Читать онлайн Темный рай, автора - Хоуг Тэми, Раздел - Глава 34 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Темный рай - Хоуг Тэми бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Темный рай - Хоуг Тэми - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Темный рай - Хоуг Тэми - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хоуг Тэми

Темный рай

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 34

Дни вошли в приятный монотонный ритм. Мэри встречала восходы солнца и ела солености, чтобы избавиться от тошноты. Она до основания скоблила и расчищала дом, стремясь избавиться от всех признаков пребывания в нем бывшей владелицы. После обеда Мэри устраивалась на задней веранде, сочиняя песни и впитывая в ребя окружающую красоту. Чаще всего, подремав в кресле-качалке, Мэри отправлялась вечером в «Загадочный лось» — выступать в гостиничном баре.
Раз в неделю она беседовала либо с шерифом Куином, либо с одним из юристов, горевших нетерпением привлечь Брайса к суду. Они не могли «пришить» ему какое-либо отношение к смерти Люси, но жаждали примерно наказать осуждением по закону об охране дикой природы, согласно которому Брайс был виновен не менее чем по двадцати девяти пунктам. Бен Лукас отделался денежным штрафом и приговором к общественным работам.
Федеральный судья заплатил более крупный штраф, получил испытательный срок, и у него конфисковали ранчо. Брайс вернулся к себе в Лос-Анджелес, изображая полное презрение к юристам, ведущим по отношению к нему судебное преследование. Самой заветной мечтой Мэри было желание, чтобы Брайса упекли за решетку до конца его жизни, но она прекрасно понимала, что этого никогда не произойдет. В жернова правосудия редко попадали люди, подобные Эвану Брайсу.
Прошел месяц с того дня, когда Мэри бросила Джею Ди вызов, сказав, что он знает, где ее найти, в случае если посчитает себя к тому готовым. Но, как видно, ему на это требовалось немало времени. Десять раз на дню Мэри задавала себе вопрос, когда и как ей следует сказать Джею Ди о том, что, несмотря на неумение наладить собственные отношения, они умудрились зачать ребенка. Мэри постоянно откладывала этот разговор, рассчитывая, что Рафферти, может быть, появится завтра и скажет о том, что любит ее.
Глупая надежда, но это было лучше, чем жить вовсе без надежды. Лучше, чем мысли о том, что Джей Ди может вообще никогда не вернуться. Мэри следовало бы поехать к нему, поскольку Рафферти имел право узнать о ребенке, но воображение рисовало ей реакцию Джея Ди на ее сообщение, как «битву века» за отстаивание своих прав: Рафферти будет настаивать на том, чтобы Мэри «поступила по справедливости», потому что он так считает, а она пошлет его ко всем чертям, потому что не собирается вступать в брак «по необходимости».
— Вот еще неплохая переделка, в которую ты, Мэрили, умудрилась угодить, — бормотала она с застывшей на губах иронической улыбочкой.
Мэри машинально погладила живот — жест, быстро превратившийся в привычку. Новая жизнь в теле Мэри была еще слишком мала, чтобы можно было ощущать ее физически, но одно сознание того, что эта жизнь существует, делало Мэри менее одинокой. Часто, закрыв глаза, она пыталась представить себе своего будущего ребенка: темноволосого малыша — мальчугана, с волевым подбородком отца, или девочку с растрепанной копной материнских волос. Потом Мэри думала о том, как будет растить ребенка одна… Сердце ее сжималось от боли до тех пор, пока она не начинала плакать. А потом она думала о Джее Ди, заложнике своего ранчо, с сердцем, никому не обязанным, поскольку Рафферти боялся, что сердце его могут разбить.
— Что ж, по крайней мере, я смогу сочинить об этом песню, — пробормотала Мэри и набросала две строчки в своем секретарском блокноте.
Она уселась в кресло-качалку и предалась созерцанию волшебной красоты окружающего мира, затягиваясь при этом заменившей ей сигареты пластиковой трубочкой для коктейля. Чувства успокаивались. Дыхание становилось ровнее. Красота природы исцеляла Мэри, навевая не имеющий определения, умиротворявший сердце покой.
Вдали высились, накрытые куполом неба темно-синие горы. Это бескрайнее небо Монтаны — синее, как кобальт, в последней стадии дня — было усеяно барашками облаков. Ласковый ветерок пробегал по долине, колыша метелки высокой травы. Вдоль ручья покачивались головки купальницы. Над головой, распластав крылья в бесконечном полете, лениво кружил орел. Две антилопы выбрались из-за густых лиственниц и, бросая любопытствующие взгляды на пасущихся неподалеку лам, подошли к ручью напиться.
Мэри впитывала в себя всю эту картину, мысленно облекая образы в слова, обрывки доносимых до нее ветром звуков — в мелодию. Подтекающей шариковой ручкой она разлиновала блокнот нотными линейками. День ускользал вместе с медленно клонившимся к закату солнцем. Время от времени Мэри слышала лай Спайка, появившегося вскоре, чтобы проверить, в порядке ли Мэри, и дать ей понять, что у него все под контролем. Утомленный своей разведывательной миссией, пес свернулся калачиком под креслом Мэри и уснул.
И, конечно же, упустил возможность проявить себя в роли сторожевой собаки, не проснувшись до тех пор, пока тяжелые башмаки не застучали по ступенькам бокового крыльца. Спайк выскочил из-под кресла и, откинув голову, разразился таким истошным лаем, что его передние лапы оторвались от пола.
Из-за угла дома появился Рафферти и, подбоченившись, грозно взглянул на пса:
— Это что еще, черт побери, за недоразумение?
— Спайк. Моя собака! — с некоторым оттенком негодования заявила Мэри, вскакивая с кресла и заправляя за уши непослушные пряди волос.
Джей Ди фыркнул, как бы давая понять, что он не может считать нечто столь мелкое, как Спайк, настоящей собакой. Спайк же не сводил с Рафферти глаз и не собирался отступать.
Джей Ди медленно присел на корточки и протянул руку, предлагая собаке обнюхать для знакомства его ладонь. Минуту спустя Рафферти уже чесал терьера за ухом и поглаживал по мускулистой спинке.
— Малый рост он компенсирует громкостью лая, — заметила Мэри.
— Берет пример с тебя.
— Очень остроумно! Рафферти, что ты здесь делаешь? — нахмурилась Мэри, внутренне съеживаясь от беззащитности своего тона. В нормальном мире она была бы спокойна и холодна. Но мир здесь не был нормальным. Мэри знала это лучше кого бы то ни было.
Джей Ди медленно встал и засунул руки в карманы.
— Приехал присмотреть за скотом, — сказал он с каменным лицом.
Мэри медленно кивнула, не веря ни единому его слову:
— Ты опоздал почти на месяц.
— Было над чем поразмыслить.
— Как Дел? — спросила Мэри.
— Раз в неделю встречается с психиатром в Ливингстоне. Парень был во Вьетнаме. Ходят вместе на рыбалку и болтают. Дел в полном порядке.
— Я рада.
Слегка прищурившись, Мэри оглядела Рафферти с головы до ног.
— Как поживаешь, Мэри Ли? — поймав ее взгляд и выдержав его, тихо спросил Джей Ди. Ему страшно хотелось подойти к Мэри, дотронуться до ее лица и запустить пальцы в ее волосы. Хотелось прижаться губами к ее губам и не отрываться от них по меньшей мере год. Хотелось уложить ее на что-нибудь мягкое и заниматься с ней любовью вечно, но прежде следовало кое-что уладить.
Я одинока. Я тоскую по тебе. Я беременна. — Прекрасно.
— Ты здесь счастлива? Без тебя — нет.
— Очень.
— Останешься?
— Навсегда.
Минуту Рафферти взвешивал ее слова, потом медленно кивнул.
— Ты не собираешься сказать мне, что я здесь чужая? — поинтересовалась Мэри.
— Нет, мэм.
— Не собираешься набрасываться на меня за то, что я чужачка?
— Нет.
— И не собираешься выжить меня отсюда?
Стиснув губы, Джей Ди покачал головой.
Мэри рассмеялась своим низким, хрипловатым смехом.
— Больше всего, ковбой, я ненавижу в тебе то, что ты никогда не умолкаешь!
У Рафферти дернулся уголок рта.
— Ты говоришь столько, что хватает на нас обоих.
Мэри вскинула голову и угрожающе усмехнулась;
— Туше.
Она прислонилась к перилам веранды. Нервы были натянуты, словно струны рояля. Пальцы впились в перекладину перил. Она изо всех сил боролась с желанием погладить себя по животу.
— Значит, ты приехал повидать лам?
Джей Ди в упор посмотрел на нее:
— Я приехал повидаться с тобой.
— Зачем?
Какое-то время Джей Ди смотрел на стол, перекатывая пальцем трубочку для коктейля. Мэри нацарапала несколько строк в своем блокноте. Наверное, слова песни. Почерк у нее был такой же неразборчивый и растрепанный, как и ее волосы. Джей Ди застыл, поразившись, сколько же мужества потребовалось ему, чтобы подвигнуть себя на этот разговор! Он месяц готовился к нему, убеждая себя и теряясь, споря с собой о будущем и аргументах в его пользу. Он репетировал, что скажет, приехав сюда, а теперь вот стоял, не в силах вымолвить ни слова.
Где-то рядом тихо пела Мэри-Чапин Карпентер, спасая Мэри и Джея Ди от гробовой тишины.
Вздохнув, Рафферти наконец поднял глаза на Мэри:
— Что ж… Уилл и Саманта начинают все заново. Ты вот здесь начинаешь все заново. Я подумал, не можем ли мы начать все заново вместе?
У Мэри перехватило дыхание.
— Эти последние несколько недель я много думал, — тихо признался Джей Ди. — Я был не прав. Во многих вещах.
— И одна из них — я?
— Мэри Ли, всю свою жизнь я был одинок, — прошептал Рафферти.
Она мгновенно поняла, что он имеет в виду. С детских лет Джей Ди чувствовал себя брошенным ребенком. С тех пор он и выработал для себя такой способ защиты. И теперь отказывался от нее ради Мэри.
— Я считал… я думал, так будет безопаснее и проще. Но это — всего лишь одиночество, а я так от него устал!
Мэри тоже была одинока. Она, как никто, знала поразительную боль одиночества такого сорта.
— Что скажешь, Мэри Ли? — разведя руки, спросил Джей Ди; сердце его бешено колотилось. — Ты дашь тупоголовому ковбою право на вторую попытку?
Мэри посмотрела на Рафферти, стоявшего здесь, на крыльце ее дома, в праздничной одежде, чисто выбритого, причесанного, и сердце ее переполнилось щемящим чувством.
Мэрили, ты — безнадежна.
Тупоголовые не начинают со своего портрета. Рафферти противоречив и вспыльчив, и на многие вещи у них разные взгляды. И он близок, и упрям, и самоуверен… И он — хороший, честный, сильный и храбрый, и она любит его. Никаких сомнений, что она его любит.
У Джея Ди перехватило дыхание, как только Мэри улыбнулась ему своей нахальной улыбочкой.
— Следует ли понимать, что ты приглашаешь меня на свидание? — подозрительно вопросила она.
— Ужин и танцы?
— Танцы? — прыснула Мэри, и ее озорные глаза заблестели подобно двум бриллиантам. — Да разве ты умеешь танцевать?
Джей Ди сделал шаг вперед и с вызовом расправил плечи:
— Еще как!
— Нет, не умеешь!
— Ну-ка подойди сюда и повтори, что ты сказала, городская девчонка! — В уголках губ Джея Ди играла улыбка.
Мэри, уперев руки в бока, шагнула навстречу Рафферти и взглянула ему прямо в глаза:
— Тогда покажи.
Джей Ди бережно обнял Мэри и два раза провел ее медленным вальсом по крыльцу. Спайк, устроившись на сиденье кресла-качалки, недоуменно наблюдал, как они движутся поразительно в такт со сладкой, нежной мелодией. Движения Рафферти были легки и уверенны. Он вел Мэри, а она чувствовала себя в безопасности, защищенной, маленькой и женственной. Закат окрасил небо в фиолетовый свет, и на востоке, над острыми зубцами вершин Абсарокаса, поднималась белая облатка луны. В долине послышался вой койотов.
Мэри не сводила с него глаз, отыскивая в его взгляде ту правду, которую не рассчитывала услышать. О том, что он может отдать ей свое сердце. Что она может доверить ему свое.
Мэри прижалась щекой к его груди, замедляя танец до покачивания на месте. Джей Ди был таким же твердым и неподдающимся, как и земля, что его кормила, и Мэри могла ближайшие пятьдесят лет рвать на себе волосы от его упрямства, но она не продала бы и секунды этого времени за все золото Калифорнии.
— Я люблю тебя. — Мэри произнесла это одними губами, точно самую сокровенную тайну, точно молитву.
Джей Ди обнял Мэри и нежно поцеловал ее спутанные волосы. Ему казалось, что они — единственные люди на этой земле, одни в раю, начинают новую жизнь. И он поклялся на этот раз сделать ее правильной.
Ритм музыки замедлился. Сладкая гармония скрипичного дуэта угасла, и последние ноты были исполнены на гитаре.
Они прервали танец.
Сердца их бились.
Мэри затаила дыхание.
И Рафферти, приподняв ее подбородбк и заглянув в голубые-голубые глаза, прошептал:
— Я люблю тебя.

загрузка...

Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Темный рай - Хоуг Тэми



Хороший роман про Упрямого Сильного мужчину и Впрямую Сильную женщину:-) вторая сюжетная линия про брата Гг тоже понравилась. Концовка очень милая и нежная. В общем, читать!:-)
Темный рай - Хоуг ТэмиХомка
11.02.2014, 15.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100