Читать онлайн Приманка для мужчин, автора - Хоуг Тэми, Раздел - ГЛАВА 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Приманка для мужчин - Хоуг Тэми бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.07 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Приманка для мужчин - Хоуг Тэми - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Приманка для мужчин - Хоуг Тэми - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хоуг Тэми

Приманка для мужчин

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 23

Строчки на экране взятого напрокат компьютера рябили и мелькали перед глазами, сливаясь в белое пятно, похожее на снежный ком. Элизабет откинулась на спинку кресла, протерла глаза, зевнула. Оставив Трейса дома, она боковыми улочками, чтобы не привлечь внимания наводнивших Стилл-Крик репортеров, вернулась в редакцию. Показываться местным жителям тоже не стоило: новость об аресте Трейса и последовавшем почти сразу же освобождении вряд ли привела их в восторг. Люди, напуганные и рассерженные столь необычными, перевернувшими всю их размеренную жизнь событиями, ищут виноватого, на которого можно показать пальцем, которого можно осудить как воплощение и причину всех обрушившихся на тихий городок бед. Трейс для них самая подходящая кандидатура: он чужой, на него не распространяется их влияние, и ненавидеть его легко и безопасно.
При всем том, как больно ей ни было, что козлом отпущения избран именно ее сын, Элизабет хорошо понимала этих людей. Если искать виноватого среди своих, если признать отщепенцем одного из тех, кого они всю жизнь знали, кому верили, то весь их мир перевернется с ног на голову, и им будет не на что опереться, не во что и некому верить. Каждый окажется наедине с собой, а ужас подобного одиночества был знаком Элизабет лучше, чем кому-либо.
Ради всеобщего спокойствия оставалось только надеяться, что скоро оба убийства будут раскрыты. С ареста настоящего виновного и выяснения правды начнется выздоровление. Городок, конечно, уже никогда не будет прежним, но раны зарубцуются, и жизнь пойдет почти так же, как раньше. Утихнет шумиха вокруг фамилии Стюарт, и Элизабет сможет печатать в «Клэрион» более спокойную и приятную правду — такую, к какой привыкли в Стилл-Крик. Отчеты о собраниях Ассоциации родителей и учителей. Сообщения о родственниках, приехавших погостить на выходные. Ни убийств, ни скандалов, ни неприятных секретов.
Она взглянула на принесенные из дома маленькие настольные часики. Где столько времени пропадает Джолин? Сейчас почти девять, а она выбежала за продуктами полчаса назад. Полоска света за закрытым фанерой окном постепенно меркла, день уступал место ночи. Надо дописать и набрать еще три статьи, закончить верстку, и если Джолин не вернется немедленно, придется сидеть до ночи, чтобы успеть все доделать и не пропустить в типографии свою очередь на печать еженедельного выпуска.
— Нам не хватает рук, — пробормотала Элизабет. Разумеется, на лишних сотрудников средств не было. Если еще пара клиентов отзовет свою рекламу, если продажи и дальше будут падать, газета вообще перестанет выходить.
Жизнь — дерьмо, а потом все равно подыхать… в одиночку. Как было бы хорошо сейчас уткнуться кому-нибудь в плечо хоть ненадолго, пусть даже не всерьез, подумала она. Чтобы сильные руки гладили занемевшие после изнурительного рабочего дня плечи и спину. Но нет, ничего такого ей не светит, во всяком случае, в ближайшее время.
— Для тебя, радость моя, мужики как биологический вид не существуют, — вслух сообщила она самой себе, напечатав еще строчку. — Помни об этом.
Дэн Янсен тут ничем не поможет. И никто другой тоже. Надо выкладываться самой. Элизабет еще раз взглянула на часы. Если через пять минут Джолин не появится…
Задняя дверь тихо скрипнула и со стуком закрылась. Элизабет вздохнула с облегчением.
— Ты что, заснула по дороге? — спросила она, поворачиваясь в кресле на звук, но все последующие слова застряли у нее в горле.
У двери, привалясь плечом к старому печатному станку, стоял Бойд Элстром.
Ворота хоздвора Билла Уотермена оказались открыты, охраны никакой. Покачав головой, Джолин неслышно проскользнула во двор. Этот пустырь недалеко от города, на полдороге к роще Хадсона, округ арендовал у Билла Уотермена для хранения конфискованного имущества именно потому, что он был огорожен проволочным забором; правда, Уотермен никогда не запирал ворота, но это никого не волновало. Здесь, как правило, нечего было красть. Но сегодня среди сваленного на пустыре хлама есть одна вещь, за которую, быть может, погиб человек: черная записная книжка Джералда Джарвиса.
Двор был совершенно пуст и выглядел жутковато. Посредине торчал фонарный столб с единственной мигающей ртутной лампочкой. Деревья надвигались со всех сторон плотным черным кольцом. Повсюду громоздились горы ржавого металлолома, которые Уотермен никак не мог убрать, и они так и рассыпались понемногу в пыль. В самой середине, среди куч всякого хлама, высился помятый жестяной ангар, где Билл устроил что-то вроде конторы и где разбирали на запчасти брошенные автомобили. «Линкольн» надо искать где-то там.
Джолин подумала, что будет всю жизнь обязана Фил-лис, у которой закончились чипсы с паприкой. Если бы не это, она так и не зашла бы в «Красный петух» и не разговорилась бы с крайне раздосадованным Харли Коулом. Харли, хозяин автозаправочной станции «Тексако», предлагал под склад свою землю, но с ним контракт не заключили, потому что территория не была огорожена. Но главная его обида заключалась в том, что желтый «Линкольн» Джералда Джарвиса, «Линкольн», знакомый ему до винтика, до мелочи, до им же самим устроенного потайного ящичка для ключей, отдали не ему, постоянному автомеханику Джералда, а отправили гнить на свалку к Биллу Уотермену.
Если догадка Джолин верна, Харли сделал для Джералда совсем не ящичек для ключей, а самый настоящий тайник. Сейчас она это выяснит. Пробираясь между кучами ржавых железок, Джолин скрестила пальцы и попросила бога помочь ей. Если она права, то книжка найдется, и «Клэрион» заткнет за пояс столичные газеты. Она вернется в редакцию, за ночь напишет статью, утром выйдет газета, а до тех пор слухи о существовании черной книжки никто не сможет ни подтвердить, ни опровергнуть.
Подтасовка фактов, мелькнуло у нее в голове, но Джолин отмела эту мысль как недостойную. Она ведь не собирается забирать книжку с собой, только одним глазком глянет, что в ней. А потом позвонит Игеру.
Полночи они вдвоем ломали голову, где может находиться эта самая книжка. Брет утверждал, что она спрятана где-то в районе «Тихой заводи», в фургоне-конторе или рядом, но там сегодня ничего не нашли. Джолин улыбнулась, предвкушая, как посрамит его. Да, с него причитается мороженое с шоколадным соусом. А главное, самое главное то, что никто другой, а именно она нашла разгадку. Элизабет будет ею гордиться, и Брет тоже. И впервые за всю жизнь она сама будет горда собой.
От этой мысли она настолько приободрилась, что даже перестала шарахаться от каждой тени, ползущей навстречу в тусклом свете фонаря. Что бояться мусорных куч? Ей некогда бояться, она и так слишком долго оплакивала утрату своего статуса замужней женщины, а ведь, если вдуматься, ничего не потеряла, перестав быть миссис Рич Кэннон. Все ее таланты, ум, доброта остались при ней, а то, что ушло вместе с Ричем, никому не нужно. Зачем ей муж, если он никогда не сказал ей доброго слова, если считал не годной ни на что, кроме того, чтобы преклоняться перед ним и предупреждать каждое его желание?
Пусть с ним мается Сюзи Джарвис. Тот, кого полюбит она, Джолин, будет разделять с нею ее интересы, будет видеть в ней достойного человека, будет любить и уважать ее. Да, обязательно уважать.
И почему-то ей казалось, что этого человека будут звать Брет Игер.
Размышляя, она обогнула угол ангара и увидела прямо перед собой нос «Линкольна». Так, все правильно. Ящичек оказался как раз там, где говорил Харли, — под приборным щитком, очень удобно. По тому, как легко он выдвинулся, было ясно, как часто Джарвис пользовался им. Совершенно незаметный черный металлический ящичек сантиметров десять на двенадцать и не более двух в глубину. В нем лежала аккуратно завернутая в полиэтилен книжка — тоже совершенно обычная, с черной клеенчатой обложкой и страничками в голубую линейку. Вся ценность заключалась в мелких, четких записях.
Джолин присела на корточки, спиной к «Линкольну», и, подсвечивая себе фонариком, начала торопливо листать страницы. Почти все имена были ей хорошо знакомы: жители города, в трудную минуту обращавшиеся к Джарвису. Айвен Стович, который чуть не потерял ферму из-за беспробудного пьянства. Тодд Моррисон, три раза пытавшийся заняться предпринимательством — и три раза терпевший полный крах. Верн Силверсон, без всякого опыта и понятия игравший на бирже… Бойд Элстром…
Бойд Элстром: 18.700.00 — карточный долг.
— Мать честная, — прошептала Джолин. Значит, в азартные игры помощник шерифа Элстром играет не лучше, чем охраняет порядок.
Перелистнув страницу, она тихонько ахнула. Глаза у нее округлились, сердце упало. Бегло проведя узким лучом фонарика по аккуратным строчкам, она с тяжко колотящимся сердцем вернулась к самой верхней. В висках у нее стучало от возбуждения и страха.
— Господи… — бормотала она, пролистывая страничку за страничкой, пробегая глазами имена и колонки цифр и чувствуя себя при этом Пандорой, по неведению открывшей ящик, полный змей. Возбуждение захлестывало ее, у нее кружилась голова, и твердая земля под ногами плыла и расступалась, как будто она вдруг попала в омут, в самую черную глубину, где нет дна.
— Отдай, Джолин.
С захолонувшим сердцем она вскинула голову. Он стоял в трех метрах от нее, не дальше, и неяркий свет фонаря падал ему прямо на лицо. Как же она зачиталась, если не слышала, что он подошел?
— Рич?
Не сводя глаз с бывшего мужа, прижавшись спиной к «Линкольну», Джолин медленно поднялась на ноги. Элизабет всегда говорила, что Рич с его квадратным лицом, соломенной шевелюрой и усиками чем-то похож на Роберта Редфорда в роли Кида, но сейчас внешнее сходство подкреплялось общим ощущением угрозы и опасности, исходившим от угрюмого, с углубившимися складками лица.
— Джолин, книжку возьму я, — спокойно сказал он, протягивая к ней левую руку, будто даже не сомневался, что немедленно получит желаемое. Как, впрочем, и всегда.
— На этот раз нет, Рич, — покачав головой, шепнула она.
Его глаза вспыхнули холодной яростью, и он шагнул к Джолин, выставив перед собой левую руку. В правой он сжимал монтировку.


Он был пьян. Элизабет чувствовала, как от него воняет спиртным. Она медленно, стараясь не делать резких движений, поднялась со стула. Хищного зверя сердить нельзя.
— Ты меня ждала? — спросил Элстром, похотливо кривя губы. — Или Большого Дэна, непобедимого чемпиона?
Слегка покачиваясь, он отошел от печатного станка, хмурясь при виде расплывшегося на рукаве помятой форменной рубашки пятна машинного масла.
— Дэна, — машинально ответила Элизабет. — Он должен с минуты на минуту быть здесь.
Элстром хохотнул, погрозил пальцем, делая еще шаг к ней.
— Лжешь, стерва. Он не придет. Его вызвали. Он ощупал взглядом ее всю, с головы до ног, задержался поочередно на каждой округлости, заводясь от одной мысли, каково будет трогать ее.
— Янсен, — с брезгливой гримасой, будто само это имя было ему противно, процедил он. — Думает, он умнее всех. Выскочка хренов. Дутая фигура. Ни черта он не знает ни о Джарвисе, ни о чем вообще.
— А вы знаете? — спросила Элизабет, нашаривая на столе позади себя что-нибудь, чем можно было бы защищаться. Под руку Попалась сумка, и она с тоской подумала об оставленном дома пистолете, который после урока стрельбы с Дэном засунула подальше в тумбочку у кровати, испугавшись скрытой в нем разрушительной силы.
Элстром будто не услышал вопроса. Его внимание было приковано к облегающей грудь Элизабет майке с эмблемой университета Эль-Пасо, где как раз в центре буквы "о" бугрился левый сосок.
— Янсен не придет, а я тут как тут, — непристойно усмехнулся он, многозначительно указывая на свою ширинку. Его лицо побагровело, дыхание стало шумным.
Элизабет незаметно попятилась, не сводя глаз с Элстрома, стараясь оказаться подальше от угла, где он зажал ее несколько дней назад. Мозг лихорадочно работал. Элстром пьян, значит, неповоротлив; но пьяный он опаснее, чем трезвый, потому что ослабленные алкоголем сдерживающие центры не помешают ему применить силу, а мужчина он крупный, хоть и рыхлый, и силой наверняка не обделен. Надо быть последней идиоткой, чтобы не брать это в расчет… И потом, он очень зол. Он решил, что во всех его бедах виновата она — она и Дэн, — и жаждет компенсации от нее.
— За тобой должок, — заявил Элстром.
— Знаю, — выгадывая время, вкрадчиво протянула Элизабет и сделала еще шаг назад, еле удерживаясь, чтобы не оглянуться, далеко ли до цели. — Я ждала тебя.
Он обалдело заморгал, оступился. Думать и одновременно сохранять равновесие ему сейчас было явно тяжело.
— Ты ведь меня послала.
Элизабет томно улыбнулась, надеясь, что делает это правдоподобно. Еще шаг назад, к двери кабинета, которым она никогда не пользуется.
— Да что ты, сладкий мой, женщин не знаешь? Когда мы говорим «нет», значит, надо спросить еще раз.
Затаив дыхание, она следила за его реакцией, а он таращился на нее, пытаясь неповоротливыми от хмеля мозгами понять, дурит она его или нет. Его мужское тщеславие должно победить здравый смысл, ведь ставка в этой игре, возможно, ее жизнь. Элизабет очень хорошо понимала, чем рискует, но выбора не было. Элстром как-то связан с Джарвисом — по крайней мере, из-за Хелен. В том, как шустро он арестовал Трейса за убийство Фокса, было что-то скользкое, подозрительное. Сам он заявил, что был неподалеку, когда получил сообщение об убийстве, что знал о потасовке между Трейсом и Керни… Но ведь он и сам мог убить Керни, а Трейса подставить под удар. Может, Фокс видел, как он убил Джарвиса. А может, Бойд Элстром просто сошел с ума.
Элизабет стало не по себе, но она с малых лет научилась в любой ситуации полагаться только на себя, зная по опыту, что никакие рыцари на белых конях в последнюю минуту не придут на выручку. Или ты сама о себе позаботишься, или погибай, коли не жалко.
Она перебросила гриву волос на плечо, скрестила руки под грудью, отчего та соблазнительно выпятилась под тонкой майкой.
— Дурачок, я просто дразнила тебя, — проворковала она, хлопая ресницами. — Не любишь, когда дразнят? Я это умею.
Ей в спину ткнулась дверная ручка. Элстром, сопя, шагнул ближе, и Элизабет в нос ударил запах пота и дешевого виски. Она задержала дыхание. Сердце колотилось где-то в горле.
— Люблю, когда сосут, — ухмыльнулся он, не отрывая взгляда от ее рта, представляя, как эти красные губы будут ласкать его член, и распаляясь еще больше. — По-моему, это ты тоже должна уметь.
Элизабет еле удалось превратить брезгливую гримасу в смущенную улыбку.
— Все тебе расскажи, — хрипло, с придыханием шепнула она. Горло сдавили рвотные спазмы, ее мутило от страха, от его запаха, от его грязных предложений, но Элстром принял ее шепот за кокетство и заржал, как придурковатый подросток. Он был уже всего в полуметре от нее. Под черными штанами выпирал приведенный в полную боеготовность член. Элизабет было бы проще взять в руки гремучую змею, но она переборола себя, протянула руку и, содрогаясь от отвращения, погладила его.
— Что это, у тебя там пистолет или ты так счастлив меня видеть? — смеясь, чтобы скрыть омерзение, спросила она.
Элстром зарычал от удовольствия и подался навстречу ее руке. Вечно все достается одному Янсену — слава, обожание, пост шерифа, женщины. Но ничего, теперь будет по-другому.
Он начал расстегивать ремень.
Элизабет удержала его руку.
— Не здесь, сладкий мой, — томно проворковала она, глядя на него сквозь ресницы, — лучше у меня в кабинете. Там ты сядешь в мое кресло, а я сделаю тебя очень-очень счастливым.
Он купился; это было видно по его остекленевшему взгляду. Гормоны и алкоголь совсем затуманили его умишко. Элизабет положила руки ему на плечи и подтолкнула в разбитый, разгромленный кабинет. Интересно, не его ли это рук дело?
— Сними майку, — потребовал он. — Хочу поглядеть на твои сиськи.
— Погоди немного, — обворожительно улыбнулась Элизабет. — Куда нам спешить? Вся ночь наша.
Элстром снова заржал. Да, вот оно. Всю ночь он будет ее трахать, всю ночь. Когда Янсен узнает, его хватит удар. А он узнает, уж об этом Бойд позаботится. Как и о том, чтобы найти проклятую записную книжку. Теперь все подучится. Он это заслужил.
— Это будет хорошо, — пробормотал он, потянувшись к полной, упругой груди Элизабет. Она увернулась, смеясь своим хрипловатым, манящим смехом. Дразнит. Его пальцы скользнули по твердому соску, и в штанах стало совсем тесно. Ох, что будет, когда она возьмет его в рот. Он взлетит, как ракета. — Хорошо. Классно. Я столько ждал.
— Ммм… я тоже, — мурлыкнула Элизабет, имея в виду совсем другое, но Элстром об этом не догадывался; проведя ладонями по его сутулым плечам, она придвинулась чуть ближе. — Я уже не первый день хочу сделать это.
— Правда? — В мутных, налитых кровью глазах Элстрома загорелось животное томление. — И я. Я это заслужил.
— Конечно, радость моя.
Она улыбнулась самой обворожительной и манящей из своих улыбок и с размаху снизу вверх саданула коленом ему по яйцам, одновременно толкнув его обеими руками в грудь. Элстром согнулся пополам, рыча от боли.
— Сука! — задыхаясь, выдавил он. — Ах ты, сука проклятая!
Изо рта у него текли слюни, дышал он часто, по-собачьи, глядя на нее полными слез глазами. Он попытался навалиться на нее, но не мог разогнуться и разжать руки. ^
— Я тебя убью! Сука, дрянь, я тебя уничтожу! Не дослушав эту гневную тираду, Элизабет выскочила из кабинета, захлопнув за собой дверь. Она бежала к запасному выходу, не позволяя себе оглядываться. Элстром топотал следом, спотыкаясь, как раненый бизон. Если он все-таки догонит ее сейчас, то можно не сомневаться — убьет. А если не убьет, она еще об этом пожалеет.
Но Элизабет не пришлось даже выходить на улицу, чтобы позвать на помощь. Не успела она толкнуть дверь, как Марк Кауфман распахнул ее с другой стороны.
— Миссис Стюарт, вам придется пойти со мной, — мягко сказал он, с тревогой оглядывая ее. Он уже успел заметить, в каком она виде, и услышать непристойную ругань из темноты за ее спиной. — Туту нас… гм… случилось несчастье, — с запинкой выговорил он, не зная, куда смотреть: на Элизабет или в дверной проем, откуда неслись крики.
— Несчастье? — переспросила Элизабет, тут же подумав о Трейсе, и у нее захолонуло в груди от ужаса. — С моим сыном? С Трейсом?
— Нет, — глядя прямо ей в глаза, сказал Кауфман. — С Джолин.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Приманка для мужчин - Хоуг Тэми



Героиня вполне живой человек, а не ходульный персонаж, дурища и потенциальная жертва. Можно читать, правда тут не только про розовенькую лубофф, тут детектив еще, диалоги получше, с юмором
Приманка для мужчин - Хоуг ТэмиКатя
9.12.2012, 17.26





Хорошо продумана детективная линия, но и любовная не слабая.rnОдни словесные баталии героев чего стоят.rnКто любит детектив с любовной линией- это самое то, не пожалеете потраченного времени.
Приманка для мужчин - Хоуг ТэмиМарина
3.02.2013, 13.46





отличный роман, читайте
Приманка для мужчин - Хоуг Тэмиadais
28.05.2013, 17.03





отличный роман, читайте
Приманка для мужчин - Хоуг Тэмиadais
28.05.2013, 17.03





"— Тарелка бабушки Шумахер!" Очень классный роман, есть в нем какая-то душевность и атмосферность, герои замечательные, диалоги суперские, любовь страстная. Просто 10/10.
Приманка для мужчин - Хоуг ТэмиАрчибальда
28.05.2013, 18.54





роман понравился. просто супер. особенно понравилась главная героиня)) читайте
Приманка для мужчин - Хоуг Тэмикатрин самира
3.01.2014, 11.08





роман понравился. просто супер. особенно понравилась главная героиня)) читайте
Приманка для мужчин - Хоуг Тэмикатрин самира
3.01.2014, 11.08





Полностью согласна с выше написаным! Детектив-роман на 9 с плюсом! Гл.героиня чем то напомнила мне Шугар Бет из "Ну разве она не милашка?".
Приманка для мужчин - Хоуг ТэмиАлександра Ха 27
7.03.2016, 17.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100