Читать онлайн Темная лошадка, автора - Хоуг Тэми, Раздел - 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Темная лошадка - Хоуг Тэми бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.17 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Темная лошадка - Хоуг Тэми - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Темная лошадка - Хоуг Тэми - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хоуг Тэми

Темная лошадка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

4

Странно, почему я до сих пор жива.
Билли Голем направлял свою пушку прямо мне в лицо. В бесчисленных кошмарных снах я смотрела в дуло его пистолета и судорожно делала последний, надо думать, вдох. Но Голем повернулся и выстрелил в другую сторону.
Что для меня теперь жизнь? Наказание? Искупление грехов? Или мне следовало по собственному желанию прекратить ее, чтобы заплатить за свою беспечность? А может, мне просто чертовски повезло, но я не согласна в это верить?
Четыре тридцать утра.
Я лежу в постели, уставившись на вращающиеся лопасти потолочного вентилятора. Домик для гостей обставлял местный дизайнер по интерьерам, свихнувшийся на колониальном стиле. По-моему, вышло так себе, но мне-то никто никогда не платил за художественно облупившуюся краску на стенах и декоративные наволочки.
В четыре я вышла покормить лошадей. К пяти приняла душ. Мне так давно уже не приходилось представляться кому-либо и заботиться, что обо мне подумают, что я не могла вспомнить, как полагается себя вести. Не могла отделаться от мысли, что буду отвергнута с первого взгляда – если не из-за внешнего вида, то из-за репутации.
Какая странная причуда – верить, будто весь мир в курсе, кто я такая, чем занималась и чем закончилась моя профессиональная деятельность. Да, пару дней мое имя звучало в вечерних выпусках новостей. По минуте, не более. Чтобы заполнить эфирное время перед прогнозом погоды. На самом-то деле, вероятно, никого, кроме непосредственных участников, эта история особо не впечатлила. Люди редко думают о катастрофах в чужой жизни. Единственная мысль, которая их в таких случаях посещает: «Лучше пусть у нее, чем у меня».
Некоторое время я стояла в одном белье, пялясь на себя в зеркало. Потом втерла в волосы немного геля и попыталась сотворить нечто похожее на прическу. Подумала даже, не накраситься ли. Я не делала этого с тех пор, как мое лицо собрали по кусочкам. Пластический хирург дал мне визитную карточку специалиста по постоперационной косметике. Карточку я выбросила.
Перебрав десятка два нарядов, я остановилась наконец на шелковой блузке цвета сырого бетона и коричневых брюках, таких свободных в талии, что пришлось заколоть их булавкой, чтобы не потерять на ходу.
Когда-то я следила за модой…
Я просидела сколько-то времени в Интернете, погрызла ногти и сделала кое-какие заметки.
Про Томаса Ван Зандта ничего интересного не нашла. Его имя не появлялось даже на узкопрофессиональном сайте о продаже лошадей. При запросе по имени сайт выдал фотографии лошадей, проданных при участии Ван Зандта, и список телефонов: рабочий в Брюсселе, европейского аукциона и двух субагентов в Америке, одним из которых оказался Дон Джейд.
Зато я откопала несколько статей о Пэрис Монтгомери в «Хронике коневодства» и в ежедневной конно-спортивной газете: недавние победы в соревнованиях, долгий путь от конюха к штатному ученику и, наконец, к помощнику тренера. Судя по всему, успеха она добилась тяжелым трудом и несомненным талантом. И еще обаянием. С такой внешностью Пэрис и моделью могла бы стать запросто.
В интервью газете Пэрис сообщала, что проработала у Джейда помощником тренера три года, была невыразимо благодарна ему за такую возможность и тому подобное. Увы, мало кто понимает, какой он на самом деле классный. К несчастью, ему приходилось вести дела с субъектами сомнительной репутации, но ассоциация не должна винить его и так далее, и так далее. Потом цитировались слова Джейда о том, что у Пэрис большое будущее, сила воли и талант добиваться любой поставленной цели.
Прилагаемые фотографии запечатлели Монтгомери верхом на кобыле по кличке Парк-Лейн в прыжке над барьером, а также на сайте были выложены сверкающие улыбкой крупные планы.
Эта улыбка меня раздражала. Слишком яркая, и появляется слишком легко. Обаяние какое-то неискреннее. Хотя, конечно, я видела Пэрис Монтгомери не более десяти минут. Может, она не нравится мне оттого, что сама я не умею улыбаться и обаянием не отличаюсь?..
Я закрыла портативный компьютер и вышла во двор. Небо на востоке уже понемногу светлело, когда я проникла в дом Шона через стеклянную дверь гостиной и без церемоний направилась в спальню. Он был в постели один, сладко похрапывал. Я села рядом и похлопала его по щеке. Веки медленно поползли вверх, открывая глаза в густой сетке красных прожилок. Шон потер лицо ладонями.
– Я-то ждал Тома Круза, – просипел он.
– Извини, что разочаровала. Если к тебе зайдет барышник по имени Ван Зандт, имей в виду, меня зовут Элль Стивенс, а тебе нужен конюх.
– Что?! – Шон рывком сел в кровати и тряхнул головой, чтобы прийти в себя. – Ван Зандт? Томас Ван Зандт?
– Ты его знаешь?
– Слышал. Второй по значимости мошенник в Европе. А зачем ему сюда приходить?
– Потому что он думает, вдруг ты купишь у него коней?
– А с чего он так думает?
– Потому что я ему на это прозрачно намекнула.
– Что-о-о?!
– Не делай оскорбленное лицо, – сказала я. – У тебя морщины вокруг рта глубже становятся.
– Стерва!
Секунды две он дулся, затем спохватился и энергично потер лицо ладонями, уделив особое внимание области вокруг рта. Десять секунд – и как новенький.
– Ты же знаешь, у меня уже есть свой человек в Европе. Я работаю только с Туаном.
– Знаю. Это последний из честных барышников.
– Единственный за всю мировую историю, насколько мне известно.
– Вот и позволь Ван Зандту думать, будто он уводит тебя от Туана. У него будет оргазм. Если он все же зайдет, притворись заинтересованным. За тобой должок, не забывай об этом.
– Но не такой же огромный!
– Вот как? – хмыкнула я. – Благодаря тебе у меня появился клиент, о котором я совершенно не мечтала.
– Потом спасибо скажешь.
– Потом я уточню, как именно тебе отомстить. – Я наклонилась и снова потрепала его по колючей щеке. – Удачных сделок!
Шон застонал.
– Да, кстати, – уже в дверях добавила я, – он думает, что я дилетантка из Палм-Бич, а Д’Артаньяна взяла у тебя напрокат.
– И вот это все я должен держать в памяти?
Я пожала плечами.
– Времени у тебя уйма, чем тебе еще заниматься?
Дверь уже почти закрылась за мною, когда Шон опять заговорил:
– Эл…
Я оглянулась, держась за косяк. Шон смотрел на меня необычно серьезно, даже как-то ласково. Наверное, хотел сказать что-то доброе. А я хотела, чтобы он сделал вид, будто сегодня такой же день, как всегда. Каждый из нас, кажется, отлично знал, что думает второй. Я затаила дыхание. Шон милостиво улыбнулся одним уголком рта и сказал:
– Красивый костюм.
Я помахала ему и вышла из дома.
Молли Сибрайт жила в двухэтажном, украшенном лепниной особняке на краю жилого массива Бинкс-Форест. Престижно, дорого. На дорожке у крыльца белый «Лексус». В доме горел свет – трудолюбивый средний класс готовился к новому рабочему дню. Я затормозила у обочины чуть поодаль и стала ждать.
В семь тридцать на улице начали появляться ребятишки. Они сонно брели мимо меня к остановке школьного автобуса на углу квартала. Из дома Сибрайтов показалась Молли, таща за собой внушительный портфель на колесиках – прямо деловая женщина на пути к самолетному трапу, только маленькая.
Я вышла из машины и прислонилась к ней спиной, скрестив руки на груди. Молли заметила меня шагов за двадцать.
– Я передумала, – сказала я, когда она остановилась передо мной. – Помогу тебе искать сестру.
Молли не улыбнулась. Не запрыгала от радости. Только внимательно посмотрела на меня и спросила:
– Почему?
– Потому что мне не нравятся люди, с которыми связалась твоя сестра.
– Вы думаете, с ней случилось что-нибудь плохое?
– Мы обе знаем, что что-то с ней случилось, – ответила я. – Она была здесь, а теперь ее нет. Плохо это или не плохо, еще предстоит выяснить.
Молли кивнула, явно довольная тем, что я не стала фальшиво утешать ее. Взрослые часто говорят с детьми так, будто они глупы уже потому, что мало живут на свете. Молли Сибрайт отнюдь не была дурочкой. Она была смелой и умной, и смотреть на нее свысока я не собиралась. Даже заранее решила, что не буду лгать ей – если получится.
– Но если вы не частный детектив, что вы можете? – спросила она.
Я пожала плечами.
– А что сложного? Задать пару вопросов, сделать пару звонков. Не нейрохирургия как-никак.
Молли задумалась над моим ответом. А может, взвешивала, надо ли говорить то, что все-таки сказала через минуту:
– Вы когда-то работали следователем в полиции.
Наверное, если б она размахнулась и огрела меня по темени молотком, я испытала бы примерно такое же потрясение. Это я-то, которая решила не смотреть на ребенка сверху вниз! Мне и в голову прийти не могло, что Молли Сибрайт после первого разговора побежит домой, залезет в Интернет и предпримет независимое расследование. Я вдруг почувствовала себя раздетой, открытой до такой степени, которая вообще вряд ли возможна. Двенадцатилетняя девочка безошибочно нашла у меня слабое место.
Я отвела взгляд, и тут как раз к тротуару причалил школьный автобус. Дети уже толпились у открытой двери.
– Твой автобус?
– Я хожу пешком, – отрезала она. – Я нашла о вас статью в компьютерной подшивке «Пост».
– Всего одну? Я оскорблена.
– Мне хватило одной.
– Ладно, значит, мои грязные секреты раскрыты. Да, я была следователем в округе Палм-Бич. А теперь нет.
Молли сочла за благо ни о чем больше не спрашивать. Такая мудрость даже у людей втрое старше ее встречается редко.
– Давайте поговорим о вашем гонораре, – деловито предложила она.
– Пока я, пожалуй, соглашусь на твою сотню, а дальше поглядим.
– Ценю, что вы не пытаетесь жалеть меня.
– Я только сказала, что возьму у ребенка сто долларов. Хотя, конечно, это довольно гадко.
– Нет, – возразила Молли, слишком серьезно глядя на меня сквозь выпуклые стекла круглых, как у Гарри Поттера, очков. – Я так не думаю. – Она протянула мне руку. – Спасибо, что не отказали.
– Боже! У меня такое ощущение, будто теперь осталось только подписать контракт.
– Вообще-то надо бы. Но я вам доверяю.
– А почему?
Кажется, ответ у Молли был, но она, судя по всему, сочла его слишком сложным для моего понимания и потому решила оставить при себе. Интересно, с этой ли она планеты?
– Мне нужны кое-какие сведения. Фотография Эрин, ее адрес, марка и модель автомобиля и тому подобное.
Пока я говорила, Молли нагнулась, расстегнула «молнию» на кармане портфеля, достала большой коричневый конверт и протянула мне.
– Здесь вы найдете все необходимое.
– Прекрасно. – Наверное, мне следовало удивиться. – А в полиции ты с кем разговаривала?
– Со следователем Лэндри. Знаете его?
– Знаю, кто он такой.
– Он вел себя очень грубо и пренебрежительно.
– Я тоже.
– Вы пренебрежительны не были.
Из гаража Сибрайтов выехал черный трехдверный «Ягуар», развернулся и поехал в противоположную от нас сторону. Должно быть, Брюс Сибрайт.
– Твоя мама дома? – спросила я. – Мне надо с ней поговорить.
Эта перспектива не особенно порадовала Молли. Она досадливо поморщилась.
– Мама уходит на работу в девять. Она агент по недвижимости.
– Молли, мне придется с ней побеседовать. И с твоим отчимом тоже. Тебя это не коснется. Скажу им, что я следователь из страховой компании.
Она с мрачным видом кивнула.
– А теперь иди в школу, тебе пора. Не хочу, чтобы меня арестовали за подстрекательство малолетней к правонарушению.
– Нет, – отрезала Молли и с гордо поднятой головой пошла обратно к дому. Чемоданчик с книгами тарахтел за ней по тротуару. Всем бы нам такую силу характера!
Когда мы с Молли вошли в дом, Кристал Сибрайт разговаривала по радиотелефону. Она стояла, облокотившись на консоль, пристально разглядывала себя в зеркало с резной рамой в стиле рококо и щебетала в трубку о каком-то совершенно неописуемом особняке на Сэг-Харбор-корт. Ни за что не признала бы в ней маму Молли. Мне почему-то казалось, что она должна быть застегнутым на все пуговицы адвокатом или ядерным физиком. Впрочем, мне ли не знать, что дети не всегда похожи на родителей?
Кристал оказалась смазливой блондинкой тридцати с небольшим, которая слишком часто позволяла себе роскошь алкогольных возлияний. Волосы у нее были почти белые, тонкие, как сахарная вата. С макияжем легкий перебор. Розовый костюм чуточку тесноват и чуточку ярковат, босоножки на шпильках – тоже немного выше, чем надо.
– Да, Джоан, я могу вам все отправить по факсу, как только доеду до работы. – Она покосилась в нашу сторону. – Но чтобы оценить эту красоту, вы должны увидеть ее своими глазами. Сейчас, в сезон, таких мест вообще не найти. Вам просто повезло.
Отвернувшись от зеркала, Кристал вопросительно посмотрела на меня, затем на Молли и продолжила беседу с невидимой Джоан. Назначила встречу на одиннадцать, вписала ее в растрепанный ежедневник и только тогда отложила трубку.
– Молли? В чем дело? – спросила она, глядя не на дочь, а на меня.
– Это мисс Эстес, – пояснила Молли. – Она следователь.
Кристал смотрела на меня так, будто я свалилась с Марса.
– Кто-кто?
– Она хочет поговорить с тобой об Эрин.
От бешенства Кристал багрово покраснела до корней волос.
– Молли, бога ради! Что ты такое напридумывала? Что с тобой?
В глазах Молли отразилась такая обида, что мне стало не по себе.
– Я ведь тебе говорила, случилось что-то плохое.
– Поверить не могу, что ты на такое решилась! – бушевала Кристал. На свою младшую дочь она злилась явно не впервые. – Слава богу, Брюса дома нет!
– Миссис Сибрайт, – вмешалась я, – я занимаюсь одним делом в конно-спортивном центре, к которому ваша дочь Эрин может иметь отношение. Если можно, я хотела бы поговорить с вами наедине.
Она уставилась на меня белыми от ярости глазами.
– Не о чем тут говорить! Мы понятия не имеем, что там творится!
– Но, мама… – заикнулась Молли, взывая к ее материнским чувствам.
Мать бросила на нее уничтожающий, злобный взгляд.
– Если ты наплела этой даме каких-нибудь глупостей, юная леди, тебе не поздоровится. Ни минуты покоя с тобой! Ни о ком, кроме себя, не думаешь!
На бледных как мел щеках Молли проступили два красных пятна. Я испугалась, что она сейчас расплачется.
– Я волнуюсь за Эрин, – еле слышно прошептала девочка.
– Вот уж о ком, о ком, а об Эрин беспокоиться нечего, – отрезала Кристал. – Иди в школу. Ступай. Я очень сержусь на тебя. Опоздаешь на первый урок, можешь хоть до вечера потом сидеть в классе. И не звони мне.
Ох, как мне хотелось схватить Кристал Сибрайт за пережженные перекисью патлы и оттаскать хорошенько, чтоб они так и остались у меня в кулаке!
Молли повернулась и вышла, оставив входную дверь открытой настежь. При виде ее, идущей к автобусу со своим черным портфельчиком, у меня защемило сердце.
– Вы тоже можете не задерживаться, – заявила мне Кристал Сибрайт. – Или я позвоню в полицию.
Я резко обернулась к ней и пару секунд ничего не говорила, стараясь справиться с душившим меня бешенством. Наверное, в свое время я была жутким патрульным инспектором, потому что в бытовых ситуациях мне не хватало элементарных дипломатических навыков. Я тогда придерживалась того мнения, что некоторым людям мордобой жизненно необходим. Мать Молли была как раз из таких. Но с тех пор прошло много времени, и я кое-чему научилась.
Кристал тряслась, как левретка, тоже явно пытаясь совладать с собой.
– Миссис Сибрайт, как бы то ни было, Молли не имеет к этому никакого отношения, – солгала я.
– Вот как? Разве она не плела вам, что ее сестра исчезла и что нам надо звонить в полицию, в ФБР, в передачу «Их разыскивает вся Америка»?
– Мне известно лишь, что Эрин никто не видел с воскресенья. Вас это не тревожит?
– Намекаете, что я не забочусь о своих детях?
Опять глаза навыкате и заученное возмущение – верные признаки низкой самооценки.
– Ни на что я не намекаю.
– Эрин взрослая. По крайней мере так она сама считает. Она пожелала жить отдельно и самостоятельно заботиться о себе.
– Значит, вы не в курсе, что она работала у человека, который замешан в мошенничестве и обмане страховых компаний?
Кристал смутилась.
– Она работает у тренера скаковых лошадей. Так сказала Молли.
– А с Эрин вы не говорили?
– Когда она уезжала, то ясно дала понять, что не хочет иметь со мною ничего общего. Жить нормальной жизнью в уютном доме казалось ей слишком скучно. После всего, что я сделала для нее и ее сестры…
Кристал подошла к журнальному столику, бросила взгляд в зеркало и запустила руку в большую оранжевую с розовым сумку от Кейт Спейд. Достав сигарету и тоненькую зажигалку, она шагнула к открытой входной двери и закурила.
– Я столько работала, стольким жертвовала… – бормотала Кристал, обращаясь скорее к себе самой: очевидно, ей нравилось представляться героиней романа. – С самой ночи своего зачатия она не принесла мне ничего, кроме горя!
– А отец Эрин живет далеко? Могла она отправиться к нему?
Кристал расхохоталась, не глядя на меня. Веселья в ее смехе не было совсем.
– Нет. Этого она не сделала бы.
– Где ее отец?
– Откуда мне знать? Пятнадцать лет ничего о нем не слыхала.
– А кого-нибудь из друзей Эрин вы знаете?
– Послушайте, зачем она вам? Что она еще натворила?
– Ничего, насколько мне известно. Я просто хотела задать ей несколько вопросов о человеке, у которого она работает. А раньше у Эрин бывали проблемы с полицией?
Кристал высунулась за дверь, глубоко затянулась сигаретой и выдохнула облако дыма на куст мальвы.
– По-моему, жизнь моей семьи вас никак не касается.
– А с наркотиками она никогда дела не имела?
Кристал вскинула на меня глаза.
– Так вот оно что! Она связалась с наркотой? Боже, этого только не хватало!
– Я только задала вопрос. Меня беспокоит, куда она делась. Видите ли, исчезновение Эрин случайно совпало с гибелью очень дорогостоящей лошади.
– Вы думаете, она убила лошадь?
Мне показалось, что сейчас моя голова расколется пополам. Кристал беспокоилась о чем угодно, кроме собственной дочери.
– Нет, я всего лишь хотела задать ей пару вопросов насчет ее шефа. Вы совсем не представляете, куда она могла поехать?
Кристал шагнула на крыльцо, стряхнула пепел в цветочный горшок и вернулась в комнату.
– Ответственность и Эрин – понятия несовместимые. По ее мнению, быть взрослой – значит делать все, что взбредет в голову. Небось сбежала с каким-нибудь мальчишкой на Южное побережье.
– А у нее есть друг?
Миссис Сибрайт насупилась и уставилась на плитки пола. Взгляд вниз и чуть вправо – признак вранья.
– Откуда мне-то знать? Она со мной не делилась.
– Молли сказала, что не дозвонилась до Эрин по мобильному телефону.
– Молли! – раздраженно выдохнула Кристал, разгоняя рукой дым. – Молли двенадцать лет. Молли думает, Эрин крутая девчонка. Молли читает слишком много приключенческих книжек, смотрит слишком много полицейских сериалов. Разве нормальные дети смотрят такие фильмы? «Закон и порядок», «Материалы следствия»… Когда мне было двенадцать, я раз по сто смотрела «Домик в прериях».
– Миссис Сибрайт, по-моему, у Молли есть основания для беспокойства. Вероятно, вам следовало бы зайти к шерифу, побеседовать и оставить заявление об исчезновении члена семьи.
Кристал Сибрайт страшно испугалась. Не того, что ее дочь, возможно, стала жертвой чьих-то махинаций, но одной мысли о том, что жительнице Бинкс-Форест придется писать заявление в полицию. Помилуй бог, что скажут соседи?
– Эрин не пропала, – твердо повторила она. – Просто… уехала куда-то, и все.
Из комнаты на втором этаже вышел парень лет семнадцати-восемнадцати и громко затопал вниз по лестнице. Вид у него был точно с похмелья. Лицо серое, унылое, темные с белыми концами грязные волосы стоят торчком. Жеваная, несвежая майка – наверно, так в ней и спал. Ни на Кристал, ни на ее дочерей парень похож не был, и я подумала, что это, вероятно, сын Брюса Сибрайта. Интересно, почему Молли ни словом о нем не обмолвилась?
Кристал сдавленно чертыхнулась и воровато выбросила сигарету за дверь. Глаза парня проследили за полетом окурка и остановились на мачехе. Засек.
– Чед, что ты делаешь дома? – спросила она совершенно другим голосом: нервным, умоляющим. – Тебе нездоровится, милый? Я думала, ты в школе.
– Меня мутит, – пожаловался юноша.
– Да?.. Хочешь, я поджарю тебе тосты? – радостно предложила Кристал. – Мне надо на работу, но тосты я сделать успела бы.
– Нет, спасибо.
– Ты так поздно вернулся вчера, – нежно прощебетала Кристал. – Может, просто нужно выспаться как следует?
– Наверное, – проронил Чед, покосился в мою сторону и побрел на кухню.
Бросив на меня тревожный взгляд, Кристал тихо произнесла:
– Послушайте, вам нечего здесь делать. Уходите. Эрин объявится, когда ей что-нибудь понадобится.
– А что с Эрин? – спросил Чед. Он уже вернулся в прихожую с двухлитровой бутылкой кока-колы в руке. Завтрак чемпионов.
Миссис Сибрайт нахмурилась:
– Ничего. Так… ничего. Иди спать, солнышко.
– Мне надо задать ей пару вопросов о том человеке, у которого она работает, – объяснила я пареньку. – Ты случайно не знаешь, где ее искать?
Он пожал плечами и почесал грудь.
– Извините, я ее давно не видел.
Не успел он договорить, как к дому подъехал все тот же черный «Ягуар». На Кристал жалко было смотреть. Чед ретировался. Тот, кого я определила как Брюса Сибрайта, вылез из машины и деловитой походкой пошел к дому. Плотный, угрюмый, с зализанными назад редеющими волосами.
– Что-нибудь забыл, дорогой? – спросила его Кристал тем же тоном, что и Чеда. Тоном преданной служанки.
– Папку Фэйрфилдс. У меня сегодня утром крупная сделка по нескольким участкам, а папки нет. Я помню, что оставил ее на столе в гостиной. Наверно, ты убрала.
– Кажется, нет. Я…
– Сколько раз тебе повторять, Кристал? Не трогай мои деловые бумаги.
Его интонацию нельзя было назвать открыто оскорбительной, но почему-то очень хотелось.
– Я… прости, дорогой, – запинаясь, вымолвила миссис Сибрайт. – Позволь, я сама поищу.
Брюс Сибрайт посмотрел на меня слегка настороженно, как будто заподозрив, что я пришла просить денег на благотворительность.
– Извините, если помешал, – вежливо сказал он. – Я опаздываю на крайне важную встречу.
– Я так и поняла. Елена Эстес, – ответила я, протягивая ему руку.
– Елена хочет купить дом в Сэг-Харбор, – поспешно объяснила Кристал и с отчаянием, как тайной сообщнице, заглянула мне в глаза.
– Дорогая, стоит ли показывать ей тамошние халупы? – поморщился муж. – В тех местах недвижимость будет только падать в цене. Покажи ей лучше что-нибудь в Палм-Гровз. Пришли ее в контору, и пусть Кэти покажет ей планы.
– Да, разумеется, – пролепетала Кристал, проглотив упрек и грубость и без борьбы отдавая ему клиентку. – Так я пойду поищу ту папку…
– Не беспокойся, я сам. Не хочу, чтобы что-нибудь оттуда выпало.
Внезапно его внимание привлекло что-то на пороге. Он нагнулся и поднял окурок, выброшенный Кристал. Брезгливо взял его двумя пальцами и поднял глаза на меня.
– Прошу прощения, но в моем доме не курят.
– Извините, – сказала я, забирая у него окурок. – Гадкая привычка.
– Да уж.
Он пошел в дом искать пропавшую папку. Кристал потерла рукой лоб, посмотрела вниз, на свои чересчур блескучие босоножки, часто моргая, будто старалась не заплакать, и прошептала:
– Уходите, прошу вас.
Я ткнула окурок в цветочный горшок и вышла. О чем еще говорить с женщиной, которая настолько под каблуком у своего деспота-мужа, что скорее бросит родную дочь, чем прогневит его?
Уже не первый раз в жизни люди удивили меня, и нельзя сказать, чтобы удивили приятно.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Темная лошадка - Хоуг Тэми



Любителям детективов читать однозначно. Интересная сюжетная линия. Любовная линия тут даже не второстепенная, очевидно напряжение между героями, но детального описания их чувств друг другу и какого то накала любовных страстей нет вообще. Короче говоря, книга мне понравилась, но это не любовный роман, а детектив.
Темная лошадка - Хоуг ТэмиХомка
8.02.2014, 11.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100