Читать онлайн Тонкая темная линия, автора - Хоуг Тэми, Раздел - ГЛАВА 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тонкая темная линия - Хоуг Тэми бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.62 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тонкая темная линия - Хоуг Тэми - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тонкая темная линия - Хоуг Тэми - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хоуг Тэми

Тонкая темная линия

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 15

Телефон зазвонил в 0:31. Анни еще раз проверила замки на дверях и легла в постель, но сон никак не шел к ней. Она сняла трубку после третьего звонка.
– Алло?
Ей никто не ответил.
– Ах вот как… Будешь просто дышать в трубку? – сказала Анни, откидываясь на подушки и представляя на другом конце провода Маллена. – А знаешь, я все гадала, почему это вы, ребята, не начали эту игру еще два дня назад. Незамысловатое хулиганство – как раз в твоем вкусе. Неужели ты забыл все грязные ругательства? Думаешь, что до смерти напугал меня?
Анни ждала потока оскорблений, но звонивший молчал. Она представила туповатое лицо Маллена и усмехнулась.
– Что ж, ты получаешь штрафные очки за скудность воображения. Впрочем, могу догадаться, что я не первая женщина, которая говорит тебе об этом.
Молчание.
– Ну, это уже становится скучным, а мне завтра на работу. Но ведь ты и так об этом знаешь, правда?
Анни повесила трубку и скорчила гримаску. Можно подумать, что после приключений с пьяным водителем ее этим можно испугать. Она выключила свет, от всей души желая, чтобы можно было так же легко отключить собственные мысли.
К пяти часам утра Анни все еще взвешивала «за» и «против» предложения Фуркейда. Она засыпала на какое-то время, но это забытье не приносило отдыха, а лишь тревожные сны. Наконец Анни капитулировала, с трудом встала, чувствуя себя совершенно разбитой. Она плеснула холодной водой в лицо, прополоскала рот и надела тренировочный костюм.
Анни выполняла привычные упражнения, чтобы разогреть мышцы, а ее мозг отказывался переключиться на гимнастику. Может быть, предложение Фуркейда работать вместе – лишь часть заговора против нее, звено в цепи отмщения? Если его коллеги в департаменте настолько ее ненавидят, что готовы бросить на произвол судьбы, то почему бы ему не испытывать к ней таких же чувств?
Анни продела ступни в петли тренажера и начала выполнять наклоны из положения сидя. Пятьдесят каждое утро. Она ненавидела каждое движение.
Несвязные фразы Фуркейда о Дювале Маркоте, известном бизнесмене из Нового Орлеана, должны были бы заставить ее насторожиться. Анни ни разу не слышала ни о каком скандале, связанном с именем Маркота, а это странно. Имя практически каждого, кто пользуется хоть какой-то властью в Новом Орлеане, регулярно поливается грязью. Выведение сильных мира сего на чистую воду было любимым видом спорта в этом городе. И как это Маркоту удалось остаться таким чистеньким? Причина в том, что он чист, как ангел… или черен, как сам дьявол?
А какая, собственно, разница? Ей-то что за дело до Дюваля Маркота? Он не мог иметь никакого отношения к убийству Памелы Бишон… Если не считать того, что этот человек тоже занимался продажей недвижимости.
Анни перешла с тренажера к штанге. Она поднимала ее каждое утро двадцать пять раз. Это упражнение Анни ненавидела почти так же, как и предыдущее.
А что будет, если она отправится к Фуркейду домой? Чего ей в таком случае ждать от шерифа и Притчета? Ведь она же свидетель обвинения! Фуркейд не должен приближаться к ней так же, как и она к нему. Возможно, именно поэтому Ник предложил ей работать с ним. Полагал, что таким образом он добьется, чтобы Анни смягчилась по отношению к нему. Если он позволит ей участвовать в расследовании, то Анни не будет слишком уж детально вспоминать события на стоянке перед фирмой «Боуэн и Бриггс».
Но Фуркейд не кажется человеком, способным на такие уловки. Он целеустремленный, принципиальный, даже бестактный.
Анни вышла из квартиры, сбежала по лестнице и пересекла стоянку. Анни пробегала две мили каждое утро и знала каждую кочку. Ежедневные упражнения были расплатой за ее любовь к сладкому. Кроме того, Анни понимала, что хорошая физическая форма может однажды просто-напросто спасти ей жизнь.
«А что это еще за история со Стоуксом?» – продолжала размышлять Анни. Для нее вся схема была пока лишена смысла. Стоукс привел Фуркейда в бар «У Лаво», это верно, но потом Чез ушел. Как он мог быть уверен, что Ник все-таки отправится на встречу с Ренаром?
Телефонный звонок.
Фуркейда позвали к телефону, а потом он сразу ушел. Но если Стоукс намеревался завести Фуркейда, то ему необходим был свидетель. А почему она не может предположить, что Чез об этом позаботился заранее? Он мог за милую душу наблюдать за происходящим вместе с каким-нибудь парнем из штатских, который позже сыграл бы роль свидетеля обвинения. И какое везение, что Анни вмешалась в происходящее. Какая ирония! Какая сладкая месть! Они с Фуркейдом могли запросто перестрелять друг друга.
Анни вернулась домой, встала под душ, оделась в чистую форму и поспешила в магазин.
– Без завтрака не уйдешь! – объявила тетя Фаншон. Она вытирала клеенчатые клетчатые скатерти на столиках кафе, занимающего часть большого зала. – Сейчас я поджарю для тебя колбасу и яйца, хорошо?
– Нет времени. Прости, тетя, – Анни налила себе большую чашку кофе из кофеварки. – Я сегодня работаю. Фаншон махнула тряпкой на свою приемную дочь.
– Ба! Ты все время работаешь. Ну что это за работа для хорошенькой молоденькой девушки?
– Я встречаю множество достойных мужчин, – усмехнулась Анни. – Разумеется, большинство из них я отправляю в тюрьму.
Фаншон покачала головой и попыталась скрыть улыбку.
– Ай-яй-яй! Смотри, добегаешься!
– Я бегаю только по утрам, – парировала Анни и на ходу схватила батончик «Сникерса».
Она вывела джип со стоянки и поехала по дороге вдоль затона, демонстрируя при этом чудеса ловкости – большая чашка кофе зажата между коленями, батончик и руль в левой руке, а правой она крутила ручку настройки радио.
Машин на трассе становилось все больше. Старый «Кадиллак» выехал на дорогу прямо перед маЩиной Анни. Она нажала на клаксон и на тормоз, потом потянулась к рычагу переключения передач. Анни едва взглянула вниз, но этого хватило, чтобы она заметила нечто странное. Ее рюкзак лежал на полу перед пассажирским сиденьем и шевелился.
Она повернула голову, чтобы рассмотреть все как следует, и у нее перехватило дыхание. Из-под рюкзака появилась пятнистая коричневая змея, толстая, как садовый шланг. Медноголовый щитомордник!
– Господи! – Анни дернулась на сиденье, крутанув руль влево.
Джип рванулся на встречную полосу, вызвав возмущенные гудки водителей. Она подняла глаза и выругалась – на нее, громко сигналя, несся грузовик. Вцепившись в руль побелевшими пальцами, Анни нажала на газ, и машина пулей вылетела в кювет.
Ей показалось, что джип находился в воздухе целую вечность. Потом со звоном вылетели все стекла. От удара Анни подскочила на сиденье, змея шлепнулась ей на колени, а потом упала обратно на пол.
Анни едва сообразила выключить двигатель. Ее единственным желанием было убежать. Она плечом открыла дверцу, выбралась из машины и с силой захлопнула дверцу. Сердце готово было вырваться у нее из груди. Анни задыхалась. Ей пришлось ухватиться за переднее крыло, чтобы удержаться на ногах.
– Господи, господи, господи! – повторяла она. На шоссе несколько машин съехали на обочину.
– Прошу вас, проезжайте! Я с этим разберусь.
Анни подняла голову, взглянула на дорогу. К ней направлялся полицейский, патрульная машина с включенной мигалкой стояла на обочине.
– Мисс! – позвал он. – С вами все в порядке, мисс? Вызвать «Скорую»?
Анни выпрямилась, чтобы он смог разглядеть ее форму. Сама она немедленно узнала полицейского. К ней шел Йорк-Курица, получивший такое прозвище из-за своей походки. Гитлеровские усики топорщились над маленьким тонкогубым ртом. Наконец он узнал Анни.
– Помощник шерифа Бруссар?
– В моем джипе медноголовый щитомордник. Кто-то подложил змею в мою машину.
Конечно, от укуса ядовитого гада она бы не умерла, но смерть подкралась совсем близко. Анни могла погибнуть в автокатастрофе, и это был бы не несчастный случай. Чего же добивался человек, подложивший змею? Анни не знала, какой ответ расстроил бы ее больше.
– Медноголовый щитомордник! – усмехнулся Йорк. Он заглянул в джип. – Я ничего не вижу.
– Почему бы тебе не поползать по полу и не поискать его? Когда он цапнет тебя за задницу, тогда поверишь в его существование!
– Возможно, это был всего лишь ремень безопасности?
– Я пока еще могу отличить ремень от змеи.
– Ну конечно… А может, ты просто красила губы да засмотрелась в зеркало? Вот и потеряла управление. Могла бы и правду сказать. Мне такое не впервой выслушивать, – хихикнул он. – Вечно вы, девочки…
Анни схватила Йорка за рукав рубашки и рывком повернула к себе:
– Ты видишь на моих губах помаду, ты, ублюдок высокомерный? В моей машине змея, а будешь так со мной еще разговаривать, так я обмотаю эту гадину вокруг твоей шеи и удавлю тебя!
– Эй, Бруссар! Ты оскорбляешь офицера!
Окрик раздался с дороги. Ну, разумеется, это был Маллен. Он припарковался на обочине – старый «Шевроле» с рыбачьей лодкой на прицепе. В тесных джинсах его ноги казались тощими, как у цапли.
– Она говорит, что в ее машине медноголовый щитомордник. – Йорк ткнул большим пальцем в сторону джипа.
– Ага, а то он об этом не знал, – резко бросила Анни. Маллен скорчил гримасу:
– Ты опять за свое? Истеричка в приступе паранойи. Возможно, тебе следует проверить уровень Гормонов, Бруссар.
– Да пошел ты…
– Ого-го, оскорбление словом, нападение на полицейского, неосторожное вождение… – Маллен подошел к окну со стороны пассажирского сиденья и заглянул В машину. – Возможно, она пьяна, Йорк. Пусть подышит в трубочку.
– Черта с два! – Анни обошла капот. – Если я найду доказательства, что ты приложил к этому руку…
– Не угрожай мне, Бруссар.
– Это не угроза, а обещание.
Маллен шумно втянул носом воздух:
– Мне кажется, я чую задах виски. Тебе лучше отвезти ее в участок, Йорк. Стресс плохо на тебя действует, Бруссар. Напиться утром, до дороге на работу… Какой стыд.
Йорк недоверчиво покачал головой:
– Я ничего не чувствую.
– Эй ты, идиот, ей же уже мерещатся змеи, и она слетела с дороги. Подгони машину и посади ее туда!
Анни уперлась руками в бока.
– Я никуда не поеду, пока вы не достанете змею из моей машины.
– Сопротивление властям. – Маллен с удовлетворением продолжал список ее прегрешений.
– Я полагаю, нам лучше всего отправиться в участок и во всем разобраться, Анни. – Йорк постарался, чтобы в его голосе прозвучало сожаление.
У нее не оставалось выбора. Йорк не мог разрешить ей сесть за руль, если есть сомнения в ее трезвости. Но черт побери, не станет она дышать в эту распроклятую трубку и развлекать их. Она им не дрессированный пудель в цирке!
– Я думаю, тебе лучше сесть сзади, – заметил Йорк, когда Анни взялась за ручку передней дверцы патрульной машины.
Анни прикусила язык. А она-то привезла Фуркейда на своей машине, стараясь привлекать как можно меньше внимания. Ей никто не окажет такую любезность.
– Мне нужен рюкзак, – сказала она, – там мой револьвер. И еще я хочу, чтобы вы закрыли мою машину.
Анни смотрела, как Йорк возвращается обратно в кювет. Он сказал что-то Маллену, потом подошел к машине со стороны водителя и вынул ключи из замка зажигания. Маллен тем временем открыл противоположную дверцу, достал рюкзак Анни, потом снова нагнулся. Когда помощник шерифа разогнул спину, то в руке у него была извивающаяся змея. Маллен держал ее у самой головы. На вид в ней было не меньше четырех футов. Достаточно большая, хотя щитомордники в этих краях бывают несколько больше. Маллен сказал что-то Йорку, они оба засмеялись, затем Маллен раскрутил змею и забросил ее в посадки сахарного тростника.
– Это всего лишь уж! – крикнул он Анни, бросая ей рюкзак. – Нет, ты точно наклюкалась, Бруссар! Не можешь отличить одну змею от другой.
– Я бы этого не сказала, – парировала Анни. – Я знаю, какая змея ты, Маллен.
И всю дорогу до Байу-Бро она обдумывала это.


Хукер был не в настроении разбираться с последствиями чьей-то шутки, пусть и злонамеренной. Он разразился нотацией, стоило только Йорку переступить вместе с Анни через порог участка. И гнев его обрушился на Анни:
– Стоит мне только отвернуться, Бруссар, как ты немедленно оказываешься в какой-то куче дерьма. Твои приключения мне уже поперек горла!
– Да, сэр.
– Предполагается, что помощники шерифа берут под стражу всяких подонков, а не друг друга.
– Так точно, сэр.
– Пока здесь работали только мужчины, у нас не было таких неприятностей. Стоит только появиться бабе, как у всех начинает стоять.
Анни сдержалась и не стала ему напоминать, что она работает уже два года и до сих пор ничего подобного не происходило. Разговор происходил в кабинете Хукера, который намеренно оставил дверь открытой, поэтому все желающие могли слышать разнос. Анни только надеялась, что это последнее из унижений. Взбучку она переживет. Либо у Хукера не останется в запасе оскорблений, либо его хватит удар, в любом случае она сможет наконец отправиться патрулировать улицы.
– С меня хватит, Бруссар! Заявляю тебе об этом последний раз.
Откуда-то из глубины коридора раздался возмущенный голос:
– Что значит, вы не можете ее найти? – и Анни узнала гнусавый голос Смита Притчета. Интересно, что могло заставить окружного прокурора прийти в участок в субботу?
– Вы говорите, что храните все записи о звонках по номеру девять-один-один, но именно пленки за тот день, когда арестовали Фуркейда, у вас нет?
Пульсирующая вена зигзагом прорезала высокий лоб Притчета. Он стоял в коридоре у пульта диспетчера в желтовато-зеленой рубашке от Изо, шортах, шиповках для гольфа и вертел в руке клюшку для первых девяти лунок.
Женщина за стойкой скрестила руки на груди.
– Так точно, сэр, именно об этом я вам и толкую.
Притчет пронзил ее гневным взглядом, потом повернулся к Эй-Джею:
– Где, черт побери, Ноблие? Ты ему дозвонился?
– Он уже едет, – сообщил Эй-Джей. И зачем только Притчет устроил эту проверку в субботу утром, да еще поднял такой шум? Эй-Джей Дусе не стал бы раздувать всю эту историю с пропажей пленки, но Притчет вел себя как пятилеток на Рождество. Он позвонил Эй-Джею с третьей лунки по сотовому и сообщил, что, хотя адвокат Фуркейда уже представил свою версию развития событий того вечера; написанную его клиентом, Ноблие продолжал утверждать, что детектив приехал на место происшествия после сообщения на 911 о грабителе. Разумеется, это была ложь, шитая белыми нитками. И Притчет намеревался разоблачить Ноблие. Записи службы 911 должны были ему в этом помочь, так как в диспетчерской в офисе шерифа хранились все пленки. Но пленку с записями именно за тот вечер нигде не удавалось обнаружить.
Дверь распахнулась, и в участок вошел Гас Ноблие в джинсовой рубашке, джинсах и ковбойских сапогах, источая тяжелый запах конюшни.
– Не стоит выходить из себя, Смит. Найдем мы эту чертову пленку. Ну положили ее не туда, всякое бывает.
– Не туда положили, как же! – Притчет погрозил клюшкой шерифу. – Нет никакой пленки, потому что не было никакого вызова и никто не пытался никого ограбить возле здания фирмы «Боуэн и Бриггс».
– Ты хочешь сказать, что я вру? После всех этих лет, что я прикрывал твою спину? Ты мелкая, неблагодарная душонка, Смит Притчет. Если не веришь мне, поговори с патрульными, дежурившими в ту ночь. Спроси, слышали они вызов или нет.
Притчет вытаращил глаза и двинулся к шерифу, его шиповки цокали по полу.
– Я уверен, что они подтвердят любое вранье, только бы прикрыть Фуркейда! – рявкнул он. – Нам не к лицу играть в такие игры, Гас. В твоей корзине лежит гнилое яблоко. Выброси его, и покончим с этим.
Гас недружелюбно покосился на него:
– Вероятно, у нас нет этой пленки, потому что ее уже забрал Уайли Тэллант. Как доказательство невиновности своего подзащитного.
– Что?! – завопил Притчет. – Ты можешь вот так запросто отдавать такие вещи защитнику? Ноблие пожал плечами:
– Я же не говорю, что так и было. Так могло быть. Между мужчинами встал Эй-Джей:
– Если Тэллант взял пленку, он ее уничтожит, Смит. А если записи не будет, то у них не останется ничего, кроме голословных утверждений, что кто-то слышал этот вызов. Ничего страшного.
Если, конечно, не считать того, что Притчет снова оказался в дурацком положении.
Окружной прокурор и шериф вышли на улицу навстречу теплым лучам весеннего солнца.
– Я не знаю, что и сказать, Гас, – посетовал Смит Притчет, – возможно, ты просидел на этом месте слишком долго. С твоей объективностью что-то случилось.
Окружной прокурор двинулся к своему «Линкольну». Его шофер стоял рядом, чтобы отвезти Притчета обратно в загородный клуб.
– Дусе! – рявкнул прокурор. – Поедешь со мной. Нам надо обсудить обвинение. Как закон определяет понятие сговора?
Гас посмотрел, как два юриста сели в «Линкольн», потом, тяжело топая, вернулся в участок, бормоча на ходу:
– Ах ты, хрен тупоголовый! Грозить мне вздумал… – Он потер рукой живот. – Ну и субботка выдалась. – Гас остановился у открытой двери в кабинет сержанта Хукера и заглянул внутрь.
– Пройди в мой кабинет, Бруссар.
– Ты считаешь, что кто-то подложил змею тебе в машину?
– Так точно, сэр. Она не могла сама заползти туда.
– И ты думаешь, что это сделал кто-то из твоих коллег?
– Да, сэр, я…
– У тебя есть доказательства, что это дело рук кого-нибудь из помощников шерифа?
– Нет, сэр, но…
– Ты живешь над магазином, Бруссар. И ты хочешь мне сказать, что никто не заезжал туда вчера вечером? И что люди не въезжали на стоянку и не выезжали оттуда? И никто из посторонних не мог этого сделать?
Анни тяжело вздохнула. Фуркейд мог это сделать, у него был мотив, да и с головой не все ладно, но она промолчала. Змея – это развлечение для подростков, а Фуркейд давно вышел из этого возраста.
– Черт побери, я видел салон твоей машины, девочка. Змея могла там вылупиться из яйца, такой у тебя бардак.
– И вы считаете всего лишь совпадением, что Йорк патрулировал этот отрезок шоссе сегодня утром, – заметила Анни, – а Маллен просто случайно проезжал мимо.
Гас спокойно посмотрел на нее:
– Я считаю, что у тебя нет никаких доказательств обратного. Йорк находился на дежурстве и выполнял свою работу.
– А Маллен?
– У Маллена выходной. Что он делает в свободное от службы время, меня не касается.
– Даже то, что он вмешивается в работу другого офицера?
– Не тебе бы об этом рассуждать, Бруссар, – заметил Ноблие. – Йорк привез тебя в участок, так как решил, что ты напилась.
– Я не пила. Они сделали это, чтобы унизить меня. И заводилой был Маллен.
Йорк только подыграл ему.
– Они нашли под сиденьем наполовину пустую бутылку из-под виски.
У Анни упало сердце. За это ее могли отстранить от работы.
– Я не пью виски, шериф, тем более не держу его в машине. Наверняка Маллен подложил ее туда.
– Ты отказалась пройти контроль на наличие алкоголя.
– Я подышу в трубку, – только тут Анни сообразила, что совершила ошибку. – Могу сдать кровь на анализ, если хотите.
Ноблие покачал головой:
– Все случилось больше часа назад, когда ты отъехала миль пять от своего дома. Сейчас уже ничего не докажешь.
Гас вращался в кресле, потирая щетину на подбородке. По субботам он никогда не брился до вечера, когда они с женой отправлялись ужинать в ресторан. Он так любил субботы. А эта просто коту под хвост.
– Тебе последнее время здорово досталось, Анни, – подбирая слова, продолжил он. – Вчера тебя ударил нарушитель, и ты говорила, что кто-то испортил твою рацию.
– Да, сэр, это правда. – Анни решила не упоминать о дохлой мускусной крысе. Она и так чувствовала себя ребенком, который жалуется на своих обидчиков.
Шериф нахмурился:
– Это все из-за того случая с Фуркейдом. Пожинаешь плоды своих трудов, Бруссар.
– Но я… – Анни заставила себя замолчать, и в комнате повисла гнетущая тишина.
– Мне все это очень не нравится, – покачал головой Гас. – С меня хватит. Я снимаю тебя с патрулирования, Анни.
– Но, шериф…
– Это для твоего же блага, Анни. Пережди, пока все не успокоится. Так тебе не причинят вреда, и ты будешь подальше от тех, кому ты успела насолить.
– Но я же поступила правильно!
– Это верно, но жизнь – настоящая сука, правда? – отрезал Ноблие. – Многие считают, что ты создаешь проблемы. Мне надоели эти разборки между моими подчиненными. Я отстраняю тебя от патрулирования, пока ситуация не прояснится. Завтра ты дежуришь?
– Нет.
– Отлично, остаток сегодняшнего дня в твоем распоряжении. Зайдешь ко мне в понедельник утром за новым назначением.
Анни промолчала. Она только смотрела на Гаса Ноблие, кипя от разочарования и обиды.
– Но это несправедливо, – сказала она. И прежде чем шериф успел ответить, Анни встала и вышла из кабинета.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тонкая темная линия - Хоуг Тэми



Мне понравился роман, но хотелось чуть больше любви!
Тонкая темная линия - Хоуг ТэмиИрина
6.05.2013, 7.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100