Читать онлайн Темный рай, автора - Хоуг Тэми, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Темный рай - Хоуг Тэми бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Темный рай - Хоуг Тэми - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Темный рай - Хоуг Тэми - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хоуг Тэми

Темный рай

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Миллер Даггерпонт был человеком, знающим, как и когда следует не упускать свои возможности. Он знал цену терпению и преимущества беспощадности. Он был человеком, наделенным многими талантами и планами, пусть даже и не очень грандиозными. Прибыль от них была не великой, но постоянно увеличивающейся.
Многие годы Даггерпонт занимался созданием трастовых фондов и предприятий. И ни с одним у него не возникало проблем. С каждого дела Даггерпонт имел не так уж много. Но в своей вороватой душе он считал скромные мошеннические доходы «чаевыми». Уличный адвокат в таком местечке, как Новый Эдем, штат Монтана, и не мог рассчитывать на большее. Большинство его клиентов составляли фермеры, состояние которых основывалось на земле, скоте и оборудовании. Новые богачи прибывали в Эдемскую долину с собственными адвокатами. А потому Миллеру остались лишь бракоразводные процессы, улаживание заковыристых дел по наследству после смерти, «чаевые» да собственные проекты. Увидев на другом конце своего заваленного всякой всячиной рабочего стола женское лицо, Дагтерттонт добродушно улыбнулся. Посетительница и без того уже, сама не ведая, внесла в копилочку Миллера кругленькую сумму. Жадный ум Даггерпонта тут же наполнился соображениями, какие еще доходы могла принести ему Мэрили Дженнингс.
— А вот и наша маленькая мисс! — воскликнул адвокат, хлопнув жирными ручищами по крошечному пространству на столе, что оставалось свободным от кучи папок с завершенными делами и рулонов бумаги и документов, которые еще предстояло в папки подшить. — Что привело вас сюда в этот ненастный вечер? Тут уж действительно должно быть нечто из рук вон выходящее, а?
— Сказать по правде, я все еще в шоке, — сказала Мэри. — Я до сих пор не могу думать о земле Люси, как о своей. Здесь столько нерешенных вопросов! Я проезжала мимо и увидела свет в ваших окнах. Вот и решила заскочить и узнать, не сможете ли вы ответить на некоторые из них.
Миллер помрачнел, нахмурил брови и потер пальцами-сосисками тройной подбородок.
— Что за вопросы? Финансовые проблемы?
— Что-то в этом роде. — Мэри замешкалась, пытаясь найти местечко, куда бы присесть, и, наконец, выбрала себе стул, заваленный кипой старых подшивок журнала «Лайф» и коробкой из-под обуви, наполовину наполненной старыми военными медалями. Сняв коробку, Мэри поставила ее на пол, а сама уселась на краешке, подперев спиной журналы. — Мне подумалось: может быть, вы что-нибудь знаете о наследстве, которое получила Люси перед своим приездом сюда?
Даггерпонт тяжело и громко вздохнул:
— Боюсь, что здесь я не смогу быть вам полезен, маленькая леди. Не посвящен. Люси заказала мне составить ее завещание и назначила своим душеприказчиком — вот и все, что мне известно.
— Она не объяснила, почему? Я хочу сказать, Люси была молода, здорова — вовсе не тот тип людей, что планируют в своей жизни непредвиденные обстоятельства.
— У нее появилась недвижимость и скот. У нее был счет в банке. Уже одно это может заставить человека призадуматься! — воскликнул куда-то в потолок Даггерпонт. Прищурившись, он устремил взгляд на Мэри. — В этом смысле вам стоит подумать и о себе самой. Был бы более чем счастлив позаботиться о вас в этом плане. Необходимые бумаги у меня есть, здесь же…
— Не так скоро, — прервала его поспешные поиски на столе Мэри. — Но в любом случае спасибо.
Она вздохнула и окинула взглядом комнату. В темноте этого кабинета хранились какие-то тайны, но пока ни одна из них не высвечивалась.
— А вам известно хоть что-нибудь о финансовых делах Люси?
«Господи, Мэрили, что он тебе может сказать? Ты хочешь услышать, что Люси была шантажисткой? Ей-богу, маленькая дурочка, — конечно же, была!»
— Что вы хотите этим сказать? — Даггерпонт бросил на Мэри косой взгляд.
— Я имею в виду то, что Люси была гораздо менее обеспечена в те времена, когда я ее знала. Мне просто интересно, как это все могло произойти.
Усмешка на лице адвоката сделала его похожим на доброго ковбойского Будду, что лишь подтвердило предположение Мэри о том, как далеко она зашла в своих догадках.
— Вы — первая из моих клиентов, обеспокоившаяся тем, что ей досталось слишком много денег! — Живот Миллера заколыхался от смеха.
— Да нет же! Просто мне стало любопытно — вот и все. Последний год мы с Люси только и делали, что теряли.
— Какая досада!
— Да. Что ж… — Мэри встала, но тут ее взгляд привлекло внимание собрание томов Мартиндейла-Хъюбелла. Подойдя к полке, она взяла девятый том, датированный еще временами Моисея. Были тут тома и с Айдахо, и Вайомингом.. Но не было «Калифорния, А — О». — Мистер Даггерпонт, а Люси больше ничего мне не оставляла, о чем вы могли бы случайно забыть? В своем письме она упоминает какую-то книгу. Я не смогла ее найти.
Помрачнев, Даггерпонт вскочил из кресла, пружины которого при этом облегченно скрипнули:
— Нет, мэм, никакой книги не было! Если бы она оставила книгу, я бы, уж конечно, передал ее вам. Я не из той породы занимающихся темными делишками бессовестных стряпчих, которые готовы присвоить себе вещи, им не принадлежащие.
Миллер галантно предложил Мэри зонт, которому было не менее тридцати лет от роду, чтобы она смогла добраться под дождем до своей машины. Мэри как раз пыталась сложить сей громоздкий предмет, когда рядом с ее «хондой», стоявшей на Первой авеню, остановился старый розовый «кадиллак» и Нора Дэвис, перегнувшись через пассажирское сиденье, перекрывая шум дождя, крикнула в приоткрытое окошко:
— Эй там, Мэри Ли, поехали в бордель!
Зонт каким-то образом сложился сам по себе. Мэри сочла это знаком судьбы.
«Проклятые и забытые» оказались оазисом жизни в испорченном погодой вечере. Янтарные неоновые огни вывески и рекламы пива «Курс» приветливо мерцали в витрине и вертящихся дверях на входе.
Нора втиснула свой «корабль» между двумя пикапами с ранчо в дюжине футов от парадного входа.
Смеясь и обнявшись, новые подруги зашли в бар.
Дождь рано согнал ковбоев в город. Многие из них уже были на полпути к завтрашнему утреннему похмелью. И все обрадовались появлению лиц женского пола без сопровождения. Стоило Норе и Мэри войти в зал, как со всех сторон посыпались одобрительные возгласы. Нору здесь знал каждый, Она блаженствовала в лучах своей популярности, кивала друзьям, выкрикивала приветы и колкие замечания, с трудом прокладывая себе путь к отдельной кабинке. Нора сменила наряд официантки на облегающую футболку с надписью «Гарт Брукс» поперек плоской груди и узкие, подчеркивающие высокие, крутые бедра джинсы, заправленные в ярко-красные ковбойские сапожки на высоком каблуке.
Подруги заказали пиво. Мэри добавила к заказу фирменный большой говяжий гамбургер от «Проклятых и забытых» с гарниром и двойной порцией жареных луковых колец.
Нора вскинула тонкие, выщипанные брови:
— Милочка, да ты ешь за двоих!
— У меня крошки во рту не было с самого завтрака. Так что уже успела нагулять аппетит.
— Прямо как настоящая фермерша. Чем ты весь день занималась: объезжала диких лошадей?
— Что-то в этом роде. — Мэри отвела взгляд, надеясь, что залившую ее лицо краску можно объяснить жаркой атмосферой бара.
Она согласилась зайти в рабочий бар не ради выпивки или общения с крепкими и грубыми парнями, но чтобы послушать музыку. В местах, подобных «Проклятым и забытым», можно было услышать немало новых для нее потрясающих песен. Висевшая на соседней стене афиша сообщала о том, что в уик-энд в «Проклятых и забытых» будет выступать группа «Гиена». Мэри подумала, не пригласить ли ей на этот концерт Джея Ди, но тут же едва не рассмеялась над собой. Свидание! Господи, как отреагирует Рафферти на предложение женщины встретиться? Принято ли подобное в Монтане? Не исключено, что ковбойский кодекс в этом случае потребует от Джея Ди совершения ритуального самоубийства.
Нора коротко поясняла Мэри, кто есть кто, указывая взглядом то на одного, то на другого. Мэри запоминала лица, ухмылки, смех. Она впитывала все сведения об этих людях, откладывая их в памяти, чтобы позже снова вернуться к их образам. Мэри пьянила царившая в баре грубоватая атмосфера, запах пива и сигаретного дыма, разгоряченных мужских тел и резких духов.
По телевизору, установленному на кронштейне в углу над баром, передавали бейсбольный матч с участием «Храбрецов». Посетители с энтузиазмом болели за любимую команду.
Из динамиков, перекрывая дружные восторженные вопли болельщиков, Алан Джексон орал свою песню «Не тряси музыкальный автомат». Полдюжины пар двигались под нее на небольшой танцплощадке, крутясь и подпрыгивая, изо всех сил пытаясь потрясти друг друга, — старый как мир ритуал хаживания.
В дальнем конце зала толпа собралась вокруг теннисного стола. Там же мигали разноцветными лампочками игральные автоматы и раздавался звонкий стук бильярдных шаров.
— Они начинают мышиные бега! — с горящим от возбуждения лицом завопила Нора. — Пошли!
Приятельницы стремительно пересекли зал, и Мэри втиснулась между двумя ковбоями, чтобы лучше видеть забавное и захватывающее зрелище. Заключение пари было в самом разгаре, и участниц забега подняли высоко вверх, чтобы представить их болельщикам. Несомненным фаворитом была мышь по имени Пинк Флойд. Мэри поставила доллар на Мышь Войны и вместе со всеми завопила во всю глотку, как только открылись крошечные дверцы загончиков, и «рысаки» начали свой безумный бег к финишу, на котором их ожидали призы в виде кусочков арахисового масла и засохшего сыра.
Победу одержала Мышь Войны, на нос обошедшая Годзиллу. Пинк Флойд, перескочив через загородку, стремительно бросилась на свободу, чудом увернувшись от тяжелых башмаков своих разочарованных почитателей, и скрылась где-то между стоявшими вдоль стены игральными автоматами.
Получив свой законный выигрыш, Мэри вернулась к столику, на который как раз подали заказанный ею ужин. Нора по пути подхватила какого-то ковбоя и поволокла его на танцплощадку отплясывать под взревевшую из динамиков песню Хола Кетчума «Сердца загрохочут».
Гамбургер был божествен. Мэри впилась в него всеми зубами, закрыла глаза и блаженно застонала. Полфунта первоклассной монтанской говядины на пышной теплой белой булке. Мэри едва смогла обхватить этот гигантский сандвич двумя руками. Расплавленный душистый сыр тут же выдавился с краев и потек у нее между пальцев.
— В жизни не видел, чтобы женщина ела столько, сколько ты, Мэри Ли. И как только тебе удается сохранять при этом чудную фигурку?
Уилл проскользнул за спиной Мэри в ее кабинку и водрузил на стол бутылку «Курса» с длинным горлышком. Судя по его виду, то была далеко не первая бутылка. Глаза Уилла ярко блестели. На липе застыла неизменная кривая усмешка. Прядь темных волос упала на лоб. Уилл подхватил с тарелки Мэри гигантский кружок лука и откусил, блеснув ровными, безупречно белоснежными зубами.
— Все, что надо, я сброшу.
— А Джей Ди тоже будет «сбрасывать» вместе с тобой? — лукаво поинтересовался Уилл.
— Джентльмены не задают подобных вопросов, — не моргнув глазом, парировала Мэри.
Уилл посмотрел на нее искоса и, повернувшись, оглядел зал:
— Здесь джентльмены не водятся. На мили вокруг. Здесь собрались одни сборщики навоза, ловящие момент удачи или возможности удрать.
— Вчера вечером я познакомилась с твоей женой, — сообщила Мэри, окуная гамбургер в миску с кетчупом.
Она жевала, не сводя глаз с Уилла, пытаясь определить его реакцию и угадать, что за тяжесть лежит у него на сердце.
Люси посмеялась бы над ней за это.
Усмешка Уилла стала жесткой и сердитой. Он положил кольцо лука на тарелку.
— О, в самом деле? Танцевала ли она, как в добрые старые времена, с богатенькими парнями?
— По правде говоря, она чувствовала себя там не в своей тарелке, — заметила Мэри. — Мне показалось, что Саманта слишком хороша для того, чтобы вращаться в этой дурацкой толпе.
— Ага, да ты не видела ее «вращающейся» со мной!
— Так, может быть, ты просто слишком занят, чтобы заметить, что между женщиной и мужчиной существуют отношения, связанные не только парой Х-хромосом. Я дам тебе ключ к разгадке, Уилл: неверность — не та черта характера, которую женщины приветствуют в своих мужьях.
Уилл попытался подыскать язвительный ответ, но в голове что-то заклинило. Он принялся ковырять этикетку на пустой уже пивной бутылке. Он — псих, он — обманщик, потерянный, свихнувшийся тип с закидонами. Сам же говорил себе, что хочет разорвать этот брак, и даже уже успел накуролесить для этого. Уилл не знал, как из всего этого выбраться.
Он оттолкнул Саманту! Теперь она сама направляется в сети так скоро свалившейся ей на голову благополучной жизни. Разве он может надеяться на то, чтобы ее вернуть? С какой стати Саманте возвращаться к прежней жизни? К чему ей возвращаться? Проклятие! В будущем и у него будет блестящая жизнь, и он никогда не задумается о том, что оставил в прошлом.
— Послушай, — сказала Мэри, — все это не мое дело. Видит Бог, у меня и без того забот полон рот, чтобы еще вмешиваться в твою жизнь. Просто мне кажется, что Саманта — прекрасная девушка, вот и все.
— Так оно и есть, — пробормотал Уилл. Взглянув на Мэри, он усмехнулся ей улыбкой, такой же фальшивой, как и купюра в три доллара. — В таком случае, как по-твоему, почему она попалась на удочку такого психа, как я?
— Наверное, тебе лучше спросить об этом у нее?
— Может, она думала, что сможет меня исправить, а? — Уилл прислонил бутылку к щеке, точно позировал для рекламного снимка пива «Курс». — Прошу прощения, леди, — неисправим. Никаких задатков, никаких возвратов.
К ним подошла официантка с подносом напитков, предназначенных для другого столика. Уилл стащил с подноса бутылку «Курса», заменив ее своей пустой, на что официантка, вместо того чтобы наброситься на Уилла с руганью, озорно ему подмигнула и одарила дьявольской улыбкой.
— Мэри Ли, — сказал Уилл, настраиваясь на философский лад, — ты когда-нибудь чувствовала себя парой перчаток на левую руку в мире правшей?
— Да, — тихо призналась Мэри, — бывало.
С танцплощадки вернулась Нора, разгоряченная и радостная. Уилл дернул ее за конский хвостик и попытался уговорить потанцевать с ним. Когда же Нора отказалась, сославшись на полную измотанность, он обратился к Мэри.
— Пойдем, — принялся уговаривать Уилл. — Брось ты этот гамбургер, ненасытная.
— Мне кажется, ты недостаточно трезв, чтобы удержаться на ногах.
— Черт возьми, точно! Но танцевать-то я могу. Это все равно как заики, которые распрекрасно поют. Я — Мел Тиллис техасского тустепа.
Вопреки благоразумию Мэри отправилась танцевать с Уиллом. И он доказал, что и в пьяном виде танцует гораздо лучше иных закоренелых трезвенников, с которыми доводилось танцевать Мэри. Уилл был атлетичен, грациозен, с естественным чувством ритма. Они танцевали до тех пор, пока Мэри не почувствовала, что ее легкие вот-вот взорвутся. Но потом они танцевали еще, поскольку Мэри резонно посчитала, что пока Уилл танцует, он не пьет (впрочем, он все-таки успел за это время осушить еще пару бутылок), и что если бы Уилл не танцевал с ней, он танцевал бы с какой-нибудь другой дамой, которая была бы не прочь после закрытия бара пригласить Уилла на эту ночь к себе в постель.
В полночь Нора объявила вечер закрытым. Ей было необходимо хорошенько выспаться перед завтрашней утренней сменой. Уилл потащился за ними к боковой двери, пытаясь уговорить остаться еще на часок.
— Ну давай же, Мэри Ли! — канючил Уилл и, ухватив ее за руку, попытался затащить Мэри обратно в бар. — Еще один танец.
— Нет, ковбой, не выйдет. Я уже достаточно натанцевалась, да и ты тоже. — Мэри выдернула свою руку, лишив тем самым Уилла равновесия, и он зигзагами проковылял по тротуару. — Может быть, тебе лучше поискать кого-нибудь, кто отвез бы тебя домой?
Уилл с вызовом задрал подбородок вверх:
— Я сам смогу рулить!
— Да, прямехонько в дерево.
— Мэри Ли права, — поддержала подругу Нора и протянула Уиллу открытую ладонь: — Давай-ка сюда ключи, Ромео.
Уилл отпрянул на шаг назад.
— Господи, мне не нужны тут две командирши!
— Тебе нужен чертов сторож — вот кто тебе нужен. Слова брата заставили сердце Уилла учащенно забиться.
— О черт, это голос судьбы! — кривляясь, драматически продекламировал он, пронзая Джея Ди взглядом. — Что ты собираешься делать — уложишь меня на землю?
Проигнорировав слова брата, Джей Ди обратился к женщинам:
— Бродишь по ночным трущобам, Мэри Ли?
— Я — сторонница социального равенства, — заявила Мэри, не желая поддаваться на укол. — А какие у тебя оправдания?
— Жажда.
— Почему бы тебе тогда не отправиться в «Лось»? — раздраженно спросил Уилл. — Можешь сцепиться там с Брайсом и укусить его за задницу — вместо меня. Для разнообразия.
— Точно, — фыркнул Джей Ди и шагнул к младшему брату. — Вкус твоей уже приедается. Мэри положила руку на руку Джея Ди, пытаясь отвлечь его внимание от Уилла. Тот ответил ей взбешенным взглядом.
— Успокойся, Джей Ди, — мягко сказала Мэри. — Просто он немножко много выпил.
— Уилл всегда «немножко много выпивает». Это единственная вещь, которую он делает действительно хорошо. Ты просто непревзойденный специалист в этом деле, а, Вилли-парнишка?
— Заткнись! — Уилл вдруг почувствовал себя постаревшим лет на десять и очень уставшим от вечного несоответствия высоким стандартам Джея Ди. Кровь в нем взыграла, и Уилл, подойдя к брату, толкнул его в плечо. — Заткнись, Джон Дикхед! Ты мне надоел.
— Ну наконец-то и ты познал чувство, которое я испытываю всю свою жизнь, — прорычал Джей Ди. Он устал, и нервы его тоже были на пределе. Собрание скотопромышленников ничего ему не дало, кроме сочувствия соседей и головной боли. — Ты опять был в «Маленьком чистилище»? — обратился он к Уиллу, чувствуя, как от возможного утвердительного ответа внутри у него все переворачивается. — Что ты просадил за сегодняшний вечер, хвастун? Мою последнюю рубашку?
Пытаясь оттащить его от Уилла, Мэри потянула Джея Ди за рукав.
— Джей Ди, может быть, ты просто…
— Мэри Ли, может быть, ты просто уберешься отсюда? — отмахиваясь от нее, взревел Рафферти. — Ты ни черта в этом не понимаешь!
Мэри отступила, подняв обе руки в знак того, что сдается.
— Прекрасно, — жестко сказала она. — Наваляйте друг другу как следует. Нора, мне кажется, нам не следует упускать такую возможность смыться.
Нора смерила Джея Ди взглядом, от которого менее закаленный мужчина почувствовал бы себя комком смятой бумаги.
— Да, и без того я смотрю слишком много сцен бессмысленного насилия по телевизору. Пойдем, милочка.
* * *
Было около часа ночи, когда Мэри вышла из лифта на седьмом этаже гостиницы. Она чувствовала себя избитой, измотанной, обиженной.
— Завтра будет новый день, — пробормотала Мэри, доставая из сумочки ключи от номера. — Разве ж это не приятная перспектива?
Мэри щелкнула выключателем у входной двери, но свет не зажегся. Чудненько! Тяжело вздохнув, Мэри сняла башмаки, оставив их в дверях, чтобы луч света из холла помог ей отыскать путь к настольной лампе.
Она почувствовала опасность за секунду до того, как ее увидела. Волосы на затылке наэлектризовались. Она инстинктивно обернулась к кровати и закричала.
Огромная черная тень, набросившись на нее со всей мощью футбольного «толкача», откинула Мэри назад, на стол, с которого от удара со звоном упал на пол телефон. Сердце забилось, выйдя из-под контроля. Пытаясь удержаться на ногах, она сцепилась с нападавшим, стараясь не потерять дыхания. Ноги и руки их сплелись, и они вместе повалились на пол. Мэри упала на спину, последние остатки воздуха вырвались из легких. Перед глазами поплыли разноцветные круги. Мэри застонала и захрипела.
Бороться! Бороться! — вскрикивало сознание. Ей казалось, что ее руки и ноги молотят без устали, пытаясь отразить нападение, но падение, очевидно, нарушило связь между сознанием и телом. В голове у Мэри мелькнула дикая мысль: будет ли она что-либо чувствовать, пока ее будут насиловать и убивать?
Мэри неистово работала ногами, пытаясь упереться ими в ковер. Отражая удары, бандит отклонился назад, освободив Мэри от своего веса. Почувствовав шанс вырваться, Мэри перевернулась на живот и ползком рванулась к двери.
Встать! Убежать!
Луч света из холла представлялся небесным лучом надежды, и Мэри устремилась к нему, пытаясь встать на ноги, убежать, спастись.
Бежать! Бежать!
Что-то большое и тяжелое с силой обрушилось ей на голову, и все погрузилось во мрак.
Взломщик выбежал в холл.
Мэри без чувств лежала на полу; телефон остался в нескольких сантиметрах от нее.
В трубке раздался приятный и заботливый голос:
— Диспетчерская. Чем могу быть вам полезен?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Темный рай - Хоуг Тэми



Хороший роман про Упрямого Сильного мужчину и Впрямую Сильную женщину:-) вторая сюжетная линия про брата Гг тоже понравилась. Концовка очень милая и нежная. В общем, читать!:-)
Темный рай - Хоуг ТэмиХомка
11.02.2014, 15.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100