Читать онлайн Темная лошадка, автора - Хоуг Тэми, Раздел - 37 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Темная лошадка - Хоуг Тэми бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.17 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Темная лошадка - Хоуг Тэми - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Темная лошадка - Хоуг Тэми - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хоуг Тэми

Темная лошадка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

37

Мне вдруг стало понятно, зачем жить в пригороде Локсахэтчи. Тихо, уединенно, в стороне от основной массы лошадников – для тайных дел лучшего места не найти.
Как видно, в своей конюшне Дон Джейд не единственный, кто в целях личной выгоды играет в постельные игры. Если Трей Хьюз приходил в этот дом не только обсудить, как его лошадь в этот день вела себя на ринге, значит, Пэрис Монтгомери трахнула самого влиятельного из покровителей Джейда. Причем со злостным умыслом.
А может, Джейд обо всем знает? И Пэрис действовала с его благословения? Может, такова его политика, чтобы удержать внимание Трея?
Нутром я чуяла, что нет. Никаких косвенных проявлений симпатии между Треем и Пэрис я ни разу не заметила. Их общение в конюшне никак не выходило за рамки обычного взаимодействия тренера с клиентом. Может быть, Трей принципиально не смешивает свою личную жизнь с работой? Когда у него был роман с женой Майкла Берна, это явно не обеспечило Майклу работы в шикарной новой конюшне. Да, если на то пошло, и Стелла Берн ничего с этого не получила.
Интересно, как долго тянулся их роман. Хьюз перевел своих коней к Джейду уже девять месяцев тому назад, то есть лето они должны были провести в его конюшне в Хэмптонс. Трей, скорее всего, проводил там лето, вкушал радости общения. Там-то, вероятно, и проскочила между ними искра.
Прокручивая в уме эти мысли, я доехала до Уэллингтона и завернула на Сэг-Харбор-корт.
«Мерседес», выданный Треем Хьюзом в пользование Ван Зандту, стоял у крыльца. На уличной стоянке напротив сидели в черном «Форде Таурус» двое молодчиков в рубашках и при галстуках.
Федералы.
Я припарковалась в паре метров от них и подошла к машине спереди. Парень за рулем открыл свое окошко.
– Эй, ребята, – сказала я, – я видела его сегодня утром в темно-синем «Шевроле Малибу».
Водитель уставился на меня профессионально-полицейским взглядом.
– Прошу прощения?
– Я имею в виду Томаса Ван Зандта. Вы ведь у него на хвосте должны сидеть, верно?
Они переглянулись и снова вылупились на меня.
– Мэм, кто вы? – спросил водитель.
– Когда-то я была другом этому паршивцу Армеджану. Вы ему передайте, что я так сказала.
Я пошла прочь, а эти двое кретинов так и остались сидеть и следить за машиной, которая, видимо, так за весь день и не тронулась с места.
Томас Ван Зандт – свободный человек.
До встречи…
Я вернулась в свою машину и поехала домой. Ждать.
Никаких признаков постороннего вторжения в поместье Шона я не заметила. Разумеется, кода замка на воротах он Ван Зандту не давал, но я все равно была настороже и, решив заглянуть к лошадям, на всякий случай достала из-за пояса пистолет. У каждой лошади я останавливалась, чтобы приласкать, и чувствовала, как шаг за шагом напряжение отпускает меня. Оливер захотел сжевать пистолет. Фелики при виде меня настрожила уши, чтобы показать, кто тут племенная кобыла, и потянулась за угощением. Д’Артаньян хотел только, чтобы ему почесали шею.
Выполняя его желание, я думала об Эрин Сибрайт, о том, как она смеялась на той пленке, что обнаружилась у Ван Зандта в спальне.
Позвонить бы Лэндри, узнать, как прошла передача выкупа… Но лучше не надо. Он мне не друг, не доверенное лицо. И моей жажды знаний не оценит. Надеюсь, хоть Молли позвонит, но и она явно не будет первой, кто услышит новости. Сначала независимо от исхода операции будет разбор полетов в полиции. И за это время никому и в голову не придет дать Молли знать, как там ее сестра.
«Делать нечего, надо ждать», – подумала я, и в следующее мгновение на дорожке мигнули фары.
Это не Шон. Когда Шон возвращается домой, я никогда не вижу света его фар, потому что он сразу заворачивает к дальнему углу главного дома, в гараж.
Может, Ирина?
А может, и нет…
Я выключила лампу и выглянула в окно. Луч прожектора у конюшни не доставал до машины, но, когда водитель вылез и направился к дому, по походке я поняла, что это Лэндри.
Сердце у меня забилось быстрее. Наверняка он с новостями. Хорошими ли, плохими ли, но новостями. Я пошла к нему навстречу и первой поднялась на крыльцо. Увидев меня, он остановился и поднял руки, не сводя глаз с пистолета, который я так и держала в руке.
– Не убивайте гонца.
– Плохие вести?
– Да.
– Она мертва?
– Непонятно.
Я привалилась к дверному косяку, чувствуя одновременно облегчение и дурноту.
– Что случилось?
Он рассказал о передаче денег, о магнитофоне, подключенном к таймеру, о видеозаписи избиения Эрин.
– Боже мой, – пробормотала я, растирая ладонями лицо. Чувствительность сохранялась только с одной стороны, но сейчас лучше бы все онемело. – Боже мой. Бедная девочка.
Ты нарушил правила. Девчонка за все заплатит.
Нарушить правила придумала я. Всю свою жизнь нарушала правила, никогда не осторожничала. Так ничему меня жизнь и не научила. А расплачивается теперь Эрин Сибрайт.
Надо было вести себя иначе! Если б я не была так бесцеремонна с Брюсом Сибрайтом, если б не настояла на привлечении к делу полиции…
Если бы я была не я. Если бы Молли обратилась к кому-нибудь другому.
– Эстес, не казните себя, – негромко сказал Лэндри.
Я усмехнулась.
– Я мало что умею делать так же хорошо.
– Ничего подобного, – пробормотал он.
Он стоял слишком близко ко мне. Наши тени перекрещивались на пороге, в пятне падающего из входной двери света. Будь я другой, наверное, в этот момент прижалась бы к нему. Но я даже не могла вспомнить, когда в последний раз показывала кому-либо свою незащищенность. Да и не знала, как это делается. И Лэндри я не доверяла, ждала подвоха.
– Не все зависит от вас, – услышала я. – Иногда просто получается так, как получается.
Те же самые слова я говорила ему сутки назад.
– Любое мое слово может быть и будет обращено против меня?
– Лишь бы помогло.
– А вам помогло?
Он покачал головой.
– Нет. Но слышать было приятно.
– Спасибо.
– На здоровье.
Мы обменялись слишком долгим взглядом, потом Лэндри почесал в затылке и посмотрел мимо меня, в глубь дома.
– Виски не угостите? Денек был тот еще.
– Конечно.
Он подошел к бару, плеснул в стакан на два пальца виски розлива моего года рождения и пригубил. Я наблюдала за ним, сидя на подлокотнике кресла.
– Где был Джейд во время передачи денег?
– Встречался с родителями Джилл Морон в Уэст-Палм. Они сегодня днем прилетели из Батрэка, штат Вирджиния, и потребовали, чтобы он лично увиделся с ними.
– А Ван Зандт?
Лэндри покачал головой, сжал зубы.
– Кстати, привет вам от вашего друга из ФБР.
– От Армеджана? Он мне не друг. Может, вам? А где вы его видели?
– Вдруг свалился нам на голову, «чтобы помочь советом». Его люди следят за Ван Зандтом.
– За машиной у крыльца они следят. А Ван Зандт сегодня утром приезжал ко мне на «Шевроле».
Лэндри пронзительно взглянул на меня.
– Что он здесь делал?
– Думаю, решил меня припугнуть.
– Он знает, что вчера ночью у него дома были вы?
– Да. По-моему, да.
– Не нравится мне это.
– А уж мне-то…
Лэндри отхлебнул виски, помолчал.
– Гм… на передаче денег его не было. Это мы точно знаем.
– Это не значит, что он не имеет отношения к похищению. Да и Джейд, если уж на то пошло. Затем и оставили вместо себя таймер с магнитофоном, чтобы на время встречи обеспечить себе железное алиби. Откуда-то они знали, что вы там будете. И вовсе не собирались являться туда – с Эрин или без нее.
– Все равно нам надо было это провернуть.
– Конечно, – согласилась я. – Только я очень боюсь за Эрин. Они знают, что денег не получат. Чего тогда они добьются, сохраняя ей жизнь? Зачем она им?
– Для развлечений и игр с арапником, – буркнул Лэндри и, уставившись в пол, помотал головой. – Господи, видели бы вы, что он с нею выделывал! Если б он так же лупил лошадей, его давно посадили бы за жестокое обращение с животными.
– Джейд? – уточнила я. – Вы, очевидно, знаете о нем что-то такое, чего не знаю я, но я всерьез сомневаюсь, тот ли это человек.
– Вы ведь сами говорили, что все ниточки ведут к нему.
– В каком-то смысле да. Но в чем-то не сходится. С Треем Хьюзом он завязан исключительно по делу: тот берет его на работу в новую конюшню, покупает для него дорогих лошадей. Зачем бы ему рисковать всем этим и совершать такое бесчинство – похищать Эрин?
– Эрин что-то знала о том коне, которого он убил.
– Тогда почему просто не убрать ее? – спросила я. – Мы ведь в Южной Флориде. Ничего нет проще, чем избавиться от тела. Зачем эти никому не нужные навороты с похищением?
Лэндри пожал плечами:
– Потому что он псих. Думает, будто может все.
– Я согласилась бы с таким объяснением, если бы речь шла о Ван Зандте. Но Джейд, мне кажется, не станет рисковать всем ради самоутверждения. Да и связываться с таким распутником, как Ван Зандт, – тоже.
Лэндри сделал еще глоток виски. «Прикидывает, делиться со мною информацией или нет», – поняла я.
– Один звонок из вашего списка входящих на домашний телефон Сибрайта был сделан с мобильного телефона без абонентской платы. Мы установили, что он был продан в магазине «Радио Шека» в Ройял-Палм-Бич. По фотографии продавцы не опознали Джейда, но один из них припоминает, что говорил по телефону с человеком по имени Джейд. Тот расспрашивал его про модели телефонов и попросил отложить для него один.
– Глупость какая! Зачем ему называться настоящим именем? – усомнилась я.
Лэндри опять пожал плечами.
– Может, решил, что одноразовую трубку не вычислят, а потому неважно, с кем он говорит.
Я встала и прошлась по комнате, качая головой.
– Если бы Дон Джейд был идиотом, он в жизни не добился бы того, что имеет. Нет, тут что-то не так. Не сходится.
Лэндри нахмурился.
– Это одна из наших версий, и оставлять ее без внимания я не намерен. Вы не хуже меня знаете: преступники иногда прокалываются. Теряют бдительность. Совершают ошибки.
– Ага. Только, может, кто-то совершил эту «ошибку» за него?
– Вы думаете, кто-то пытается его подставить?
– По-моему, похоже на то. Джейд в этом деле теряет больше, чем выигрывает.
– Но он уже так поступал – гибель лошади, обман страховой компании…
– Тогда было другое дело…
– Горбатого могила исправит.
– Слушайте, – сказала я, – защищать его я не собираюсь. Просто думаю, что, кроме Дона Джейда, в этом бункере полно гнилых яблок. Что, интересно, вам сказал Майкл Берн о своем местонахождении в ночь убийства Джилл Морон?
– Был в «Игроках», где назначил встречу с клиентом, но клиент не появлялся. Берн вышел в общий зал позвонить ему и стал свидетелем скандала между Джейдом и девушкой.
– А потом?
– Вернулся домой и провел остаток вечера с женой.
– Ах, да! – я закатила глаза. – Миссис Алиби!
– Что-что? – раздраженно переспросил Лэндри. – По-вашему, Берн все это выдумал? Зачем?
– Этого я не говорила. Знаю только, что Майкл Берн ненавидит Джейда люто, он жаждет крови, причем буквально. Берн многое потерял, когда Трей Хьюз от него отказался. Он – сама злоба. Вполне мог убить того коня. Возможно, он думает, что, убрав с дороги Джейда, снова заполучит Хьюза. А если даже и нет, доставит себе удовольствие, сломав Джейду жизнь.
– А Ван Зандт каким образом связан с Берном? Вы ведь все еще верите, что Джилл убил он, верно?
– Да, но, может, он и не связан с Берном. Вероятно, Джилл он убил, но иных мотивов, кроме секса, у него не было, – ответила я. – А может, они с Берном партнеры. Или с Пэрис Монтгомери – она, кстати, спит с Треем Хьюзом. Но в его партнерство с Доном Джейдом я не верю. И потом, есть еще Трей Хьюз. Весь этот кошмар разворачивается вокруг него.
– Господи, ну и бардак! – пробормотал Лэндри. Он уже допил виски и поставил пустой стакан на кофейный столик. – На вашем месте я ни о чем таком не заикался бы при лейтенанте Дугане.
– А зачем мне?
У Лэндри запищал пейджер. Он взглянул на дисплей, потом на меня.
– Потому что он вызывает вас к себе. Немедленно.
Когда мы входили, Лэндри придержал передо мной дверь. Мне не хватило воспитания поблагодарить его – все мои мысли были о предстоящей беседе. Нужно было войти с готовой стратегией, не то Дуган с Армеджаном выставят меня из расследования под зад коленом.
Они ждали в кабинете лейтенанта: Дуган, Армеджан, Вайс. Когда я вошла, Вайс поднял на меня взгляд – профессионально-безразличный, с громоздящимися за этим безразличием эверестами гнева. Я проигнорировала его и сразу направилась к Дугану – посмотрела прямо в глаза и протянула руку.
– Здравствуйте, лейтенант. Я – Елена Эстес. Хотела бы сказать, что рада, но, уверена, радоваться нечему. – Я обернулась к Армеджану. – Уэйн, спасибо за информацию по Ван Зандту. Конечно, вся правда была бы полезнее, но какого черта? Все равно Джилл Морон никто не любил.
Круглая физиономия Армеджана побагровела.
– Я не могу выдавать полную информацию гражданскому лицу!
– Разумеется. Понимаю. Потому-то вы и позвонили напрямую лейтенанту Дугану, да? Чтобы он на всякий случай приставил кого-нибудь к подозреваемому?
– У нас не было оснований полагать, что Ван Зандт представлял для кого-либо непосредственную опасность, – начал оправдываться Армеджан. – Меня не поставили в известность о похищении этой Сибрайт…
– Уверена, для родных Джилл Морон это большое утешение.
– Ваша забота о родных весьма трогательна, мисс Эстес, – вмешался Дуган. – И просто удивительна, принимая во внимание, как вы обошлись с Сибрайтами.
– С должным уважением.
– Не в отношении Брюса Сибрайта.
– Он не заслуживает никакого, как вы, вероятно, уже поняли сами. Честно говоря, у меня нет уверенности, что он не замешан в похищении.
– Мисс Эстес, ваши домыслы меня не интересуют, – отрезал Дуган.
– Тогда почему я здесь?
– Сибрайты собираются подавать на вас в суд. Похоже, вы ввели их в заблуждение.
– Неправда.
– Вы не частный детектив, – продолжал Дуган.
– Я никогда никому так не представлялась. Сибрайты сделали ошибочный вывод.
– Не заговаривайте мне зубы. Если хотите играть в словесные игры, идите в адвокаты.
– Спасибо за ценный совет.
– Жаль, что она не приняла его к сведению до того, как подставила одного из наших под пулю, – процедил за моей спиной Вайс.
Я не сводила глаз с Дугана.
– Я занялась этим делом, пытаясь помочь девчушке, убежденной, что ее сестра попала в беду. Когда никто – включая присутствующих – ей не поверил. Это моя единственная цель, лейтенант. Если она почему-либо напугала Брюса Сибрайта, вы, вероятно, захотите детально разобраться, почему.
– Мы взяли это под контроль, – сказал Дуган. – А вас я попрошу выйти из игры. Немедленно.
Я окинула взглядом комнату.
– Постойте, я что-то прослушала? Меня разве снова взяли сюда на работу? Потому что, если нет, то, по моему глубокому убеждению, вы не имеете права диктовать мне, что делать, куда идти, с кем разговаривать. Я – частное лицо.
– Вы мешаете официальному расследованию.
– Если б не я, никакого расследования не было бы.
– Я не могу позволить, чтобы частное лицо вламывалось в чужие квартиры, подбрасывало улики…
– Проникновение в чужую квартиру – преступление, – перебила я. – Если у вас есть доказательства, что я совершила преступление, меня следует арестовать.
– Только прикажите, лейтенант, – встрял Вайс. – Почту за честь.
– Елена, Ван Зандтом теперь занимаемся мы, – мягко сказал Армеджан. – Полиция и ФБР.
Мне вдруг стало скучно.
– Угу. Классно занимаетесь. Сегодня утром он пришел ко мне домой и угрожал мне. Где вы были в это время, Уэйн? И еще знаете что? Спорю на сто долларов: вам неизвестно, где он сейчас. Или я ошибаюсь?
Он не ответил, но выражение его лица было достаточно красноречивым.
– Мисс Эстес, Сибрайты требуют, чтобы их оградили от вас, – сообщил Дуган. – Если вы окажетесь рядом с ними, с их домом либо с местом работы мистера Сибрайта, мы будем вынуждены вас задержать.
Я пожала плечами.
– Чтобы сообщить об этом, вы могли бы послать ко мне своего помощника. Лейтенант, если только вы не хотите действительно поговорить со мною о деле, то отнимаете у меня время.
Дуган поднял бровь.
– У вас какие-то срочные дела?
Я достала мобильный из кармана куртки, нашла нужный номер, нажала клавишу вызова и, не сводя глаз с лейтенанта, дождалась ответа.
– Ван Зандт? Это Элль. Извините, что утром сбежала от вас. Особенно после того, как вы потратили столько времени, чтобы поорать на меня и внушить, что я на велосипеде-то не умею держаться, не то что на лошади.
На другом конце провода молчали. Только что-то шумело – видимо, он ехал в машине. Я решила продолжать разговор, даже если Ван Зандт отсоединится. Чтобы Дуган понял, что я не его собственность, но в то же время могу быть полезна, нравится ему это или нет.
– Вы считаете, я слишком на вас давил? – спросил Ван Зандт.
– Вовсе нет. Я люблю, когда мужчина груб, – многозначительно усмехнулась я.
Снова молчание, потом смешок.
– Элль, я таких, как вы, не встречал.
– Это хорошо или плохо?
– Думаю, это еще надо посмотреть. Я удивлен, что вы мне звоните.
– Лечу, как мотылек на пламя! – снова улыбнулась я. – З., вы занимаете мои мысли. Мы с Шоном сегодня идем в «Игроки» поужинать и пропустить рюмочку-другую. Вы свободны?
– Сейчас нет.
– А потом? – поинтересовалась я.
– Не думаю, что мне стоит вам доверять, Элль.
– Отчего же? У меня ведь никакой власти нет. Я – отрезанный ломоть.
– Дело в том, что вы мне не доверяете, – сказал он. – Вы думаете про меня плохое, а это очень обидно.
– Так убедите меня в том, что вы хороший. Никогда не поздно стать друзьями. И потом, это всего лишь вечер в баре. Возьмите с собой вашу подругу Лоринду. Может, за десертом продадите ей лошадь Шона. Ну, до встречи. Чао.
Я нажала отбой и убрала трубку обратно в карман.
– Да, – сказала я Дугану, – у меня есть срочное дело. Кажется, у меня свидание с Томасом Ван Зандтом. – Я обернулась к Уэйну Армеджану. – Не снять ли вам наблюдение с мертвой точки на стоянке?
Ответа я ждать не стала, небрежно проронила: «Приятно было поболтать, ребята» – и вышла, помахав рукой на прощание.
Голова кружилась. Я чувствовала себя так, будто подошла к великану и плюнула ему в глаз. Одним махом умудрилась расплеваться с начальником отдела убийств и грабежей – и специальным агентом ФБР, начальством регионального уровня!
А впрочем, какого черта?! Это они меня исключили, а не наоборот. Я бы с радостью рассказала им все, что знаю, но они во мне не нуждаются. Ради бога! Я только предупредила, что помыкать мною нельзя. Я знаю свои права, знаю законы. И не сомневаюсь в своей правоте: никакого расследования не было бы, если бы я не притянула к делу Лэндри и не позвонила Армеджану в поисках информации. И теперь я никому не позволю погладить меня по головке и отослать за линию заграждения.
Я расхаживала вперед-назад по тротуару, вдыхая душный, теплый ночной воздух. Верно ли я сыграла, будет ли это что-нибудь значить или уже поздно?
– Красивый костюм, Эстес, – заметил Лэндри, подходя ко мне с сигаретой в одной руке и зажигалкой – в другой.
– Ага, удивительно, что штаны не падают.
– Как думаете, Ван Зандт придет в «Игроки»? – спросил он, закуривая.
– Думаю, придет. Ему слишком нравится эта игра. И непосредственной опасности он для себя не видит. Знает, что у вас на него ничего нет, иначе он уже сидел бы в тюрьме. Думаю, он объявится, чтобы ткнуть в это носом вас – и меня.
Я машинально взяла у него сигарету, затянулась. Лэндри невозмутимо наблюдал за мной.
– Вы курите? – спросил он.
– Нет, – выдохнув дым, ответила я. – Давно бросила.
– Я тоже.
– Пачка в столе про черный день?
Он забрал у меня сигарету.
– Пачка лучше, чем бутылка. Не могу позволить, чтобы из-за этого меня уволили. Пока.
– У Вайса явно в заднице шило.
– Он маленького роста, – вместо объяснения проронил Лэндри.
– Я понимаю, что меня здесь не ждут, – продолжала я. – Но расследование все-таки начала я и еще могу вам пригодиться.
– Да, знаю. Прямо так вы моему начальнику все это и швырнули в морду.
На его лице появилась тень улыбки. И я вдруг почувствовала, что для меня его одобрение значит слишком много.
– Церемонии отнимают слишком много времени, – сказала я, пожав плечами. – А нам некогда расшаркиваться.
Я снова взяла у него сигарету и докурила в одну затяжку, коснувшись губами там, где только что касался он. Не позволяя себе думать, будто в этом есть нечто эротичное, хотя, конечно же, было, и Лэндри тоже это понимал. Наши взгляды скрестились и замерли, между нами пробежал какой-то ток.
– Мне пора, – сказала я, делая шаг к стоянке.
Лэндри не тронулся с места.
– А что, если Дуган снова вызовет вас к себе?
– Он знает, куда я еду. Может приехать и угостить меня чем-нибудь.
Лэндри изумленно покачал головой:
– Ну, вы даете, Эстес!
– Просто пытаюсь выжить.
Выезжая со стоянки, я заметила в свете фар стоящего на пороге Вайса. Паршивец мелкий! Наверняка устроит Лэндри какую-нибудь пакость за то, что тот поделился со мною сигаретой. Но это дело Лэндри, а мне своих проблем хватает. У меня свидание с убийцей.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Темная лошадка - Хоуг Тэми



Любителям детективов читать однозначно. Интересная сюжетная линия. Любовная линия тут даже не второстепенная, очевидно напряжение между героями, но детального описания их чувств друг другу и какого то накала любовных страстей нет вообще. Короче говоря, книга мне понравилась, но это не любовный роман, а детектив.
Темная лошадка - Хоуг ТэмиХомка
8.02.2014, 11.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100