – Должна пожать тебе руку.
Анни потянулась вперед, задела стакан, и моча Росса Лейтона вылилась на брюки Маллена.
Маллен отскочил назад как ошпаренный.
– Ты, гребаная сука!
– Ой, вы только посмотрите! Маллен напустил в штаны!
Четверо мужчин, стоящих в коридоре, обернулись. Одна из секретарш высунула голову в коридор. Маллен в ужасе озирался.
– Это все она! – выпалил он.
– Интересно как, – задумчиво произнесла Анни. – Мне бы наверняка понадобился шланг.
От ярости у Маллена свело мышцы на лице. Тонкие губы превратились в узенькие полоски, и зубы стали казаться совсем лошадиными.
– Вот за это ты заплатишь, Бруссар. Хукер протолкался сквозь толпу зевак.
– Маллен, что тут происходит? Ты обмочился?
– Нет!
– Господи Иисусе, убери за собой и иди переоденься.
– Не забудь о памперсах! – крикнул кто-то в коридоре.
– Это все Бруссар натворила, – проворчал Маллен и, услышав смешки, сразу ощетинился: – Вот пусть она и убирает.
Анни покачала головой:
– Это не моя работа. Лужа с твоей стороны стойки, мистер патрульный. А я с другой стороны барьера, и всего-навсего последний помощник Майрона.
Клерк поднял голову от бумаг с достоинством царственной особы.
– Мистера Майрона, – поправил он.


Очень быстро Анни поняла, что ее новая работа не дает никаких преимуществ. Некоторое оживление внес только присланный из лаборатории в Новой Иберии факс. В нем сообщались результаты исследования внутренностей, которые Анни обнаружила у себя на лестнице в воскресенье вечером. Никто из детективов этим делом не занимался, так что предполагалось, что поступивший факс следует отдать помощнику шерифа, работающему над этим случаем. К счастью, Анни оказалась рядом с аппаратом в тот самый момент, когда бумага начала выползать из щели, поэтому она просто не стала ничего сообщать Питру.
Предварительная экспертиза показала, что внутренности принадлежали домашней свинье. В Южной Луизиане свиней режут каждый день. Мясные лавки торгуют всеми частями туши, и товар приобретают люди, собственноручно готовящие домашнюю колбасу. Эксперты не могли дать ответ и на вопрос, кто именно украсил лестницу в ее квартиру свиными потрохами. Если это не Маллен, то кто тогда? И зачем? Связано ли это с ее расследованием смерти Памелы Бишон?
И есть ли связь между гибелью Памелы и нападением на Линдсей Фолкнер? Один вопрос тянул за собой другой, и конца этой веренице не было видно.


К вечеру врачи определили состояние Линдсей Фолкнер как критическое, но стабильное. Она так и не пришла в себя. Медики спорили, стоит ли перевозить пострадавшую из больницы Милосердия Богородицы в госпиталь Богородицы Лурдской в Лафайетте. До тех пор, пока они не могли решить, какая же из двух Пресвятых Дев окажется более чудотворной, Линдсей оставалась в реанимации в больнице Байу-Бро.
Новости о нападении взбудоражили умы горожан. Шериф назначил пресс-конференцию на пять часов. По департаменту поползли слухи о том, что будет создана особая группа для расследования этих преступлений, чтобы успокоить запаниковавшее население. Стоуксу наверняка поручат возглавить эту группу. И если он еще не проверил всех недавно выпущенных на свободу в штате лиц, совершивших сексуальные преступления, или не обратился в Национальный центр криминальной информации, чтобы проверить «модус операнди» – манеру действий, – внесенных в картотеку насильников, то теперь это будет сделано. Всех, кто был знаком с жертвами, опросят еще раз, чтобы попытаться найти ключ к происходящему или какую-то связь между тремя преступлениями.
Анни разбирала бесконечные рапорты и донесения и завидовала тем, кто будет работать в особой группе. Именно такой работой она и хотела бы заниматься, но если отношение в департаменте к ней не изменится, то скорее в аду похолодает, чем Ноблие назначит ее детективом.
Завершение дела об убийстве Памелы Бишон станет только первым этапом на длинном пути к достижению заветной цели. Но если кто-то узнает о том, что помощник шерифа Бруссар ведет собственное расследование – а особенно о том, с кем она этим занимается, – на ее карьере можно поставить жирный крест.
Об этом как раз и думала Анни, когда Майрон покинул свое рабочее место для ежевечернего посещения туалета. И что, интересно, она будет делать с уликами? Кому она может рассказать о том, что теперь Ренар зациклился на ней? Если бы Линдсей Фолкнер сообщила ей полезную информацию, то куда бы она с этим пошла? Стоукс не хочет ее даже видеть, и если Анни подскажет ему что-нибудь стоящее, то заслуги он припишет себе, это несомненно. Идти к Эй-Джею это все равно что надеть на себя колокольчик прокаженного. Никто не похвалит ее за это за стенами офиса окружного прокурора. Может, ей обратиться к шерифу? Но там она нарвется на отповедь – зачем нарушила свои полномочия? А вдруг Фуркейд попробует подтолкнуть собственное продвижение по службе, а ее оставит валяться в пыли?
Анни рисовала какие-то закорючки в своем блокноте, пока ее мысли метались в лабиринте предположений. Она воспользовалась отсутствием Майрона, чтобы покопаться в деле Бишон. Анни нашла первое заявление Ренара, где он излагал свое невероятное алиби, свидетелей которого не оказалось. Он отправил Фуркейда на бессмысленные поиски доброго самаритянина-невидимки. По этому следу Ре-нар пытался направить и ее. Анни полагала, что архитектор просто проверял ее таким образом.
Мистер Ренар заявил, что шофер сидел за рулем темного пикапа неустановленной марки. Номерные знаки штата Луизиана, предположительно с буквами ФЖ.
ФЖ. Анни снова и снова обводила эти буквы в своем блокноте. Фуркейд прогнал эту информацию через компыотер, проверил полученный список и ничего не нашел. ФЖ. Анни превратила Ж в бабочку и рядом изобразила птицу с широко раскрытым клювом. Надпись на перьях гласила: «Свидетель». Ренар сомневался, что Фуркейд проверил эту информацию. Он что же, думает, что Анни сделает для него то, что не сделал никто другой?
Анни принялась за букву Ф. Она описывала круг за кругом. Получилось «О». Анни вгляделась пристальнее. Ренар говорил, что дело было ночью и что грузовик был весь заляпан грязью.
Позвонить в специальную службу не составляло труда. Этим она сможет заслужить еще большее доверие Ренара. Анни смогла бы составить заявку от имени Фуркейда и поставить номер факса архива. И все шито-крыто.
Анни вспомнила о шелковом шарфе, лежащем у нее на столе в кухне, и о мужчине, прятавшемся в темноте в воскресенье вечером, и напомнила себе, с кем она ввязалась в игру. С вероятным убийцей.
Анни отправила запрос по поводу номеров грузовика. Она повесила трубку всего за секунду до того, как Майрон вернулся из своего паломничества к фаянсовой святыне с последним номером «ЮС ньюс энд уорлд рипорт» в руках.
К концу смены у Анни страшно разболелась голова. К тому же выяснилось, что в ее джипе кто-то похозяйничал. Две шины оказались спущенными, а ниппели кто-то срезал подчистую. Разумеется, никто ничего не видел. Что в переводе означало – никто не смотрел, как Маллен осуществлял свою месть. Анни позвонила в гараж Мейета, где ей сказали, что смогут прислать помощь только через час.
День выдался теплым и душным. Анни шла по пешеходной дорожке по берегу затона. Все соберутся на пресс-конференцию Ноблие, но ей не хотелось на ней присутствовать.
Анни ожидала увидеть в окне агентства по торговле недвижимостью вывеску «Закрыто», но секретарша сидела на своем обычном месте. Анни переступила порог, мелодично звякнул колокольчик. Женщина выжидательно подняла на нее глаза.
– Я надеюсь, вы не с плохими новостями? – спросила она, побледнев. – Ведь из больницы бы позвонили, правда? Я только что говорила по телефону… О господи…
Последние слова секретарша произнесла на выдохе, словно из воздушного шарика вышел последний воздух. Она выглядела на пятьдесят с хвостиком, волосы с проседью были уложены наподобие шлема. Женщина была хорошо одета, явно не забывала о маникюре и носила настоящие золотые украшения. На табличке, стоящей на столе, было написано ее имя – Грейс Ирвин.
– Нет, – заверила ее Анни, сообразив, что ее выдала форма. – У меня нет никаких новостей. Последнее, что я слышала, – состояние прежнее.
– Никаких перемен, – Грей облегченно вздохнула. – Именно это они мне и сказали. О боже, как вы меня напугали!
– Прошу прощения. – Анни присела в кресло возле стола. – Я удивилась, что вы работаете.
– Видите ли, я узнала о том, что случилось, только около полудня. Разумеется, я забеспокоилась, когда Линдсей не появилась в обычное время. Но я решила, что у нее незапланированная встреча с клиентами. – Грейс Ирвин внезапно замолчала, прижала пальцы к губам, на глазах у нее заблестели слезы. – Не могу поверить в то, что случилось, – прошептала женщина. – Я попыталась дозвониться до нее по сотовому, звонила домой. Наконец я туда поехала, а там полицейские, и дверь залеплена желтой лентой.
Грейс Ирвин показала головой, она не находила слов. Для обычного человека попасть на место преступления – это все равно что оказаться в другом мире.
– Вы давно знаете Линдсей?
– Я знала Памелу с детства. Ее мать моя троюродная сестра со стороны Чендлеров. С Линдсей я познакомилась, когда они учились в колледже. Обе были просто замечательными девочками. Они просто спасли меня, когда в прошлом году умер мой муж. Памела и Линдсей сказали, что мне нужно что-то делать, а не только горевать, и оказались правы. – Она жестом обвела разложенные на столе книги. – Я учусь, чтобы получить лицензию. Я подумывала о том, чтобы купить у Донни долю в бизнесе, принадлежавшую Памеле.
Грейс отвернулась, промокая уголки глаз льняным носовым платочком.
– Простите меня, помощник шерифа, – извинилась секретарша. – Я заболталась. Чем могу вам помочь? Вы работаете над этим делом?
– В некотором роде, – уклончиво ответила Анни. – Именно я нашла Линдсей сегодня утром. Накануне вечером она оставила мне сообщение на автоответчике. Линдсей сказала, что у нее есть какие-то данные по делу Памелы. Я подумала, не говорила ли она вам, в чем дело.
– Ах, вот что! Нет, боюсь, что нет. Вчера у нас выдался очень суматошный день. Утром Линдсей провела несколько встреч. Потом без предупреждения появился Донни, и они немного повздорили. Знаете, они никогда не ладили. Затем пришли новые реестры. В общем, у нас с Линдсей не было времени поговорить. Я знала, что у нее что-то на уме, но я полагаю, она все рассказала детективу. Вы можете спросить у него.
– Де… – У Анни слова застряли на языке. – Кому? Какому детективу?
– Детективу Стоуксу, – ответила Грейс Ирвин. – Она виделась с ним за ленчем.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тонкая темная линия - Хоуг Тэми



Мне понравился роман, но хотелось чуть больше любви!
Тонкая темная линия - Хоуг ТэмиИрина
6.05.2013, 7.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100