Читать онлайн Темный рай, автора - Хоуг Тэми, Раздел - Глава 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Темный рай - Хоуг Тэми бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Темный рай - Хоуг Тэми - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Темный рай - Хоуг Тэми - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хоуг Тэми

Темный рай

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 26

В предзакатных сумерках Мэри бродила по улицам Нового Эдема. Очертания домов и предметов расплывались в опустившемся на город тумане, как забытые воспоминания. Старые здания казались еще более старыми. Забавные традиции продолжали существовать параллельно с последними достижениями прогресса. Все это производило печальное впечатление.
Неприкаянная и расстроенная, впавшая в меланхолическое настроение, Мэри покинула парк и направилась в гостиницу «Загадочный лось». Она решила не задерживаться там надолго. Может быть, еще неделя или около того. Номер, предоставленный ей Дрю и Кевином, был прекрасен, но он не был домом. Домом Мэри стало ранчо. Пришло время признаться в этом и прекратить задаваться вопросом, почему Люси оставила ранчо именно ей. Возможно, она никогда не узнает причин, подтолкнувших подругу к такому решению. Теперь уже ничто не изменит факт принадлежности ранчо Мэри. Как только она привыкнет чувствовать себя там комфортно по ночам в одиночестве, то переберется в бревенчатый дом насовсем. Будет заниматься там своей музыкой. Ухаживать за ламами. Может быть, заложит сад.
А на горе, наверху, Рафферти будет охранять границы своего королевства и поглядывать на ее хозяйство.
Перед кафе «Радуга» выстроилась вереница пикапов. В открытых кузовах машин, навострив уши и следя за непривычной городской жизнью, сидели, охраняя собственность своих владельцев, собаки с ранчо. Серо-голубого пикапа с надписью «Старз-энд-Барз» среди машин не было. Не видно было и Зипа. Мэри заказала себе бифштекс с яйцом и чашку кофе, но удовольствия от еды не получила. Мысли ее были далеко. Мэри не хотелось никакого дружеского общения. Возможно, она придет сюда еще на поздний ужин, и они с Норой отправятся, после того как официантка закончит смену, куда-нибудь поразвлечься. Но шанс наткнуться на пьяного Уилла с его шуточками исключил и эту перспективу.
Проходя через вестибюль гостиницы, Мэри не рассчитывала в это время встретить кого-либо, кроме Рауля, но за кассой оказался склонившийся к монитору компьютера Кевин. Он устало взглянул на Мэри, и она прочла на его лице следы недосыпания. Кевин явно срочно нуждался в бритье и чашке кофе.
— Привет, Кевин. Что случилось? — присаживаясь к стойке, спросила Мэри. — Просматриваешь расписание похорон?
Детская улыбка озарила лицо Кевина, но тут же погасла.
— Не совсем. Знаю, что сегодня мне не уснуть, вот и дал Раулю выходной.
— Бессонница?
— Поссорились с Дрю.
— А-а… — сочувственно вздохнула Мэри. — Досадно. Мне очень жаль.
— Мне тоже, — пробормотал Кевин и перевернул страницу в зеленой папке, даже не взглянув на нее.
— Что, плохо?
— Не то слово. — Покачав головой, Кевин уставился взглядом через зал — на висевшую над камином голову лося. — Думаешь, что знаешь человека, а потом вдруг смотришь на него и понимаешь, что он тебе совсем незнаком… — Свою мысль Кевин завершил тяжким вздохом отчаяния и смятения. Стиснув губы, он покачал головой и часто заморгал потухшими карими глазами.
— Он здесь? — поинтересовалась Мэри. Ей вовсе, не хотелось вторгаться в личные отношения партнеров, но Кевин выглядел таким несчастным и покинутым, и, в конце концов, дело касалось Таунсенда. Мэри хотела сообщить новость Дрю — в надежде выудить у него какую-нибудь информацию. Тем самым она вполне могла убить одним выстрелом двух зайцев.
— Не знаю, где он, — промямлил Кевин, опуская взгляд на компьютерную распечатку. — Дрю смылся отсюда вчера вечером. С тех пор я его не видел.
Мэри нахмурилась, испытывая в душе внутреннюю борьбу. Можно было, конечно, воспользоваться ситуацией и выудить у Кевина, что известно Дрю о жизни и занятиях Люси, но она тут же одернула себя. Кевин выглядел, как потерявшийся щенок.
— Ты с этим справишься, — прикоснувшись к рукаву его пиджака, ласково сказала Мэри.
Кевин, не поднимая глаз, с каменным лицом перелистнул очередную страницу.
— Да, конечно. Гм-м-м… я… ты не обидишься, Мэри? По-моему, у меня в кабинете звонит телефон.
Кевин повернулся и исчез за дверью с надписью «Посторонним вход воспрещен», прежде чем Мэри успела согласно кивнуть.
Она вошла в пустую гостиную и проскользнула за резную стойку бара. За кассовым аппаратом стоял многоканальный телефон. Найдя свободную линию, Мэри набрала номер компьютерного центра Калифорнийского дорожного патруля в Сакраменто.
— Калифорнийский дорожный патруль.
— Говорит Мэрили Дженнингс. Могу я поговорить с Полом Кейлом?
— Оставайтесь на линии.
Прижав плечом трубку к уху, Мэри коротала время, считая удары пульса в собственных висках. Когда ей уже начало казаться, что связь прервалась, в трубке послышался голос запыхавшегося Пола:
— С тебя бутылка, Голубоглазая!
— Кончай брать взятки! — безжалостно посоветовала Мэри. — Ты нашел что-нибудь?
— Да. Ты ведь не встречаешься с этим парнем?
— Прекрати издеваться! Только уродов мне и не хватало для компании.
— Можешь не продолжать. Я выудил его послужной список. У этого парня довольно серьезные нелады с общественным порядком: полдюжины приводов и две отсидки на курортах федерального значения.
— За что?
— Преступления на сексуальной почве и ограбления. Ты, разумеется, знаешь, Мэри, как вести себя с подобными типами?
— Тут нужен особый талант. — Мэри почувствовала, как душа у нее уходит в пятки.
Выйдя через боковую дверь бара, она направилась к автомобильной стоянке, на ходу доставая из сумочки ключи от «хонды». Надо было покормить лам. Кроме того, в доме еще оставались комнаты, в которых следовало навести порядок.
Мэри содрогнулась при мысли о том, что Люси наняла себе в работники насильника. Интересно, знала ли она об этом? Но еще важнее было выяснить, не оказалось ли это обстоятельство как-то связано с ее гибелью? Мэри вспомнила, с каким явным неудовольствием отреагировал коронер на вопрос о том, не было ли на теле Люси признаков сексуального насилия. Коронер даже не позаботился провести такого рода обследование.
По пути из города Мэри заехала на заправку «Заправься и езжай», где купила банку кофе, чипсы, сандвичи и орешки в шоколаде, в надежде на то, что этот набор позволит ей по приезде на ранчо удовлетворить разыгравшийся аппетит. Всю оставшуюся дорогу она слушала записи нежного тенора Уинса Гила, сетующего на боль неразделенной любви.
По мере того как дорога поднималась из долины в гopы, туман, разрываясь ватными клочьями, постепенно pacceивался. Но солнце упорно не желало показываться. Бескрайнее небо раскинулось над головой огромным, свинцовым цвета покрывалом, грозящим разразиться дождем, но все еще сухим.
Погода полностью соответствовала настроению Мэри. Завтракая за столом на веранде, она попыталась разобраться в собственных мыслях, окончательно запутавшись в калейдоскопе подозреваемых и мотивов, и одновременно различить голоса птиц, весело щебетавших в ветвях окружавших дом деревьев. На перила веранды села сорока с интересом уставилась на Мэри черным глазом. Хвост птицы беспрестанно ходил вниз-вверх. Выглядела она очень забавно, точно щеголь в атласном черном смокинге и белоснежной манишке. Мэри кинула сороке оставшийся кусочек хлеба и отправилась кормить лам.
В конюшне было темно как в пещере. Мэри зажгла свет и подумала, что неплохо было бы добавить сюда ей несколько лампочек. Чувствовала она себя очень напряженно и настороженно. В каждом углу ей мерещился Keндал Мортон.
Мэри подошла к бочкам с кормом и первым дело; набрав овса, засыпала его в кормушку Клайда. Бочки кормом для лам оказались почти пустыми, так что Мэр пришлось чуть ли не с головой погрузиться в них, чтоб зачерпнуть остатки. Погрузив ковш в комбикорм, Мэри зацепила им какой-то тяжелый предмет.
— Что за…
Сердце Мэри екнуло в странном предчувствии: на дне бочки из зерна торчал уголок спрятанного там клада. Книга, завернутая в пластиковый пакет. И не открывая его Мэри точно знала название книги, и ею овладело Henpеодолимое желание повернуться и уйти, не открывая найденный пакет и притворившись, что она ничего не находила. Мэри заранее знала, что ей не доставят удовольствия правдивые ответы о ее подруге, которые она получит, вскрыв находку.
Если бы она засыпала бочку, не вычерпывая со дна остатки корма, сколько еще времени заняло у нее, чтобы снова докопаться до прямых доказательств? Месяц? Два? Не переставая задаваться вопросами, Мэри все же снова сунулась в бочку. Ей уже вовсе не хотелось знать правду ни о себе, ни о ком-либо еще. Теперь придется всю оставшуюся жизнь нести тяжкий груз сомнений в человеческой порядочности.
Мэри ухватилась за край пакета и потянула, рассыпая в стороны зерно. В пакете лежал пухлый том справочника Мартиндейла-Хьюбелла (том второй — «Юристы Калифорнии, А — О») и видеокассета с лаконичной надписью: «Таунсенд».
* * *
Саманта медленно приходила в сознание. Из темноты к колеблющемуся, смутно мерцающему свету. Но стоило ей окончательно очнуться, как тут же захотелось назад, на дно забытья. Свет мучительно резанул глаза. Пронзившая затылок боль мгновенно распространилась по спине, ногам, рукам и застряла в животе.
Застонав, Саманта попыталась поджать ноги и перевернуться на бок, но не смогла согнуть колени, поскольку лодыжки были привязаны к спинке кровати, на которой она лежала. Запястья тоже были привязаны к стальным прутьям изголовья. Как только Саманта попыталась потянуть руки вниз, прутья задребезжали, отозвавшись звоном в раскалывающейся от боли голове.
Паника и тошнота вывернули внутренности Саманты, устремившись из живота к горлу и наполнив рот омерзительной рвотой. Саманта конвульсивно выгнулась и всхлипнула, борясь с застилавшими взор слезами. В какофонии стоявшего в голове шума и звона всплыли воспоминания прошедшей ночи.
Саманта понятия не имела, что произошло с тех пор, как она потеряла сознание. Она не представляла, где находится. Кто напал на нее и за что, какие в отношении ее планы у напавших? Паника электрическим разрядом пронзила тело Саманты, заставила выгнуть спину и забиться в попытке освободиться от пут. Боль накатывала волнами, охватывая все тело, но Саманта, рыдая, уже не могла остановиться и прекратить борьбу. Она билась, пока окончательно не выдохлась, после чего опустилась на постель и тихо заплакала, чувствуя отток крови от запястий.
Постепенно стали вырисовываться доступные взгляду элементы обстановки: стены небольшой хижины, льющийся сквозь маленькое окошко серый свет голоса птиц и фырканье лошади на улице. В хижине стояла мертвая тишина. Насколько поняла Саманта, она была совершенно одна.
* * *
— Куда, черт возьми, она могла подеваться? — бушевал Брайс, швыряя трубку радиотелефона на стеклянную крышку стола. Телефон в доме Саманты не отвечал. В гостинице девушки не было. Но самое главное — не было е и в постели гостевой комнаты. Ушла! Такой поворот событий в планы Брайса не входил.
Шерон спокойно взяла с блюда булочку и положил на салфетку рядом со своей тарелкой.
— Вероятно, уехала в город с одним из рабочих. Ты ж сам говорил, что она, возможно, себе на уме.
— Но я не думал, что Саманта уедет!
Уперев руки в бока, Брайс нервно вышагивал вдоль стола. Он-то рассчитывал подать завтрак на подносе в комнату Саманты, после завтрака снова заняться с ней любовью, а потом пригласить на уединенную прогулку верхом. Время, проведенное наедине, должно было их сблизить.
Не спуская глаз с кузена, Шерон разрезала булочку пополам и намазала половинки клубничным джемом.
— Я знала, что девчонка сбежит, — пробормотала она. Только не думала, что это произойдет так скоро. По-видимому, у нее слишком низкий порог греховности.
— Ты достала меня своими подковырками! — заорал Брайс с пылающим бешенством взглядом. — Я многое тебе спускаю, но и моему терпению есть предел, и ты его почти достигла!
Шерон, в просторном белом шелковом платье, словно королева, холодно и величественно поднялась из-за стол и смерила Эвана обиженным взглядом. Волосы ее был]гладко стянуты в пучок на затылке, что еще больше подчеркивало мужеподобные черты лица. Она окинула кузен с головы до ног презрительным взглядом. Для этой минуты Шерон специально надела туфли на высоком каблуке чтобы обязательно, пусть даже таким примитивным способом, чувствовать себя выше Брайса.
— Только не вздумай меня запугивать! — дрожащим от негодования голосом предупредила она. — Твои потаскушки приходят и уходят. А я всегда буду здесь. Я слишком хорошо тебя знаю. И я слишком много знаю. Я могу превратить твою жизнь в ад… И не думай, что я на это не способна. — Шерон прищурила глаза и улыбнулась улыбкой кобры. — Ни минуты не сомневайся, неблагодарный сукин сын.
На террасе появилась Рейза с кофейником и отсутствующим выражением в глазах. Шерон благоухающим духами белым облаком шелка пронеслась мимо нее в дом.
— Кофе, мистер Брайс?
— Пошла к черту! — взорвался тот и, обойдя экономку, выскочил в боковые ворота к своему «мерседесу».
* * *
Мэри ожидала увидеть на пленке порнографию — небольшой трюк с миниатюрной видеокамерой в спальне Люси. Видеохроника сексуальных выкрутасов Таунсенда. Но, устроившись в развалинах кабинета и уставившись в телевизор, она вынуждена была даже несколько разочароваться в своих предположениях.
Съемка велась с лошади. Впереди оператора скакали Таунсенд и темноволосый маленький человечек. Оба были одеты в камуфляжные охотничьи костюмы цвета хаки. Чуть дальше скакал грубого вида тип с густыми висячими усами и в надвинутой на самые глаза старой, потрепанной ковбойской шляпе. Разговор шел о ружьях, патронах и прочем охотничьем снаряжении. Таунсенд говорил очень возбужденно. Щеки его пылали. Кто-то за камерой назвал имя Граф, и маленький человечек обернулся в седле.
Граф. Джей Графтон Шеффилд. Мэри слышала, как Бен Лукас называл его Графом. Шеффилд совсем не был похож на человека, способного поднять ружье и убить какую-либо живность.
Группа скакала по тропе среди густого леса. Множество посторонних звуков, фырканье лошадей. Где-то вдалеке непрерывно раздавался лай собак. Таунсенд говорил об охотничьих трофеях, охоте на гризли с вертолета на Аляске. Потом группа выехала на открытое пространство, и лошадь Шеффилда понесла.
Непрерывно, взахлеб лаяли собаки. Захватив их, камера перешла на двигавшийся впереди джип с небольшим прицепом, на котором была установлена клетка из нержавеющей стали высотой примерно три фута и семи восьми футов длины. В клетке сидел взрослый тигр. Прекрасный, красивый зверь.
Всадники спешились, и лошадей куда-то увели. Ковбой и Таунсенд принялись готовить ружья. Камера мед ленно обошла клетку. Тигр тяжело дышал, из его пасти по щекам стекала слюна. Взгляд зверя был рассеянно-остекленевшим. Одну из собак спустили с привязи, и она, рванувшись к клетке, с яростью принялась набрасываться на торчавший между прутьев хвост тигра. Оглушительно за рычав, огромная кошка попыталась вскочить на лапы, но клетка была для нее слишком низкой, и тигру ничего не оставалось, как по-прежнему лежать, дрожа всем телом. Неистово лая, пес снова и снова кидался на клетку, потом отскочил в сторону и присоединился к остальной своре. Проводник забрался на клетку и, открыв ее, тычком острой палки выгнал тигра на волю. Зверь спрыгнул на землю и встал на нетвердых ногах, неуверенно озираясь вокруг. Тут же были спущены собаки.
Псы, бешено лая и щерясь клыкастыми пастями, ста ей набросились на тигра. Испуганный зверь съежился попытался укрыться под днищем джипа, но две собаки от резали ему путь к отступлению. Тигр шарахнулся в сторону и был атакован третьим псом, до крови прокусившим заднюю лапу хищника. Взревев от боли, тигр развернуло и ударом лапы отбросил нападавшую собаку на десять фунтов, после чего пустился во весь дух по открытому пространству к лесу. Собачья свора стремительно бросилась вслед за ним. В одном месте тигр споткнулся и упал, собаки тут же облепили его и принялись грызть, но тигру уда лось подняться и продолжить свой бег.
В двадцати ярдах от опушки леса Таунсенд поднял ружье и дважды выстрелил. Тигр тут же рухнул замертво. Собаки снова набросились на безжизненное уже тело зверя, но прибежавшие проводники быстро отогнали псов.
Мэри сидела на небольшой кушетке, и по щекам у не катились слезы. Душа разрывалась от жалости. Она увидела, как ковбой и Шеффилд поздравляют Таунсенда. По том Таунсенд позировал перед камерой, подняв голов мертвого зверя за уши, На лице судьи сияла широкая улыбка самодовольной гордости за содеянное.
В памяти Мэри всплыл интерьер кабинета Таунсенда: головы и шкуры на стенах, громадный медведь на задних лапах в углу. Сукин сын застрелил его с вертолета. Таунсенд не осмеливался встречаться со зверем лицом к лицу. Он никогда не видел животных в борьбе, но только убегающими в надежде спасти свою жизнь. И тигриная шкура не являлась свидетельством жаркой, смертельной схватки охотника и зверя в джунглях Индии. Это была настоящая бойня — просто и страшно. Никакого спорта, никакого вызова, никакого испытания мужского характера.
Видеопленка кончилась. Мэри нажала на пульте кнопку «стоп», и телевизор тут же переключился на комический сериал «Мерфи Браун» с его идиотскими шуточками и очень неуместным в данной ситуации смехом за кадром. Мэри выключила телевизор и на дрожащих ногах поднялась из кресла.
Все записанное на видеопленке, за исключением разве что верховой езды, было противозаконно, не говоря уже об этических аспектах. Опубликовать один такой кадр в прессе, и на карьере Таунсенда можно ставить крест. Превосходный материал для шантажиста! И замечательный мотив для убийства шантажиста.
Первым порывом Мэри было желание отнести пленку Куину, но что на самом деле демонстрировала съемка? Никто на пленке не говорил о месте охоты. Неясно, кто снимал фильм. Таунсенд мертв, и какое теперь имеет значение, что судья как браконьер застрелил беззащитное животное? Куин мог узнать негодяев, участвовавших в охоте. Он мог узнать Шеффилда, но мало что смог бы предъявить ему в качестве обвинения. Господи, человек уже прошел по статье о непреднамеренном убийстве. Верхом наивности со стороны Мэри было бы полагать, что кто-то снова потащит Шеффилда в суд штата Монтана чтобы осудить за участие в незаконной охоте.
Мэри все еще держала в руках том Мартиндейла-Хьюбелла, не желая открывать книгу. Она заранее знала, что ей не понравится содержание. Но шар был пущен, и ничто уже не могло остановить его. Мэри просмотрит все материалы от начала до конца, потому что должна это сделать. Набрав в легкие побольше воздуха, она перевернула обложку.
Первые сто страниц книги были вырваны, чтобы освободить место для стопки листов из записной книжки судебного секретаря. Знакомые зеленые страницы, испещренные стенографическими записями с пометками красными чернилами. Привалившись к столу, Мэри просмотрела записи, все больше мрачнея и чувствуя, как ноет сердце при чтении заметок Люси о людях, которых она шантажировала.
Таунсенд, характеризуемый Люси как «эгоистичный старый дурак»:
Кишка у него танка тягаться с такими матерыми псами, но он все же влез не в свое дело. Его сожрут заживо. И поделом…
Кайл Коллинз, актер, чьи человеческие качества явно не сочетались со сценическим имиджем:
Если бы его поклонники только узнали, что способен вытворять этот придурок после нескольких доз брайсовского кокаина… Я сказала, что позволю ему воспользоваться сделанными мной снимками для его очередной публичной раскрутки. Не удивятся ли его почитатели, увидев своего кумира в кожаном нижнем белье?
Люси детально описала схему работы небольшого охотничьего клуба Брайса. Тот заказывал экзотических животных на черном рынке. Стоимость охоты зависела от вида животного и определенных обстоятельств. Время от времени Брайс предлагал охоту бесплатно, если речь шла о нужном человеке. Игра Брайса заключалась в том, что он записывал событие на видеопленку и хранил ее в безопасном месте до лучших времен, когда ему могла понадобиться помощь того или иного бизнесмена, политика, голливудского актера. Брайс не шантажировал их в прямом смысле этого слова — он просто хранил пленку. Брайсу не нужны были деньги. Люси полагала, что ему не нужна была и лояльность всех этих людей. Что действительно было нужно Брайсу, чем он по-настоящему упивался, так это властью.
Мне нравится играть с Брайсом. Он — настоящий игрок. Брайс знает правила игры. И принимает в нее других игроков, если они обладают эквивалентным талантом, и я действительно считаю, что Брайс не имеет ничего против того, что я вытягиваю денежки из его друзей. Брайс верит в закон выживания сильнейшего. Беззаботные должны платить за собственные ошибки. Для нас это действительно игра. Игра жизни. Все это, да еще замечательный секс, пусть не такой потрясающий, как с ковбоем, но, разумеется, более… авантюрный… Кузина Крокодилица не желает делить Брайса со мной. Я бы могла послать ее куда подальше, но она вполне способна пришить меня за это…
Были и другие подробности. Без зазрения совести Люси писала о том, как ей удалось достать копию пленки со сценами охоты Таунсенда и как она угрожала ему передать материалы телекомпании Си-эн-эн. Люси красочно расписывала оргии на вечеринках Брайса, что она там видела и слышала, как извлекала из этого выгоду, какими слабостями своих жертв пользовалась и какие деньги делала на своем бизнесе.
Дрожащими руками Мэри закрыла книгу и отложила в сторону. Ее подруга, ее закадычная подруга оказалась шантажисткой! Бессовестной, паразитирующей шантажисткой. Тысячи долларов. Десятки тысяч долларов. Возможно, и больше. Деньги, вытянутые у богатых, знаменитых и власть имущих «клиентов». Они безропотно платили за призрачное обещание хранить в тайне их грязные делишки. Согласно записям, их было с полдюжины мужчин и несколько женщин — людей, которые с радостью увидели бы Люси в гробу.
— Ах Боже, Люси!.. — растирая ладонями лицо, пробормотала Мэри. Она чувствовала себя так, точно на нее вылили ушат грязи. Сквозь пелену застилавших глаза слез Мэри оглядела доставшуюся ей в наследство комнату в прекрасном бревенчатом доме и ничего не увидела, кроме грязи. Все здесь было заражено гнилью — дом, земля, машины, — все куплено на грязные деньги. Мэри захотелось убежать отсюда, сжечь все до основания и принять долгий, горячий душ.
Ты должна жить, подруга. Я дарю тебе свою жизнь… — строчка из предсмертного письма Люси всплыла в памяти Мэри, и душа ее восстала против возможности оказаться причастной к темным делам подруги.
Мэри покачала головой и немного поплакала, скорбя над потерянной душой Люси — душой, умершей задолго до ее физической смерти. Мэри попыталась увязать привычный образ подруги, какой она ее знала, с образом Люси шантажистки и соблазнительницы.
Образы не сочетались, и Мэри поняла, что она всегда будет думать о них, как о разных людях; одного человека она знала и любила, а с другим никогда не встречалась.
Голова шла кругом от полученной информации, перспектив и вопросов. Теперь Мэри могла доказать многие вещи, за исключением того, кто же на самом деле убил Люси. Она считала, что у нее достаточно материалов, чтобы снова открыть дело об убийстве, но не была уверена, согласится ли с ней шериф Куин. Люси мертва, Шеффилд осужден судом. Если Люси убил Таунсенд, то дело также не имело смысла, поскольку и сам судья был уже мертв. Но существовали и другие подозреваемые.
Все нити вели к Брайсу. Согласно записям Люси, это он организовывал охоту, Делал видеозаписи. Держал на крючке дюжину влиятельных людей. Кукловод. Брайс соблазнял друзей охотой, а затем ловко передергивал карты, и они оказывались в ловушке. Брайсу не нужны были деньги этих людей или их услуги — он просто любил игру.
Брайс как никто другой рисковал в связи с махинациями Люси. Может быть, ему надоело продолжать игру с ней? Возможно, Люси в чем-то перешла границу дозволенного. Возможно, Шеффилд выполнил задание Брайса. А может быть, Брайс и не имеет никакого отношения к убийству? Возможно, Кендал Мортон действовал в одиночку. А может быть, все теории шиты белыми нитками, и Шеффилд действительно случайно застрелил Люси?
Мэри не знала, что предпринять. Ей был нужен надежный свидетель происходивших событий, в крайнем случае, человек, готовый выслушать Мэри в ее попытке расставить все по своим местам. Первым на ум пришел Дрю. Но тут же явилась и неуверенность в этом выборе. Если он знал о существовании маленького охотничьего общества Брайса, то почему ничего не предпринимал? Потому что и сам был небезгрешен? Как стершийся сон Мэри смутно припомнила спор между Дрю и Кевином в первое ее посещение гостиницы «Загадочный лось». Они спорили об этичности охоты, и было ясно, что дискуссия эта разгорелась между партнерами не в первый раз. Мэри подозревала, что именно этот предмет разногласий мог заставить Дрю в сердцах покинуть гостиницу прошлой ночью.
Почти невольно на ум пришли другие несвязные мысли: она вспомнила ту ночь, когда на нее в номере напал грабитель. Человек в черном. Дрю тоже потом стоял в комнате — запыхавшийся, в черном одеянии. — Господи, Мэрили, да ты становишься параноиком! — Вскочив из-за стола, Мэри схватилась руками за голову и снова принялась мерить шагами комнату. — Дрю непричастен. Не сходи с ума. Сойти с ума.
Сумасшедшим был Дел Рафферти.
Я не хочу знать, что с вами случилось! Я ничего не хочу знать о тиграх. Оставьте меня в покое! Оставьте меня, или я натравлю на вас псов, черт вас побери! Не «не знаю», а «не хочу знать». Мэри моментально пересмотрела всю концепцию помощи, которую мог оказать Дел, если принять во внимание его ремарку о тиграх. Звучало все это дико. Дел по ошибке принял Мэри за покойницу и считал, что видел тигра. Но тигры в Монтане не водятся. И что там еще за псы?
А что, если Дел не такой уж и сумасшедший? Что, если он наблюдал одну из охот Брайса? В этом случае сам Дел мог посчитать, что сошел с ума. Но теперь и Мэри увидела тигра. Она могла убедить Дела в том, что виденное им было реальностью. Значит, у них появилась точка соприкосновения, и Мэри сможет найти общий язык с Делом, а он, в свою очередь, расскажет ей все, что знает (если, конечно, знает) о смерти Люси.
Я не хочу знать, что с вами случилось! Доказательство того, что Дел знает. Шерифа Дел в качестве свидетеля не устраивает, и Джею Ди не понравится, если Мэри вторгнется на территорию его дяди. Но ей надо докопаться до истины и закрыть эту ужасную главу в жизни подруги. Теперь Мэри как никогда жаждала покончить с этим делом — разобраться и забыть. Мэри мысленно предложила шерифу и Джею Ди убираться ко всем чертям и отправилась в конюшню седлать мула.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Темный рай - Хоуг Тэми



Хороший роман про Упрямого Сильного мужчину и Впрямую Сильную женщину:-) вторая сюжетная линия про брата Гг тоже понравилась. Концовка очень милая и нежная. В общем, читать!:-)
Темный рай - Хоуг ТэмиХомка
11.02.2014, 15.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100