Читать онлайн Приманка для мужчин, автора - Хоуг Тэми, Раздел - ГЛАВА 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Приманка для мужчин - Хоуг Тэми бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.07 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Приманка для мужчин - Хоуг Тэми - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Приманка для мужчин - Хоуг Тэми - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хоуг Тэми

Приманка для мужчин

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 11

Дэн проснулся от назойливого писка будильника над ухом, придавил кулаком кнопку остановки сигнала и только после приподнял голову с подушки и приоткрыл один глаз. Пять часов утра. Красные нули на дисплее светились в темноте, как глаза вампира. Значит, всего три часа он спал, точнее, ворочался, обуреваемый эротическими видениями. Ему снилась Элизабет.
Теперь надо было медленно сесть. Каждое утро все его старые травмы просыпались вместе с ним и принимались за него со свежими силами.
Медленно, осторожно он спустил ноги с кровати, откинул измятую простыню, встал, постепенно распрямляясь, и пошел к платяному шкафу, мягко ступая по ковру.
Наскоро приняв душ и побрившись, он влез в джинсы и рубашку, не обуваясь, бесшумно прокрался через прихожую в комнату Эми, приоткрыл тихо скрипнувшую дверь и с выпрыгивающим из груди сердцем заглянул внутрь. Эми спала. Лучик неяркого света, пробиваясь сквозь жалюзи, падал на ее лицо, юное и нежное, как у спящего ангела. Дэна пронзило острое чувство вины, смешанное с ужасом: он провел с дочерью не больше часа с тех пор, как она здесь, а ее отъезд в Лос-Анджелес неумолимо приближался.
Он тихо вошел в комнату, которую позволил Эми отделать по своему вкусу в ее первый приезд к нему. Стены здесь были оклеены обоями в букетиках фиалок, на полу лежал темно-пурпурный ковер. Мебель Эми выбрала белую, шторы и постельное белье — тоже белые, в кружав-чиках и оборочках. Не спальня, а девчоночья мечта. Протискиваясь между белым стульчиком с ажурной кованой спинкой и изножьем кровати, Дэн чувствовал себя слоном в посудной лавке.
Осторожно опустившись на краешек матраса, он потянулся отвести с щеки Эми длинную темно-каштановую прядь. Дочь что-то пробубнила во сне, почесала нос и повернулась на бок, но в следующий миг, будто почуяв его присутствие, открыла глаза и захлопала длинными ресничками.
— Привет, котенок, — улыбаясь, прошептал Дэн. — Я не хотел тебя будить.
Эми посмотрела на него, даже спросонья заметив глубокие складки усталости и напряжения у рта и темные мешки под глазами, села в кровати и, не сопротивляясь детскому желанию ласки, прижалась к отцу.
— Который час?
— Рано еще, — проворчал Дэн, привычно поглаживая ее по волосам, как и десять лет назад, когда она была совсем малышкой. — Мне пора на работу. Я просто решил зайти поцеловать тебя на прощание.
Эми с огорченным лицом откинулась на груду отороченных кружевом подушек.
— Ты слишком много работаешь. У Дэна кольнуло сердце.
— Прости, родная. Мне выбирать не приходится.
— Понимаю, — вздохнула Эми, сосредоточенно разглаживая на груди майку рейдеров с его номером. — Просто жалко, что так получается.
— Мне самому жалко. Взять бы отпуск на три недели и все время быть с тобой. Но надо сначала разобраться с этим делом.
— Ведь оно почти закончено? Миссис Крэнстон говорит, ты знаешь, кто это сделал, и осталось только его поймать.
— Поймаем. Может, уже сегодня. А я пораньше приду с работы, и мы с тобой погоняем мячик. Как тебе такое предложение?
Он улыбнулся, подумав об этом. То была еще одна традиция, которую установила сама Эми. Тогда ей было шесть, и она хотела быть мальчиком. Как-то она залезла в его чемодан с реликвиями, нашла там старый мяч, оставшийся после памятной игры восьмидесятого года, обеспечившей рейдерам репутацию непобедимых, и вышла с ним во двор, чтобы похвастаться перед соседскими мальчишками. В результате нечаянно разбилось окно гаража, разъяренная Трисси разогнала всех по домам.
Дэн и теперь помнил грустное личико дочки, когда пришел домой в тот день. Грязный сдутый мяч валялся у ее ног. Она сидела на крыльце, подперев голову руками, в ее глазах стояли непролившиеся слезы. Одна косичка у нее расплелась, потому что потерялась лента, а по носу размазалась смешанная со слезами грязь.
Она подняла к нему лицо с дрожащими от огорчения губами и сказала:
— Папочка, вот бы я была мальчиком. Ты бы со мной играл…
В тот вечер они играли во дворе, пока не зашло солнце, и Эми заснула в обнимку со старым и грязным футбольным мячом, а не с любимым тряпичным кроликом. Так началась традиция.
Увидев оживление на папином лице, Эми почувствовала себя просто ужасно, но ей стало еще хуже, когда улыбка медленно сползла с его губ.
— Пап, извини, я не могу, — выдавила она, показывая ему руки с длинными, тщательно накрашенными ногтями. — Мне нельзя ломать ногти: когда я вернусь домой, там сразу начинаются репетиции группы поддержки, а меня назначили лидером. Я лучше умру, чем пойду туда со сломанными ногтями, стыдно ужасно. А ведь я не просто лидер, это группа поддержки при команде университета. Мне надо выглядеть…
Она замолчала, уронила руки на колени, с бьющимся все сильнее сердцем наблюдая за реакцией отца. Он ничего не понял и обиделся, а обижать папу ей совершенно не хотелось. Он такой милый, но что же ей делать, если он никак не примирится с тем, что ей не вечно будет десять лет…
— Папочка, прости меня, — прикусив губу, прошептала она.
— Да ладно. — Дэн тряхнул головой, прогоняя оторопь, смущенный жалостью, с которой смотрела на него Дочка, состроил рожу и взъерошил Эми волосы, чтобы скрыть неловкость. Даже странно, почему так больно оттого, что уходит в прошлое еще один глупый ритуал.
— Значит, ногти, — проворчал он, обманным маневром прижав локтем голову Эми к своему боку, и свободной рукой начал щекотать ее под мышками. Она визжала хохотала, отбивалась, а Дэн пытался побороть растущее внутри тягостное чувство и доказать себе, что ничего страшного не произошло. Это только игра. А в футбол он на всю жизнь наигрался.
— Я понял: надо было в больнице обменять тебя на мальчишку.
— Да ну? — Эми наконец вырвалась, отскочила к изголовью и как щит выставила перед собой подушку. — Я, между прочим, в миллион раз лучше, чем какой-то там мальчишка!
— Да ну? — откликнулся Дэн, немного успокаиваясь. Это был еще один ритуал. — Кто сказал?
— Мой старик.
И швырнула в него подушку. Дэн поймал ее, бросил на кровать, встал, вздохнул, пригладил волосы.
— Мне пора.
Эми прошла к нему прямо по матрасу и чмокнула в щеку.
— Папочка, поймай его сегодня. А завтра поедем кататься.
Дэн рассеянно поцеловал ее в макушку и вышел из комнаты, размышляя, что подумали бы его избиратели, скажи он им, что этот довод подгоняет его сильнее, чем необходимость восстановить закон и порядок.
— Доброе утро.
Элизабет подняла голову от горы бумаг на столе. Странно, кто-то, кроме нее, уже на ногах в семь тридцать утра. Она сама пришла на работу в семь, чтобы в тишине и покое разобраться с расчетными книгами, пока Джолин не вернулась из Грэфтона. Там поменялся весь график, и экстренный выпуск запустили в печать только после полуночи. Джо позвонила и предупредила, что переночует в Грэфтоне, а обратно поедет рано утром.
Рич Кэннон стоял у двери, пытаясь выглядеть солидно, как полагается подающему надежды политическому деятелю. Его белая рубашка хрустела от крахмала, а на ней пылал тщательно повязанный кроваво-красный галстук. Интересное цветовое решение, подумала Элизабет, приподняв бровь. Рич терпеливо ждал, распространяя по кабинету запах дорогого одеколона, одетый с иголочки, с аккуратно подстриженными усиками и пошло-уверенной улыбкой. Несмотря на весь этот блеск, Элизабет не верилось, что он добьется чего-нибудь в политике: слишком ясно было видно, кто он такой. Бывший школьный кумир, стареющий и слегка потасканный. Хочет пронести свои былые лавры через всю жизнь, а лавры-то уже давно завяли и облетели.
Она долго сидела молча в полутемной просторной комнате с высоким потолком и просто смотрела на него холодным взглядом, ожидая, пока у него убавится гонора.
Рич сжал губы, отчего усики чуть пошевелились, как у суслика.
— Джолин здесь?
— Нет.
Элизабет медленно поднялась со старого скрипучего кресла и пересекла комнату. Высокие каблуки ее итальянских туфель выбивали обидную медленную дробь по гулкому дубовому полу, оливково-зеленая длинная юбка развевалась на ходу. Терпение Рича было уже на исходе: Элизабет заметила, как ходят желваки у него на скулах, и улыбнулась злорадной улыбкой.
— Она сейчас едет из Грэфтона с тиражом экстренного выпуска газеты, — сказала она, облокотясь на высокую стойку с цветущей фуксией в горшке, купленной для оживления интерьера. — На всякий случай, если вдруг ты был слишком поглощен своим отражением в зеркале, когда подстригал эту щетку для крошек под носом, сообщаю: жизнь твоего уважаемого тестя вчера ночью безвременно оборвалась.
— Я в курсе, — отрывисто буркнул Рич. Элизабет захлопала ресницами в притворном удивлении.
— Боже мой, как интересно! Значит, все дела Большого Па теперь на тебе?
— Я буду сам управлять стройкой, пока мы не подыщем кого-нибудь на это место, — веско произнес Рич. Видимо, для прессы он долго репетировал роль серьезного уверенного в себе и владеющего ситуацией человека. Смерть Джералда была для него отличной возможностью укрепить свое положение в городе. — Сейчас, когда начинается моя предвыборная кампания, я не могу брать на себя столько обязательств.
— Да ты и так не можешь, насколько мне известно, — улыбнулась Элизабет, но в ее улыбке не было ни капли тепла. Углы губ Рича медленно поползли вниз, и она сухо рассмеялась. — Не дуйся, милый, все нормально. Для политика уметь уйти от тяжелой работы — первое дело. Радоваться надо, что я тебя так высоко ценю.
Он набрал полную грудь воздуха, и Элизабет показалось, что рубашка ему тесновата в груди.
— Джо скоро вернется?
— А что? Хочешь успеть с утра разок по-быстрому? Терпение перспективного политика лопнуло. Кровь бросилась ему в лицо, он машинально оглянулся на дверь — не вошел ли кто-нибудь в комнату, не услышал ли ненароком вопрос Элизабет. Его глаза сузились, лицо стало злым и жестким, каким никогда, наверно, не бывало при людях. Он перегнулся через стол, предостерегающе подняв толстый короткий палец, и прорычал, сразу утратив всю свою корректность:
— Слушай, ты! Может, в Джорджии или откуда там тебя черт принес, принято грязно клеветать…
— Нет, не принято, — оборвала его Элизабет, оттолкнув сунутый прямо ей под нос палец. Она тоже завелась будь здоров и сейчас вполне могла, наплевав на последствия, дать Кэннону по морде или наговорить гадостей. Джолин, конечно, вряд ли будет ей благодарна, но, с другой стороны, Джолин ее не остановит, потому что еще не
Приехала.
— А теперь ты меня послушай, Ричи, — она подалась вперед, леденя его взглядом. — Уж не знаю, почему Джолин до сих пор не прижала тебе хвост, но, клянусь, я ей помогу и сама сделаю это, если ты еще раз припрешься сюда.
— Я только хотел поговорить с ней, — раздраженно буркнул он, примирительно подняв руки с мясистыми, совершенно квадратными ладонями. — Понятия не имею, чтo она тебе про меня наболтала, но…
Элизабет презрительно фыркнула:
— Ей не нужно было ничего говорить. Таких, как ты, трепло, я за версту чую.
Рич отступил на шаг назад, безуспешно пытаясь сохранять хотя бы видимость спокойствия. Возмущение переполняло его, гнев закипал с новой силой. Кто она такая, эта Элизабет Стюарт? Шлюха, да еще язык у нее не в меру остер. Послать бы ее на хрен, а нельзя: владелица единственной в городе газеты.
— Понимаешь, — дипломатично начал он, мысленно хваля себя за умение говорить с людьми, — у нас с Джолин назначена встреча…
— Знаю я, что там у вас с Джолин.
— Ладно, не твое дело.
— Да неужели? — подняла бровь Элизабет. — А мне казалось, здешние нравы таковы, что люди еще подумают, голосовать ли им за того, кто при любой возможности бежит к бывшей жене за утешением.
Рич побагровел еще сильнее и устрашающе шевельнул бровями.
— Ты мне не угрожай. Джолин против меня и слова не скажет. Мы слишком много значим друг для друга.
Элизабет громко прыснула, даже не успев сообразить, что надо сдержаться. Да, в общем, она и пытаться не стала бы. Если Кэннон действительно думает, что она может купиться на такое, значит, он еще глупее, чем она решила с самого начала. Она хохотала, пока на глаза не навернулись слезы, а Рич все это время стоял и пытался уничтожить ее взглядом.
— Радость моя, ты, оказывается, шутник. Давно я так не смеялась, — с трудом переводя дыхание, сказала она. — Иди лучше займись делом. А то начнется твоя кампания, не до того будет.
Рич проглотил все, что хотел сказать в ответ, и шагнул к двери.
— Пусть она позвонит мне, как появится.
— Стряпаешь себе алиби на тот вечер, когда Джералд приказал долго жить? — Она притронулась указательным пальцем к виску и понимающе кивнула. — Очень разумно.
Он замер на пороге, прищурился.
— По-твоему, я в числе подозреваемых? Так тебя понимать?
— Нет, но уж, если к слову пришлось, тебе ведь его смерть была на руку. Воображаю, какой кусок семейного пирога отписан малышке Сью.
— Нам денег и так хватает.
Элизабет снова расхохоталась, хлопая ладонью по столу.
— Боже ты мой, вы только послушайте! Денег не хватает никому и никогда. И потом, может, ты просто хотел заполучить все. Или у Джералда было на тебя что-нибудь в черной книжечке.
У Кэннона задергался мускул на щеке, а цвет лица стал еще гуще, будто его душил галстук. Он выпрямился, сжал кулаки, потом сообразил убрать их в карманы брюк.
— Мисс Стюарт, я баллотируюсь на высокий пост, и с моей стороны было бы просто неумно убивать человека, который меня поддерживал.
Элизабет усмехнулась:
— А кто когда говорил, что ты умный? Из горла у Рича вырвался странный звук, и он рванулся к ней, но остановился, задыхаясь от злобы.
— Знаешь что, — прохрипел он, опять грозя ей толстым, коротким, как обрубок, пальцем, — у тебя, кажется, проблемы с общением. Наглых приезжих, прущих напролом и не стесняющихся в выражениях, здесь не любят. Так у тебя не будет друзей.
— Ты в качестве друга мне не нужен.
Теперь в его глазах не отражалось ничего, кроме раздражения. Поджав губы, он смотрел на Элизабет в упор, пока она не опустила глаза, и тогда мрачно сказал:
— Полагаю, в качестве врага тоже. Распахнулась дверь, впустив в душную комнату свежий утренний ветерок, и напряжение, плотным облаком повисшее в воздухе, немного разрядилось. На пороге появился Дэн, и у Элизабет вырвался вздох облегчения. Подумать только, еще вчера она не поверила бы, что когда-нибудь будет рада его появлению.
— Доброе утро, шериф, — улыбнулась она, пожалуй, слишком лучезарно.
— Мисс Стюарт, — кивнул он, переводя взгляд с нее на Кэннона. Рич просто кипел. Глаза у него налились кровью, как у разъяренного быка, шея побагровела. Так же он вел себя, когда еще в школе как-то раз, играя в баскетбол, получил предупреждение — не вспомнить, за дело или нет. Только сейчас его гнев вызвал не судья, а Элизабет. Умеет она общаться с людьми, что да, то да.
— Дэн, — дернул подбородком Рич, скорее вызывающе, чем приветственно.
Двадцать лет назад Рич считал Дэна своим главным соперником и с тех пор так и не отделался от школьного убеждения. Когда, уйдя из профессионального футбола, Дэн вернулся домой, в Стилл-Крик, Рич все так же пыжился, пытаясь доказать ему и всем, что он круче, богаче, важнее, известнее. Дурак, он и в сорок лет дурак.
— Рич, ты мне нужен. Зайди сегодня ко мне насчет Джералда.
Кэннон негодующе фыркнул:
— Господи, Дэн, ты что, меня подозреваешь?
— Так положено, — пожал плечами Дэн. — Мы выясняем по минутам, что он делал в день убийства, куда ходил, с кем говорил. И нам надо взять отпечатки пальцев у всех, кто в последнее время мог оказаться в его «Линкольне», чтобы исключить друзей и родственников и поскорее выйти на убийцу.
— Я думал, все знают, что его убил Керни Фокс.
— Это простая формальность, — осклабился Дэн. Хорошо все-таки быть полицейским в маленьком городке, где всем все известно. Правда, иногда это очень мешает.
— Разумеется, заскочу, — согласился Рич, показывая безупречно белые зубы. — Да, кстати, для протокола: у меня алиби. Я был с Джолин. — Он бросил тяжелый взгляд на Элизабет, вложив в предназначенную ей улыбку всю ненависть, на какую был способен. — Мы работали над деталями освещения моей предвыборной кампании.
— Отлично, — равнодушно заметил Дэн, ущипнув себя за переносицу, чтобы подавить зевок. Известно, над чем работал Рич. — Увидимся днем.
Кэннон вышел из кабинета твердым шагом, довольный, как нашкодивший школьник, обдуривший директора и увильнувший от наказания.
Дэн устало облокотился на стол, покачал головой:
— Кого он хочет обмануть? Весь город знает, что он продолжает ходить к Джолин.
— Наверно, вы думаете: вот жеребец, — сердито сказала Элизабет, готовая немедленно ринуться на защиту подруги. Да, Джолин поступает глупо, но пусть только попробует кто-нибудь говорить о ней неуважительно.
Он бегло взглянул на нее:
— Я думаю, что он вдвойне мерзавец.
— Приятно узнать, что какие-то нормы для вас существуют, — буркнула Элизабет.
Дэн оставил ее колкость без внимания, повернулся к ней лицом, положив оба локтя на стол, и окинул взглядом с головы до ног. В этой длинной юбке и блузке с кружевами, с черепаховыми гребенками в волосах у Элизабет был строгий, недоступный вид.
— Да, мисс Стюарт, существуют. И вы вполне вписываетесь в некоторые из них.
Ага, значит, во всем, что касается секса, она в его вкусе, а больше ни о чем он и думать не стал.
— Я польщена, — протянула она, — но, если вы решили, что чего-то добьетесь лестью, вынуждена вас разочаровать: не интересуюсь.
Она хотела незаметно отстраниться, и по всему это должно было получиться красиво и естественно, но он поймал ее руку.
— Вчера вечером мне показалось, что интересуетесь, — вкрадчиво произнес он, поглаживая тонкую кожу запястья, под которой просвечивали голубые жилки и бешено бился пульс. Дэн придвинулся чуть ближе и потянул ее к себе, легонько сжав запястье. — Верьте мне, Лиз, мы с вами говорим на одном языке.
И он был прав. Элизабет кляла свое тело, не знающее ни стыда, ни гордости, ни разума, когда рядом оказывается мужчина, но не собиралась сдаваться без боя, тем более человеку, который так низко ее ставит.
— Говорим на одном языке?! — спросила она. — Вы понимаете, когда вам на вашем родном языке говорят «нет», или мне послать за переводчиком? Вы меня не интересуете.
Он выпустил ее, расправил плечи. Элизабет перевела дыхание, но он ни на миг не сводил с нее внимательных глаз и только негромко уронил:
— Посмотрим.
— Посмотрим, пока глаза целы, — огрызнулась Элизабет. Теперь, когда он не прикасался к ней, она снова осмелела.
Дэн от души рассмеялся, и морщины на его лице немного разгладились.
— Вы прелесть. Тело, созданное для греха, и язык, разящий как молния? И как вы только живете?! Скажите, в Техасе все женщины такие?
Не выдержав, Элизабет улыбнулась. Теперь, когда угроза близости миновала, ее подстерегала новая опасность: что Дэн ей понравится. Когда он переставал быть упрямым ослом, то становился довольно милым.
— Нет, — по-южному нараспев протянула она. — Конечно, из всех порядочных девушек в Техасе воспитывают будущих королев красоты. Но я, к счастью, унаследовала от папочки хорошо подвешенный язык, а кому он нужен на конкурсах красоты?
— Да уж, — усмехнулся Дэн. Его действительно рассмешила сама мысль об Элизабет в купальнике, подмигивающей какому-нибудь неравнодушному к ней старцу из жюри. Как ни странно, ее колкая речь, так раздражавшая начала, теперь бодрила его. Женщина, которая без всякого жеманства и вежливых иносказаний говорит все, что думает, лучше, чем приличные дамы. В Элизабет было много такого, что ему очень не нравилось, но ее несдержанность на язык сюда не относилась.
— Зато я была королевой Бардетты в скачках с препятствиями, — сказала она.
— В самом деле?
— Ага, и даже два года подряд, что намного труднее чем победить на каком-то там конкурсе красоты, потому что надо одновременно быть красивой, уметь хорошо ездить верхом, танцевать и посылать направо и налево влюбленных ковбоев. Хотела бы я посмотреть, сумеет ли так мисс Америка.
— Не могу представить вас в этой роли, — серьезно заметил Дэн.
— Какой? На скачках с препятствиями?
— Отвергать ковбоев.
Элизабет сердито насупилась, не желая признавать, что не отвергла Бобби Ли Брилэнда и может предъявить в качестве доказательства сына.
— Шериф Янсен, вы пришли говорить мне грубости и строить глазки или вас привело что-то еще?
Он зашел, потому что случайно заглянул с улицы в окно и увидел ее глаза, а рядом — красную от злости физиономию Рича Кэннона, но зачем Элизабет знать об этом? Ему настолько не понравилось, что Кэннон крутится вокруг нее, что реакция была мгновенной и безотчетной, но тщательно анализировать ее Дэн не собирался и тем более не хотел, чтобы об этом задумывалась Элизабет.
— Хотел узнать, как прошла ночь, — дипломатично ответил он, беря со стола пресс-папье в виде стеклянного шара, в котором бушевала игрушечная метель, стоило повертеть его в руках.
— В каком смысле? — насторожилась Элизабет.
— Странные телефонные звонки, поздние гости? Ей сразу стало неуютно.
— Думаете, убийца мог за мной следить?
— Вы первой появились на месте преступления, а мы так толком и не выяснили, видели вы что-нибудь подозрительное или нет.
— Вы хотите сказать, что теперь я подсадная утка? — возмутилась она, чувствуя горький привкус страха во рту.
— Нет. Просто предупреждаю: будьте осторожны. И еще: никаких самостоятельных расследований. Даже в голову не берите. — Он положил стеклянный шар на место, перегнулся через стол и легко провел указательным пальцем по носу Элизабет. — Если этот хорошенький носик сунется не в ту нору, его кто-нибудь откусит. Пока вы играете в сыщика и отрабатываете ваши версии, настоящий убийца может гулять на свободе в двух шагах от вас.
— Но должен же кто-то заняться расследованием, — нервно возразила Элизабет. — Я не вижу, чтобы вы что-то предпринимали.
— А вам, милая моя, и не надо ничего видеть.
— Только не пытайтесь убедить меня, будто вы действительно занимаетесь делом, — скрестив руки на груди, бросила она. — Мы с вами оба прекрасно знаем, как вам хочется раскапывать эту грязь. Успешный бизнесмен тайком дает кредиты, половина мужского населения города готова, как кобели в охоте, бежать за любой бабой, путаясь в штанах. Вам это очень нужно или проще ослепнуть на один глаз, и пусть все идет, как идет, мистер звезда местного масштаба?
— Только не говорите мне, что я не делаю свою работу, — вспылил Дэн. Он опять с трудом владел собой: трудно быть терпеливым и корректным, проспав всего три часа. — Полночи я простоял у стола в морге, наблюдая, как потрошат Джералда Джарвиса, затем заскочил домой, чтобы поцеловать дочку, а остаток ночи провел в седле, делая свою работу.
Он предпочел не уточнять, что вместо сна провел несколько часов в седле именно из-за нее. Незачем доставлять ей такое удовольствие. Да, наблюдение за домом Элизабет он решил взять на себя — на случай, если Фокс решит нанести ей визит. Среди ночи оседлал гнедую, рысью проскакал через поле, отделявшее его владения от фермы Дрю, и до утра торчал в роще за ее домом, последними словами ругая себя за то, что ему не все равно, перережут ей горло или нет.
— Джарвис не был ростовщиком, — уже спокойнее сказал он, — а супружеская неверность не карается законом. Кому-кому, а вам должно быть это известно.
Удар попал в цель: Элизабет вздрогнула, побледнела, и Дэн мысленно поздравил себя. В сложившихся обстоятельствах взаимная неприязнь — именно то, что надо им обоим. Он издевательски учтиво откланялся и шагнул к двери.
— Глядите в оба, мисс Стюарт.
— «Причина смерти: потеря крови. Возможное орудие: тонкое острое лезвие». Надо же, какая неожиданность, — язвительно протянул Игер.
Он сидел, закинув ноги в стоптанных кедах на письменный стол Дэна, и вслух читал его отчет о вскрытии. На нем был галстук, потому что предстояло несколько допросов, а при допросе галстуки для агентов криминального бюро были строго обязательны, но перекрученный, засаленный и слишком короткий лоскут небрежно болтался, не доставая до середины груди, а сзади наезжал на воротник, который Игер, видимо, забыл поднять, когда завязывал галстук. Его такие мелочи не волновали: все равно на допросах он никогда не поворачивался спиной к собеседнику.
— Здесь есть что-нибудь любопытное или можно не терять времени? — спросил он, пролистывая страницы отчета.
— Ничего такого, чего бы ты не видел, — ответил Дэн, переступая через развалившегося посреди кабинета чудо-пса Бузера. Лабрадор недовольно заворчал и перевернулся на бок, обхватив морду передними лапами.
Поморщившись, Дэн пробрался за стол, к своему креслу, сел, потер глаза. Во рту было кисло от остывшего кофе. Половину утра пришлось висеть на телефоне, и он предпочел бы снова отправиться на поиски Керни Фокса, чтобы просто глотнуть свежего воздуха, но этого гаденыша уже прижали к ногтю в баре для мотоциклистов в Лоринге, маленьком, зажатом между холмов городишке на границе штата Айова. Кауфман и Спенсер взяли его там и теперь резли в Стилл-Крик.
— Я говорил с ребятами из лаборатории, — продолжал он. — Джарвис, оказывается, принимал лекарства, разжигающие кровь. По словам лечащего врача из Рочестера, он страдал тромбофлебитом.
Игер выпрямился:
— Вот оно как! Тогда у нас проблемы с определением времени смерти. Дэн кивнул.
— Да, получается, что это могло случиться раньше, хотя точно сказать трудно. Да и какая разница, если все равно непонятно, был ли Фокс в это время на стройке. — Он хмуро посмотрел на лежащего пса. — Концы с концами не сходятся. Если он был там в шесть, ну, в шесть тридцать, и сделал дело, то куда ему было торопиться, а если он так торопился, зачем было тащить тело к машине, сажать за руль? Не понимаю.
— Тебе и не надо понимать, сынок, — усмехнулся Игер, снимая ноги со стола и склоняясь над бумагами. При этом он попал галстуком в пирожное, которое сам оставил на стопке протоколов, стер с него пальцем каплю лимонного желе и со вкусом облизал палец. Его темные глаза искрились. — Тебе нужно только доказать это, невзирая на справедливые сомнения. А что новенького у экспертов?
— Ничего особенного. В салоне «Линкольна» все то, что и должно быть: грязь, крошки пищи, опилки. Да, у Джарвиса на рубашке на спине обнаружили хлопчатобумажные волокна синего цвета, предположительно от рабочей рубашки. — Дэн поднял бровь. — На стройке, конечно, такие рубашки большая редкость. И пропасть отпечатков пальцев, четких и не очень. У Джарвиса машина была вместо конторы, и каждый день в ней бывали десятки людей.
— Нам нужны отпечатки только одного человека, — напомнил Игер.
Дэн согласно кивнул. Да, им были нужны только отпечатки Фокса, пара вещественных доказательств, немного везения, и дело можно будет считать закрытым. Все, как он и любит, — просто и аккуратно.
Он вспомнил осуждение в глазах Элизабет, но решил не придавать этому значения. У него противно заныло в животе. Нельзя пить столько кофе. Это все от кофе.
Керни Фокс демонстрировал полнейшее безразличие к происходящему. В то время как оба помощника шерифа не могли усидеть на месте и дожидались появления шефа бегая взад-вперед по комнате, он сидел у длинного стола, развалясь на стуле так, что едва не сползал безвольной кучей под стол, и ковырял болячку на локте. Жилистый и, видимо, сильный, он был слишком маленького роста, чтобы производить внушительное впечатление, а потому старался брать наглостью.
— Тебе нужен адвокат?
Не повернув головы, Керни оторвался от своей болячки и взглянул на сидевшего напротив толстозадого полицейского. Элстром. Раза два уже цеплялся к нему по мелочам. Керни не питал особого уважения к представителям закона вообще, а Бойда Элстрома просто ни во что не ставил. Он коротко хохотнул, и на его лисьей мордочке обозначилось фальшивое смирение.
— А зачем?
Элстром оторвался от желтого блокнота, в котором что-то строчил, и важно сдвинул брови.
— Потому что твоя задница в опасности, идиот. Керни причесал пятерней сальные темно-рыжие волосы, надменно откинул голову, не сводя взгляда с мясистого лица Элстрома. В его черных глазах прыгали чертики.
— Я так не думаю.
На самом деле у них ничего нет, Керни знал это и захихикал про себя, когда Элстром швырнул ручку, поднял свою тушу со стула и вышел из-за стола.
— Эй! — воскликнул Керни, помахав рукой у него перед носом. — Элстром, ты чего? Какая муха тебя укусила?
— Заткнись, кретин, — сердито прошипёй Бойд. Дверь в комнату для допросов распахнулась, и вошел Янсен с таким видом, будто ему хотелось кого-нибудь пнуть. В этом вонючем городке он был единственным, кого Керни почти уважал. За ним в дверях показался тип из криминального бюро, весь помятый, со слезящимися глазами и торчащим вихром на макушке. Янсен что-то сказал Спенсеру, одному из помощников, доставивших Керни, и Спенсер вышел. Кауфман и Элстром остались. Элстром встал у стены прямо напротив Керни.
— Вы требуете присутствия адвоката? — негромко спросил Янсен, садясь во главе стола, справа от него.
Керни заерзал на стуле. Когда этот Янсен смотрит вот так в упор, просто озноб прошибает. Впрочем, ему-то беспокоиться не о чем: все козырные карты у него. Керни шмыгнул носом и по-птичьи склонил голову набок.
— Вы меня в чем-то обвиняете? Игер миролюбиво улыбнулся.
— Нет, Керни, это не допрос. Мы просто хотим задать тебе несколько вопросов. Может, ты нам поможешь.
Элстром фыркнул. Керни передернул костлявыми плечами, осклабился, продемонстрировав агенту кривые мелкие зубы.
— Спрашивайте что хотите, — величественно разрешил он.
— Вот это дело! — рассмеялся Игер.
Дэн сидел с каменным лицом. Будь он проклят, если начнет заигрывать с этим подонком. В свои двадцать два Фокс мог похвастаться вполне взрослым списком мелких нарушений, не считая одного-двух серьезных, за которые, впрочем, так и не ответил: разбойное нападение и хранение наркотического вещества с целью продажи. Одному богу известно, сколько всего числилось за ним до совершеннолетия. Шериф округа Сент-Луис, должно быть, до сих пор ждет его как родного.
Некоторое время Дэн просто смотрел на задержанного, запоминая каждую черточку: бегающие темные глаза, костистое личико, неопределенно-бурую клетчатую рубашку с обрезанными рукавами, открывавшую тощие руки — одни кости и узлы жил. Керни Фокс был похож на верткого, скользкого червяка, вечно балансирующего на краю какой-нибудь ямы, но в последний перед падением момент сохраняющего равновесие. Он отличался поразительной способностью уходить от ответа за свои мелкие пакости, когда, казалось бы, расплата неизбежна. Ну теперь-то, если только он виновен, ему точно не отвертеться, получит сполна за все сразу, подумал Дэн. Он смотрел на этого крысенка и искренне желал, чтобы тот оказался виновен.
— Я слышал, ты в среду ездил в Стилл-Крик, — сказал он наконец.
Керни выставил остренький подбородок. Его глаза хитро блеснули.
— От кого?
— В четыре двадцать ты вышел из «Красного петуха» и сказал, что тебе надо в «Тихую заводь» по делу.
— А кто меня там видел? — вызывающе осведомился Керни, скрестив руки на груди. Янсен помрачнел. Вот и ответ на беспокоивший его вопрос: разглядела ли эта Стюарт что-нибудь за мертвой тушей Джарвиса.
— Ты был там?
Керни скорчил рожу и повел плечами.
Дэн положил руки ладонями вниз на стол и очень тихо, еле слышно спросил:
— Что тебе известно об убийстве Джарвиса? Керни равнодушно обвел взглядом всех присутствующих по очереди: Кауфман, Игер, Элстром. Пусть доходят, надо тянуть время.
— Ты ведь не очень ладил с Джарвисом, верно, Керни? — заметил Игер.
Этот из бюро, пожалуй, единственный до сих пор вел себя спокойно и доброжелательно. Кауфман, забившись в угол, хрустел пальцами, мрачный, как туча, Элстром подпирал стенку, багровея на глазах и незаметно поглаживая брюхо, а Янсен неподвижно, будто каменный, сидел во главе стола, и сверлил Фокса своими жутковатыми голубыми, прямо волчьими глазами. Керни почувствовал, как вдоль хребта бежит неприятный холодок, и нахохлился.
— Говнюк он был.
— Это у вас общее, — сухо проронил Дэн, — но тем не менее вы не ладили. Пару месяцев назад Джарвис не взял тебя на работу. А ты устроил ему большой скандал. — Он нехорошо улыбнулся. — При свидетелях.
— И что? — ощетинился Керни. — Ну, не получил я эту работу. Дерьмо вопрос. У меня другие планы.
— Правильно. Например, провести остаток своей никчемной жизни в тюрьме. Керни шмыгнул носом:
— У вас ничего на меня нет, шериф Янсен. Не сводя глаз с подозреваемого и не моргая, Дэн подался вперед, оказавшись почти нос к носу с ним.
— Не нравишься ты мне, Керни, — мягко, почти ласково произнес он. — Так что здесь ты, пожалуй, плохо начинаешь.
Керни с усилием сглотнул. Нахальства у него чуть поубавилось. Чертовы гляделки так и сверлят. Он выдержал взгляд Янсена сколько мог, с грохотом отодвинул стул, встал, полез в карман рубахи за пачкой сигарет и достал одну.
— Иди ты на хер, Янсен, — процедил он, закуривая.
— Зачем, если ты отлично сделаешь это за меня? — возразил Дэн, тоже медленно поднимаясь с места.
Он с расслабленным, почти ленивым видом шагнул к Фоксу. Керни не шелохнулся, только повел глазами, как испуганная лошадь. Не успел он моргнуть, Дэн выбросил руку вперед, выхватил сигарету у него изо рта и припер его к стенке так молниеносно, что Керни оступился, потерял равновесие и больно ударился затылком.
— Мне нужен точный ответ, слышишь, кусок дерьма? — прорычал Дэн, нависая над ним с таким зверским лицом, будто вот-вот свернет ему шею. — Ты меня слушаешь, Керни? Я спрашиваю в третий раз, а ты уже так глубоко завяз, что дальше рыпаться некуда. Все, приехали. Так ты там был?
Керни вжался в холодную стену, отчаянно труся. Но у него еще оставался в запасе прием, который выручал его не раз и не два, — сказать правду.
— У меня алиби! Я был с другом.
Дэн сузил глаза. Гнев клокотал внутри, жег как кипящая кислота. У него алиби? Значит, гоняться за еще одним недоумком и проходить все по второму кругу.
— Трудно поверить, что у тебя есть друзья, — усмехнулся он, — но все же, для порядка: имя у него есть?
— Стюарт. Трейс Стюарт.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Приманка для мужчин - Хоуг Тэми



Героиня вполне живой человек, а не ходульный персонаж, дурища и потенциальная жертва. Можно читать, правда тут не только про розовенькую лубофф, тут детектив еще, диалоги получше, с юмором
Приманка для мужчин - Хоуг ТэмиКатя
9.12.2012, 17.26





Хорошо продумана детективная линия, но и любовная не слабая.rnОдни словесные баталии героев чего стоят.rnКто любит детектив с любовной линией- это самое то, не пожалеете потраченного времени.
Приманка для мужчин - Хоуг ТэмиМарина
3.02.2013, 13.46





отличный роман, читайте
Приманка для мужчин - Хоуг Тэмиadais
28.05.2013, 17.03





отличный роман, читайте
Приманка для мужчин - Хоуг Тэмиadais
28.05.2013, 17.03





"— Тарелка бабушки Шумахер!" Очень классный роман, есть в нем какая-то душевность и атмосферность, герои замечательные, диалоги суперские, любовь страстная. Просто 10/10.
Приманка для мужчин - Хоуг ТэмиАрчибальда
28.05.2013, 18.54





роман понравился. просто супер. особенно понравилась главная героиня)) читайте
Приманка для мужчин - Хоуг Тэмикатрин самира
3.01.2014, 11.08





роман понравился. просто супер. особенно понравилась главная героиня)) читайте
Приманка для мужчин - Хоуг Тэмикатрин самира
3.01.2014, 11.08





Полностью согласна с выше написаным! Детектив-роман на 9 с плюсом! Гл.героиня чем то напомнила мне Шугар Бет из "Ну разве она не милашка?".
Приманка для мужчин - Хоуг ТэмиАлександра Ха 27
7.03.2016, 17.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100