Читать онлайн Приманка для мужчин, автора - Хоуг Тэми, Раздел - ГЛАВА 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Приманка для мужчин - Хоуг Тэми бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.07 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Приманка для мужчин - Хоуг Тэми - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Приманка для мужчин - Хоуг Тэми - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хоуг Тэми

Приманка для мужчин

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 25

Дэн потер ладонью лоб, откинул назад волосы. Ощущение было такое, будто из глаз испарилась вся влага.Виду него был, как у бездомного бродяги; он знал это, потому что не успел отвернуться от зеркала, когда раз заходил в уборную. Тогда-то он и увидел перед собой нечто устрашающее, с угрюмой физиономией, в мятой, с пятнами пота рубахе. Чтобы привести себя в чувство, необходим душ, бритье, кружка холодного пива, горячий завтрак и девятнадцать часов сна (последовательность любая). А единственное, что он мог себе позволить немедленно, — еще одна чашка гадкого, остывшего кофе.
На столе были разложены отчеты из лаборатории криминального бюро с аккуратно напечатанным наверху номером дела. Смерть Джералда Джарвиса, сокращенная до восьми безликих цифр. Дэн уже просмотрел заново все протоколы, еще раз сверился со всеми версиями и показаниями, прочитал от корки до корки черную записную книжку Джералда — настоящий справочник «Кто есть кто» по коррупции среди политиков штата. Из-за этой книжки полетит еще не одна голова. Миннесота — штат политических деятелей с безупречной репутацией. Одна только крошка из этой кучи дерьма — и чьей-то карьере конец. Правда, Дэн перестал понимать, как именно книжка связана с гибелью Джералда. Сжав ладонями готовую треснуть голову, он снова принялся прорабатывать версию за версией, чтобы разобраться по порядку и найти такой ответ, с которым ввиду его очевидной простоты спорить будет нельзя.
За дверью кабинета как ни в чем не бывало начинался новый рабочий день. Несмотря на ранний час, полвосьмого утра, народ потихоньку собирался. В замочную скважину плыл аромат свежесваренного кофе, который готовила у себя Лоррен. Телефоны трезвонили без умолку.
В дверь громко постучали, затем она приоткрылась, и в кабинет заглянула голова Лоррен с округленными от материнской тревоги глазами за стеклами раскосых очков.
— Боже мой, у тебя вид страшней войны! — воскликнула она, входя. Одной рукой она прижимала к отутюженной голубой блузке стопку розовых листков с телефонными сообщениями, другой деловито, не глядя, расставила по ранжиру папки на письменном столе и подхватила пустую кружку из-под кофе. — Сколько ты уже здесь сидишь? — Заглянула в кружку, брезгливо наморщила нос. — И что ты пьешь?
— Кажется, машинное масло. — Дэн устало взглянул на листки в ее руке. — Что там для меня?
— В основном репортеры. — Лоррен поставила кружку на край стола и принялась перебирать листки. — Еще звонил шериф округа Олмстед. И из больницы Святой Марии просили передать, что состояние Рича Кэннона без изменений. Три раза звонил Чарли Уайлдер, напоминал об экстренном заседании городского совета сегодня вечером.
— На ковер вызывает, — пробормотал Дэн, почесывая заросший щетиной подбородок. — Хочет знать, всех ли придурков успеют запереть в клетку до парада.
— Еще кто-то насчет пропавшей туристки. Дэн поднял глаза, недоуменно сдвинул брови, пытаясь понять, о чем речь.
— Насчет чего? Ах ты, черт. Ну да. Кто этим занимается?
— Марк. По-моему, он хочет с тобой поговорить…
— Сейчас мне некогда. Пусть сам разбирается. Я на звонки не отвечаю. И выкинь все эти бумажки, кроме той, что из Олмстеда. Ее оставь здесь. — Он еще раз обвел I взглядом чудовищный хаос на своем обычно безупречном I столе. — И еще, Лоррен. Обязуюсь пожизненно исполнять все твои прихоти за чашку твоего кофе.
Она прицокнула языком, слегка покраснела и вышла в приемную, с гордо поднятой головой пройдя мимо Игера.
— Не пытайтесь бороться с собою, Лоррен, — лениво ухмыляясь, протянул он. — Мы оба знаем, что вы от меня без ума.
Лоррен промаршировала мимо, не удостоив его ответом. Игер хохотнул и без приглашения ввалился в кабинет. За ним семенил Бузер, принюхиваясь, не пахнет ли откуда съестным. Войдя, он безошибочно сунулся в корзинку для бумаг, пошуршал и вынырнул с недоеденным сандвичем в зубах.
— Ростбиф и зерновой хлеб, — резюмировал Игер, плюхаясь в кресло для посетителей. — Повезло собачке. — Лабрадор расправился с добычей в один присест, растянулся на полу и умиротворенно засопел. Игер переключил внимание на Дэна. — Сынок, вид у тебя такой, будто тебя чем-то придавило.
— У тебя не лучше, — сухо отозвался Дэн. Игер, как обычно, был основательно помят и переодеться со вчерашнего дня так и не потрудился. Правда, сегодня у него есть уважительная причина, напомнил себе Дэн, глядя в осунувшееся, с красными, воспаленными глазами лицо агента. — Как там Джолин?
Брег вздохнул, помассировал занемевшую шею.
— Ей наконец-то разрешили поспать. Я обещал принести ей от Филлис кусок немецкого шоколадного торта, как проснется. Думал, еще и позавтракать успею, но по дороге увидел на стоянке твой тягач. Хочешь, пошли вместе?
При мысли о богатом холестерином завтраке у Филлис у Дэна заурчало в животе, но он мужественно помотал головой.
— Нет, спасибо.
— Что это у тебя за бардак на столе?
— Прорабатываю все заново.
Игер выразительно округлил глаза, давая Дэну понять, что всякому служебному рвению есть предел.
— Зачем? Наш мальчик спокойно лежит в рочестерской больнице.
— Может, и так.
Землисто-серое от усталости лицо Игера налилось сердитым румянцем. Он снова сел, воинственно расправил плечи.
— Что «может»? Господи, он же пытался убить Джолин!
— Знаю, — спокойно ответил Дэн. — Но это не значит, что всех остальных тоже убил он.
— Он сознался в убийстве Фокса.
— Но не Джарвиса.
Недоверчиво качая головой, Игер откинулся на спинку стула, устраиваясь поудобнее перед долгой дискуссией.
— Это само собой разумеется, — возразил он, сдерживая гнев.
— Так ли? — Дэн взял из стопки отчет об экспертизе вещественных доказательств.
— На спине рубашки Джарвиса обнаружены волокна хлопчатобумажной ткани синего цвета. Синие хлопчатобумажные, как от рабочей рубахи. Рич Кэннон в жизни и пальцем не шевельнул и физическим трудом отродясь не занимался.
Как ни хотелось Игеру, чтобы виновным оказался Кэннон, ему пришлось признать, что ни разу не видел того ни в чем, кроме щегольских костюмов, и это было неприятно еще и потому, что вдруг Джолин нравятся именно мужчины в отутюженных костюмах? Тогда его собственные перспективы весьма сомнительны.
— Так, может быть, он для того и надел синюю рубаху, чтобы не замарать кровью галстук за шестьдесят долларов. Или нанял кого-нибудь, чтобы самому не пачкаться. Например, заплатил Фоксу, чтобы тот убрал Джарвиса, а потом для верности убрал его самого. Мне эта мысль нравится. Она…
— Простая, — поморщившись, закончил Дэн. Слово отдавало кислой горечью остывшего кофе.
— Так и должно быть, — заявил Игер. — Что тебя вдруг не устраивает? Вчера вечером ты тоже считал Кэннона нашим кадром.
— Передумал. Из-за того, что сказала Элизабет. О том, как был убит Джарвис. О том, как надо ненавидеть человека, чтобы так с ним расправиться. По ее мнению, это преступление совершено в состоянии сильного аффекта.
— Ну да. Кэннону до чертиков хотелось освободиться от давления властного и деспотичного тестя. Устранив его, он выбрался из-под его каблука, а его женушка получила солидное наследство. — Перегнувшись через стол, он похлопал по переплету черной книжки. — Все доказательства к нашим услугам.
— В этой книжке много всего, — возразил Дэн. — Например, Элстром. Был должен Джарвису кучу денег, а в свободное время наставлял ему рога.
— Фу, гадость какая, — передернулся Игер. Дэн даже не повел бровью. Игер сделал глубокий вдох, ненадолго задумался. — Но ты ведь не считаешь его убийцей, верно? Все-таки твой помощник…
— И Рича не считаю, — сказал Дэн, откидываясь на спинку кресла и растирая ладонями колючие от щетины щеки. Он был измотан, но не физически, а эмоционально, душевно. Устал оттого, что в последние дни его мир перевернулся с ног на голову и вывернулся наизнанку. Теперь, когда Элизабет сняла с его глаз шоры, ему открылось слишком много версий, слишком много подозреваемых и мотивов, и все это ввергало его в уныние. Одно дело — сознавать, что мир вообще может быть безобразен и груб, и совсем другое — при взгляде на собственный дом, свою святая святых, видеть те же грубость и безобразие.
— Я не говорю, что это сделал Элстром. Просто, помимо самого очевидного, есть и другие варианты.
Игер со стоном потянулся, расправляя занемевшие от проведенной в жестком кресле ночи руки и ноги, и тяжело поднялся.
— Если хочешь продолжить дискуссию, тебе придется перебазироваться в «Чашку кофе». Я думать на голодный желудок не умею. Мое тело — отлаженный механизм, который требует регулярной заправки.
— Иди один, — рассеянно ответил Дэн, занятый новой мыслью, только-только забрезжившей в глубине сознания. Сдвинув брови, он вчитывался в отчет из лаборатории. — Мне надо еще кое-что проверить.
Игер пожал плечами.
— Как знаешь. Звякни, если вдруг на что-то нападешь. Я буду в больнице уДжолин. — Он дошел до двери и вдруг обернулся. На его лице было написано такое восхищение, что даже усталость исчезла. — Слушай, она — просто чудо. Серьезно, я влюблен как мальчишка.
Дэн заставил себя улыбнуться.
— Поздравляю.
Игер посмотрел на него долгим, задумчивым взглядом, поглаживая себя по урчащему животу.
— Ты бы тоже рискнул, сынок. От дурного настроения хорошо помогает.
Дэн в грубой форме предположил, что им движет, и уткнулся в отчет.
— Верно, дружище, — ухмыльнулся Игер. — Ей-богу, не премину. Как только Джолин захочет.
Элизабет запустила пальцы в волосы и зевнула во весь рот, наливая себе первую утреннюю чашку кофе. Четырехчасовой ночной сон — привычка, с которой, безусловно, придется расстаться, как только все вокруг хотя бы начнет приобретать нормальный вид. Если такое вообще случится.
Она уже позвонила в городскую больницу — справиться о Джолин, и в рочестерский госпиталь, пытаясь узнать, нет ли новостей у Рича, но тамошняя система, куда входила и знаменитая на весь мир клиника Мэйо, не делала исключений ни для знаменитостей, ни для репортеров, и блюла секретную информацию о состоянии пациентов не хуже, чем персонал Белого дома.
— Как там мисс Нильсен? — заглядывая в кухню, спросил Трейс, уже одетый для выхода. На нем опять были джинсы и белая футболка, вечная униформа подростков;
Лицо покрывали синяки всех цветов радуги, коротко стриженные волосы торчком стояли на макушке.
Элизабет с трудом удержалась, чтобы не лизнуть палец и не пригладить хохолок, как раньше, когда Трейс был маленьким. Теперь он уже не маленький, он почти мужчина. И ей до сих пор было приятно вспоминать, что вчера вечером он ждал ее и волновался.
— Через пару дней поправится. Ты что так рано встал? Трейс обогнул стол, подошел к холодильнику.
— На работу пора. Сегодня чистим телятник у Карлсонов.
Он взял из дверцы пакет апельсинового сока и подозрительно принюхался.
— Не пей из пакета, Трейс Ли, — машинально выпалила Элизабет тоном строгой матери. Сын закатил глаза и пустился на поиски чистого стакана. — Тебя подвезти?
— Не надо. Тут всего километра два-три. Доеду на велике.
Элизабет хотела было возразить, что ей совсем нетрудно, но осеклась, вдруг поняв, что Трейсу в его возрасте скорее всего неловко, чтобы мать возила его на работу. Он стоял у разломанного буфета, пил сок и ел ванильные вафли прямо из коробки, а она следила за ним краем глаза и думала, что, может, к будущей весне, если средства позволят, купит ему подержанную легковушку.
— Надо нам заказать тебе новые очки, — заметила она, зябко стягивая у горла вырез халата.
Трейс залпом допил сок, утер рот рукой и побежал к двери, по пути чмокнув ее в щеку.
— Завтра, — бросил он через плечо. На выходе он еле разминулся с Аароном, хлопнул дверью и умчался.
Элизабет улыбнулась:
— Шестнадцать лет. В этом возрасте все дела кажутся срочными. Аарон, каким вы были в шестнадцать лет?
Он покосился на нее, степенно установил на временном шатком столе ящик с инструментами. У нее был такой вид, будто она только что встала с постели. Пышные распущенные волосы, неприбранные и манящие, ниспадали на плечи облаком черного шелка. Должно быть, такими волосами Далила соблазнила Самсона. На ней было что-то греховно-тонкое, блестящее, изумрудно-зеленое, ниспадающее до щиколоток. Оно закрывало все, что следует, но держалось на одном поясе и с готовностью расходилось в стороны при каждом шаге, выставляя напоказ голые смуглые ноги. Элизабет лениво шла к нему, покачивая бедрами, и, казалось, не отдавала себе отчета в том, сколь она обольстительна, сколь трудно смотреть на нее мужчине, у которого так давно нет жены. А может, как раз знала…
— Я работал, — отрезал он, насильно переводя взгляд на инструменты. В мозгу полыхнула невероятная картина: вот она подходит к нему, распахивает зеленый халат, обнажая тугие груди… В нем все загорелось, но он скрипнул зубами, безжалостно отгоняя дурные мысли. Она ему не пара, она — испытание, а он дал обет пройти все испытания, что пошлет господь.
Элизабет села, как можно тщательнее запахнула вокруг ног халат и, прихлебывая кофе, стала наблюдать, как Аарон ровненько, будто хирург перед операцией, раскладывает инструменты, готовясь к последнему решительному наступлению на ветхие кухонные шкафы. Судя по угрюмому, как у похоронных дел мастера, лицу, настроение у него опять было хуже некуда. Казалось, он тратит уйму сил, чтобы случайно не взглянуть на нее; может, это из-за того, как она одета? Что ж, если мужчина день за днем заявляется к даме раньше восьми утра, пусть смирится с тем, в каком виде она открывает ему дверь. И все-таки Элизабет немного задевала враждебность Аарона: она только-только начала считать его другом, и вдруг он ведет себя так, будто не желает иметь с нею ничего общего.
Твердо решив разговорить его, она пустилась в подробный отчет о том, что случилось с Джолин. Аарон не прервал ее ни единым словом и молчал еще минуты две после того, как она закончила.
— Значит, Дэн Янсен убийцу поймал, — негромко сказал он.
— Так он считает. А я что-то сомневаюсь, — ответила Элизабет.
Она допила кофе, раздумывая, не налить ли себе еще чашку, но решила воздержаться. Аарон, сидя на корточках, разглядывал пустые недра шкафа. Казалось, ему совершенно все равно, что она рассказывает, словно все это происходит на другой планете. Его безразличие раздражало, раздувало тлеющий гнев, мешало, как холод при ознобе.
— Знаете, — резко сказала она, вставая и поправляя пояс халата, — это ведь и ваша жизнь. Не понимаю, как вы можете сидеть, перебирать винтики и делать вид, будто через дорогу от вашего дома не происходит бог знает что.
Аарон с перекошенным от бешенства, багровым лицом вскочил на ноги, сжимая в побелевших пальцах увесистое долото.
— Не смейте при мне поминать имя божие всуе! — загремел он.
Элизабет попятилась, шокированная этой внезапной вспышкой. Сердце у нее забилось вдвое чаще.
— Простите… пожалуйста.
— Моя жизнь — община, и другой у меня нет, — будто не слыша, продолжал бушевать Аарон. — Я только перед богом держу ответ, но не перед англичанами!
Его глаза за стеклами очков горели ярким лихорадочным огнем. Он вдруг стал как-то выше ростом, казался более живым, будто человек внутри его пробил наконец броню вечного самоограничения. Элизабет наблюдала за этим превращением со смешанным чувством изумления и страха. До сих пор все амманиты, и Аарон в частности, представлялись ей воплощением сдержанности и самообладания. Этот взрыв ярости сбил ее с толку.
Впрочем, Аарона, видимо, тоже. Он отступил назад, внутренне собрался, потупился и, глядя на ступни Элизабет с тщательно накрашенными ногтями, пробормотал:
— Извините.
В мозгу, как птица в клетке, билась знакомая с детства молитва. Jesu hor dein kleins Kind, vergil mir alle meine Sund. Иисусе, услышь дитя свое, прости мне прегрешения мои.
— Нет, — возразила Элизабет, — это я должна извиниться. За последние дни в моей голове все перемешалось. Боюсь, я не всегда слежу за тем, что срывается у меня с языка. — Она тяжело вздохнула; ей вдруг смертельно захотелось курить. — Простите, я отвлекаю вас отдела, — пробормотала она, уходя в столовую. Аарон отвернулся, не проронив ни словечка.
Им никогда уже не подружиться по-настоящему, с упавшим сердцем подумала Элизабет. Они живут в разных измерениях. У них слишком разные взгляды на жизнь. Проще было бы преодолеть двухсотлетний разрыв во времени, чем пропасть, разделяющую их культуры. Ей никогда не понять его до конца, и он, вероятно, никогда не сможет воспринимать ее иначе, как «англичанку». Точно так же, как жители Стилл-Крик, наверно, всегда будут видеть в ней только «ту южанку».
Расстроенная и усталая, она босиком прошла через столовую в гостиную, к журнальному столику, на котором рядом с кучей нераспечатанных счетов валялись ее заметки по убийству Джарвиса и пакет с фотографиями, что она у вчера забрала из печати, да так еще и не открыла. Поставиkа кассету Бонни Рэйт, забралась с ногами на диван, по-кошачьи свернувшись в углу. До визита в больницу к Джолин она еще успеет принять душ — так рано все равно в больницу не пускают, так что можно не торопиться.
На столике под бумагами виднелась почти пустая пачка «Вирджиния слимз». Элизабет потянулась за ней, пытаясь кончиками пальцев ухватить за край, но в результате добрая половина всего, что там было навалено, очутилась у нее на коленях, а в пачке оказалась всего одна слегка помятая сигарета.
— Нищим выбирать не приходится, — пробормотала Элизабет, закуривая и глубоко, с чувством затягиваясь. Дурная привычка, лениво подумала она, выпуская в потолок облако дыма. Как и виски. Ей вдруг пришло в голову, что, откажись она от дурных привычек, у нее не останется никаких. Курение, алкоголь, мужчины…
Элизабет перебирала рассыпанные по дивану заметки. Все ее соображения и смутные догадки при свете дня выглядели жалкими и надуманными.
Она оставила сигарету тлеть в хрустальной пепельнице рядом со скрюченными трупиками еще пяти. На глаза начинала давить тупая боль. Пусть расследованием занимаются те, кому положено по службе, а ей сейчас нужнее вторая чашка кофе, от которой она так легкомысленно отказалась. Элизабет спихнула бумаги с колен на диванную подушку и встала. Нечаянно ее взгляд упал на пакет с фотографиями. Повинуясь невольному порыву, она взяла их с собой и побрела обратно в кухню.
Снимки, сделанные в ночь убийства, пробудили отголоски ее тогдашних страхов, напомнили об ощущении нереальности, кошмара, витавшего над стройплощадкой после прибытия полиции и прессы: ослепительный свет прожекторов на вышках, включенные мигалки, кольцо охраны вокруг места происшествия, растерянно-непреклонные лица полицейских в оцеплении, и посреди всего этого — «Линкольн» и его мертвый владелец, лежащий на земле. Даже на черно-белых карточках все казалось настоящим до грубости. Хмурясь, Элизабет смотрела на юное лицо Кенни Спенсера, видела, как он потрясен, ощущала его неуверенность оттого, что твердая почва вдруг качнулась у него под ногами.
Перебрав несколько снимков, она дошла до тех, что сделала утром в субботу: пахарь, бредущий за парой лошадей по полю на фоне восходящего солнца, стройка в разных ракурсах, виды с места гибели Джарвиса, речка с плакучими ивами.
Открыв бедром дверь, она вошла в кухню с фотографией, где Аарон, понурив голову, со шляпой в руке, стоял у могил жены и дочерей и молился. Его семья, погибшая от руки «англичанина».
«Око за око»… Этот стих из Библии почему-то всплыл в памяти, но Элизабет отмела нелепую мысль. Амманиты — мирные люди. Они никого не убивают. Они не отвечают на зло злом. Они не гнутся под напором современной жизни, поскольку отвергли эту жизнь. Они не…
Она остановилась как вкопанная и замерла, слыша только частый стук собственного сердца. Можно погладить себя по головке за проницательность, непредвзятость суждений, беспристрастность… Но ведь сейчас она делает то самое, в чем постоянно обвиняла Дэна, — видит то, что хочет видеть, то, к чему заранее готовилась.
Она сказала Дэну, что убийство Джарвиса, по ее мнению, совершено в состоянии аффекта. Точнее, вызвано внезапной и неконтролируемой вспышкой ненависти. Кто больше способен ненавидеть, как не человек, чью жену и детей убили?
Ее взгляд упал на рабочий ящик Аарона с аккуратно уложенными столярными инструментами — молотками, отвертками, резаками с тонкими изогнутыми лезвиями, ножами, стамесками, напильниками.
Когда она подняла голову, Аарон стоял перед ней. Встретившись с ним глазами, она невольно вздрогнула от пробежавшего по спине острого ледяного холодка. Аарон спокойно, не мигая, смотрел на нее, и лицо его неуловимо менялось. Кожа чуть туже обтянула высокие скулы, на щеках появился легкий румянец. Голубые глаза за простыми, круглыми стеклами очков блестели, как сапфиры. У Элизабет перехватило дыхание.
— Es waar Goiters Wille, — мягко произнес он. — На то была божья воля.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Приманка для мужчин - Хоуг Тэми



Героиня вполне живой человек, а не ходульный персонаж, дурища и потенциальная жертва. Можно читать, правда тут не только про розовенькую лубофф, тут детектив еще, диалоги получше, с юмором
Приманка для мужчин - Хоуг ТэмиКатя
9.12.2012, 17.26





Хорошо продумана детективная линия, но и любовная не слабая.rnОдни словесные баталии героев чего стоят.rnКто любит детектив с любовной линией- это самое то, не пожалеете потраченного времени.
Приманка для мужчин - Хоуг ТэмиМарина
3.02.2013, 13.46





отличный роман, читайте
Приманка для мужчин - Хоуг Тэмиadais
28.05.2013, 17.03





отличный роман, читайте
Приманка для мужчин - Хоуг Тэмиadais
28.05.2013, 17.03





"— Тарелка бабушки Шумахер!" Очень классный роман, есть в нем какая-то душевность и атмосферность, герои замечательные, диалоги суперские, любовь страстная. Просто 10/10.
Приманка для мужчин - Хоуг ТэмиАрчибальда
28.05.2013, 18.54





роман понравился. просто супер. особенно понравилась главная героиня)) читайте
Приманка для мужчин - Хоуг Тэмикатрин самира
3.01.2014, 11.08





роман понравился. просто супер. особенно понравилась главная героиня)) читайте
Приманка для мужчин - Хоуг Тэмикатрин самира
3.01.2014, 11.08





Полностью согласна с выше написаным! Детектив-роман на 9 с плюсом! Гл.героиня чем то напомнила мне Шугар Бет из "Ну разве она не милашка?".
Приманка для мужчин - Хоуг ТэмиАлександра Ха 27
7.03.2016, 17.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100