Читать онлайн Приманка для мужчин, автора - Хоуг Тэми, Раздел - ГЛАВА 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Приманка для мужчин - Хоуг Тэми бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.07 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Приманка для мужчин - Хоуг Тэми - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Приманка для мужчин - Хоуг Тэми - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хоуг Тэми

Приманка для мужчин

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 24

Городская больница помещалась в новом одноэтажном кирпичном здании на краю города, прямо напротив дома престарелых «Добрый пастырь». Построили ее на доходы от туризма, и потому приемный покой был оформлен в фольклорном стиле: картины на стенах в грубых деревянной резьбы рамах, скамейки и стулья как будто из столярной мастерской Аарона Хауэра. На картинах местный художник запечатлел в масле и акварели сцены из повседневной жизни общины. Обстановка, пожалуй, даже слишком домашняя и уютная для места, куда приходили, закусив губы или согнувшись пополам от боли.
Элизабет расхаживала взад-вперед по длинной, через весь холл, домотканой дорожке с дымящейся сигаретой в руке, демонстративно не обращая внимания на табличку «Не курить!». Глянула на старую злобную корову за столом регистрации, остановилась, стряхнула пепел в горшок с холеным фикусом. Женщина сердито посмотрела на нее, блеснув маленькими, утонувшими в жире глазками, но ничего не сказала.
«Пусть бы только попробовала», — подумала Элизабет, распаляя себя для перебранки, — все лучше, чем сходить с ума от страха за Джолин. Она была не в настроении расшаркиваться и соблюдать правила.
Ходики над полочкой с раскрашенными деревянными фигурками показывали 10:30. Прошло больше часа с тех пор, как Кауфман появился на пороге редакции. Элизабет предоставила ему разбираться с Элстромом, а сама помчалась в больницу. Там долго требовала, чтобы ее отвели к Джолин, но сестра Рэтчет не пустила дальше приемной.
Оставалось топтать дорожку, молиться и ломать голову, что же, черт возьми, случилось.
Она уже почти решилась снова штурмовать регистратуру, когда в коридоре, ведущем к смотровым, показался Док Трумэн, маленький седой человечек в белом халате. На шее у него болтался стетоскоп, густые, абсолютно белые волосы были аккуратно зачесаны назад, открывая высокий лоб. Несмотря на малый рост, он казался олицетворением спокойной уверенности и отеческой мудрости. Левый рукав халата был запачкан кровью, и взгляд Элизабет сразу же метнулся к особенно яркому на белой манжете пятну. Сердце у нее оборвалось, в груди заныло от пустоты.
— Господи, Джолин! — выдохнула она, зажимая себе рот ладонью и ничего не видя от подступивших слез.
— Вы Элизабет? — спросил доктор.
— Как она? Что с ней? Можно ее увидеть? Джолин, самый близкий и родной человек, почти сестра. Для Элизабет она была семьей в большей степени, чем Джей Си. В Стилл-Крик она была ее лучшей и практически единственной подругой. Боже, если Джолин оставит ее… Элизабет чуть не завыла в голос от охватившего ее плотным кольцом вязкого, липкого, как трясина, одиночества.
Док Трумэн открыл медицинскую карту Джолин, черкнул в ней что-то шариковой ручкой.
— У нее сотрясение мозга, глубокие порезы, несколько сильных ушибов, — сказал он, щелкнул ручкой и убрал ее в нагрудный кармашек, внимательно глядя на Элизабет из-под кустистых седых бровей. — До завтра мы еще ее понаблюдаем, но вообще-то, должен сказать, вашей подруге крупно повезло.
Элизабет почувствовала себя слабой и беспомощной от захлестнувшей ее волны облегчения пополам с пережитым страхом, гневом и всем остальным, что мучило ее с тех пор, как она переступила порог приемного.
— Что с ней случилось? Можно мне к ней?
— Можно, но ненадолго. Шериф Янсен проводит вас до палаты.
Тут в том же коридоре, откуда пришел Док Трумэн, эффектно, как актер на сцене, с суровым лицом появился Дэн. Элизабет подошла к нему, не говоря ни слова. Дэн, тоже молча, повернул обратно, приглашая ее за собой. По дороге он кратко изложил то, что узнал от Джолин, начиная с того, как она нашла книжку, до появления Рича и драматической сцены, разыгравшейся на свалке Уотермена.
— Он решил перебить ей шею монтировкой, посадить в машину и включить мотор, чтобы было похоже на аварию, — бесстрастно рассказывал Дэн. — Джолин сорвала его планы. Она понимала, что до машины не доберется, и потому начала петлять между кучами металлолома, пытаясь уйти. Разумеется, Кэннон погнался за ней, а она ухитрилась обрушить на него сверху груду железа.
Элизабет содрогнулась, представив себе, что должна была испытывать Джолин, когда со всей определенностью поняла, что тот, кого она любила когда-то, хочет убить ее. Воображение живо рисовало ей каждый шаг погони, каждый звук, запах, медный привкус страха и соленый — слез.
— Он мертв? — спросила она.
— Не знаю. Был без сознания, когда его грузили в вертолет. Я недавно звонил в травмпункт госпиталя Святой Марии. Там говорят, состояние у него неважное.
Это как посмотреть, подумала Элизабет. Узнав о смерти Рича Кэннона, лично она не грустила бы ни минуты. Он испортил Джолин всю жизнь, а потом еще и намеревался убить ее. Нет, было бы только справедливо, если бы Рич за все зло, которое он причинил близкому Элизабет , человеку, подох на свалке под кучей мусора.
Джолин лежала на больничной койке с лицом белее .простыни, с черными кругами под глазами. Вдоль грубого пореза на правой щеке тянулась линия аккуратных мелких стежков. Лоб полностью закрывали бинты, и руки от локтя до кончиков пальцев были тоже забинтованы, придавая Джолин некоторое сходство с мумией. Рядом с нею, с другой стороны кровати, голова к голове с нею сидел Игер и смотрел на Джолин с нежностью и тревогой.
— Привет, малышка, как ты? — произнесла Элизабет заплетающимся языком. Она хотела взять подругу за руку, но вспомнила о бинтах и крепко стиснула пальцами железную спинку кровати.
Джолин взглянула на нее стеклянными от лекарств глазами.
— Глупый вопрос, — слабо произнесла она, пытаясь улыбнуться онемевшими от лидокаина губами. — Будь журналистом, догадайся сама.
— Нет уж, — протянула Элизабет, мотая головой.
— Прости за срыв выпуска, — пробормотала Джолин.
— Все хорошо, детка, — шепнула Элизабет, крепче сжимая прутья кровати. — Стилл-Крик как-нибудь обойдется одну неделю без плохих новостей.
Совесть терзала ее невыносимо. Если б не ее твердое намерение печатать правду и самой эту правду выискивать, с Джолин ничего не случилось бы. Надо было предоставить все Дэну и Игеру; кому в Стилл-Крик так уж нужно читать в глупой еженедельной газетке именно правду и ничего кроме? С них довольно новостей из местного клуба и воскресного меню «Пиггли-Виггли».
— Ты не виновата, — возразила Джолин, безошибочно прочтя выражение лица подруги. — Ты ведь не господь бог. Я сама туда сунулась. Я так решила и рада, что не струсила.
Конечно, ее не радовало то, что ее едва не убили, но все равно она ни минуты не жалела об остальном. Она распорядилась собой как пожелала, раз навсегда перестав оглядываться на прошлое; она сама спасла себя от гибели. Там, на свалке, петляя между нависающими над головой горами ржавого металла, не зная, будет ли жива через минуту, она острее, чем когда бы то ни было, ощущала, что живет, и все ей было совершенно ясно: кто она, кем может стать, чего хочет.
Над нею склонился Игер, осторожно убрал ейот лица пряди волос.
— Тебе надо поспать, родная, — прошепталон. Его темные глаза блестели тревожно и горячо.
Джолин улыбнулась, кривясь. Веки тянуло вниз как магнитом, тело отяжелело от усталости. Спать. Правильно, она хочет спать.
— Ты такой хороший, — прошептала она, глядя на Игера.
У Игера сдавило горло от нежности.
— Я тебя люблю, — пробормотал он, отводя в сторону выбившийся из ее повязки пушистый каштановый локон.
На плечо Элизабет тяжело легла ладонь Дэна. Элизабет оглянулась; он молча кивнул на дверь, они вышли вместе и пошли по темному коридору к приемной.
На улице уже совсем стемнело. Молодая кукуруза на поле за домом престарелых шелестела на ветру. Где-то вдали гавкнула собака, и снова стало тихо — ни шума автомобилей, ни звуков музыки из открытых окон. Все вокруг дышало покоем — или так только казалось? — и сладко пахло геранью, жимолостью и свежескошенной травой.
Элизабет прислонилась к кирпичному столбу у подъезда, глядя в темноту. Интересно, есть ли где-нибудь настоящий покой или это просто мечта, несбыточная, как все .мечты? Она вспомнила о Джолин — какое счастливое у нее было лицо, когда Игер признавался ей в любви, — и подумала, что все-таки кому-то везет и в этой жизни.
Дэн смотрел на нее, чувствуя себя кругом виноватым.
— Прости, — выговорил он наконец, — ты ведь с самого начала подозревала Кэннона, а я отмахнулся. Даже после вчерашнего допроса я все-таки не видел в нем убийцу. Наверно, потому, что слишком давно его знаю.
Элизабет рассеянно обернулась, погруженная в свои мысли, встрепенулась и бросила на него острый, внимательный взгляд.
— Ты думаешь, Джарвиса убил он?
— Он признался Джолин, что убил Фокса. Будто бы Фокс пытался его шантажировать. Поскольку у Фокса книжки не оказалось, выходит, он видел, как случилось убийство. Чем еще он мог угрожать Ричу? А мотивом к убийству была все та же книжка. Я на нее только одним глазом взглянул, но подробности впечатляют. Джарвис подкупал первых лиц в правительстве штата, чтобы получать выгодные контракты на строительство дорог. Рич был его доверенным лицом. Если бы это выплыло, все его карьерные планы рассыпались бы в пыль.
— А зачем бы Джарвису допускать утечку такой информации? — спросила Элизабет. — Правда погубила бы и его. Кроме того, от победы Рича на выборах он только выигрывал. Подумай, какая у него появилась бы опора.
Дэн пожал плечами, сунул руки в карманы джинсов и прислонился к столбу с другой стороны.
— Может, в том-то и дело, что Ричу не хотелось быть марионеткой Джарвиса. Убив его, он получал свободу, а Сюзи Джарвис — наследство… Впрочем, что теперь об этом.
Элизабет с сомнением качнула головой:
— Может быть, не знаю…
Дэн недоверчиво улыбнулся, блеснув в темноте зубами, отошел от столба, прищурился.
— Как не знаешь? Ты ведь первая показывала пальцем на Кэннона, а теперь сомневаешься, он ли убил? После того, как он сознался в одном убийстве и чуть не совершил второго?
— Это слишком… — начала она, устало рассмеялась, провела рукой по волосам, — …легко. Как раз так, как ты любишь.
— Но легко не значит неверно, — ощетинился он.
— Нет, конечно. — Элизабет зябко обхватила себя обеими руками, понимая, что холод внутри ее и согреться не удастся. — Просто я вспоминаю, как был убит Джарвис. Так жестоко…
— А монтировкой по голове — не жестоко? — Да, разумеется, но все же не так. Удар — и кончено. Когда я представляю себе, как это — перерезать человеку горло, наблюдать, как из него вместе с кровью вытекает жизнь…
Она опять ушла в себя. Жуткая сцена разворачивалась на экране ее воображения, как в кино. Она видела это убийство с точки зрения убийцы, стоящего у Джарвиса за спиной: вот он с усилием ведет лезвием по горлу, разрезает кожу и мясо, прислушивается к хриплому, булькающему звуку… Картинка перед глазами была настолько яркой, что Элизабет вздрогнула и помотала головой, чтобы отвлечься.
— Надо испытывать очень сильную ненависть к человеку, чтобы решиться на такое.
— Или не чувствовать ничего.
— Это похоже на преступление в состоянии аффекта…
— Или на хладнокровное злодеяние.
— В той книжке были и другие имена, — напомнила она, думая о Шефере и Элстроме. — Мотивы были не только у Кэннона.
Рассказать ему, как Элстром приперся к ней в редакцию с визитом? Нет, сейчас нет сил… Кауфман сам во всем разберется. Пусть лучше Дэн узнает эту историю от того, кому не нужно его сочувствие и нежные слова. Она отвела взгляд, вздохнула.
— Наверно, ты прав. У меня извращенное воображение. И все же ты выбираешь путь наименьшего сопротивления. Если Рич умрет, даже суд не понадобится. Все вернется на круги своя, и торжественное открытие фестиваля пройдет как по маслу.
Дэн помрачнел; намеки Элизабет были ему неприятны.
— Ну и что такого, если это правда?
— Правда, — вполголоса повторила она. Это слово уже не первый день тяжелым якорем тянуло ее вниз, в самую глубину омута. — Все, хватит с меня на сегодня правды. Я еду домой.
И действительно пошла к машине. — Элизабет, — тихо окликнул Дэн. Она остановилась, оглянулась, но нужные слова не приходили ему в голову. Сегодня, когда он смотрел на Игера и Джолин, в нем что-. то проснулось. Потребность в тепле. Одиночество, которого он столько лет старался не замечать. Нет, все это чушь собачья, малодушие и больше ничего. — Хочешь, я тебя провожу? Так мне спокойнее.
Разочарование было настолько глубоким, что Элизабет стало больно. А чего, собственно, ты ждала, милая? Признания, как Джолин?
— Нет, спасибо. Ты ведь поймал убийцу. Что еще может произойти?
Дэн проводил ее долгим взглядом. Он не хотел, чтобы ему стала нужна женщина, женщина вообще и Элизабет в частности. Ни к чему ее вечные уколы, ее вопросы, от которых он начинал сомневаться в себе самом, в выбранной линии расследования, в родном городе…
Нет. Не так. Элизабет заставила его посмотретьна себя со стороны, и не ее вина, что ему не понравилось то, что он увидел. Она говорила, что он ленив, что хочет, чтобы все было просто и четко, а он огрызался, называл ее карьеристкой и додумался до того, что она похожа на Трисси. Чушь, клевета. Уж Трисси запустила бы коготки в Брока Стюарта и не выпустила бы его, и ей было бы все равно, сколько у него еще женщин. Трисси никогда не оставила бы спокойную, обеспеченную жизнь, чтобы начать все с нуля, почти без денег и без надежды на успех. Она никогда по доброй воле не приехала бы жить в такую дыру, как Стилл-Крик, и не поселилась бы в развалюхе, подобной ферме Дрю. И ей было бы глубоко плевать, кто убил Джералда Джарвиса, если это не затрагивает ее лично.
Элизабет ничем не похожа на его бывшую жену, а он смотрел на нее и видел только то, что хотел видеть, что было для него безопасней и проще… Вот она, правда.
Он устроил свою жизнь так, чтобы в ней не оставалось места для лишних сомнений, для потребностей, которые он не в состоянии удовлетворить. У него была работа, положение в обществе, дом, удобная, лишенная эмоций связь с Энн Маркхэм. Путь наименьшего сопротивления, как сказала Элизабет. И Эми… Проклятье, да чем он, в сущности, лучше Рича Кэннона? Тот тоже почивает на давно засохших лаврах, держится на плаву благодаря старой репутации, подгоняет жизнь под собственную схему. Элизабет права: он хочет, чтобы Рич оказался виновен, как до того хотел, чтобы виновным оказался Керни Фокс, потому что ему так проще.
Дэн спустился с крыльца и прямо по мокрой от росы траве пошел к входу отделения экстренной помощи, где оставил машину; сел за руль, включил мотор, вырулил на дорогу, но поехал не к дому, а в участок. Может, за ночь удастся выяснить еще какую-нибудь правду.
…Бойд сидел на нижней ступеньке крыльца своего дома, подперев голову руками. Вокруг ботинок растекалось полпинты жижи с кислым запахом блевотины и перегара. Кауфман вытащил его из редакции, довез до дому и оставил у подъезда с напутствием немедленно лечь и проспаться. Никаких обвинений ему не предъявили, хотя, если на то пошло, подумал он, кривясь от изжоги и складываясь пополам от мучительной, острой боли в животе пониже пояса, это он должен предъявлять обвинения. Эта черноволосая гадина завлекла его, распалила, наобещала с три короба и райское блаженство в придачу, а потом чуть не сделала импотентом на всю жизнь. На такой случай должно быть что-нибудь в Уголовном кодексе. Он должен знать, что. Ведь он собирался стать шерифом…
Собирался. Теперь его будущее можно сравнить разве что с лужей рвоты вокруг ботинок. Книжку нашла Джолин Нильсен; Кауфман уже разболтал эту историю всему городу, снова и снова повторяя, как Рич Кэннон пытался убить свою бывшую жену, чтобы заполучить книжку. Проклятую черную книжку, о которой никто и не вспомнил бы, если бы не эта стерва Элизабет Стюарт.
Бойд нагнулся еще дальше вперед, обхватил руками колени. Вонючий, жирный комок тоски — вот кто он теперь. Слезы жгли ему глаза, кислая горечь разъедала желудок. Он плакал, ругался последними, черными словами, тихонько раскачивался и снова ругался. Внутри все заходилось от боли, ниже пояса тянуло и ныло, голова раскалывалась. Жизнь кончена. Ему никогда не стать шерифом ни здесь, ни где-то еще. Янсен вышвырнет его пинком под зад, а другой работы он уже не найдет, разве что устроится жалким вышибалой куда-нибудь в магазин или бар. Это нечестно. Он заслуживает лучшего и мог бы иметь все, если бы не Элизабет Стюарт.
Когда Элизабет наконец вошла в кухню, Трейс сидел за столом и ждал. При ее появлении он вскочил со стула с искаженным от беспокойства лицом.
— Ты в порядке? — спросил он, делая шаг к ней и отшвыривая попавшиеся под ноги кроссовки. — Так поздно ты еще не приходила.
Элизабет обняла его, прижала к себе, улыбаясь ему в плечо.
— А ты волновался?
Да.
— Хорошо, — устало усмехнулась она, еще раз обняла сына и отпустила. — Приятно знать, что кто-то тебя ждет.
Трейс стоял перед ней, положив руки на узкие бедра, насупив брови, вопросительно глядя на мать сквозь разбитые очки.
— Что случилось? Ведь что-то случилось, да?
— Угости маму кока-колой, и я расскажу тебе все с начала до конца.
Они сели друг против друга на диване в гостиной, и Элизабет выложила все, опустив только подробности визита Элстрома к ней в редакцию. Трейс оскорбился бы за нее; чего доброго, еще устроил бы драку, защищая честь матери… Рассказа об опасных приключениях Джолин оказалось вполне достаточно, чтобы он вытаращил глаза и затаил дыхание.
— Ну и ну, — выдохнул он, дослушав. — Так Кэннон хотел убить мисс Нильсен, чтобы спрятать концы?
Элизабет кивнула, поставила стакан на дешевый, поддельного вишневого дерева журнальный столик, на котором белые круги отмечали места, куда раньше ставили посуду.
— Слава богу, у Джолин есть голова на плечах, не то ей бы не выжить.
Трейс медленно покачал головой, удивляясь и негодуя.
— Неужели мужчина способен так поступить с женщиной, которую любил? Я помыслить не могу, чтобы причинить зло Эми…
Он оборвал себя на полуслове, покраснел и принялся разглядывать собственную ногу, попирающую диванную подушку. Проболтался, дурак. Не годится мужчине рассказывать матери о том, что влюбился. Чего доброго, еще подумает, что он размазня или, наоборот, шустер не в меру, если втюрился с первого взгляда, и в кого — в дочку шерифа! Сейчас, сейчас отпустит какую-нибудь едкую шуточку. Но мама, как ни странно, молчала, и ему пришлось поднять глаза, чтобы увидеть ее реакцию.
Мама сидела напротив, очень красивая, с грустным лицом, хотя и улыбалась. Лампа светила ей в спину, и пушистые длинные волосы окружали голову и плечи сияющим облаком. Вдруг Трейс увидел ее, какой она была в его возрасте, в возрасте Эми, слишком молодая для материнства, с малым ребенком, которого таскала с собою повсюду. Странно, он никогда раньше не думал, каково ей пришлось тогда — юной, испуганной, влюбленной. Она была его мамой, и в его глазах это поднимало ее над страхами и сомнениями, наделяло безоговорочной мудростью и опытом. Мама не могла ошибаться, ведь она намного старше его… А на самом деле тогда она была всего-навсего подростком, обычным подростком!
Как только он понял это, его охватила новая, горячая до озноба любовь к маме. Чтобы выносить и вырастить его, она прошла через настоящий ад и заслуживала неизмеримо больше того, что имела в действительности. В мыслях Трейс немедленно поклялся дать ей то, чем обделила ее жизнь. Он исправится, будет учиться изо всех сил, а потом работать, чтобы стать большим человеком, чтобы построить маме настоящий дом, дарить дорогие подарки, чтобы она могла гордиться им.
— Она очень милая, твоя Эми, — сказала Элизабет, кладя руку поверх его руки и ласково переплетая пальцы с его пальцами. — Симпатичная, добрая. Она мне понравилась.
Трейс наклонил голову, потому что рот помимо воли расплывался в идиотской улыбке.
— Она классная, — промямлил он, проглотив еще полдесятка определений, которые смущали его своей высокопарностью. Эми была его солнце, его звездочка, самая добрая, самая хорошая… и могла остаться здесь всего только на две недели. — Пожалуй, вряд ли теперь я ее увижу до отъезда: шериф Янсен такой строгий, наверно, он ее из дому больше не выпустит.
— Дай ему пару дней, чтобы прийти в себя, — возразила Элизабет, сжимая его руку в своей. — Он не хочет думать о том, что его ребенок растет. Все родители чувствуют себя ужасно… смертными, когда дети на их глазах становятся взрослыми. Всегда кажется, что это происходит так быстро… Ладно, — вздохнула она, с вымученной улыбкой возвращаясь к действительности, — хватит прожигать жизнь, сидя на продавленном диване. Пойду спать.
Она спустила ноги на пол, встала, потянулась, ощущая телом каждый прожитый день, каждую минуту своих тридцати четырех лет. Трейс тоже встал. Господи, когда он успел перерасти ее на две головы?
— Спокойной ночи, мамочка, — пробасил он, обнимая ее за плечи. — Я тебя люблю.
Элизабет улыбнулась, сморгнула невесть откуда взявшиеся слезы и тоже обняла его, вспомнив, как раньше прощалась с сыном перед сном, как он босиком шлепал к ней, прежде чем угнездиться в постели в обнимку с плюшевым медвежонком.
— Спасибо, милый. Теперь я усну сладко-сладко.
Когда она поднялась к себе наверх, шел второй час ночи. Она разделась, сбросив одежду на пол, слишком усталая, чтобы убирать ее, натянула безразмерную мужскую футболку длиной почти до колен. Хотелось одного: упасть в кровать и заснуть, но мысли не давали спать, бесконечно прокручивая события дня.
Раздраженная, измученная, она подошла к открытому окну, присела на подоконник, прислонясь спиной к косяку. Фонарь над крыльцом тускло освещал сарай, амбар, «Кадиллак», оставленный на ночь у дома, полицейский джип у сарая. По-видимому, новости о предполагаемой виновности Рича Кэннона еще не успели распространиться по городу. Никто не озаботился снять охрану у нее во дворе, да ей и самой было совершенно все равно, охраняют ее или нет. Она так вымоталась сегодня, что не стала даже здороваться с дежурным, а сразу прошла в дом. Пусть хоть всю ночь сидит в машине. В конце концов, за это она платит налоги. Наверно, сегодня там Кении Спенсер и скорее всего, он давно спит.
И все же, глядя на притихшие в тепле летней ночи поля и деревья, Элизабет испытывала то же безотчетное нервное возбуждение, то же предчувствие близкого зла что и в ночь, когда убили Джарвиса. В безветренном ночном воздухе пахло безумием и жутью. Сидя на подоконнике в одной майке, Элизабет чувствовала, что из темноты смотрят чьи-то глаза, что эти глаза фокусируют зло в мощный луч, направленный прямо на нее. От этого у нее по коже поползли мурашки, стало знобко, и она поспешила уйти от окна в тень, радуясь, что во дворе стоит полицейская машина.
Элизабет натянула простыню до подбородка, свернулась клубочком на боку, стараясь забыть о грызущих ее сомнениях и запахе Дэна Янсена, исходящем от подушки.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Приманка для мужчин - Хоуг Тэми



Героиня вполне живой человек, а не ходульный персонаж, дурища и потенциальная жертва. Можно читать, правда тут не только про розовенькую лубофф, тут детектив еще, диалоги получше, с юмором
Приманка для мужчин - Хоуг ТэмиКатя
9.12.2012, 17.26





Хорошо продумана детективная линия, но и любовная не слабая.rnОдни словесные баталии героев чего стоят.rnКто любит детектив с любовной линией- это самое то, не пожалеете потраченного времени.
Приманка для мужчин - Хоуг ТэмиМарина
3.02.2013, 13.46





отличный роман, читайте
Приманка для мужчин - Хоуг Тэмиadais
28.05.2013, 17.03





отличный роман, читайте
Приманка для мужчин - Хоуг Тэмиadais
28.05.2013, 17.03





"— Тарелка бабушки Шумахер!" Очень классный роман, есть в нем какая-то душевность и атмосферность, герои замечательные, диалоги суперские, любовь страстная. Просто 10/10.
Приманка для мужчин - Хоуг ТэмиАрчибальда
28.05.2013, 18.54





роман понравился. просто супер. особенно понравилась главная героиня)) читайте
Приманка для мужчин - Хоуг Тэмикатрин самира
3.01.2014, 11.08





роман понравился. просто супер. особенно понравилась главная героиня)) читайте
Приманка для мужчин - Хоуг Тэмикатрин самира
3.01.2014, 11.08





Полностью согласна с выше написаным! Детектив-роман на 9 с плюсом! Гл.героиня чем то напомнила мне Шугар Бет из "Ну разве она не милашка?".
Приманка для мужчин - Хоуг ТэмиАлександра Ха 27
7.03.2016, 17.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100